Понятия «лик» и «личность» в контексте философии мифа А.Ф. Лосева

Учение о лике является центральной темой в метафизике личности А.Ф. Лосева и развивается им в контексте философии мифа. Специфика философии мифа Лосева — исключительное внимание к истории культуры, интерпретация мифологических типов с социокультурно-исторических позиций: классификация основных социальных типов мифологии трансформируется в принцип построения исторического знания. Учение о лике концентрируется на решении проблем обоснования активности и свободы воли человека, самости, самобытности личности, выстраивается как иерархия уровней явления абсолютного в эмпирической личности.

Учение о лике отражает ключевые положения исихазма: энергетизм, мистику света, синергизм. Авторитетный исследователь традиций исихазма в русской философии И.И. Семаева видит в учении о лике А.Ф. Лосева в первую очередь один из аспектов синергизма, начало рассмотрения которого было положено в концепции православного энергетизма. 1 В трактовке А.Ф. Лосевым понятий «лик» и «личность» превалируют категории исихастской мистики света: духовное восхождение просветляет лицо, превращает в лик, онтологическая сущность человека на высшей ступени открывается энергетически как свет. Другой источник учения о лике и мифе А.Ф. Лосева — персоналистически переосмысленное платоновско-пифагорейское учение о тетрактиде.

А.Ф. Лосев утверждает тезис о различной ноуменальной выразительности явления, существовании его дискретных градаций. В применении к антропологии это означает иерархичность явления абсолютного в личности, что задает динамическую напряженность. П.А. Флоренский, чье учение о лике как мифе личности, об иконичности личности в символической трактовке мифа продолжает А.Ф. Лосев, выделяет три уровня явления абсолютного в эмпирической личности: лик, лицо и личину. Понятие лика выражает онтологическую проявленность; лицо — индивидуализированное эмпирическое; личина — полная противоположность лику, блокирующая явление абсолютного. В отличие от П.А. Флоренского, А.Ф. Лосев строго не разграничивает понятия «лик» и «лицо»: тело в определенном смысле и есть сама душа, ее живой лик (См.: Там же. — С. 135).

А.Ф. Лосев вводит категорию «лик», раскрывая основную позитивную характеристику мифа: «Миф есть личностная форма» (Лосев А.Ф. Диалектика мифа / Лосев А.Ф. Из ранних произведений. М.: Правда, 1990. — 656 с. — С. 479). Лик — выражение личности, ее «образ, картина, смысловое явление… а не ее субстанция. … Миф не есть сама личность, но — лик ее» (Там же. — С. 484). Трактовка мифа Лосева нетрадиционна, противопоставлена «узкому» пониманию мифа как архаического повествования, выражающего предлогическую форму сознания. Лосев рассматривает миф «с точки зрения самого мифического сознания», для которого миф — наивысшая по конкретности и максимальной напряженности реальность.

Миф по А.Ф. Лосеву — всепроникающая стихия, сущая всюду в человеке и вокруг человека, прирожденный человеку и социуму способ видения и толкования себя и мира. Мифология — особая форма энергийного воплощения сущности, универсальное качество культуры, объективно существующий срез каждого социально-исторического типа мышления. Миф по Лосеву — диалектически необходимая категория сознания и бытия вообще.

При рассматрении социокультурно-исторического плана личности А.Ф. Лосев дает собственную интерпретацию решения проблемы сущности и энергии в исихазме. Выражение сущности, по А.Ф. Лосеву, иерархийно: сущность явлена в эйдосе (энергия), эйдос явлен в мифе, миф — в символе, символ — в личности, личность явлена в энергии сущности (Лосев А.Ф. Очерки античного символизма и мифологии. — М.: Мысль, 1993. — 959 с. — С. 877-879).

А.Ф. Лосев подчеркивает, что «…социальное бытие конкретнее не только логической, но и выразительной, символической и мифологической стихии», что «…наиболее конкретна и реальна личность, а также среда, где личность живет и действует, — общество. …личность есть максимально конкретное, максимально реальное, очевиднейшее и выразительнейшее» (Лосев А.Ф. Дополнения к «Диалектике мифа» // Лосев А.Ф. Личность и Абсолют. / Сост. и общ. ред. А.А. Тахо-Годи. — М.: Мысль, 1999. — 719 с. — С. 463).

В целом, введение понятий «лик» и «личность» придает символической и персоналистической трактовке мифа А.Ф. Лосевым акцентировку на социокультурно-историческом аспекте, расширяет горизонт трактовки категорий мифа и мифического: личность, создавая себе среду, накладывает на вещи, входящие в круг ее деятельности свой отпечаток — личностность, а вместе с тем — мифичность.

Особая актуальность идей Лосева обусловлена направленностью учения о лике на самоутверждение личности в кризисных условиях неустойчивости социальных связей, размытости мировоззренческих установок и культурных ценностей, отражающих специфику конкретной исторической ситуации пред- и постреволюционного периода.

Примечания
  • [1] Семаева И.И. Традиции исихазма в русской религиозной философии первой половины ХХ века. Учебное пособие по спецкурсу. М.: МПУ, 1993. С. 243. С. 208.

Добавить комментарий