web-кафедра философской антропологии

Тексты // Малашхия Г. // От человека экономического к человечному… (в сб. «Перспективы человека в глобализирующемся мире») 

карта сайта | поиск: 

 

Малашхия Г. 

От человека экономического к человечному: критический взгляд на современную экономическую систему [1]

Г. Малашхия

Перспективы человека в глобализирующемся мире / Под ред. Парцвания В.В. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2003. С.278-318

Человека можно уничтожить, но его нельзя победить.

Э. Хемингуэй

1. Введение в концепцию экономического человека

[278]

Не без основания тревожит мыслителей [2] судьба современного человека. Озабоченность ею связана с продолжающимся кризисом человека, к которому привели коллизии пройденных этапов цивилизации, проистекающие из исторически складывающихся условий жизни людей, характера и результатов их деятельности, ограниченности уровня интеллектуально-культурного развития человека. Этот кризис в наше время выражается в

[279]

достигшем опасного предела для существования человеческого рода отчуждения человека, в отдалении его от истинных, коренных человеческих качеств, в несоответствии между его биологическим и социальным развитием, в возникновении трудностей адаптации к быстро меняющимся условиям жизни, порой вредным. Это и обострение противоречий между целями и результатами деятельности людей вообще, между индивидуальными и общественными интересами, естественными и искусственными укладами жизни, общечеловеческими и выработанными под воздействием экономических и иных отношений ценностями; это и несогласованность между человеком и природой. Перед нами горестные последствия указанных явлений в жизни человека. Еще не успев достичь в какой-то мере удовлетворительного уровня развития и благосостояния в мировом масштабе, человечество оказалось перед угрозой самоуничтожения. Оно не сумело даже преодолеть несоответствие между производством и потреблением благ, огромных потерь ввиду нерационального распределения и присвоения, не решило элементарных экономических и социальных проблем.

Колоссальный рост количества и качественное совершенствование материальных благ, с одной стороны, усиление напряженности во взаимоотношениях между людьми и неразумное отношение человека к природе — с другой, не могут при таких условиях гарантировать дальнейшее гармоничное состояние в обществе и его прогресс. Более того, трудно становится сохранить нормальное существование человека и тот уровень гарантии выживания, который был достигнут ранее [3].

Перед современным человеком (человечеством) все проблемы концентрируются в общей заботе о самовыживании и прогрессе, преодолении подготовленных самим же человеком [4]  препятствий на этом пути.

Главным фактором выхода из положения может быть лишь сам человек, оживление потенциала человечности, о чем руководитель Римского клуба А. Печчеи пишет: «Исключительную важность приобретают присущие всем людям планеты внутренние человеческие качества, их

[280]

выявление и развитие у людей любых уголков мира. Ведь в сущности именно эти качества являются самым важным ресурсом человечества» [5].

Осознание этого фактора выходит теперь на первый план в решении судьбы человека на перспективу, от чего зависит обеспечение всех других ее условий. Исходным моментом в этом деле должно стать глубокое познание и осознание важнейших черт современного человека, того, насколько они соответствуют истинно человечным качествам.

В этом отношении прежде всего должно быть выделено определяющее качество человека, являющееся основой его поведения, направления деятельности [6]. Для характеристики современного человека, познания его сущностных качеств используется понятие экономический человек (homo economics). Это, наверное, правомерно исходя из основного (доминирующего) вида (сферы) его деятельности и ее мотива, обусловливающих формирование философии его жизни — ценностной ориентации, стиля мышления, отношения к другим людям и обществу, к истории, современности и перспективе, к природе [7]. Эти качества тесно связаны с экономической жизнью как детерминирующим фактором.

Преимущественное значение в формировании сущностных качеств и поведения человека экономический фактор в основном и в полной мере приобрел благодаря рыночным отношениям, их процветанию. В этих условиях появился так называемый экономический человек — главный действующий субъект истории экономической эпохи, особенно эры развитого рыночного хозяйства. Его сущностные черты наиболее ярко представил А. Смит. Концепция « экономического человека « раскрывает глубинные свойства экономических отношений. Смит пишет: «Человек постоянно нуждается в помощи своих ближних, и тщетно будет ожидать ее лишь от их расположения. Он скорее достигнет своей цели, если обратится к их эгоизму и сумеет показать им, что в их собственных

[281]

интересах сделать для него то, что он требует от них. Всякий предлагающий другому сделку какого-либо рода, предлагает сделать именно это. Дай мне то, что мне нужно, и ты получишь то, что тебе нужно, — таков смысл всякого подобного предложения… Именно таким путем мы получаем друг у друга значительно большую часть услуг, в которых мы нуждаемся…» [8

Следовательно, по Смиту, можно выделить следующие основные моменты концепции «экономического человека»: личная заинтересованность в результатах деятельности и ответственность за получение желаемых результатов; учет интересов других людей (партнеров), сограждан и общества, без чего экономические субъекты не могут достичь собственных целей.

Такое сотрудничество между людьми, без которого невозможно вести какую-нибудь полезную деятельность в обществе, основанном на разделении труда и обмене, образует определенную (в той или иной мере) сбалансированность их интересов [9] (рис. 1). Хотя это не значит, что оно равновыгодно для сторон с учетом их роли.

Треугольник, выражающий взаимосвязь основных моментов концепции экономического человека

Рис. 1. Треугольник, выражающий взаимосвязь основных моментов концепции экономического человека: СА — субъект А, СБ — субъект Б, О — общество, стрелка обозначает рефлексивную (обратную) связь между основными элементами системы.

В целом треугольник выражает то, что деятельность экономического субъекта есть взаимовыгодное сотрудничество — экономические отношения, обмен между людьми и общественно-полезный процесс. Экономический же процесс с этой точки зрения можно представить как деятельность экономического человека (рис. 2).

[282]

Образование и движение результатов деятельности экономического человека

Рис. 2. Образование и движение результатов деятельности экономического человека: ЭЧ — экономический человек; U — знак соединения.

Баланс интересов людей (партнеров экономического процесса) и общества в целом является одним из условий существования экономической системы, а их взаимосвязь (взаимообмен) — механизмом движения этого процесса. Нарушение этого баланса приводит к нарушению устойчивости, вообще разрушению системы (после критической точки), как это бывает в реальной жизни. Можно здесь добавить и о существенном моменте. Как правило, все стороны сотрудничества получают большую выгоду (результат) по сравнению с затраченными ими средствами (без чего и процесс не имел бы смысла), т.е.:

QCA > ZCA; QСБ > ZСБ; QО > ZО,

где: QCA, QСБ, QО — результаты сотрудничества;
ZCA, ZСБ, ZО — затраты сотрудничества.

Следует отметить, что концепцию «экономического человека» нельзя свести только к ее исходному моменту — личной заинтересованности и стремлению к личной выгоде, как ее иногда представляют. Экономический человек — субъект эпохи рыночных отношений, определенного отрезка истории с разнообразными связями с другими людьми и внешним, в частности неэкономическим, миром вообще, с многосторонними интересами, в том числе общественными, общечеловеческими, без которых он не мог бы существовать [10].

Такой тип человека и его деятельность, сформированные спонтанно на основе товарно-денежных отношений, превратились в доминирующие

[283]

факторы всей общественной жизни в условиях экономической эпохи, стали главными движущими силами той цивилизации, при которой экономические связи между людьми укрепились, взаимообусловленность же их деятельности и ее результатов оказалась до тех пор невиданной.

Экономический человек и его деятельность при этом проявляют амбивалентность — позитивный и негативный характер — как источник (фактор) прогресса и благосостояния, с одной стороны, и опасности самоуничтожения — с другой. Отсюда и преодоление угрожающего отчуждения стало для человека центральной задачей.

2. Созидатель

Экономический механизм, закон конкуренции и другие законы рыночного хозяйства получили «подкрепление» от характера и деятельности экономического человека в усилении нацеленности экономики к наибольшим результатам, высокой эффективности. Черты характера экономического человека, его действия, созидательный потенциал стали детерминирующими факторами происходящих процессов не только в хозяйственной сфере, но и в общественной жизни в целом. С одной стороны, качества экономического человека воплощаются в явления и процессы жизни общества, особенно экономической, в ее устройстве, организации деятельности людей и т.д., ибо общественная в целом, и экономическая, в частности, жизнь, являются творениями человека. С другой стороны, экономический человек сформировался под воздействием экономической среды и исходя из опыта поколений, законов хозяйства, выработал определенный рационализм, правила взаимодействия с природой и различными сферами жизни общества — политической, научной, образовательной, культурной и др. Он получает от этих сфер огромные ресурсы для производства экономических благ, оказывает мощное обратное воздействие на их развитие, главным образом по направлениям, служащим его интересам. На основе созданной им экономической системы образовался механизм, постоянно подталкивающий к прогрессу производства, к более высокой ступени его развития. В этом механизме воплощается взаимосвязь материальной заинтересованности в росте результатов деятельности и положения в обществе (социального статуса). Тем самым создались предпосылки для использования в качестве средств исполнения целей экономического человека всех источников социальной энергии — потенциала создания благ, — в том числе и даровых сил природы, а также даровых в основном социогенных факторов («работы»

[284]

истории — накопленных поколениями знаний, научных открытий, изобретений, физического капитала, давно окупивших затраты на них и т.д.). Экономическим человеком умело (выгодно) используются (присваиваются) созданные природными и всеобщими даровыми и полударовыми факторами доходы (блага).

Совершенно очевидно, что деятельность экономического человека оказала огромное влияние на развитие общества, особенно на экономический прогресс в тех странах мира, где основные черты экономического человека проявлялись в наиболее полной мере, где для этого имелись благоприятные условия и где его деятельность проходила активно. Наоборот, в тех странах, где формированию экономического человека не способствовала общественная среда (исторические традиции, этнические нормы поведения людей и т.п.), а также отчасти и природные условия, где проявления его качеств были слабыми, движущие силы экономического прогресса действовали вяло. Экономическая и социальная жизнь, следовательно, характеризуются отсталостью в той или иной степени. Конечно, нельзя утверждать, что отсталость этих стран (народов) объясняется лишь характером деятельности экономического человека, однако взаимосвязь между указанными явлениями бесспорна.

Приведенные в таблице 2.1 данные начиная с эпохи жизни А. Смита до наших дней свидетельствуют, что группы стран мира резко различаются по уровню экономического развития, т.е. по главному результату деятельности экономического человека.

Таблица 2.1

Важнейшие показатели экономического развития «первого» и «третьего» миров [11]

Год

Объем ВВП в ценах 1960 г.

Темпы прироста к предыдущему периоду

млрд.долл.

в %

 

I мир

III мир

I мир

III мир

I мир

III мир

1750

35

112

100,0

100,0

-

-

1800

47

137

134,0

122,3

22,3

34,3

1830

67

150

191,4

133,9

11,6

57,1

1860

118

159

337,1

142,0

8,1

135,7

1900

297

184

849

164,3

22,3

510,7

1913

430

217

1223

194

29,5

380,0

1928

567

252

1620

227

33,2

391,4

1938

678

295

1937

263

36,4

217,1

1950

889

338

2540

302

38,4

602

1970

2540

810

70 раз

783

140,0

4480

1990

4350

1730

124,3 раза

15,4 раза

117,4

77,0

[285]

Как явствует из таблицы 2.1, ВВП в странах «первого» мира в течение 240 лет вырос в 8 раз быстрее, чем в странах «третьего» мира.

Соотношение же роста ВВП на душу населения в странах «первого» и «третьего» миров показано на рисунке 3.

Производство ВВП на душу населения в ценах 1960 г. в «первом» (1) и «третьем»

Рис. 3. Производство ВВП на душу населения в ценах 1960 г. в «первом» (1) и «третьем» мире (2).

В последний период соотношение темпов роста ВВП по основным группам стран мира представлено в таблице 2.2.

[286]

Таблица 2.2

Темпы ВВП к предыдущему году [12]

 

В среднем за 1982-1999 гг.

1997

1998

1999

2000 [13]

2001 [14]

Мир в целом

3,3

4,1

2,5

3,3

4,2

3,9

Развитые страны

2,9

3,3

2,4

3,1

3,6

3,0

  в том числе США

3,2

4,2

4,3

4,2

4,4

3,0

Европейский Союз

2,3

2,6

2,7

2,3

3,2

3,0

Япония

2,7

1,6

-2,5

0,3

0,9

1,8

Новые индустриальные страны Азии

6,6

5,8

-2,3

7,7

6,6

6,1

Развивающиеся страны

4,9

5,8

3,0

3,8

5,4

5,3

Страны с переходной экономикой

-0,9

1,7

-0,7

2,4

2,6

3,0

Из этих данных можно сделать вывод, что за последние 20 лет наиболее высокие среднегодовые темпы прироста ВВП наблюдаются в новых индустриальных и развивающихся странах, что бесспорно соответствует росту активности экономических субъектов этих стран в последнее время.

На душу населения (т.е. с учетом роста населения) примерно в том же периоде наблюдались темпы роста, представленные в таблице 2.3.

Таблица 2.3

Среднегодовые темпы прироста ВВП на душу населения в % [15]

Годы

Мир

Развитые
страны

Развивающиеся
страны

1830-1870

0,1

0,6

-0,7

1870-1890

0,7

1,0

0,1

1890-1913

1,4

1,7

0,6

1913-1920

-0,8

-1,3

0,4

1920-1950

0,8

1,3

0,4

1950-1970

3,0

4,0

1,7

[287]

В развивающихся странах, как видим, темпы прироста ВВП на душу населения имеют тенденцию ускорения, что безусловно связано с активизацией экономического человека в этих странах. Однако эти темпы значительно отстают от темпов развитых стран, что еще больше углубляет отставание развивающихся стран.

Это свидетельствует о том, что механизм активизации экономического человека в развивающихся странах все еще не заработал с соответствующей силой из-за недостаточно благоприятных внутренних и внешних условий. Крайне необходимым является усиление помощи этим странам со стороны высокоразвитых стран, экономическая мощь которых не в малой степени росла за счет их дешевых ресурсов.

Помимо того, что в экономическом человеке был мобилизован огромный созидательный потенциал, он сам также был стимулирующей силой, дающей толчок научно-познавательской и креативной (изобретательно-новаторской) деятельности людей. Это выразилось в том, что в экономическую эпоху невиданный размах получило образование вообще, а также научно-техническое и экономическое образование в частности. Высочайшей ступени достигла научно — техническая мысль (исследовательские работы как фундаментальные, так и прикладные), что во многом обусловливалось широкими и все возрастающими потребностями практики, деятельностью экономического человека [16].

Об этом свидетельствуют данные, приведенные в таблице 2.4. В течение одного столетия (за 1869-70 — 1969-70 гг.), как это наглядно показано в таблице, присвоение ученых степеней в США возросло в 109 раз, присвоение степени бакалавра — в 84 раза, магистра — за 90 лет — в 240 раз, доктора — в 337 раз.

[288]

Таблица 2.4

Присвоение ученых степеней высшими учебными заведениями с 1869–1870 по 1969–1970 гг. в США [17]

Годы

Всего учёных степеней

Присвоено учёных степеней

бакалавра

магистра

доктора наук

1869-1870

9372

9371

0

1

1899-1900

29375

27410

1583

382

1929-1930

216521

186500

26371

3290

1949-1950

496661

432058

58183

6420

1969-1970

1075400

785000

211400

29000

Численность студентов с 1964 до 1970 г., т.е. за 6 лет, возросла с 4950 тыс. до 7612 тыс. А доля студентов в численности населения в возрасте 18–24 лет увеличилась с 26,4% до 31,1% [18].

К концу ХХ столетия усилилась саиентификация (онаучивание) общественной жизни и экономики. Интенсивно растут масштабы научной деятельности и ее доля в общественном труде, о чем свидетельствует то, что численность научных исследователей и инженеров-исследователей и расходы на науку растут опережающими темпами по сравнению с темпами роста численности населения и ВВП (табл. 2.5).

Таблица 2.5

Основные показатели развития науки [19]

 

Научные сотрудники и инженеры

Расходы на науку

тыс.чел.

на 1 млн. населения

млн.долл.

в % к ВВП

Мир
1980
1990


3920,8
5223,6


894
1000


208370
452590


1,85
2,55

Индустриально
развитые
страны

1980
1990




3452,2
4463,8




3038
3694




195798
434265




2,22
2,92

Развивающиеся
страны

1980
1990



468,6
759,8



144
189



12571
18325



0,52
0,64

[289]

Ни в одной стране экономический человек не может достичь успеха в реализации своих задач без научного и образовательного прогресса. Поэтому высокоразвитые страны направляют для этой цели значительные средства, которые возвращаются в увеличенном во много раз объеме. Рост финансирования науки на примере НИОКР по отдельным странам виден из данных таблицы 2.6.

Таблица 2.6

Финансовое обеспечение науки развитых стран
(Доля расходов на НИОКР в ВВП, %)
 [20]

Годы

США

Япония

Герма-
ния

Франция

Велико-
британя

Италия

Канада

1980

2,8

2,6

2,7

2,3

2,3

1,1

1,4

1990

2,7

2,9

2,8

2,4

2,2

1,3

1,5

1995

2,6

2,7

2,5

2,4

2,2

1,3

1,5

2000

2,8

2,9

2,7

2,4

2,3

1,7

1,6

В слаборазвитых странах показатели финансирования науки и образования находятся на низком уровне. Об этом свидетельствует то, что доля затрат на науку в их ВВП не превышает 0,1-0,43% [21].

Доля инвестиций в человека в совокупном фонде развития возросла по минимальным оценкам в странах Запада и Японии с 47-48% в 1950 г. до 56-57% в 1973 г. и до 67-69% в 1997/98 г. Число редуцированных лет обучения увеличилось с 1950 до 1998/99 гг. в Италии с 5,5 до 13,3-13,5 лет, в Японии — с 9,0-9,2 до 15,9-16,1, во Франции — с 9,4-9,8 до 17-17,2, в США — с 11,3 до 19,6-20 [22].

[290]

Расходы на образование к ВВП в 1995–1997 гг. в развивающихся странах в целом равнялись 3,8%, в странах Восточной Азии — 2,9%, в странах Южной Азии — 3,2%, в странах с низким уровнем человеческого потенциала — 2,5%, так как в среднем в мире — 4,8%, в странах с высоким уровнем человеческого потенциала — 5% [23].

В результате огромных достижений науки и техники, перехода на принципиально новый этап технологического развития, информационную эру в экономике ожидается новый скачок в росте производительности труда. В большинстве стран Латинской Америки и Азии он составит, по данным МБРР, в первые десятилетия ХХI в. 4% в среднем за год, в некоторых же странах, широко использующих новейшие технические достижения, 10% ежегодно [24]. Прогнозируется рост среднедушевого дохода в перспективе по сравнению с 20-летним периодом конца ХХ в. в мире и развивающихся регионах (табл. 2.7).

Таблица 2.7

Прирост душевого дохода [25]
(в % за год)

 

1973-1995 гг.

1995-2044 гг.
(прогноз)

В целом в мире

1,3

2,3

Западная Европа

1,8

1,2

Южная Европа

1,7

1,2

Северная Америка и Океания

1,4

1,6

Восточная Европа

-1,1

3,8

Азия (включая Японию)

3,2

3,1

Латинская Америка

0,5

3,7

Африка

-0,1

2,2

Согласно прогнозам, промышленное производство должно возрасти за 50 лет в 4 раза.

Благодаря происходящей в наше время информационной революции, всячески подталкиваемой экономическим человеком, протекают процессы,

[291]

соответствующие его интересам и целям — коренное преобразование экономики, производящей огромные богатства. От роста экономических параметров, о которых речь шла выше, экономический человек имеет непомерные выгоды. Рост экономических параметров инициирует революционные преобразования в технологическом производстве, в характере и содержании производенных благ, в факторах производства, что меняет не только экономику, но и весь образ жизни человека. Эти преобразования, которые в полной мере не осмыслены экономическим человеком, протекают объективно. Прежде всего они концентрируются в росте роли человека и труда в экономике [26]. Человеческий капитал становится доминирующим во всем капитале. Так, в США рабочая сила составляет 44,5 трил. долл., что в 3,5 раза больше стоимости физического капитала [27]. Из этого следует, что рабочая сила одного человека оценивается около 330 тыс. долл., тогда как капиталовооруженность (физический капитал на одного человека) составляет 94,2 тыс. долл. В Западной Европе и Японии доля физического капитала в общем объеме капитала снизилась с 78-80% в 1800 г. до 31-33% в 1997 г., а доля человеческого капитала увеличилась соответственно с 20-22% до 67-69% [28]. Хотя все еще актуальным остается рассуждение А. Смита, согласно которому революционные изменения в технологии и организации производства неумолимо ослабляют капитал как господствующую над трудом силу, в результате чего устанавливается господство труда над капиталом (какой бы утопической ни казалась такая метаморфоза в экономике) и начинаются коренные преобразования в социально-экономических отношениях и образе жизни людей.

Доминирующими становятся информационные блага. Ранее производимые так называемые материальные блага, в которых информационный элемент занимал относительно небольшую долю, становятся информационно-(идеально) материальными. Их потребительские качества определяются теми научными и изобретательскими идеями, на основе которых они созданы и которые в них материализованы. В создании благ детерминирующим фактором уже являются творческая мысль, работа интеллекта, а рутинные физические производственные процессы играют

[292]

вспомогательную роль [29]. К началу 1995 г. в экономике США 3/4 добавленной стоимости в промышленности создавал информационный фактор [30]. 

Происходящая дематериализация благ заключается в том, что доля сырья и энергии (материальных затрат) относительно падает. Так, Япония, за 1965–1985 гг. (за 20 лет) увеличила промышленное производство в 2,5 раза при неизменном потреблении сырья и энергии [31]. В США ВВП по физическому объему за столетие почти не увеличился, по стоимости же возрос в 20 раз [32]. Дематериализация благ является важной тенденцией в экономическом развитии и протекает в результате резких структурных изменений в общественном производстве. Услуги, т.е. в основном нематериальные блага, занимают в ВВП передовых стран около 65%. В США в сфере услуг заняты около 77% работающих, в валовом мировом продукте (ВМП) услуги занимают 63% [33].

Эти и другие качественные изменения в экономике в корне меняют положение отдельных групп экономических субъектов, их роль в экономических процессах, трудовые, распределительные и другие отношения в сторону прогресса. Трансформация экономических благ в социальные происходит при определенном ограничении власти экономического человека, рыночных отношений, капитала и усилении общечеловеческих факторов. Под влиянием интеллектуального и культурного развития человека имеет место усиление и таких прогрессивных тенденций, как определенные проявления гуманизации общества — демократизации собственности, управления производством, расширения благотворительных акций, усиления роли общества (государства) в распределении и перераспределении доходов и др. Все это — позитивные процессы в экономической и социальной жизни общества. Но это лишь одна сторона предмета нашего рассмотрения. Нельзя обойти молчанием и другую, негативную, сторону.

3. Разрушитель

Жизнь и деятельность экономического человека проходит в таких условиях, при которых постоянно возникают противоречия с общечеловеческими

[293]

(мета) ценностями — с нормами морали, справедливости, красоты жизни. Поведение экономического человека не согласуется с настоящей (полноценной) свободой, истиной и т.п. Противоречия обостряются между частной и общественной сторонами жизни, индивидуальными и общественными интересами человека. С одной стороны, нормы морали, принцип справедливости требуют действия человека на их основе, с другой стороны, экономические интересы подталкивают к их нарушению (во всяком случае в конкретных ситуациях) [34]. Индивидуальные, частные интересы нередко диктуют игнорирование общественных норм. Но общественная жизнь настоятельно требует их соблюдения. Никто не может избежать того, что его жизнь и деятельность в социуме протекают в условиях взаимосвязи субъектов между собой и с обществом, т.е. того, что они носят одновременно и частный, и общественный характер. Деятельность экономического человека — часть общественного процесса, распределение же и присвоение ее результата основаны главным образом на частных факторах (капитале, труде и т.п.). Вышеупомянутый (в первой части статьи) треугольник взаимосвязи интересов (сотрудничества) с развитием товарных (рыночных) отношений и все большей дифференциацией людей по экономическим функциям подвергается «ударам с боков», нарушающим равновесие и гармоничность интересов. Частная, дифференцированная (персонифицированная) собственность на средства производства и рыночная конкуренция обусловливают противоположность интересов субъектов (группы «А» и группы «Б») и общества («О»), следовательно, возможность явного нарушения равновыгодности (с учетом роли сторон) сотрудничества в пользу господствующего еще в экономической жизни капитала на всех рынках, особенно на рынке труда. Механизм распределения благ (доходов) в условиях рыночной экономики предоставляет блага, созданные всеобщими даровыми (бесплатными) факторами (природы, история и т.д.), владельцам капитала. Перераспределительные инструменты (налоги, социальная помощь и др.) лишь частично исправляют эту несправедливость. В тех условиях, когда физический капитал имеет преимущество перед другими факторами распределения созданных благ, последние распределяются не в соответствии с личным вкладом владельцев факторов производства в создании этих благ. Возможности капитала присваивать значительную часть благ, образующихся в результате действия всеобщих факторов, нарушают принципы человечности

[294]

(справедливости, нравственности) [35]  экономических отношений, гармонизации интересов в сфере общественного производства — равновыгодность сотрудничества [36].

Капитал как фактор распределения обеспечивает себе присвоение части дохода, которая превышает личный вклад предпринимателя в создании благ. Он присваивает доход, который создан всеобщими факторами и по логике вещей принадлежит всему обществу (капитал, правда, служит в основном общественным интересам — воспроизводству благ, его расширению, но более всего он используется для личного благосостояния владельцев капитала).

Таким образом, объективные, спонтанно сложившиеся процессы и условия экономической жизни вообще и распределительных отношений в частности являются прежде всего основами несправедливого распределения благ, преимущественных прав капитала в этом акте, что со своей стороны обусловлено «грехами»самой истории — недостаточным уровнем интеллектуально-культурного, технологического, экономического развития общества.

Рыночная ситуация, частный характер предпринимательства усугубляют стремление экономических субъектов к получению как можно большего дохода (прибыли), к достижению успеха в конкурентной борьбе. Обостряются отношения с другими субъектами экономического воспроизводства. На пути достижения успеха, наращивания экономической власти экономический человек не отступает ни перед чем. Фактами таких его действий полна вся история [37].

[295]

Существующая рыночная сфера притупляет у экономического человека человеческие чувства. Как отмечает Э. Фромм, «люди с рыночным характером не умеют ни любить, ни ненавидеть». По А. Швейцеру, «в течение двух или трех поколений довольно многие индивиды живут только как рабочая сила, а не как люди» [38]. Человек вынужден обращаться даже с собой как с товаром, который старается продать повыгоднее [39], руководствуясь высшим принципом рынка — наивысшей эффективности. Отступают на задний план истина, мораль, справедливость, достоинство и другие общечеловеческие ценности, когда они не соответствуют прежде всего личным интересам.

Человек и человечество заблуждаются, запутываются при ценностной ориентации. Люди обычно далеки от истины в представлениях о многих общественных явлениях, суть которых весьма сложна, глубоко затаена «в недрах многопластовых слоев» событий. В восприятиях людей социальные явления отображаются весьма искаженно. Люди вообще желают добра, истины, справедливости и т.д., но им нелегко разобраться, где они есть, что верно и что неверно, что хорошо и что плохо. Их нередко вводят в заблуждение сограждане, партии, правительства, шарлатаны, теоретики и др., кому трудно возразить, не имея соответствующих знаний (дефицит знаний — одна из больших бед людей — препятствие к человечной жизни).

Но «ложь на коротких ножках». Как отмечал М. Ганди, народ можно обмануть несколько раз, но не навсегда. Люди рано или поздно разберутся во всем, но до этого им приходится терпеть много мучений и потерь.

Есть еще одно обстоятельство, толкающее экономического человека отходить от общечеловеческих норм и принципов — это сложившаяся в течение веков моральная неустойчивость значительной части людей, исходящая из индивидуальных психических особенностей, а также из того, что нарушение твердых норм в реальных обстоятельствах выступает средством для достижения экономических целей в краткосрочном периоде.

Соблюдение норм в долговременном аспекте — гарант твердого положения и стабильного развития. Но рыночная ситуация вынуждает в большинстве случаев действовать исходя из краткосрочных, непосредственных

[296]

интересов. Отсюда стремление к всевозможным средствам для обеспечения экономической выгоды, власти, победы в конкурентной борьбе (применение нечестной конкуренции, создание барьеров для конкурирующих субъектов — финансовых, правовых, силовых, использование монопольной власти, тайного сговора и т.п.). Какие только факты беспощадной борьбы, бесчеловечных действий не встречаются на рыночном пространстве! К этому надо добавить контрабанду, коррупцию, обман государства, производство незаконной продукции, валютные и другие махинации, которые наносят огромный вред обществу, но незаслуженно обогащают отдельных лиц. Бесчеловечные, чудовищные факты борьбы между людьми, отдельными субъектами и обществом трудно предотвращаются государством, общественными институтами, в том числе с помощью масс-медиа, из-за их сильных корней. Они вызывают отвращение к экономическому человеку.

Барьером на пути получения личной выгоды для экономического человека становится принцип справедливости, так как он направлен против нарушения равновыгодности сотрудничества, что обычно не соответствует интересам экономического человека [40]. Объявленная еще Платоном фундаментом жизни справедливость трудно пробивает путь к людям, хотя под ее «флагом» выступают все, в том числе и самые ярые ее нарушители. Люди имеют о справедливости порой смутное, искаженное, субъективное (неадекватное) представление (самые несправедливые действия зачастую выдаются за справедливые, и наоборот). Для отдельных лиц справедливость существует только для себя, а не для других.

Общечеловеческие ценности нередко реализуются как суррогаты или в половинчатом виде; так называемый свободный выбор — часто выбор вынужденный, не гарантирующий желаемого благополучия, спокойствия, удобства; демократия — фактически неполная власть народа, частичное выражение его идеалов, чаяний (как известно, существует немало средств, явных и скрытых, использования демократии для неблагородных целей отдельными лицами или группами людей с помощью денег и т.д).

Следовательно, по велению судьбы (ввиду объективных обстоятельств), экономический человек оказывается в неблаговидной роли в

[297]

истории. После того как основные его достоинства подвергаются искажению, человек становится безличностным, маленьким существом (homunculus), которому грозит гибель, если все будет продолжаться в том же духе. Но экономический человек сам подготовил такую судьбу себе и человечеству [41].

Существует огромная «машина», гарантирующая распределение созданного колоссального богатства по принципу «кто сколько сможет, пусть берет!». Каждый думает о том, как бы побольше у других урвать [42]. На такой основе создается гоббсовская ситуация «война всех против всех». Общество, если посмотреть внимательно, разделено на воюющие между собой части. «Машина» рыночных отношений неумолимо воспроизводит несправедливость обмена, трудовых соглашений, распределения доходов, крайнюю, никак не оправданную, дифференциацию людей по богатству и власти, фактических (а не декларированных) прав, господство экономически сильных. Считается, что это в существующих условиях совершенно закономерно, — иначе экономическое богатство, его накопление не имело бы никакого смысла. В реальности это богатство есть огромная, фактически неограниченная, социальная сила. Сила же всегда подчиняет кого-то, реализует свою функцию в борьбе с противниками (не подчиняющимися, не согласными и т.п.), диктует другим свою волю, старается их обессилить и достигает своей цели — экономического господства над другими.

Если говорить конкретно, это прежде всего противостояние между наемными и нанимателями, неравенство по правам, по выгодности сотрудничества. Противоположность их интересов, наряду с общностью (достичь успеха в бизнесе и т.д.), не может не вызвать противостояния, которое может обостриться при накоплении недовольства.

Не менее острые отношения складываются также между предпринимателями, внутри класса капиталистов [43]. Экономический человек

[298]

беспощаден как конкурент или даже партнер. Во всех случаях он старается быть в выигрыше, прибегает для этого к любым мерам. Таким его вынуждает быть та среда, в которой он находится.

Между обществом (государством) и отдельными субъектами идет как бы тихая, но явная борьба, например, когда налогоплательщики не желают платить налоги в соответствии с законами, или когда государство несправедливо ограничивает права экономических субъектов, облагая их излишними налогами, или же когда правительственная власть излишне вмешивается в деятельность предпринимателей и т.п.

В международном масштабе последствия деятельности экономического человека негативно выразились в горячих и холодных, порой беспощадных, войнах на почве экономических причин, причиняющих огромный ущерб человечеству, народам. Не менее опасно противостояние на экономической основе между Востоком и Западом, Севером и Югом, между регионами мира. Различия этих частей Земли по экономическому развитию нарушают гармонию в мировом социально-экономическом пространстве, что и чревато опасностью столкновения на различных уровнях. Методы борьбы настолько разнообразны и искушены, что даже самые сильные не гарантированы от сокрушительных ударов, которые могут быть нанесены в том числе и относительно слабыми.

Один из пороков экономической эпохи заключается в том, что люди разделены на два лагеря. В первом находятся кропотливо создающие духовное и материальное богатство человечества (ученые, изобретатели, конструкторы, писатели, художники, рабочие, крестьяне и т.д.). Во втором лагере — осваивающие различные способы присвоения, использования богатства (всевозможные посредники, деятели ирреальной экономики, а также рекетиры всех мастей, разбойники и т.д.). Первым из созданного ими богатства достается мизерная часть, а вторым — львиная доля. Силы созидания и силы присвоения извлекают из своего труда несоизмеримые, несоответствующие их заслугам плоды.

Вышеизложенные и другие подобные противоречия социально-экономической жизни оказывают негативное воздействие на судьбу всех людей в мире, сдерживают решение острых проблем, создают угрозу человечеству, его перспективам.

Надежда на чудотворное действие «невидимой руки» (внутреннего механизма рынка) на то, что она может решать проблемы экономической и социальной жизни, гарантировать стабильность и

[299]

равновесие в экономике, согласовывать рационализм и справедливость, оздоравливать бизнес и т.д., давно оказалась иллюзией, пропагандой апологетов рынка, обманом [44]. Если строго критически проанализировать реалии жизни, то все великие принципы человечества в условиях рыночных отношений фактически нарушаются и экономический человек приходит в противоречие с человечностью, гуманизацией жизни и экономики.

Экономический человек не только не сглаживал, а углублял неравномерность развития различных стран и народов — накопление богатства и рост благосостояния в одних странах при невыносимой нищете и тяжести существования в других странах, что во многом происходит за счет ограбления первыми вторых. Сформировался крайне несправедливый мир со страшным обликом экономической и социальной жизни. Этот мир настолько дисгармоничен, диспропорционален, асимметричен, что наподобие действующего вулкана грозит взрывом. Уродливый облик современного экономического мира можно представить по данным таблицы 3.1.

В таком мире ни один человек не может бы считать себя истинно счастливым, ибо дистрофия и страдания вынуждают обездоленных и нищих ненавидеть власть имущих и обеспеченных. Богатые постоянно живут в этой ненависти. Они не могут ее не ощущать.

Приведем еще некоторые факты порочности современного экономического мира. Расслоение населения по доходам и имущественному состоянию все растет. Так, в 1820 г. разница в доходах населения богатых стран и самой бедной страны составила 1:3, в наше время она составляет 1:72 [45]. Даже в странах ОЭСР недоедает 8 млн чел. Только в США 46 млн чел. не имеет медицинской страховки, каждый пятый функционально неграмотен [46]. Повсеместно наблюдается сильная дифференциация общества; интересы, положение людей так сильно отдалены друг от друга.

[300]

Еще факты. В развивающихся странах в 1999 г. доля детей с пониженной массой тела составила 27%, а доля детей с задержкой в росте — 33%; 1,2 млн женщин и детей до 18 лет продаются для проституции; 100 млн детей живут и работают на улице; всего насчитывается около 250 млн работающих детей [47].

Известно, что в 1998 г. число безработных в мире достигло 150 млн. [48

Среди трудностей современного человека следует назвать высокое напряжение, перегрузка, отсутствие человеческой теплоты в отношениях, которые приводят к психотоксам, стрессам с тяжелыми последствиями, к снижению качества жизни и ее обесценению.

По данным Государственной статистики Грузии, больше половины грузинского населения потребляет благ лишь на 2 долл. США в день в расчете на одного человека, при наличии рядом быстро богатеющих людей, живущих в роскоши. Разность между доходами бедных и богатых составляет в среднем больше чем 1:70. Около 35-40% (по некоторым расчетам более половины) ВВП распределяется в теневом секторе экономики. Все чаще проявляется хищнический характер экономического человека. Большая часть населения лишена необходимых для современного человека благ и вынуждена довольствоваться самым минимальным потреблением.

Уместно отметить, что здесь имеет место другая закономерность, в отличие от предусмотренной вторым законом Госсена. Как известно, этот закон гласит: при недостаточности запаса благ для полного насыщения необходимо оставлять потребление всех благ в точках, где интенсивность удовлетворения от потребления становится одинаковой [49]. В нашей жизни наблюдаем следующий факт (он, на наш взгляд, имеет не частный, а закономерный характер): когда у людей недостаточно доходов для удовлетворения потребностей, они направляют их на удовлетворение самых насущных нужд и вынужденно отказываются от других. С ростом же доходов имеет место переход к удовлетворению и этих потребностей, очередность которых зависит от уровня доходов и их роста.

Нижеприведенные данные — лишь мизерная часть из информации, характеризующей современную экономику. Они только напоминают о ее пороках, но свидетельствуют, что экономический человек находится в сложном положении — постоянно сталкивается с противоречиями,

[301]

отравляющими его жизнь. Материально обеспеченные находятся в состоянии соперничества с другими и в страхе потерять то, что имеют, быть отброшенными назад, в мучительном переживании неопределенности перспективы и т.п. Неимущие (бедные) живут также под страхом необеспеченности в случае болезни, потери работы, ухудшения вообще материального положения. Они мучаются из-за отсутствия человеческих условий жизни. Чувство уверенности отсутствует у преобладающей части населения, хотя многие имеют иллюзии насчет высокого благосостояния.

Таблица 3.1

Важнейшие показатели экономического и социального развития по регионам мира [50]

Регионы мира

Средняя продолжи-
тельность жизни, лет

ВВП на душу населения в долл. 1995 г.

Уровень неграмот-
ности взрослого насе-
ления в % от 15 лет

Население, имеющее доступ к качествен-
ной воде, %

Количество врачей на 100 тыс. человек 1993-95 гг.

Доступ к узлам Internet на 1000 чел.

Все развитые страны

64,4

3260

27,6

28,0

78

0,26

Наименее развитые страны

51,6

1050

49,0

36,0

30

-

Арабские государства

65,6

4520

40,3

17,0

109

0,13

Восточная Азия

70,0

3570

16,6

32,0

115

0,22

Восточная Азия, за исключением Китая

72,8

11690

3,1

80

134

4,85

Латинская Америка и Карибский регион

69,5

6470

12,3

22,0

132

0,99

Южная Азия

62,7

2110

45,7

18,0

44

0,01

Южная Азия, за исключением Индии

63,0

2210

49,5

15,0

33

0,01

Юго-Восточная Азия и Тихоокеанский регион

65,9

3150

11,3

29

19

0,32

Северная Африка к югу от Сахары

48,9

1520

40,6

46

32

0,27

Восточная Европа и СНГ

68,7

5620

-

-

345

1,65

ОЭСР

76,2

20360

-

-

222

37,9

Страны с высоким развитием человеческого потенциала

76,9

21770

-

-

246

40,97

Страны со средним развитием человеческого потенциала

66,6

3460

23,3

26,0

105

0,24

Страны с низким развитием человеческого потенциала

50,0

980

50,8

39,0

27

-

Страны с высоким уровнем дохода

77,7

2370

-

-

252

48,2

Страны со средним уровнем дохода

68,6

6110

12,0

20,0

172

1,09

Страны с низким уровнем дохода

63,1

2220

31,8

30,0

70

0,02

Весь мир

66,7

6400

24,1

27,0

122

7,42

[302]

Экономический человек создал мир, где другой индивид — противник, конкурент или жертва, от которого надо получить как можно больше выгоды, превратить его в раба, заставить подчиняться, продаваться, потерять самостоятельность и т.п. Для этого применяется как грубое, прямое, так и скрытое экономическое и иное насилие. Преобладающая часть людей является заложниками экономической ситуации, не свободными, не имеющими настоящего выбора, живущими под диктатом капитала. Нет равновыгодного партнерства, исходя из непаритетного положения (с учетом роли) отдельных сторон. В неравновыгодном партнерстве находятся и сильные, и слабые, что говорит о недостатке гуманизации жизни.

Алчность, эгоизм и другие моральные пороки стимулируются ситуацией (средой). Экономический человек отказывается от духовности, для него материальные ценности, экономический статус (престиж) становятся превыше всего [51]. Смысл и красота жизни заключается для него в вещном богатстве, которому он подчиняет и науку, и искусство и художественную литературу. Большой спрос при этом имеют бессодержательные, легкомысленные, порой вредные «произведения» искусства и литературы, научные работы, приносящие коммерческую выгоду от низких потребностей массы, предъявляющей спрос на рынке к бульварным, вульгарным «произведениям», к порнографии и развращающим фильмам, книгам и т.д. Теряется истинная сущность и эстетическое назначение литературы, культуры, их привлекательность, познавательное содержание настоящей науки, роль духовных ценностей в обогащении содержанием человеческой жизни. Коммерциализация науки, искусства становится преградой перед глубокосодержательными, высокоэстетичными произведениями. Подрывается почва духовного развития человека. Открывается путь к снижению содержательности жизни.

Опасным в поведении экономического человека является его отношение к природе [52] — он разрушает равновесие между природой и социумом, уничтожает среду своего обитания. Экономический человек не

[303]

принимает во внимание, что добыча полезных ископаемых опережает технический прогресс и обновление природных ресурсов. Между тем используемые в производстве ресурсы заканчиваются, что грозит человечеству опасностью остаться без средств производства природного происхождения. Известны сроки исчерпания многих важнейших невозобновляемых ресурсов при нынешнем темпе их использования. Экономический человек не знает, как реагировать на то, что загрязнение окружающей среды достигает крайне опасных масштабов, что равноценно для человечества самоубийству. Причем пока известны еще не все последствия его действий, угрожающие существованию природы. Однако уже сейчас очевидно, что экономический человек, подрывая почву своей жизни, противопоставил себя будущему поколению, игнорирует его интересы.

Как видим, если смотреть с негативной стороны, то экономический человек сформировался как субъект, который бессознательно действует против себя, против человечества, его будущего. Благодаря рыночной среде он потерял ориентацию в ценностях, получив возможность накопления богатства, увлекся экономической властью, иллюзорным престижем и псевдоблагами, расставшись с истинными человеческими качества — бескорыстностью, добротой, любовью к человеку, с уважением к справедливости, моральным нормам, со стремлением к истинной свободе, к самостоятельности и т.д., место которых заняли деньги, власть, корысть. Настоящие ценности были поменяны на ложные, на антиценности. Однако это заблуждение может оказаться роковым для человека [53].

Экономический человек оказался в абсурдном положении. В конце концов он стал бездушным разрушителем материальных и духовных основ своей жизни, обесценил собственную личность. Экономический человек привел земную цивилизацию к тупику и оказался врагом человечества, прогресса. Но он мало думает о будущих, долговременных результатах своего действия, ограничивается непосредственными целями: крайний утилитаризм сделал его замкнутым в своих интересах.

Так экономический человек подготовил почву для своего ухода, чтобы уступить место тому человеку, который спасет человечество от гибели.

4. Неизбежный метаморфоз

[304]

Конечно, человек, как любое живое существо, стремится к выживанию, самосохранению. Как homo sapiens он хочет улучшить жизнь. Когда речь идет о перспективе, необходимо выяснить, является ли экономический человек последним, незаменимым?

Относительно современной экономической системы, которая создана экономическим человеком и при которой он живет и трудится, существуют диаметрально противоположные оценки. Эти же оценки имеют прямое отношение к перспективам человека — следовало бы ему измениться или остаться таким же, какой он есть. Оставим в стороне марксистскую оценку существующей экономикой системы, которая крайне отрицательна и считает ее несоответствующей идеалам и интересам людей. Заслуживают внимания и другие критические взгляды о рыночной системе. К примеру, Н. Бердяев, ясно выражающий данное направление социальной мысли, пишет: «Нет ничего более безумного, чем современная экономическая жизнь со своими кризисами перепроизводства, безработицей, властью банковских и финансовых бумаг. Не существует никакой материальной и духовной безопасности. Ни для кого не существует никакой гарантии. Стало ясным, что свобода стала защитой привилегированного меньшинства, капиталистической собственности и денежной власти… Хозяйство, которое должно содержать человека, служит не человеку, а человек служит бесчеловечному хозяйственному процессу» [54].

Представитель противоположного мнения К. Поппер отмечает: «Я защищаю… скромную форму демократического буржуазного общества, в котором рядовые граждане могут мирно жить, в котором высоко ценится свобода и в котором можно мыслить и действовать ответственно, радостно принимая эту ответственность… Открытые общества, в которых мы живем сегодня, наиболее самокритичные и восприимчивые к реформам из всех, когда-либо существовавших» [55].

В приведенных высказываниях, на наш взгляд, не дается полное представление о существующей экономической системе (тем более, что

[305]

многое изменилось со времени, когда о ней писали Бердяев и Поппер), отражены лишь отдельные ее признаки. Отсюда односторонность, некоторое преувеличение и иллюзии (у Поппера).

Можно, как нам представляется, утверждать, что живущие ныне разделяют в какой-то мере то или иное из вышеприведенных мнений или же вообще живут без всяких размышлений о философских вопросах жизни, адаптируются к существующим условиям [56].

Различные толкования явлений экономической и социальной жизни обусловливаются тем, что эти явления зачастую отличаются замаскированностью, скрытостью их истинного облика и т.д., ввиду чего в них нелегко разобраться. Отсюда много заблуждений и неверных взглядов. Они касаются и экономического человека, ибо наши мнения формируются под воздействием апологетических теорий, в которых немало мифов и преднамеренных искажений истины в интересах отдельных групп людей. Не случайно общественное (массовое) сознание, как правило, оказывается отделенным от истинных знаний, оторвано от передовой мысли, возвращение к которой требует прохождения трудного пути.

Проходящая в таких условиях деятельность экономического человека носит отпечаток существующей среды, которая объективно подготовлена всей историей человечества. Именно история преподнесла тяжелое испытание, сложную судьбу человечеству, которому трудно разобраться, по какому пути идти к более совершенной жизни. И мнения людей разделены относительно перспективы устройства жизни и судьбы — одни (вслед за Поппером) думают, что существующая экономическая система и экономический человек не требуют изменений. Другие же (вслед за Бердяевыми и другими) уверены в необходимости и неумолимости изменения современной экономической системы и самого человека.

Следовало бы, по нашему мнению, придерживаться того взгляда, что перспектива человечества в самых главных чертах заключается в

[306]

возвращении человека к его исконной сущности. Человек должен выйти из того положения, о котором Н. Бердяев писал: «Человек уже не есть высшая ценность, он даже не есть какая-нибудь ценность» [57], и обрести положение истинно высшей ценности.

Исходным (ключевым) вопросом в этом отношении является освобождение от пороков, которые накопились у экономического человека в течение длительного времени, особенно в экономическую эпоху, и имеются благодаря естественному процессу своего происхождения. Процесс освобождения от пороков и есть переход от исторического типа человека, соответствующего господству экономики над человеком, к новому типу — человечному человеку. Это сложнейшая, долговременная задача, решение которой равноценно коренным изменениям в жизни общества. Речь идет о процессе, стержнем которого является саморазвитие, самосовершенствование человека.

Если говорить об основном моменте этого процесса, его суть выражается в объективации поведения людей и отношений между ними, т.е. в строгом соблюдении людьми истины, принципов нравственности и справедливости. Если бы все люди действовали объективно, в соответствии с истиной, с принципами объективности, человечности, не старались бы овладеть тем, что им не принадлежит по заслугам, то никогда между ними не было бы никаких споров, конфликтов, противостояния, не было бы противоборства между народами, тех страшных явлений, которые так часто происходят в мире. Для получения незаслуженных доходов, должностей, социального статуса и т.д. люди применяют обман, грубую и скрытую силу, часто не осознавая моральную, социальную и иную ответственность своих действий.

Безответственное поведение имеет два основания. Во-первых, непонимание коренной сущности вещей, того, что есть что, отсутствие истинных знаний о реальных, фундаментальных достоинствах человека, источниках подлинного счастья и т.д; преобладание субъективных, односторонних, неглубоких оценок, которые зависят от стиля, культуры мышления, менталитета людей, далеких от сущностного понимания явлений экономической и социальной жизни, не умеющих ориентироваться в общечеловеческих (мета)ценностях. Во-вторых, несоответствие жизненных интересов подлинным ценностям — справедливости, нравственности и др. Последние зачастую даже противоречат

[307]

интересам субъектов, затрудняют или блокируют их реализацию. Например, принцип справедливости, нормы морали мешают в обогащении, приобретении того или иного социального статуса. Диктуемые субъективными интересами действия нередко противоречат реальному благосостоянию людей, но рыночные условия, всеохватывающая атмосфера соперничества углубляют их заблуждения в выборе истинных средств благосостояния [58].

Нельзя не учитывать огромного значения истинных знаний о природе, характере (добре, зле) социальных явлений в формировании общественного сознания. Большинство людей самостоятельно не может постичь сущность коренных социальных и экономических явлений, избежать ложных представлений о них. В просвещении масс особая роль принадлежит интеллектуальной элите общества, которая первая познает суть и свойство социальных процессов, источников сил прогресса и регресса. К этой элите принадлежат не только ученые-теоретики, интеллектуалы, но и одаренные (талантливые) «рядовые» члены общества, умеющие проникать в глубь явлений и делать соответствующие оценки. Насколько способна будет эта элита снабжать общество истинными знаниями, а общество — усваивать эти знания, настолько адекватно общественное сознание будет отражать положение дел и интересы людей, воздействовать на их социальное действие, социальную жизнь, формирование их характера, целей [59]. Но порой уровни познания указанной элиты и массы оказываются отдаленными друг от друга по причинам, мешающим массе подняться до ступени передовой мысли (недостаточное внимание общества к образованию, распространение ложных теорий и др.).

[308]

Следует особо отметить историческое преимущественно одностороннее, негармоничное развитие общества, как бы его специализации главным образом на экономической деятельности, излишнее преклонение перед экономическим богатством, что до сих пор искажает, дисгармонизирует человека и его жизнь. Это и надо преодолеть человеку, стараясь совершенствоваться и облагораживать жизнь. Экономическая детерминация (экономизация всей жизни) является признаком несовершенства самого человека, его невысокого интеллектуально-культурного развития. Это и лежит в основе вышеуказанных необъективированных (исходящих из субъективных несправедливых интересов) действий людей. В общественной жизни экономическая детерминация ограничивала развитие по другим направлениям [60]  — духовному, интеллектуальному (хотя не могла их остановить). Она отрицательно отразилась на развитии самой экономики, если взять ее в мировом масштабе и в отдельных странах.

Исходя из указанных моментов, речь идет о метаморфозе человека экономического в человечного. По своим последствиям он сулит экономическому человеку настоящее освобождение — устранение той чрезмерной нагрузки, которую наложила жизнь (история) на его плечи в виде тяжелой личной ответственности заниматься умножением и сохранением огромного богатства, его распределением, присвоением-использованием; освобождение от постоянного непомерного риска и истощающей напряженности в борьбе за экономическую власть. Такой освобожденный человек может руководствоваться лишь возвышенными намерениями — приносить благо, счастье, радость, спокойствие всем и себе, заниматься только благими делами, в чем и заключается человечность. Можно утверждать, что какими совершенными и счастливыми будут отдельные люди, таким же будет и общество в целом, если будут подготовлены соответствующие предпосылки (этому не помешают те или иные отклонения).

Для того чтобы иметь яркое представление о том, о каких изменениях в перспективе идет речь, смоделируем соответственно экономического человека и человечного человека, обозначив их важнейшие черты.

[309]

Важнейшие черты экономического человека:

Важнейшие черты человечного человека:

личная выгода как исходный экономический интерес;

заинтересованность в высоких результатах для общества, при которой вполне удовлетворяются личные интересы;

учет интересов партнеров (покупателя, наемного работника и др.) при обмене, сотрудничестве;

полное согласование интересов с интересами партнеров;

учет общественных интересов;

предпочтение интересов общества, как наилучшего способа жизни;

стремление к неравновыгодности сотрудничества (с учетом роли сторон), наибольшей выгоде [61];

желание равновыгодного сотрудничества [62] (с учетом роли сторон);

агрессивное поведение, использование жестких средств для достижения целей;

благожелательное поведение;

отношение к другим людям — корыстное, холодное, смешанное;

отношение к другим людям — бескорыстное, дружеское, гуманное

ориентация — к экономике;

ориентация — к человеку;

главная цель — увеличение богатства для личного благосостояния;

главная цель — служение добру и получение удовлетворения от него;


[310]


мотивация действия — голый рационализм, экономическая эффективность;

мотивация действия — высший реальный социальный эффект, всеобщее благополучие;

идеал — деньги;

идеал — всеобщее счастье;

отношение к справедливости — относительное;

поборник справедливости;

отношение к социальным процессам — консервативное;

отношение к социальным процессам — готовность к социальному реконструированию;

характер — хитрый, лицемерный, алчный;

характер — откровенный, правдивый, умеренный;

философия жизни — пессимизм;

философия жизни — оптимизм;

интеллект — замкнутый, специализированный;

интеллект — гармонично развитый.

степень свободы — ограниченная;

степень свободы — полноценная;

отношение к природе — беспощадное;

отношение к природе — заботливое;

итоговый жизненный результат — дефицит истинного счастья.

итоговый жизненный результат — настоящее счастье.

Является ли человечный человек новым человеком (homo novus)? [63] Понятие «новый человек» — относительное, условное. Фундаментальные социальные качества людей (склонность к добру, творческо-созидательному труду, сотрудничеству, прогрессу, проявлению лени, злости, любви и др.), равно как и биологические свойства, остаются живучими, однако в зависимости от социально-экономической среды могут притупляться или усиливаться.

[311]

Люди легко поддаются идеологическому влиянию. Обычно они не особенно тверды характером, что является основанием для их преобразования. Непреходящие же качества людей, служащие основой человечности, создают предпосылки прогрессивных изменений человека, его саморазвития путем активизации позитивных качеств, что является условием его выживания и прогрессирования.

Экономический человек не мог потерять общечеловеческие качества, он их сохранил, но использует в так называемых прагматических целях, следовательно, признает их лишь частично, относится к ним двояко. Именно такое поведение для него выгодно. Человечный, настоящий человек не терпит паллиатива, несовершенства, амбивалентности. Логика жизни неумолимо приводит его к отказу от подчинения экономическому детерминизму, который ведет к самоуничтожению. Это не будет принижением роли экономики, а лишь возвышением места человека в жизни общества, усилением его функций в социальных процессах как главного ориентира и фактора.

Следует отметить, что экономика и экономические рычаги никогда не были единственными и независимыми от других сфер (науки, образования, культуры, политики и др.). Они всегда находились под сильным воздействием духовных и социальных факторов и существовали в тесной взаимосвязи с ними. Это и обусловливало целостность социума и развитие самой экономики, деятельность экономического человека. Тем не менее, освобождение от экономической детерминации, переход к новым правилам жизни, когда человеческие, непосредственные направления духовно — интеллектуального развития выходят на первый план, должны стать стержневым процессом на пути к новому гуманизированному обществу, формированию человечного человека. Именно такой процесс может гарантировать наиболее реальное и эффективное, целесообразное, гармонизированное с интересами всего общества развитие экономики — ее наилучшее служение всем людям (максимально полезную социальную эффективность). Это означает, что экономика обретает свое истинное место и функции.

Сохранившиеся и порой дремлющие человеческие качества должны пробудиться и быть доминирующими в новой эпохе. Этот процесс, однако, может быть только естественным, подготовленным самой жизнью, экономическим человеком, развитием экономики, общим интеллектуально-культурным, нравственным прогрессом. На основе природных задатков (доминирования в них добрых начал), социогенных факторов (практического опыта, логики человеческих отношений, правил общежития

[312]

людей и т.д.) в конечном счете не могут вечно господствовать правила рынка в жизни общества. Этому противостоит осознание вредности жизни по негуманным, нецивилизованным законам рынка.

Правда, человек никогда не был и не может быть homo res sacra (святым созданием), он всегда будет иметь какие-то ошибки, пороки, несовершенства [64]. Однако в конце концов человек должен стать достойным своего имени, отойти от статуса экономического человека [65].

Как известно, люди, особенно мыслители всех времен, думали о перспективе, об идеальной жизни, о достойном, хорошем человеке, характер и действие которого делает жизнь на Земле счастливой, радостной, красивой. Идеи о таком обществе и человеке отражены во многих формах, начиная от религиозных трактатов и народного литературно-художественного творчества, сентенций и кончая глубокими философскими и социологическими сочинениями. Такое наследие, включая мифологические образы, весьма полезно для современной науки и политики, вообще для познавательных целей и практики, ибо содержит много ценных, хотя порой и неточных, субъективных мыслей. Они отражают идеалы человечества, всех поколений людей. Мы не станем рассматривать ихздесь ввиду ограниченной формы данной статьи. Отметим лишь, что ведется поиск путей, по которым должна идти жизнь народов и всего человечества. Центральная проблема здесь — как и насколько будет изменяться социальный человек, тогда как известно, что его будущие биологические характеристики будут мало чем отличаться от сегодняшних (несмотря на процессы акселерации, гиподинамии и др.). Существующие по этому поводу взгляды разделяются. Можно сказать, что одни взгляды являются по содержанию прогнозирующими: они стараются предвидеть спонтанное развитие; другие взгляды — конструирующего содержания: они предполагают активное участие людей в процессах, происходящих объективно, влияние их на эти процессы. Конечно, совершенно очевидно, что люди по своей субъективной воле не могут в корне изменить объективный исторический процесс, но они во многом определяют темпы, характер, содержание и формы преобразований в отдельных странах

[313]

и во всем мире. Не исключены и катаклизмы различных масштабов, отклонения от магистральной дороги, как это много раз случалось в истории. Деятельность людей, их активность, как было показано выше, могут быть могучим фактором процветания отдельных стран в отдельные периоды. Выше отмечалось и то, что деятельность людей может стать в худшем случае причиной его самоуничтожения. Такой вариант тоже вписывается в объективную закономерность, ибо действия субъектов могут переходить в объективный процесс. Закономерность в социуме, да еще во вселенной, многовариантна.

Ныне авторы господствующих прогнозирующих теорий о пер — спективах человека и общества, экономического развития главным образом доказывают продолжение существующего традиционного образа жизни (рыночное хозяйство в классической форме с некоторыми изменениями) [66], или формирующейся в последние годы в некоторых странах аналогичной системы (модели) [67]. Авторы этих теорий являются консерваторами, которые не видят и не желают видеть основания для коренного преобразования рыночного образа жизни, ее природы. Они считают возможным лишь ее совершенствование без качественных изменений. Эти авторы не замечают крупные социальные пороки рыночной экономики и экономического человека, те процессы, которые происходят в общественном развитии — научно-технологическом, духовном и социальном прогрессе, с которыми несовместимо властвование рыночных порядков.

В отличие от «рыночников» радикальное ( критическое ) конструктивное направление старается увидеть, что классическое рыночное хозяйство не может быть перспективой человечества, оно вырабатывает конструктивные положения о преобразовании общества.

Тем не менее, как нам представляется, в нынешней научной литературе мало внимания уделяется социальным порокам существующей экономической системы, тому, что сутью грядущих преобразований, конечно, на соответствующей объективной базе, должны быть именно социальные преобразования (изменение социальных отношений, гуманизация устройства жизни человека, развитие самого человека). Фрагментарного

[314]

освещения этих вопросов совершенно недостаточно. Будущие исследования, на наш взгляд, должны быть акцентированы именно на этом направлении. Жизнь более многообразна, чем теория. Плюралистический ее характер является закономерным. Жизнь народов нельзя втиснуть в теоретические схемы, особенно в моносистему. Интересны встречающиеся на практике специфические модели жизни не только в странах (скандинавских и др.), но и в отдельных частях стран. Много нового может предложить практика так называемых постсоциалистических стран. Верно и то, что общечеловеческие принципы и идеалы приемлемы для всех народов и могут быть основой устройства общества по той или иной схеме (модели).

Коснемся еще некоторых аспектов видения проблемы перехода к формированию человечного человека — главного действующего лица новой истории.

Исходным положением должно быть то, что предпосылки становления человечного человека подготавливаются не теорией, а самой жизнью. Теория же отражает закономерность и тенденцию, общие направления процесса, а также показывает пути предотвращения негативных явлений и усиления позитивных в пределах возможностей людей.

Следует иметь в виду, что исторические тенденции, глобальные долговременные закономерности показывают, что главный путь цивилизации и прогресса пролегает через переход от экономического к человечному человеку, к постэкономической эпохе как основному этапу в жизни человечества. Это давно было замечено выдающимися мыслителями различных времен (в отличие от консерваторов, считающих экономическую эпоху, в частности капитализм, вечной системой). Например, Сен-Симон писал: «Счастливой будет та эпоха, когда честолюбие величие и славу начнет видеть только в приобретении новых знаний и покинет нечестные источники, которыми оно пытается утолить свою жажду» [68]. Как видим, речь идет об эпохе, когда высшие ценности будут определяющими. Более конкретно постэкономическую эпоху охарактеризовал К. Маркс. Он писал: «Царство свободы начинается в действительности там, где прекращается работа, диктуемая нуждой и внешней целесообразностью (курсив наш. — Г.М.), следовательно, по природе вещей оно лежит по ту сторону сферы собственного материального производства» [69]. Настоящая свобода — важный детерминант человечного

[315]

человека — по Марксу, соответствует постэкономической эре. И это вполне убедительно [70].

Современные взгляды о постэкономической и пострыночной экономике формируются на более зрелой практической основе, когда кризис рыночной экономики и необходимость ее замены подготовлены самой жизнью. Это, конечно, не значит, что процесс будет форсирован. Пока происходят в основном глубинные, латентные изменения, которые на поверхности не видны без теоретических знаний и анализа.

Главные предпосылки становления человечного человека, как сердцевины постэкономического гуманизированного общества, связаны с развитием и изменениями самого человека, его роли в общественной жизни и экономике. Происходит снятие противоречия между ролью человека как создателя экономики и его подчиненным, отчужденным положением (о чем речь шла выше относительно как наемных работников, так и их нанимателей), которое имеет место благодаря господству физического капитала. Но новый уровень развития (технологии, экономических отношений и т.п.) на передний план выдвигает роль человека (человеческого капитала). «Наиболее ценным капиталом в ХХ в. было производственное оборудование, в ХХI в. наиболее ценным капиталом как с коммерческой, так и с некоммерческой точки зрения станут работники, занимающиеся интеллектуальным трудом» [71]. Так думает П. Дракер, который еще в 1939 г. ратовал о конце экономического человека и начале постэкономической эпохи. Благодаря этому изменяются социально-экономические отношения, главное из них — отношение подчинения одного человека другому. Дракер пишет: «Традиционные различия в гораздо большей степени нуждаются в месте на производстве, чем производство нуждается в них, что касается интеллектуальных работников, в большинстве своем интеллектуальные работники и организация представляют собой симбиоз, в котором каждая сторона в равной степени нуждается в другой» [72]. Этим и устраняется

[316]

подчиненность человека человеку. Они оказываются равноправными. По Дракеру, «служащим следует управлять так, как если бы они выполняли свою собственную работу на договорных началах» [73].

Решающим условием доминирующего положения человека (человечного человека) в общественной жизни и относительно экономики является задействование ресурсов человечности, таящихся в человеке. Эти ресурсы могут быть представлены следующим образом:

На этих ресурсах основаны все остальные необходимые для прогресса источники (факторы).

Созидательный потенциал — социальная энергия капитала неуклонно возрастает и достигает колоссальных размеров. Соответственно увеличиваются объемы благ, изменяются их качественные характеристики, структура. Доминантное положение занимают духовные и социальные блага, которые по способу потребления и присвоения в корне отличаются от материальных благ. В частности, они потребляются и присваиваются так, что не расходуются (знания, идеи, справедливость, порядок и др.), они не могут быть также разделены, отобраны у одних и переданы другим индивидам и т.п. Все это в корне меняет общественно — экономические отношения между людьми, устраняет старые порядки, несправедливости. Помимо того, радикально меняется отношение людей к материальным благам (экономическому богатству), снижается их ценность и роль в жизни человека в сравнении с духовными и социальными ценностями. Человечный человек больше ценит исконные человеческие отношения, чем коммерческие [74]. В целом возрастают гуманные отношения (степень справедливости) в области распределения благ, что не только не снизит заинтересованность

[317]

в высокой эффективности производства, но и повысит ее ввиду творческой внутренней мотивации труда, выражающей настоящую сущность человека.

В преобразовании жизни людей, экономических отношений между ними, как известно, велико влияние нового технологического способа производства — переход на информационную технологию, изменяющую не только производственный процесс, но всю среду производства и жизни, продукты трудовой деятельности, организацию, способствующую гуманизации экономических отношений.

Один из важных компонентов ресурсов человечности — нравственность, заложенная в человеке от природы и развивающаяся под влиянием социогенных факторов, самой логики отношений между людьми, накопленного опыта, образующих надежную опору не только сохранению, но и укреплению истинных человеческих качеств как фундамента, на котором может стоять человечный человек. В благоприятных социально-экономических условиях (высокий уровень материального обеспечения и духовно-культурного развития) этот ресурс будет активизирован, что будет способствовать облагораживанию человека, освобождению его от злых намерений, ненависти, склонности к господству над другими людьми, агрессии и др.

Интеллектуально-духовные и материально-технические условия подготавливают устранение дегармонизации в рассмотренном нами в начале статьи треугольнике сотрудничестве, в частности его неравновыгодности для сторон по результатам, от которой и образуется основа социально-экономических противоречий, несправедливости, крайнего экономического (имущественного) и социального неравенства с вытекающими из этого последствиями. Особенно важно исчезновение наемного труда, которое может обеспечить ситуацию, когда все будут довольны своим положением, осознав его справедливость. В этом обществе «бал будет править» человечный человек [75].

Было бы ошибкой, не признать в формировании человечного человека роль политической системы, государства на демократической основе как концентрированного воплощения лучших качеств народа, его

[318]

культурного и образовательного уровня, научного сознания (значение которого еще недооценивается) и т.п. Без государства общественная жизнь (только в надежде стихийного механизма регулирования) не вышла бы из состояния дикого стада. От использования организующего потенциала государства будет во многом зависеть облагораживание общественной жизни, которая сама оказывает обратное воздействие на становление реально (а не декларативно, наполовину) демократического государства, когда отсутствует всякое неоправданное насилие — и явное, и скрытое, в любой форме.

На такой основе возвышения человека и экономики, когда на арене исторического процесса выступит человечный человек, будет положен конец иллюзорным представлениям о добре и зле, свободе, благосостоянии, счастье и т.п. Они будут пониматься однозначно. Все понятия будут толковаться по их истинному смыслу (содержанию). Вещи будут называться своими именами (в отличие от нынешней ситуации, когда они часто искажены). Будут сорваны маски со скрытых действий, насилия, уйдут с арены фальшивые «ценности».

Человек освободится от раздвоения, разорванности, обретет целостность. Восторжествует истина. Это будет настоящее озарение для человечества. Человечество повернется к проблемам самосохранения, саморазвития, самосовершенствования. Вот к чему может привести переход от экономической эпохи к постэкономической, когда экономика будет не повелителем, а слугой, когда будет торжествовать человечный человек [76]. Лучшая жизнь по принципам человечности возможна еще для нынешнего поколения людей [77].

Примечания

[1] Я руководствуюсь тем, что критическое осмысление действительности есть условие ее научного познания и практического усовершенствования, поэтому мог бы сказать о действительности так: «Лишь недостатки твои я не люблю» (Шекспир).
Назад

[2] Среди них можно назвать Н. Бердяева, написавшего еще в 30-х годах ХХ столетия работу «Судьба человека в современном мире», а также К. Ясперса, А. Швейцера, П. Сорокина, Т.Д. Шардена, И. Дьюи, Е. Шпрангера, Э. Фромма, А. Камю, Э. Кассирера, М. Хайдеггера и др.
Назад

[3] Так, Э. Фромм пишет: «Он упорно трудится, но им обладает смутное чувство тщетности всего его стараний и усилий. Растет его власть над материальным, но одновременно увеличивается бессилие человека в индивидуальной и общественной жизни» (Фромм Э. Человек для себя // Фромм Э. Бегство от свободы. Человек для себя / Пер. с англ. М., 1998. С. 377).
Назад

[4] Как пишет А. Камю, «источником нечеловеческого являются только люди» (Камю А. Миф о Сизифе. Бунтующий человек / Пер. с англ. М., 1980. С. 5).
Назад

[5] Печчеи А. Человеческие качества / Пер. с англ. М., 1980. C.5.
Назад

[6] Известно, что человека в разное время определяли как «политическое существо» (Аристотель), «мыслящее существо» (Ибн-Халдун), «разумный человек» (homo sapiens), «человек творец» (homo faber) и т.д. Этими определениями подчеркиваются важные человеческие детерминанты. Уместно также отметить понятие Спинозы «природа человека».
Назад

[7] Исходя из разностороннего подхода к основным индивидуальным характеристикам, Е. Шпрангер различал: 1) теоретического человека, 2) экономического человека, 3) эстетического человека, 4) социального человека, 5) человека власти, 6) религиозного человека (Spranger E. Lebensformen, 1925. S. 410).
Назад

[8] Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов / Пер. с англ. Т. 1. М., 1935. C.2.
Назад

[9] Никакая общественная жизнь невозможна, когда учитываются лишь интересы индивидов, считает Бентам, утверждающий, что индивидуальные интересы - единственно реальные, все остальные - химера (см.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 2. С. 148).
Назад

[10] М. Вебер писал: «Стремление к наживе, к наибольшей денежной выгоде само по себе ничего общего не имеет с капитализмом... Можно с полным правом сказать, что оно свойственно alle sorts conditions of men (людям всех типов и сословий), всех эпох и стран мира... Капитализм безусловно тождественен стремлению к наживе в рамках непрерывно действующего капиталистического предприятия, непрерывно возрастающей прибыли и рентабельности» (Вебер М. Избр. соч. М., 1990. C.47-48).
Назад

[11] Темпы роста и их ускорение рассчитаны по: Bairoch P. Economics and World History: Myths and Paradoxes. Chicago, 1993. C.95.
Назад

[12] Источник: International Monetary Fund. World. Economic Outlook. May. 2000. P. 99.
Назад

[13] Предварительная оценка.
Назад

[14] Прогноз.
Назад

[15] Ломакин В.К. Мировая экономика. М., 2000. C.45.
Назад

[16] Ф. Энгельс указывал, что «когда у общества появляются потребности в технике, эти потребности намного быстрее двигают науку, чем десятки университетов» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 39. С. 174).
Назад

[17] Политика США в области науки / Пер. с англ. М., 1971. C.51.
Назад

[18] Там же. М., 1971. C.298.
Назад

[19] Statistical Yearbook. 1993. UWESCO. C. 5 - 10.
Назад

[20] Мировая экономика и международные отношения (МЭМО). 2001. № 8. C.54.
Назад

[21] Наука и техника современного капитализма. М., 1987. C.278.
Назад

[22] МЭМО. 2001. № 2. C.3.
Назад

[23] Доклад ООН о развитии человека за 2000 г. C.197.
Назад

[24] Бюллетень иностранной коммерческой информации. 1999. № 42. C.1.
Назад

[25] Там же.
Назад

[26] По мнению американского экономиста П. Дракера, человеческие знания есть не просто капитал, а единственный капитал (The Educatianal Revolution. Social Change: Sourees. Patterns and Consequences. New York, 1973. C.236).
Назад

[27] Общество и экономика. 1997. № 7 - 8. С. 48.
Назад

[28] МЭМО. 2001. № 2. C.4.
Назад

[29] По ориентировочным расчетам, среднегодовое производство новых идей в ХХ в. по сравнению с ХIХ выросло примерно в 30 раз (МЭМО. 2001. № 2. С. 7).
Назад

[30] МЭМО. 2001. № 2. C.11.
Назад

[31] Там же. C.6.
Назад

[32] Там же. C.17.
Назад

[33] Ломакин В. Мировая экономика. М., 2000. C.283.
Назад

[34] Подтверждением этого противоречия явилось, например, то, что девиз «Биржевых ведомостей»: «Прибыль выше всего, но честь выше прибыли!» — еще в старое время декларировался, но постоянно нарушался.
Назад

[35] Подробнее об этом см.: Малашхия Г. Метаэкономика — философия экономики. Тбилиси, 1995.
Назад

[36] Только уродливая логика защитника капиталистического распределения благ может приводить к выводу, что оно справедливо. Именно несоответствие присвоения благ с личным вкладом владельцев факторов производства, уходящее в глубь истории, образует предпосылки для вопиющего, ничем не оправданного имущественного неравенства людей, которое все больше углубляется.
Назад

[37] Здесь уместно вспомнить следующее высказывание: «Капитал боится отсутствия прибыли... как природа боится пустоты... Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживленным, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы». (цит. по: Маркс К. Капитал. Т. 1. М., 1988. С.770). В этом отношении с тех пор мало что изменилось. Аппетит капитала не убывает.
Назад

[38] Цит по: Фромм Э. Иметь или быть / Пер. с англ. М., 1990. C.154.
Назад

[39] Продаются рабочие и инженеры, ученые, спортсмены, актеры, домашние слуги (они продают себя или их продают другие). Шире распространяется торговля рабами — трефикинг — одна из бесчеловечностей нашего времени.
Назад

[40] Принцип справедливости выгоден для всех, если рассмотреть его с долговременной точки зрения, ибо сиюминутные выгоды от нарушения принципа справедливости в дальнейшем оборачиваются обратными последствиями.
Назад

[41] «Источником нечеловеческого являются также люди» (Камю А. Миф о Сизифе. Бунтующий человек. С. 27).
Назад

[42] А. Эйнштейн в статье «Почему социализм?» писал: «Экономическая олигархия капиталистического общества в таком виде, в каком он существует, — вот, на мой взгляд, реальный источник зла. Мы видим великую маску производителей, которые неустанно стараются урвать друг у друга плоды их коллективного труда — не силой, а в соответствии с правилами, установленными законом.»
Назад

[43] Мнение об исчезновении капиталистов и их господства в обществе можно отнести к мифам, рассчитанным на наивных.
Назад

[44] В настоящее время многие высказывают сомнение в способности «невидимой руки» А. Смита, особенно в современных условиях, регулировать экономические процессы. К примеру, известный американский экономист Дж. Тобин думает, что теорема «невидимой руки» должна быть модифицирована (Российский экономический журнал. 2002. № 3. C.42-43).
Назад

[45] Доклад ООН о развитии человека за 2000 г. C.6.
Назад

[46] Там же. C.4-8.
Назад

[47] Доклад ООН о развитии человека за 2000 г. C.3-4.
Назад

[48] Там же. C.5.
Назад

[49] Экономическая энциклопедия. Политическая экономия. Т. 1. М., 1972. C.325.
Назад

[50] Источник: Доклад ООН о развитии человека за 1998 г. С.171, 181, 189, 193, 201.
Назад

[51] Э. Фромм пишет: «Человек деградирует до уровня рецептивной и рыночной организации» (Фромм Э. Психоанализ и культура. М., 1995. С. 451). Потеряно чувство стыда — весомый фактор нравственности.
Назад

[52] Последствия деятельности экономического человека впервые всесторонне проанализированы в книгах представителей Римского клуба, после появления которых было написано и издано множество других работ на эту тему.
Назад

[53] Об этой опасности А. Швейцер писал: «Человек превратился в сверхчеловека; чем больше мы превращаемся в сверхлюдей, тем бесчеловечнее мы становимся» (цит. по: Фромм Э. Иметь или быть. С.11).
Назад

[54] Бердяев Н. Судьба человека в современном мире. Париж, 1934. C.13.
Назад

[55] Поппер К. Открытое общество и его враги / Пер. с англ. М., 1992. Т. 1. С. 7, 15.
Назад

[56] Э. Фромм пишет: «Человек обладает обширными знаниями о материи, но он остается невежественным в самых важных и фундаментальных вопросах человеческого существования, а именно: что такое человек, как он должен жить, каким образом можно вызволить и плодотворно использовать во благо человека заключенные в нем огромные потенциалы» (Фромм Э. Человек для себя. С.377).
Назад

[57] Бердяев Н. Судьба человека в современном мире. C.14.
Назад

[58] Э. Фромм пишет: «Цель рыночного характера — полнейшая адаптация, чтобы быть нужным, сохранить спрос на себя при всех условиях складывающихся на рынках личностей. Они не интересуются, по крайней мере сознательно, такими философскими или религиозными вопросами “как и для чего живет человек?”... “Почему он придерживается того или иного направления?”. Но ни у кого нет “самости”, стержня чувства идентичности» (Фромм Э. Иметь или быть. С.153).
Назад

[59] Аристотель отмечал: «Никто, обладая знанием, не станет противодействовать добру» (Аристотель. Этика. СПб., 1908. С. 123). Надо отметить, что Аристотель указал на одну из предпосылок поведения людей. Но, конечно, исходя из своих субъективных интересов и люди, владеющие знаниями, совершают чудовищные действия, приносящие им удовлетворение.
Назад

[60] Этот процесс протекал как бы по аналогии специализации отдельных функций живых организмов в процессе эволюции, когда другие функции оставались неразвитыми (Люс Д. Эволюция и человек / Пер. с англ. М., 1964).
Назад

[61] Радикальный индивидуализм, замкнутость в собственных интересах, чрезмерное стремление к богатству, к которому тяготеют многие люди, можно расценивать как животный, безудержный инстинкт, снижающий человечность.
Назад

[62] Г. Друммонд писал: «Без борьбы за жизнь других, очевидно, не могла бы продолжаться и борьба за лучшую жизнь... Борьба за лучшую жизнь почти целиком держится на результатах борьбы за жизнь других» (Друммонд Г. Эволюция и прогресс. М., 1897. C.34-35).
Назад

[63] «Новый человек» был предметом обсуждения многих мыслителей с древних времен и остается им до сих пор. Важные ориентирующие на совершенствование человека мысли высказаны, как нам представляется, в работах И. Экхарта, К. Маркса, А. Швейцера, Э. Кассирера, Э. Фромма и др.
Назад

[64] К. Ясперс утверждал, что «Совершенного человека быть не может» (Ясперс К. Смысл и назначение истории / Пер. с нем. М., 1994. С. 453).
Назад

[65] Нетрудно заметить стремление всех, даже самых вредных, людей выглядеть добрыми, честными, справедливыми. Их оскорбили бы слова «злой», «аморальный» и др., что показывает огромную силу общечеловеческих, социальных, духовных ценностей.
Назад

[66] Это широкий круг людей из экономической теории, других социальных наук, политиков и, конечно, из практики.
Назад

[67] Представители концепции социальной рыночной экономики, например, считают ее идеальной (см.: Херрманн-Пилат К. Социальная рыночная экономика как форма цивилизации // Вопросы экономики. 2000. № 12. C.48-53).
Назад

[68] Сен-Симон К.А. де Р. Собр. соч. М.; Л., 1923. C.8.
Назад

[69] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 25. Ч. II. C.386-387.
Назад

[70] Аналогичной точки зрения придерживается В. Парцвания-Чараия, когда пишет о деньгах: «Пока этот объективный, естественный и соответственно необходимый “господин” не сложит своих полномочий, не может быть речи о непосредственной действительности человеческого общества» (Парцвания-Чараия В. Правильно ли мы понимаем сущность человека? Тверь, 1996. С.15). Деньги и их властвование являются, конечно, концентрированным выражением экономической эпохи.
Назад

[71] Drucker P.F. Menegment challenger for the XXI century. New York, 1999. P. 135.
Назад

[72] Ibid. P. 149. — Современное общество Дракер характеризует как постэкономическое. Это, на наш взгляд, преувеличение — в действительности речь может идти пока только о переходном периоде.
Назад

[73] Ibid. P. 149.
Назад

[74] Такая тенденция уже наблюдается в деятельности общественных организаций, государственных структур, в их расширении в направлении социальной защиты, благотворительной деятельности и т.п. Более интенсивно расширяются нерыночные отношения, чем рыночные, в частности в сфере распределения благ. Например, нерыночное распределение ВВП через государственный бюджет в высокоразвитых странах увеличилось в среднем от 11% в 1870 г. до 45% в 1996 г. (МЭМО. 2002. № 3).
Назад

[75] Надо, вопреки утверждению исторического материализма, полагать, что революционная сила, которая преобразует общество, есть не какой-нибудь класс, а интеллектуально-культурный потенциал общества, общий уровень развития общественного сознания, которыми обусловлены все коренные процессы преобразований в жизни общества.
Назад

[76] Речь идет о всеобщем проявлении человеческих качеств, ибо представители человечных людей как лучшая часть общества всегда жили и живут теперь рядом с другими. Что касается экономического человека, то он не может быть последним человеком в истории, которая подготовила все предпосылки смены его человечным человеком. Новые условия будут несовместимы с порядками, где бытовал экономический человек.
Назад

[77] Думаем, надо согласиться с критикой Сен-Симоном Руссо, что золотой век надо искать не в прошлом, а в будущем. Иначе человечество, подобно рано умершему человеку, покинет арену жизни, не выполнив свое предназначение.
Назад



Смотрите также:

Малашхия Г.М. Экономическая теория о человеке

Ключевые понятия:

Если вы хотите предложить редколлегии ключевые понятия, описывающие этот текст, то это очень легко сделать, заполнив простую форму (откроется в новом окне). Заранее благодарим вас за участие!

О тексте:

Оценить этот текст

Ваши комментарии:

Добавить комментарий

 

Обсудить на форуме

Заметили ошибку? Отправьте письмо разработчикам!

Обновлено: 07.01.2006


Наверх

 [Начало] [Theoreia] [Тексты] [Проекты] [Personalia] [Образование] [Информаторий] [Энциклопедия] [Форум] [Обратная связь


© Координатор проекта — Геннадий Крупнин. Дизайн и архитектура — Роман Горюнов

По всем проблемам, связанным с сайтом, можете обращаться к вебмастеру по адресу webmaster@anthropology.ru