Ценности русского просвещения в контексте современной философии образования

[413]

XVIII век вошел в историю России как век Просвещения, период формирования системы образования и своеобразной русской философско-педагогической мысли, просветительских ценностей и идеалов, определивших дальнейшее развитие русской культуры и системы образования.
[414]

Начало XVIII века в истории России было ознаменовано реформами и преобразованиями Петра I, затрагивавшими все сферы общественной жизни и в том числе образование.

В этот период в России возобладал крайне утилитарный государственный взгляд на науку. Только во второй половине XVIII века заговорили о науке как о пути общего гуманитарного развития человеке, видя цели и задачи образования прежде всего в формировании нового совершенного типа личности. До этого времени, особенно при Петре I образование понималось в смысле выучки какому-то конкретному занятию, годному в узкопрактическом, прагматически-утилитарном отношении. Одной из главных целей и задач образования представлялось овладение профессиональными навыками, приготовление к определенным занятиям, прежде всего государственной службе (военной и гражданской), которая в петровскую эпоху понималась как профессиональная деятельность. Образование общее, необходимое для нравственного развития общества, в разряд задач государственных не входило, таким образом, в реформаторской деятельности правительство заботилось об основании и поддержании преимущественно специальных школ. Само школьное образование понималось как выучка определенному занятию, овладение ремеслом, профессией. Это приводило даже к определенному пренебрежению общим образованием.

Петр желал видеть плоды образования немедленно в исключительно ремесленной, профессиональной форме. На это обстоятельство неоднократно обращали внимание дореволюционные исследователи 1. Так, в одной из монографий, исследовании М. Владимирского-Буданова (Государство и народное образование в России в XVIII веке. Ч.I. Система профессионального образования (от Петра I до Екатерины II). Ярославль, 1874) дается общая характеристика понимания образовательных задач в петровскую эпоху: «Проблеск сознания о том, что государство должно заботиться о народном образовании, независимо от непосредственного приложения его к государственной службе, проблеск, отмеченный нами в конце [415] XVII в., погас. Крайнее развитие полицейского характера государства, характеризующее новый век, когда государство становит себя источником и целью всякой человеческой деятельности, вовсе не благоприятствовало развитию и укреплению высказанного принципа. Государство не призвано служить интересам личности человека, а вся личность, со всею совокупностью моральных сил, есть покорный слуга государства. Уже с самого первого года XVIII века русское законодательство начинает высказывать, что оно не признает никакой другой цели в образовании, кроме значения его пригодности для той или другой профессии… Государство заботится о том, чтобы военная, гражданская и духовная служба отправлялись наилучшим образом. Все, что мы называем узаконениями об образовании, в точном смысле составляет узаконения о государственной службе. Понятия службы и образования смешиваются». Поэтому на первый план выступает не образование в собственном смысле этого слова, а некая «выучка», цель образования воспринимается как исключительно внешняя — «добывание хлеба и выслуга». «То, что может указать человеку в его профессии высшую общечеловеческую цель, повести его при исполнении профессии далее «добычи», дается не профессиональным образованием, а общим» 2. При утилитарном взгляде на образование государство не стремилось брать на себя задачу объединения усилий в области образования и создавать министерства просвещения.

Со второй половины XVIII века исключительно утилитарный подход к образованию сменяется собственно просветительским. Перед обществом ставится задача всемерного просвещения и образования сограждан. В русском обществе происходит коренной поворот к иному пониманию образования.

Проблемам образования и воспитания были посвящены работы многих известных русских просветителей. Особенно актуализируется эта проблематика в сочинениях русских просветителей в конце XVIII — начале XIX вв. В.Ф. Малиновский, А.Ф. Бестужев, В.В. Попугаев, А.С. Кайсаров, А.П. Куницын не только теоретически разрабатывали и обосновывали ценности и принципы образования и воспитания, но и стремились реализовать образовательные, просветительские проекты в своей педагогической деятельности.
[416]

В теориях русских просветителей образование, просвещение отождествлялось прежде всего с нравственным совершенствованием. Сам термин «просвещение» употреблялся мыслителями для обозначения определенного уровня образованности и в то же время типа нравственного развития человека и общества, и одновременно для обозначения гражданских добродетелей.

Просвещение должно осуществляться через систему общественного образования и воспитания. «Воспитание, — писал один из русских просветителей В.В. Попугаев, — есть первая пружина к общественному благосостоянию, есть первое средство, могущее привести в действие законы и поддержать конституцию» 3. Общественное воспитание имеет цели политические и моральные — разъясняет обязанности человека по отношению к обществу и «научает средствам служить обществу», т. е., своей деятельностью способствовать утверждению общественного блага. В обществе, утверждали просветители, довольно часто под просвещением и образованностью понимается знание языков, наук, светских обычаев, чтение романов и стихотворений. Это мнение, хотя и не ложно, но несправедливо, поскольку такие знания дают нам относительное, или частное, просвещение. Истинное же просвещение заключается в познании человеком своего назначения, осознании цели «общественности», морального предназначения, своей связи с общественным целым, пониманием общественного блага. Таким образом, целью образования, просвещения является формирование особого типа нравственно совершенной личности, обладающей государственным видением проблем, способной к деятельности на общее благо, переустройству мира на основаниях истины, добра, справедливости.

Эта просветительская образовательная программа была реализована в Царскосельском Лицее. Он создавался в период александровских реформ как учебное заведение нового типа. Основное его назначение — воспитание юношества «особо предназначенного к частям службы государственной». В общественном сознании должна была возрастать ценность, значимость государственной службы, общеполезной деятельности.

По первоначальному проекту (одним из авторов которого был М.М. Сперанский) в Лицее предполагалось обучать и воспитывать [417] детей разных сословий, в том числе и великих князей Николая и Михаила. Таким образом, в Царскосельском Лицее как учебном заведении нового типа должна была воплотиться просветительская идея равенства, единства воспитания. Однако замыслы эти не были реализованы до конца, вероятно, идея совместного обучения мальчиков встретила сопротивление царствующих особ.

Устав Лицея определял цели и задачи этого учебного заведения и основные принципы воспитания, разработанные при непосредственном участии первого директора Лицея В.Ф. Малиновского. В Лицее отменялись телесные наказания как не согласующиеся с задачей воспитания чувства собственного достоинства, воспитанники объявлялись единой семьей, они равны как дети одного отца. Цель воспитания и образования — формирование нравственного достоинства, нравственной целостности личности, гражданственности поведения.

«Учение, — писал В.Ф. Малиновский, — должно обратить свое старание к тому, чтобы возбудить дух общественный, сблизить чем всех соотечественников и дать им достойное и полезное упражнение» 4. Идеал Малиновского — нравственно совершенная свободная личность. Он признавал свободу необходимой для бытия человеческого. Рабство, по мнению просветителя, отрицательно сказывается на нравственности всего народа, ибо оно, с одной стороны, способствует тому, что человек привыкает к неограниченной воле распоряжаться жизнью и судьбой другого человека, а с другой — приучает к покорности и слепому повиновению. Рабство также является «поджигой бунтов и мятежей», потому что народ может разрушить «насильственные узы рабства». Чтобы этого не случилось, государю необходимо даровать народу гражданские законы, которые являлись бы изъявлением народной воли. Сам народ должен принимать участие в работе законодательства и решать вопросы войны и мира. Полномочные представители народа будут выбираться по «удостоверению в усердии к общему благу» и способности «споспешествовать оному». Именно нравственная оценка человека должна выступать мерилом его гражданской зрелости и уровня образованности. Народ должен устанавливать законы и решать проблемы войны и мира, поэтому результатом образования должна [418] быть государственно мыслящая, ответственная, всесторонне развитая личность.

В основу человеческих отношений, считал первый директор Лицея, должны быть положены просвещение, добродетель, дружба, любовь. Эти ценности определяют характер и направленность образования. Критерием оценки деятельности человека выступают польза человечества, правосудие, человеколюбие. Назначение человека — «составить блаженство многих людей» 5.

Программа просветительской системы образования была также изложена А.П. Куницыным в его знаменитой речи на церемонии торжественного открытия Царскосельского Лицея. Цель воспитания, утверждал мыслитель, состоит в том, чтобы «даровать согражданам истинного соревнователя в общественных пользах», научить воспитанников исполнению гражданского долга, показать «существо гражданских обязанностей». Единственным мерилом человека должна быть его высокая нравственность, гражданские качества. Быть нравственным в системе просветительских ценностей означало также быть свободным. Свобода — необходимое условие нравственного совершенствования личности, основание достоинства и чести. Оценивать человека и, прежде всего самого себя, должно по достоинствам, но не приобретенным от рождения, а заслуженным, ибо первое основание достоинства человека — быть истинным гражданином своего отечества. «И хотя можно было присвоить отличие не по достоянию, но можно ли присвоить неизъяснимое удовольствие, проистекающее от ощущения собственных достоинств?.. Почести без заслуг, отличие без дарования, украшение без добродетели наполняют горестью благородное сердце. Какая польза гордиться титлами, приобретенными не по достоянию, когда во взорах каждого видны укоризна или презрение, хула или нарекания, ненависть или проклятия?». Будущее воспитанников — государственная служба. «Государственный человек» обозревает состояние граждан, «измеряет их нужды и недостатки, предваряет несчастия, им угрожающие, или прекращает постигнувшие их бедствия», «никогда не отвергает народного вопля». Завершая свою [419] речь, обращенную к воспитанникам, Куницын провозглашал: «Любовь к славе и отечеству должны быть вашими руководителями!» 6.

Слова А.П. Куницына перекликаются с речью, произнесенной в 1801 году А.С. Кайсаровым «О том, что мнение о славе зависит от образа воспитания»: «Научайте питомцев своих узнавать истинную славу. Идите с ними в мрачные темницы, где звук цепей приводит в ужас, где стон несчастных приводит в содрогание чувствительного, идите с ними к болезненному одру беспомощной вдовицы, покажите им бедных сирот, стоящих над пропастью смерти, не имеющих руки благоденствующей, покажите им невинно угнетенного, которого жизнь в опасности от суровости его тиранов. … Облегчить их участь, пролить отраду в душу их — вот истинная слава» 7.

Таким образом, задачи образования подчинялись целям и задачам формирования нравственной личности. На первый план в образовательном процессе выдвигалась задача подготовки не только специалиста в конкретной области (гражданской, военной, духовной службе), но прежде всего определенного типа личности, востребованного данной эпохой. Реформы системы образования рассматривались в контексте общего плана коренного преобразования страны в период александровских реформ.

Просветительская программа образования строилась по энциклопедическому принципу и включала прежде всего философско-правовое и историческое знание, словесные и естественные науки, древние и европейские языки 8.
[420]

Главная цель просветительского образовательного проекта — формирование особого нравственного типа личности, руководствующейся в своем поведении идеями общего блага, государственного деятеля, призванного служить своему отечеству, осуществлять государственные реформы, владеющего государственным видением проблем — получила всесторонее теоретическое обоснование в трудах русских просветителей.

Осмысление духовно-нравственного наследия эпохи Просвещения, позволяет высказать некоторые общие соображения о значении просветительских концепций образования, их месте и роли в контексте современной культуры. Перед современной системой воспитания и образования стоит насущная задача формирования личности гражданственной, нравственно целостной, способной на поступок и ответственное поведение. Исторический опыт прошлого доныне еще не полностью осмыслен и востребован, хотя он несет в себе глубокий эвристический потенциал.

Примечания
  • [1] См.: Знаменский П. Духовные школы в России до реформы 1808 г. Казань, 1881; Владимирский-Буданов М. Государство и народное образование в России в XVIII веке. Ч.I. Система профессионального образования (от Петра I до Екатерины II). Ярославль, 1874; Архангельский А.П. Духовное образование и духовная литература в России при Петре Великом. Казань, 1883.
  • [2] Владимирский-Буданов М. Государство и народное образование в России в XVIII веке. Ярославль, 1874. С. 155, 157-158.
  • [3] Попугаев В.В. О просвещении и личном достоинстве управляющих // Русские просветители. В 2 тт., М., 1966. Т.1. С. 310.
  • [4] Малиновский В.Ф. Избранные социально-политические сочинения. М., 1958. С. 110.
  • [5] Русские просветители / Под ред. И.Я. Щипанова. В 2 т. М., 1966. Т.1. С. 253-262.
  • [6] Куницын А.П. Наставление воспитанникам, читанное при открытии Императорского Царско-Сельского Лицея. СПб., 1811. С. 4-8.
  • [7] Кайсаров А.С. «О том, что мнение о славе зависит от образа воспитания» // Русский библиофил. Ч.IV. СПб, 1912. С. 13.
  • [8] В качестве примера можно привести программу обучения, принятую в Царскосельском Лицее. Программа занятий в Лицее была приравнена как к гимназическому курсу, так и к университетскому образованию. Весь процесс обучения разделялся на два этапа: первые три года воспитанники изучали языки — российский, латинский, французский, немецкий, а также математику, словесность, риторику, историю, географию. На старших курсах занятия велись по разделам физических, математических, исторических, философских и нравственных наук, словесности, а также продолжалось обучение языкам.
    Работа выполнена при поддержке РГНФ грант №01-03-00358

Добавить комментарий