Современная западная философия о культурном пространстве

В последнее время термин «культурное пространство» встречается в самых разнообразных вариантах. Каждый из авторов вкладывает в него свое восприятие, поэтому усиливается разрыв между прочтением и смыслом, который вкладывался изначально. В западной философии с середины ХХ века усиливается тенденция выделения смыслового поля культурного пространства. Истоки этого можно найти в процессе трансформации научных представлений о пространстве вообще. Длительное время философское сознание вытеснило понятие пространство на второй план по отношению ко времени. Пространство и время в философии воспринимались как соотносимые явления, которые могут быть уподоблены друг другу (пространство наполнено временными существующими предметами; время наполнено пространственными событиями). Они легко перекодируют друг друга.

Вторая половина ХХ века вновь актуализирует пространственные представления в философии. Усилились поиски более полной пространственно-временной картины мира, которая сумела бы объединить физический Космос и сознание. В этих исследованиях важное место стало отводиться понятию «культурное пространство». Оно воспринимается непосредственно связанным с сознанием человека и его деятельностью. «Основная разница между пространством и временем проявляется в их отношении к человеку как воспринимающему субъекту…» 1. Пространственные структуры отличаются от временных прежде всего топологическими качествами. Они обладают свойствами обратимости, способностью разворачиваться сразу в трех измерениях.

Именно в культурном пространстве возможно сосуществование прошедших и современных пластов культуры. Утверждается представление о пространстве как действенном элементе культуры. Культурное пространство воспринимается как система регулятивных оснований человеческой деятельности и ее знаково-символического содержания, воплощенного в многообразных продуктах культурной практики. Каждое культурное пространство предстает как органическое целое, где все составные части объединены общими ценностями.

В структурализме человек был исключен из культурного ландшафта. С точки зрения этого направления, он должен жить и развиваться по своим законам. Окружающий человека культурный ландшафт описывался Дерридой, как «…нечто вроде архитектуры покинутого (или незаселенного) города, который… был оставлен людьми. В этом городе, низведенном до состояния скелета, еще живут некоторые призраки культуры, фантомы значения, которые только и удерживают его от перехода в природное состояние» 2.

Отказ от признания ведущей роли структурализма в западной философии позволил пересмотреть представления о культурном ландшафте и культурном пространстве. Оно стало соотноситься с неким идеальным телом, которое формирует мировоззрение людей. Культурное пространство стало восприниматься синонимом понятия «Другой», сравнивая с которым человек познает себя.

Культурное пространство формирует многообразие культурных текстов. Каждый из них играет специфическую роль в деятельности людей. Тексты культурного пространства дают возможность познавать обратную сторону мира. Такое познание происходит в качестве того, что М. Мерло-Понти, Ж. Делез, вслед за М. Хайдеггером называют складкой.

Но нельзя полностью соотносить культурное пространство с текстом, он всего лишь часть культурного пространства.

В западноевропейской науке возникло специальное направление, которое занято изучением культурных пространств — проссемика. С их точки зрения, «…пространство является “говорящим”,…наделяется значениями, варьирующимися от культуры к культуре. К трем измерениям пространства проссемика добавляет четвертое — культурное… внутри этого пространства существуют сильные и слабые коды» 3.

Культурное пространство, создаваясь человеком, получает самостоятельное существование. Оно имеет свою структуру, функции, динамику. Культурное пространство воплощает образную модель окружающей действительности. Культурное пространство — это «Дом», среда повседневного обитания людей. Оно приобретает значение Вторичного мира — иллюзорного, с одной стороны. Но этот иллюзорный мир играет большую значимость для субъекта, чем реальный природный. С другой стороны, культурное пространство воплощается в реальных действиях человека, его творчестве.

Человек наполняет духовным содержанием культурное пространство. Оно несет на себе «печать» человека, вне которого не существует. Оно превращается в абстрактный язык, способный выражать различные содержательные понятия. «Пространство дано ему (человеку) как распределительная структура, и через контроль над пространством он держит в своих руках все варианты взаимоотношений…» 4.

Формируя культурное пространство человек осуществляет свой способ видения мира. В свою очередь культурное пространство воздействует на человека. И не только через создание внешних знаковых форм (архитектура, интерьер, костюм и т.д.), но и через изменение образа жизни, конструирование его нового облика. «Будучи живым существом человек растет, функционирует, видит как перед ним раскрывается пространство, неподвижные координаты которого пересекаются в нем самом» 5.

В пространстве постмодерна сосуществует множество пересекающихся плоскостей культурных пространств. Плоскости пересечения, точки соприкосновения становятся центрами постмодернистской среды. Человек в таком пространстве выступает уже не столько создателем текстов, сколько образом, в котором осуществляется персонификация культурного пространства. Человек оказывается все больше и больше поглощен культурным пространством. «…между Я и его телом, между Я и миром не существует перехода.. существует лишь истина мира и мышление соответствующее миру» 6. Культурное пространство в современно мире включает в себя все специфические черты человеческой деятельности, формирует «нужный» тип человека. Философская мысль конца ХХ века, акцентируя внимание на понятии «культурное пространство», выдвигает на первый план саму проблему человеческого существования.

Endnotes
  • [1] Текст-культура-семиотика нарратива. Тарту,1989.С.29
  • [2] Гурко Е. Тексты de-конструкции.Томск, 1999. С. 36.
  • [3] Эко У. Отсутствующая структура. СПб., 1998.С. 247.
  • [4] Бодрияр Ж. Система вещей. М.., 1999. С. 31
  • [5] Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. СПб., 1980. С.370.
  • [6] Мерло-Понти М. В защиту философии. М., 1996. С. 8-9.

Похожие тексты: 

Добавить комментарий