Культурная значимость близнечного мифа в истории

В истории человеческой культуры миф о близнецах играет существенную роль. Этот миф отражается в различных областях духовной, психической и ментальной деятельности человека. В частности, одним из преломлений близнечного мифа является проблема соотношения логики и мифа в контексте философского знания. Суть проблемы состоит в том, что всякая культура основывается на двух несводимых источниках. Основная задача здесь заключается в том, чтобы показать как логика и миф в культурном развитии выполняют однородные функции, выраженные различными способами, продуктами которых являются инвариантные культурные смыслы (или культурные константы с существенным содержанием). Ключевыми вопросами в рамках этой общей проблемы являются выведение рефлексивных структур из недр мифа, рациональное закрепление этих структур в логической форме, а также поиск эвристических возможностей практического применения логических конструкций. Логика и миф, как результаты человеческой духовной деятельности, не находятся в состоянии полной изоляции. Будучи относительно самостоятельными формами понимания и осмысления жизненного мира, дополняя друг друга, они служат для человеческого самоопределения и самосознания перед лицом необратимого течения истории.

Сравнительный анализ мифа и логики показывает, что их практические результаты идентичны в определенном смысле. История ХХ в., особенно исторические преобразования в России, свидетельствуют о том, что рациональные проекты организации социума, основанные на логических аргументах, не могут предусмотреть все возможные проявления жизненной активности человека. Актуальность обращения к мифу вызвана тем, что миф своими средствами способен упорядочить нерефлектируемые зоны инноваций, которые принципиально не доступны прежде применявшемуся логическому анализу. Миф организует хаос повседневной жизни в структуры, в то время как логика санкционирует эти структуры с точки зрения их общезначимости.

Традиционно логика определяется как наука о формах правильного рационального мышления. Она произвольно не вызывает мышление и не научает ему, но формально упорядочивает готовое мыслительное содержание позитивного конкретно-научного знания. С другой стороны, миф обычно рассматривают как предание, устное сказание, хранящее архаический опыт и способствующее поддержанию культурной традиции в практических формах ритуала. Иными словами, миф можно определить как специфическую «науку» о формах правильного воображения (фантазии). Дело в том, что воображение не является абсолютно свободным и бесконтрольным, ему присущи собственные законы, которые фиксируются в теории мифа. Поэтому существенным вопросом в пределах данной проблемы является сопоставление мышления и воображения как смежных слоев человеческого сознания.

Оказывается, что логические структуры мышления и мифические структуры воображения изоморфны и зеркально симметричны друг другу. Логика и миф, практически являясь двумя путями (методами) достижения одной и той же цели, выполняют одну и ту же работу, но различными способами, каждый из которых имеет собственную степень эффективности.

В философской литературе существуют крайние антагонистические точки зрения, рационалистическая и иррационалистическая, в которых данные предметы отграничиваются друг от друга, абсолютизируются, и один из них подчиняется другому. При таком понимании логика может превратиться в тоталитарное средство репрессивной регламентации жизни, а незаметное накопление энергии в мифе может привести к социальным взрывам и катастрофам.

В течение ХХ в. в философии, психологии, культурологии, антропологии, этнографии и прочих науках возникло несколько стратегий решения данной проблемы, сводящихся к нахождению компромисса между логикой и мифом. Феноменологический, психоаналитический, структуралистский, экзистенциальный, герменевтический и другие проекты с разных точек зрения подходят к пониманию сути этого вопроса. Обобщая эти подходы можно сказать, что в них миф реабилитируется и реанимируется как коренная сторона индивидуального и коллективного человеческого творчества, не исчезающая в прогрессивном развитии человечества и не сменяющаяся формами науки, религии, искусства, морали, права и т.д. Миф сосуществует в координации с этими формами и имеет свое собственное место в этой иерархии. Между мифом и остальными формами происходит постоянный взаимный обмен информацией и энергией. Наиболее трудным вопросом этой темы является выяснение отношений корреляции между логикой и мифом.

Автор настоящего исследования предлагает рассмотреть эту проблему в свете близнечной мифологемы, сложившейся на протяжении истории и воплотившейся в различных текстах, повлиявших на формирование традиционных культур различных народов и эпох. Сам факт появления близнецов на свет и восприятие их со стороны членов первобытной общины повлекли за собой запуск продуктивной способности воображения в акте удивления и страха перед близнецами, а также в этот момент впервые возникла возможность логического мышления в форме оппозиций (прежде всего по схеме «истина — ложь»). Классическими примерами близнечных мифов являются сказания об Иакове и Исаве, братьях Диоскурах, Прометее и Эпиметее, Ромуле и Реме и т.д. Идентичность и, одновременно, различие близнецов вызывают специфическую реакцию мышления, вынужденного решать противоречивую задачу. Само решение распадается на два самостоятельных метода, по которым исторически реализовались миф и логика. Оригинальность, новизна и научная значимость предлагаемого автором подхода заключается в персонификации Логоса и Мифоса как близнечной пары. Данная гипотеза представляется наиболее адекватной для интерпретации соотношения логики и мифа, поскольку ставит обе стороны в равные права. Миф здесь понимается не с внешней точки зрения, а имманентно ему самому, равно как и логика.

Для достижения этой цели можно использовать традиционные методы текстологического, феноменологического, герменевтического, диалектического, структуралистского анализа. Основанием исследования являются результаты, достигнутые философией ХIХ-ХХ вв. в этой предметной сфере. Философскую литературу по этому вопросу можно разделить на две категории: критика и апологетика мифа. К наиболее известным в этом направлении относятся работы Ф. Шеллинга, Ф. Ницше, Э. Кассирера, З. Фрейда, К. Юнга, Л. Леви-Брюля, В. Тернера, К. Леви-Стросса, Дж. Фрезера, М. Элиаде, Э. Гуссерля, М. Хайдеггера, К. Ясперса, и многих других. К традиции русской философии и культурологии, в которой поднималась данная проблема, относятся имена А. Потебни, П. Флоренского, А. Лосева, С. Аверинцева, В. Топорова, В. Иванова и др.

В свете предложенной методологической установки актуально обращение к первоисточникам древнегреческой мифологии и философии (Гомер, досократики, Платон, Аристотель), библейской традиции, культуры Европы ХIХ-ХХ в., а также к примерам культурных, социально-политических, экономических, научных движений в современной России. Опыт российской жизни во многом определяется оригинальным сочетанием мифической и логической компоненты. Теоретическое осмысление данной проблемы позволяет выработать аутентичные схемы анализа современной общественной ситуации в России, ее внутренней и внешней политики.

Особенно актуален данный подход для оценки сложившейся сейчас двухпартийной системы социально-политического развития в странах бывшего СССР. Фактически, оппозиционные партии вновь возникших государств общаются друг с другом подобно близнецам, находящимся в фазе конфронтации. Обмен мнениями между ними происходит в виде логически непоследовательно сформулированных тезисов и мифических обвинений. Обостренно это воспроизводится в период предвыборных кампаний на фоне экономического кризиса.

Близнечество Мифоса и Логоса является живой моделью такого сложного организма, каким является тот или иной социум в переходный период его развития. Прикладное значение данной концептуальной схемы состоит в раскрытии движущих сил, импульсов, причин нарушения нормального диалога между различными субъектами жизненного мира, в поиске общеприемлемых путей преодоления конфликта и нахождении общих целей, используя в диалоге как логическую аргументацию, так и апелляцию к мифу.

Подобно тому как между близнецами чередуются фазы сотрудничества, конкуренции, взаимоигнорирования, конфронтации и т.д., так же все эти процессы происходят на уровне межличностной коммуникации людей, в отношениях между политическими партиями, этносами и государствами. Близнечная мифологема имеет свои исторические этапы, которые нуждаются в фиксации и теоретическом описании. Само отношение к близнецам также имеет свою эволюцию от кровавых жертвоприношений, сакрализации, в направлении все большей гуманизации. Перспективой оптимизации отношений между близнецами (в частности между Мифосом и Логосом) видится окультуривание жизненного пространства между ними. Эту проблему со всей остротой поставил ХХ в., передавая ее решение как завещание ХХI в.

Добавить комментарий