Ортодоксальное и крамольное в «Баоцзюань о Муляне»

[28]

Баоцзюань — один из жанров китайской простонародной песенно-повествовательной литературы XIV—XX вв. В зарубежной и отечественной науке исследовались главным образом «ранние» баоцзюань (в основном — XVI—XVII вв.), в которых отражены основные положения тайных религий, бурно развивавшихся в Китае в эту эпоху. Гораздо меньшее внимание ученых привлекли баоцзюань позднего периода расцвета жанра (XIX — нач. XX вв.) В «поздних» баоцзюань усилилась сюжетность, они потеряли связь с тайными учениями 1, но, тем не менее, многие произведения по-прежнему имели религиозную тематику. В поздних баоцзюань представлен сложный комплекс синкретических народных верований, который определяется как «народная религия» 2. В то же время ценности, отраженные в поздних баоцзюань, не всегда совпадают с общей традицией китайской культуры.

Д. Овермейер, анализируя баоцзюань раннего и позднего периодов, пришел к выводу о том, что религиозное мировоззрение в этих текстах имеет два уровня — ортодоксальный и крамольный, что связано с противостоянием в народном [29] мышлении конфуцианства, являвшегося государственной идеологией, и буддизма, который давал «теоретические основания для ереси» 3.

Народные верования в традиционном обществе могли оцениваться с позиции как конфуцианства, так и буддизма, причем каждая точка зрения претендовала на ортодоксальность и «устранение ложного». Так Ло цзу (известен также под именами Ло Цин и Мэн Хун) (1443—1527), основатель Учения о Недеянии — У вэй цзяо, отвергал «ложную» религиозную обрядность, в том числе и новых тайных религий, исходя из популяризированного им положения буддийской школы Чань о постижении «истинной» единой природы мира через преодоление всех оппозиций. Одно из его сочинений называется «Баоцзюань о ключе, сокрушающем ложное и проявляющем истинное» — По се сянь чжэн яоши баоцзюань (перв. изд. — 1509 г.). Ло Цин первым стал использовать баоцзюань как форму изложения идей тайных религий, и многие из них, как ни парадоксально, возводили свое учение к его книгам 4. В то же время сочинение чиновника Хуан Юй-пяня (нач. XIX в.), боровшегося с тайными учениями и разоблачавшего «крамольное» содержание баоцзюань (в том числе и книг Ло Цина), также носит название «Подробный разбор, сокрушающий ложное» — По се сян бянь (первая часть издана в 1834 г.). Хуан Юй-пянь критиковал мифологические представления, отраженные в ранних баоцзюань, исходя из конфуцианского рационализма 5. В связи с этим интересно исследование позиции авторов поздних баоцзюань в отношении народного религиозного мировоззрения, их определение ортодоксального и крамольного, ложного.
[30]

Одним из самых популярных баоцзюань позднего периода, связанных с проповедью буддийских идей и попыткой примирить их с конфуцианскими представлениями, является «Баоцзюань о Муляне» (полное название — «Баоцзюань о том, как Мулянь в трех воплощениях спасал мать» — Мулянь сань ши цзю му баоцзюань6. Его исполнение вслух сохранилось до наших дней как в уезде Цзинцзян провинции Цзянсу 7, так и в некоторых районах провинции Ганьсу.

Сюжет этого баоцзюань — спасение учеником Будды Шакьямуни Мулянем (санскр. Маудгальяяна) своей грешной матери от мук подземной темницы — взят из буддийского канона, но в то же время максимально приближен к конфуцианским представлениям о долге сыновней почтительности. В баоцзюань утверждается религиозный синкретизм, характерный для мышления китайцев, имеется положение о том, что «у трех учений [конфуцианства, буддизма и даосизма — Р.Б.] единый исток» 8. Наряду с проповедью буддийской этики (идеи кармического воздаяния) баоцзюань содержит призыв «слушать наставления местных шэньши (элиты традиционного общества — Р.Б.)» 9, т. е. отстаивает патриархальные ценности. В то же время не все элементы «народной религии» признаются истинными.

«Баоцзюань о Муляне» широко использует народные верования в кару подземной темницы и помощь высших сил. В нем действуют судья загробного мира Янь-ван (санскр. Ямараджа) [31] и его слуги-демоны, бодхисаттва Дицзан (санскр. Кшитагарбха), контролирующий работу подземной темницы, милосердная бодхисаттва Гуаньинь (санскр. Авалокитешвара) и ее помощники, в связи с чем китайские ученые считают, что этот баоцзюань несет «сильный оттенок феодальных суеверий» 10.

Вместе с тем в баоцзюань строго осуждается даосская практика «внутренней алхимии», направленная на достижение бессмертия. Она считалась путем к спасению во многих тайных религиях Китая и нашла отражение в ряде ранних баоцзюань 11. В «Баоцзюань о Муляне» «одинокие монахи», занимавшиеся даосской алхимией, представлены шарлатанами, которые получают возмездие за грехи в подземной темнице 12.

Интересно, что в «Баоцзюань о Муляне» признается ложным такой элемент «народной религии», как сжигание бумажных денег, которые могут использоваться покойником в загробном мире. В баоцзюань говорится, что эти деньги лежат без применения в подземной темнице и что использование их нарушило бы закон воздаяния — «бедные все бы погибли, // а богатые могли бы спастись» 13. В этом отношении проповедь баоцзюань находится в явном противоречии с народной традицией, в которой сжигание бутафорных денег и изображений утвари как часть похоронного обряда до сих пор остается весьма популярным 14.
[32]

Особую роль в содержании «Баоцзюань о Муляне» играет проповедь полного вегетарианства для светских последователей религии. В баоцзюань утверждается, что всякое употребление в пищу мяса ведет к загробному воздаянию: «съел восемь лянов мяса — // возврати полцзиня [т. е. столько же, 1 цзинь равен 16 лянам — Р.Б.]» 15. В ортодоксальном буддизме вегетарианство предписывается монахам, но верующие миряне в традиции китайского буддизма соблюдали пост лишь частично: по определенным дням месяца в связи с принятием обета или в дни праздников и особых событий 16. Введение полного поста для верующих мирян наблюдалось в общине Мао Цзы-юаня (1086—1166), с именем которого связывают происхождение тайной религии Белого лотоса — Байлянь-цзяо, и сохранилось в практике более поздних тайных учений Китая 17.

Интересно, что этические предписания в «Баоцзюань о Муляне» вполне согласуются с практикой Лунхуа-цзяо (Учение Цветка дракона) — одной из наиболее распространенных тайных религий, относящейся к более широкой традиции Чжай-цзяо (Учение Поста). Она также основывается на использовании некоторых положений ортодоксального буддизма в сочетании с соблюдением норм конфуцианской морали. Последователи Лунхуа-цзяо проповедовали полное вегетарианство и осуждали сжигание бутафорных денег; при этом его общины часто воспринимались как буддийские 18.

Таким образом, идеология «Баоцзюань о Муляне» представляет собой одно из ответвлений «народной религии», заимствующее определенные ее элементы и принимающее за истинное, ортодоксальное особое понимание буддийского учения. Возможно, в какой-то степени оно связано с идеологией одной [33] из тайных религий, которые зачастую находились не в прямых отношениях с аморфной «народной религией», заимствуя их элементы и маскируясь под популяризацию официально принятых положений буддизма и конфуцианства. Внешне принимая законность этических норм, установленных конфуцианством, авторы баоцзюань ставили на первое место буддийский идеал освобождения, понимаемого как преодоление традиционных социальных и родственных отношений (в ряде случаев это вело к образованию особых религиозных сообществ — тайных религий). При этом неприемлемые для авторов религиозные практики осуждались в баоцзюань в качестве «крамольных» и ложных.

Дальнейшее исследование текстов поздних баоцзюань, получивших популярность среди простого народа в период упадка империи и перехода к республике, поможет более детально представить особенности религиозного мышления китайцев в период распада традиционного общества.

Endnotes
  • [1] Ли Ши-юй. Новое исследование баоцзюань. Баоцзюань синь янь // Литературное наследие, дополнительные выпуски. Вэньсюэ ичань. 1957. № 4. С.176.
  • [2] Тертицкий К.М. Китайские синкретические религии. М., 2000. С.22.
  • [3] Overmyer D.L. Values in Chinese Ming and Ch’ing Sectarian Literature — Pao-chüan // Popular Culture in Late Imperial China. University of California Press, 1985. Р.253.
  • [4] Поршнева Е.Б. Религиозные движения позднесредневекового Китая. М, 1991. С.64—68.
  • [5] Overmyer D.L. Folk Buddhist Religion. Harvard University Press, 1976. P.29—31.
  • [6] Этот баоцзюань представлен в литографическом издании в собрании СПб ФИВ РАН (Баоцзюань о том, как Мулянь в трех воплощениях спасал мать. Шанхай: Хунда, 1922); полный его текст в почти идентичном варианте опубликован в собрании баоцзюань из провинции Ганьсу: Дуань Пин. Собрание баоцзюань [из района] к западу от реки Хуанхэ. Хэси баоцзюань сюань. Тайбэй, 1992. Т. 2, С.911-980.
  • [7] Мяо Бин-линь. Предварительное исследование баоцзюань из [уезда] Цзинцзян. Цзинцзян баоцзюань чутань // Этнографический вестник Пекинского университета. Бэйда миньсу тунсюнь. 1986, № 14. С.15—16.
  • [8] Баоцзюань о том, как Мулянь в трех воплощениях спасал мать. Шанхай: Хунда, 1922. С.43б.
  • [9] Там же. С.30а.
  • [10] Мяо Бин-линь. Предварительное исследование баоцзюань из [уезда] Цзинцзян. Цзинцзян баоцзюань чутань // Этнографический вестник Пекинского университета. Бэйда миньсу тунсюнь. 1986, № 14. С.15.
  • [11] Баоцзюань о Пу-мине. Факсимиле / Изд. текста, пер., исслед. и коммент. Э.С. Стуловой. М., 1979. С.101—102.
  • [12] Баоцзюань о том, как Мулянь в трех воплощениях спасал мать. Шанхай: Хунда, 1922. С.24а.
  • [13] Там же. С.17а.
  • [14] Вэнь Цзянь, Горобец Л.А. Погребальные традиции и даосизм в современной деревне Юго-Западного Китая // Религиозный мир Китая: Альманах. Вып.1. М., 2003. С.98.
  • [15] Баоцзюань о том, как Мулянь в трех воплощениях спасал мать. Шанхай: Хунда, 1922. С.8а.
  • [16] Overmyer D.L. Folk Buddhist Religion. Harvard University Press, 1976. Р.77.
  • [17] Ibid. P.90—93.
  • [18] Тертицкий К.М. Китайские синкретические религии. М., 2000. С.211—214.

Похожие тексты: 

Добавить комментарий