Архивные фонды

Введение

О дефинициях. Термином «российская эмиграция» нами обозначаются все оставившие страну подданные и граждане Российского государства, в разные периоды его истории (Российская империя, РСФСР, Союз ССР, Российская Федерация) уехавшие за рубеж на постоянное жительство либо оказавшиеся за пределами родины по политическим, экономическим и другим причинам на более или менее длительный срок. Поскольку собственно русским был лишь поток первой послеоктябрьской волны эмиграции, говорить о русской эмиграции, русском зарубежье можно лишь применительно к нему. В остальных случаях правильнее оперировать термином «российская эмиграция», так как это понятие объединяет всех подданных (граждан) России, покинувших свою родину, вне зависимости от национальности. В трактовке термина «российское зарубежье» мы солидарны с К. А. Мазиным1 и подразумеваем всю совокупность деятельности и пребывания наших соотечественников за рубежом. Таким образом, термин «российское зарубежье» шире понятий «русская» и «российская эмиграция». Объемля их, он предполагает изучение не только эмиграционных процессов, что позволяет существенно увеличить формат исследований. Мы считаем этот термин универсальным.

Принятая Государственной думой РФ Декларация о поддержке российской диаспоры и о покровительстве российским соотечественникам – единственный утвержденный органом власти документ, где дается понятие российской диаспоры. В соответствии с ним (и такая трактовка представляется нам оправданной) Российская Федерация рассматривает в качестве российской диаспоры всех выходцев из Союза ССР и России и их потомков независимо от национальной и этнической принадлежности, языка, вероисповедания, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств, не являющихся гражданами Российской Федерации и признающих свою духовную или культурно-этническую связь с Российской Федерацией или лю[5]бым из субъектов Российской Федерации2. Как видим, главное в принадлежности к российской диаспоре – не критерий этничности или вероисповедания, а критерий личностной идентификации. В качестве синонима российской диаспоре (слово «диаспора» происходит от греческого «diaspora» – рассеяние) в литературе часто используется термин «российское рассеяние».

В связи с тем что Совет Европы, членом которого Россия является с 1996 г., не рекомендовал использовать термины «ближнее и дальнее зарубежье», так как, по мнению этой организации, их употребление свидетельствовало бы о том, что мы ставим страны в неравное положение, в настоящей работе используются термины «старое и новое зарубежье».

Актуальность исследования. Непредвзятое изучение российского зарубежья остается одной из актуальных научных задач на протяжении двух последних десятилетий. Причин этому несколько. Первая – распад СССР и, как следствие, появление многомиллионной связанной с Россией диаспоры в странах нового зарубежья, насчитывающей, по примерным подсчетам, 25 млн чел. В этих условиях обрело небывалую остроту изучение опыта адаптации различных слоев российской эмиграции разных волн к условиям жизни на чужбине. Вторая причина – осмысление большого творческого наследия эмигрантов имеет исключительное значение для духовного, культурного и социально-экономического возрождения России в условиях становления новой государственности и выбора вариантов общественного развития. Наконец, третья основная причина – необходимость пересмотра многих аспектов отечественной истории, объективной оценки прошлого нашей страны, объединения культур российского зарубежья и метрополии.

Объем и разнообразный характер исследований, осуществленных с 1991 г., значительную долю которых составляют диссертации, заставляют предполагать появление эмигрантоведения как нового направления в отечественной гуманитаристике.

[7]Создание научной истории российского рассеяния, начатое в 1990-е гг., требует прежде всего расширения информационной (источниковедческой и библиографической) базы исследований. Для координации усилий по выявлению круга источников были проведены конференция (1993 г.)3 и совещание (1995 г.)4по проблемам россики – литературы, изданной за пределами России, но содержательно относящаяся к стране и русским.

Объектом данного исследования является источниковая база диссертаций эмигрантоведческой тематики, защищавшихся историками в РСФСР/России в 1980–2005 гг. Диссертации занимают особое место среди документов научного характера, поскольку содержат множество науковедческих, библиометрических, документоведческих сведений, дают представление о направлениях развития научной мысли, о темах, которые находятся в центре внимания5.

Указанные хронологические рамки позволяют сравнить изучение российской эмиграции на протяжении примерно равных временных отрезков советского и постсоветского периодов отечественной истории в России как части союзного советского государства и независимой суверенной стране.

Методами исследования являются традиционные методы исторических и источниковедческих работ.

Структура работы. Работа состоит из четырех глав, в которых последовательно рассматривается корпус введенных историками в научный оборот: архивных фондов (зарубежные архивы, документы архивного фонда Государственного архива РФ, фонды иных федеральных архивохранилищ, фонды региональных архивов); источников личного происхождения (мемуары и дневники, переписка и иные эпистолярии, устные свидетельства, автобиографическая поэзия и проза, вещественные источники); эмигрантской литературы (периодическая[8] печать, труды видных деятелей эмиграции и их исторических современников, рецензии, отзывы, некрологи); документальных источников (сборники и подборки документов, фото-, кино- и видеоматериалы, библиографическая продукция, ресурсы сети «Интернет»).

Список использованных источников и литературы структурно разделен на две основные группы. В первую (источники) вошли опубликованные источники (официальные документы, документальные публикации, статистические данные, справочная литература), опубликованные историографические источники (воспоминания и дневники, автобиографическая проза, статьи, материалы конференций), неопубликованные историографические источники (диссертации). Во вторую большую группу (литература) вошли опубликованные работы по источниковедению, историографии и методам изучения российского зарубежья.

Работа имеет три приложения.

Приложение 1 озаглавлено «Российская эмиграция в США и Канаде (по материалам газеты «Иммигранты») и имеет своей целью привлечение внимания исследователей к периодическим печатным изданиям (в том числе газетам) как историческому источнику. Преимущественное внимание дайджест «Иммигранты» уделял эмиграции 1990-х гг., однако достаточно велико и число материалов, где эмиграция россиян на Североамериканский континент рассматривается как имеющее историю, протяженность во времени явление. Очевидное достоинство публикаций «Иммигрантов» – в насыщении истории российского зарубежья субъективным, «человеческим» содержанием, иными словами, антропологизации ее. Часть этих материалов следует расценивать как научную публицистику, которая подсказывает новые направления научного поиска и восполняет имеющиеся в истории российского зарубежья лакуны. Другую, более весомую часть, следует рекомендовать профессиональным исследователям как источник.

Приложение 2 озаглавлено «Российские соотечественники в странах старого и нового зарубежья (из архива И. И. Еренбург)» и представляет собой подборку писем наших бывших сограждан, почерпнутую из личного архива одной из жительниц Екатеринбурга. Назначение этой подборки – привлечь внимание исследователей к личным и семейным архивам как к резерву источников историческо[9]го познания, являющемуся пока что не востребованным в должной мере. Как представляется, такие источники могут иметь не меньшую ценность в сравнении с документами личного происхождения, включенными в документальные фонды государственных и негосударственных юридических лиц. Приводимые письма позволяют лучше понять проблемы российских соотечественников за рубежом, почувствовать глубокие перемены в жизни наших сограждан, оказавшихся после распада СССР иностранцами.

Приложение 3 содержит аннотированный указатель научных трудов по истории изучения российской эмиграции и российского зарубежья автора данной монографии.

1.1. Зарубежные архивы

Основой исторических научных исследований во все времена были и остаются архивные документы. В диссертациях историковэмигрантоведов 1980-х гг. широко использованы материалы различных фондов Центрального государственного архива Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР (ЦГАОР СССР)6, Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС7, Центрального государственного архива литературы и искусства (ЦГАЛИ СССР)8, Центрального государственного исторического архива СССР (ЦГИА СССР)9, архивы республик СССР. Из зарубежных отечественным исследователям были доступны лишь архивы европейских социалистических стран10.

В постсоветские годы источниковая база исследований значительно расширяется в результате увеличения возможностей доступа к документам зарубежных, российских ведомственных и региональных архивов. Для соединения разделенных архивных пластов русской культуры на сегодня сделано уже много.

Важную группу источников исторических исследований эмигрантоведов составляют документы и материалы из архивов и библио[11]тек США. Русскими коллекциями эмигрантского происхождения в Америке располагают свыше 40 учреждений. Наиболее важные из них сосредоточены в Бахметевском и Гуверском архивах, история которых в настоящее время хорошо изучена11.

Бахметевский архив российской и восточно-европейской истории и культуры Колумбийского университета располагает материалами, свидетельствующими о формировании в начале XX в. в США русской научной диаспоры. Это данные академических биографий, черновики лекций, учебные и рабочие тетради, неопубликованные рукописи, мемуары, переписка российских историков-эмигрантов и др.12

В фондах архива Гуверовского института войны, революции и мира Стэндфордского университета (штат Калифорния) хранятся: подшивки крупнейшего академического журнала о России и русских «Russian Review»; собранная Б. И. Николаевским коллекция документов по истории революционного движения; личные фонды таких известных деятелей эмиграции, как публицист, поэт, политик С. Л. Войцеховский, революционер-меньшевик Н. В. Вольский, адвокат, российский посол в Париже В. А. Маклаков, историк и политик П. Н. Милюков и др.13 Здесь же найдена часть архива русского историка, публициста С. П. Мельгунова14. Представляют значительный интерес документы из коллекции баронессы М. Д. Врангель. Используя свое особое положение в российской диаспоре, М. Д. Врангель смогла собрать интересную подборку материалов по истории современного ей русского рассеяния второй половины 1920-х гг. Документы являют собой ответы на вопросы анкеты, разосланной М. Д. Врангель во многие страны тогдашнего мира. И хотя далеко не из всех стран были по[12]лучены ответы, да и не все ответы были развернутыми, полными, порой они противоречивы, на основе этих документов можно составить определенную картину жизни российских беженцев в Европе в конце 1920-х гг.15 В архиве Гуверовского института имеются и неопубликованные официальные документы российской и заграничной организаций партии эсеров, характеризующие ее положение в 1920-е гг.16 Здесь же хранятся дневники и воспоминания, частная и деловая переписка русских эмигрантов, приехавших в Калифорнию из Китая; материалы социологических опросов среди русских в Калифорнии (1930-е гг.); документы, касающиеся приема русских студентов из Китая на учебу в Калифорнийский университет; документы русского консульского отдела в Сан-Франциско, освещающие вопросы эмиграции и трудоустройства русских из Китая в США17.

Материалами по истории русской иммиграции в США располагают фонды университетских библиотек.

Одна из крупнейших коллекций документов и материалов по истории зарубежной России хранится в библиотеке Бэнкрофт калифорнийского университета в Беркли. В архивной библиотеке Бэнкрофт находится личный фонд П. П. Балакшина, автора двухтомного труда по истории русской эмиграции в Китае. Материалы фонда П. П. Балакшина охватывают период с 1929 г. по 1989 г. и представляют собой документальные свидетельства непосредственных участников событий эмигрантской истории, ставшие основой для написания как «Финала в Китае», так и других произведений писателя. В архивной библиотеке Бэнкрофт хранятся материалы «проекта устной истории» (1950–1980-е гг.). В рамках проекта были интервьюированы русские американцы, проживавшие в Калифорнии. Тексты интервью рассказывают об условиях и конкретных обстоятельствах эмиграции русских из Китая в Калифорнию. В частности, разнообразная информация о русских эмигрантах в Маньчжурии, высказывания, характе[13]ризующие деятельность гражданской администрации Маньчжоу-ДиГо и социально-политические устои марионеточной империи, содержатся в интервью известного Харбинского профессора Г. К. Гинса, хранящемся в отделе устной истории библиотеки Бэнкрофт и Публичной библиотеке Нью-Йорка18.

В Хоутонской библиотеке Гарварда помимо личных фондов Н. П. Вакара, М. М. Карповича и Г. В. Флоровского хранятся административные документы «Русского исследовательского центра». Библиотека Висконсинского университета располагает эпистолярным собранием А. А. Васильева и М. И. Ростовцева. В Йеле, в архивных бумагах «университетского назначения» имеются официальные документы о научно-педагогической деятельности Г. В. Вернадского, С. Г. Пушкарева, М. И. Ростовцева, Н. И. Ульянова19.

Самостоятельными центрами хранения специфических материалов, свидетельствующих об организации научной жизни и быта русских ученых в США, являются архивы и музеи диаспоры. К их числу можно отнести архивы эмигрантских общественных организаций и фондов; архивы Русской православной церкви; архивы и коллекции частных лиц, всего более 120 крупных и мелких «коллекций». Значительное место в них занимают личные фонды, частные коллекции, мемуары и периодика. Особый интерес представляют документы, образовавшиеся в результате деятельности «Русско-американского исторического общества», «Историко-родословного общества», общества «Наука», «Просвещение», «Знамение», «Самообразование», «Общества русских горожан», «Русского клуба в Нью-Йорке», «Общества друзей русской культуры», музея общества «Родина», музея русской культуры в Сан-Франциско, Толстовского фонда и др. В частности, в архиве музея русской культуры в Сан-Франциско хранятся архив Русского национального студенческого общества в Калифорнийском университете и архив Федерации русских благотворитель[14]ных организаций США. Высокие технологии сделали доступными многие архивные описи в электронном виде, что значительно упростило работу с зарубежными источниками20.

На хранении в исследовательском центре университета Коннектикута в личном фонде Т. Додда имеются материалы расследования деятельности русской фашистской организации, созданной эмигрантом А. А. Вонсяцким на территории США21.

В США освоено более десятка крупных государственных и частных собраний, в которых хранятся материалы Е. И. и Н. К.Рерих. Среди них: музей Николая Рериха в Нью-Йорке, Бахметевский архив Колумбийского университета, Русский культурный центр при Амхерст колледже (штат Массачусетс), Национальный архив в Вашингтоне, библиотеки Ратгерс (штат Нью-Джерси) и Айова (штат Айова) университетов, Русский музей в Сан-Франциско, Дальневосточный архив синолога П. В. Шкуркина в Сан-Пабло и др.22

Наиболее крупным центром эмиграции межвоенного периода была Франция. В этой стране в 1920–1930-е гг. не только существовала самая значительная по численности российская диаспора, но в наибольшей степени были представлены все сферы деятельности российского зарубежья того периода. Этим объясняется богатство архивных источников по российскому зарубежью в различных архивах Франции: Национальном архиве, Национальной библиотеке, архиве префектуры парижской полиции. Как отмечается И. В. Сабенниковой, значительный комплекс документов по российской эмиграции хранится в Национальном архиве, где не выделены отдельные тематические или персональные фонды, а документы располагаются в фонде полиции (F 7). Документы этого фонда помогают раскрыть порядок выдачи идентификационных сертификатов (нансеновских паспортов), регистрации эмигрантских организаций, содержат важную для иссле[15]дователей переписку между русскими эмигрантскими обществами и международными организациями (Лига Наций, Международное Бюро труда, Международный Красный крест), а также эмигрантскими организациями в различных странах23. В фондах Национального архива Франции имеются и документы по вопросу создания русских приходов на территории других государств24. Несомненный интерес для исследователей российского зарубежья представляет архив префектуры парижской полиции, где сосредоточен большой комплекс материалов по российской эмиграции, состоящий из полицейских отчетов, результатов гласного и негласного наблюдений, аналитических записок, полицейских прогнозов и досье отдельных лиц. Архив содержит документальную информацию (досье) по ряду крупных представителей русской эмиграции, среди которых А. Ф. Керенский, П. Н. Милюков, В. В. Набоков, руководители Белого движения и лица, вызывавшие неоднозначную оценку французской полиции25.

В архиве Министерства иностранных дел Франции были найдены обращения русских эмигрантов по вопросу о положении Русской Православной Церкви на родине и за границей, а также материалы некоторых судебных процессов по вопросу о имуществе русских православных приходов26.

В исследовании культурно-религиозной деятельности русской эмиграции важны и разнообразные архивные материалы, хранящиеся в архивах Иллинойского университета (США), Русского студенческого христианского движения (Париж), Христианского союза молодых людей YМСА (Женева), Архиепископии церквей русской традиции в Западной Европе (Париж), Свято-Сергиевского института (Париж), Международной молодежной православной организации (г. Холаргос, Греция), монастыря Шевтонь (Бельгия) и др.27

[16]В основу диссертации М. Г. Талалай о Русской православной церкви в Италии с начала ХIХ в. до 1917 г. положены неопубликованные материалы преимущественно из архивов русских церквей в Италии (в Риме, Флоренции, Сан-Ремо и Мерано), позволяющие воссоздать историю русских общин, религиозную жизнь русских колоний и историю строительства храмов. Ряд интересных деталей, касающихся начального периода существования миссийной церкви во Флоренции, найдены в государственных архивах Флоренции и Ливорно28.

В фонде Бюро общественной безопасности Второго Исторического архива КНР в Нанкине хранятся опросные листы, заполненные российскими эмигрантами в 1930-е гг. Эти материалы служат источником для реконструкции социальной структуры русской колонии в Шанхае. Фонды Архивного управления провинции Хейлунцзян в Харбине имеются документы КВЖД, а также материалы работавшей в Харбине в 1920-е гг. комиссии Лиги Наций по делам беженцев, позволяющие лучше понять причины эмиграции русских из Китая29.

Источники из Государственного архива Норвегии позволяют выявить специфику процессов адаптации эмигрантов как в этой стране, так и в соседней Финляндии30.

Национальный архив Южно-Африканской республики содержит свидетельства о смерти российских эмигрантов, постановления суда, пассажирские декларации, заявления о получении гражданства или права на жительство в Южной Африке и т. д. В научных заведениях ЮАР имеются архивы русских эмигрантов в Южной Африке31.

Фонд полиции Центрального государственного архива Болгарии (ф. 370к) хранит служебную переписку, заявления русских беженцев с просьбами о разрешении поселиться на постоянное местожительство в Болгарии. Они отражают место и роль этой страны в географии рас[17]селения изгнанников, степень зависимости выбора места жительства от политической конъюнктуры, а также процедуру принятия решений. В этом же фонде, а также в личном фонде князя, участника Добровольческой армии, собственника мебельного предприятия в Болгарии А. Ратиева (ф. 1577к) хранятся нансеновские паспорта, которые выдавались русским беженцам32.

В обнаруженных Р. А. Дайирбековой в Центральном государственном историческом архиве Болгарии документах содержатся сведения, касающиеся профессиональной деятельности некоторых российских политических эмигрантов в Болгарии в 80–90-е годы ХIХ в., например, о принятии в то или иное ведомство, участия в общественной и политической жизни страны и т. д.33

Исследователем армянской общины Франции в 20-е гг. ХХ в. C. Г. Ананян изучены материалы Центрального государственного исторического архива Армении, касающиеся армянских беженцев в странах Ближнего Востока, Европы, США. Среди них – доклад председателя Комитета по исследованию задач обустройства армянских беженцев Ф. Нансена и довольно обширные исследовательские работы членов комитета, командированных на места основного скопления армянских беженцев, где обосновываются мероприятия и связанные с ними затраты, необходимые для создания минимальных условий для размещения беженцев-армян. Интересен также материал, касающийся выдаче армянам «нансеновских паспортов» (международные паспорта, дававшие им право въезда или проезда через любое государство). В архиве также существует материал, касающийся деятельности Комитета помощи Армении – общественной организации, созданной властями Армении в качестве «моста», соединяющего его с зарубежными армянскими общинами34.

В центральных республиканских архивах Украины, Литвы, Латвии и Молдавии сохранились материалы, во многом дополняющие данные, содержащиеся в центральных архивах СССР (ныне – феде[18]ральных архивах России), и позволяющие лучше разобраться в причинах российской трудовой эмиграции второй половины ХIХ – начале ХХ вв., деятельности тайных эмиграционных агентов на местах по вербовке и отправке эмигрантов через границу, в условиях жизни и труда эмигрантов35.

Для исследователя жизни и творчества историка народного хозяйства России Б. Д. Бруцкуса Н. Л. Рогалиной большую ценность имели документы из архива Центра по изучению и документации восточно-европейского еврейства Еврейского университета (Иерусалим) (ф. 969), содержащие автобиографию ученого, его незаконченные воспоминания, биографию ученого, написанную его вдовой и средним сыном, ряд неопубликованных работ Б. Д. Бруцкуса36.

Автором научной биографии русского историка византийского и древнерусского искусства, археолога Н. П. Кондакова использован архив литературного музея Чешской республики, который хранит письма, дневники, неоконченные работы, рукописи и другие источники, которые зачастую выступают в роли единственного информатора о событиях в жизни ученого37.

Ю. Н. Емельяновым выявлен огромный фонд С. П. Мельгунова, хранящийся в Лондонском архиве, дана характеристика его состава, а материалы введены в научный оборот38.

Зарубежный период жизни и творчества П. А. Сорокина отражен в материалах Архива общества сохранения русских культурных ценностей (Амстердам). Обнаруженные там письма Сорокина философу-социологу В. Н. Сперанскому и Е. П. Ковалевскому (племяннику М. М. Ковалевско-го) помогают уяснить не только чувства и настроения П. А. Сорокина в эмиграции, но и уточнить эволюцию его научных интересов в американский период39.

[19]Документы, имеющие отношение непосредственно к научным изысканиям Рерихов в Маньчжурии и Внутренней Монголии, а также к их социальной активности во время пребывания Маньчжурской экспедиции в Харбине, находятся в архиве Института Гималайских исследований «Урусвати», в середине 1990-х гг. осевшем на несколько лет в Российском центре науки и культуры (Дели, Индия) и впоследствии переданном Международному центру Рерихов (Москва)40.

1.2. Фонды Государственного архива РФ

В советские годы абсолютное большинство диссертаций эмигрантоведческого характера защищалось по истории КПСС и было посвящено исследованию теоретического наследия и деятельности за рубежом представителей русской революционной эмиграции (М. А. Бакунина, А. И. Герцена, П. А. Кропоткина, П. Л. Лаврова, В. И. Ленина, Г. А. Лопатина, Н. П. Огарева, Г. В. Плеханова, C. М. Степняка-Кравчинского, П. Н. Ткачева), поэтому закономерно, что наиболее востребованным и историками 1980-х были личные фонды соответствующих эмигрантов, хранившиеся в ЦГАОР СССР. В частности, фонды П. Л. Лаврова (ф. 1762) и В. Н. Смирнова (ф. 1737) помогали исследователям воссоздать картину практической деятельности редакции журнала и газеты «Вперед!» как органа по изучению пореформенной действительности России, в том числе пролетариата и его проблем41. Многие ценные материалы были извлечены из личного фонда П. А. Кропоткина (ф. 1129)42. Интерес представляли документы департамента полиции, особенно его особого отдела (ф. 102), содержащие перлюстрацию писем с упоминанием В. И. Ленина43,[20] Г. В. Плеханова44 и других революционеров. Эти фонды дают также возможность проследить за деятельностью тайной эмиграционной агентуры вдоль западной сухопутной границы России, массовым перевозом эмигрантов крупными партиями. Ценными являются донесения тайной заграничной агентуры департамента полиции, внимательно следившей за настроениями эмигрантской массы в странах иммиграции, организациями и печатью эмигрантов, их участием в рабочем и социалистическом движениях в Америке и Европе, связью с Россией45. Неудивительно, что документы ф. 102 остаются востребованными исследователями и сегодня46.

Основу источниковой базы примерно половины диссертаций эмигрантоведческого характера, защищавшихся в 1990-е гг. и в «нулевые», как и в 1980-е, составляют документы, хранящиеся в ГА РФ, однако на первый план выходит комплекс фондов Русского заграничного исторического архива («Пражский архив»).

Основанный в 1923 г. при МИД Чехословакии Русский заграничный исторический архив (РЗИА), к 1938 г. имел 1500 корреспондентов в 44 странах мира, где находились военно-политические структуры российской эмиграции. Фонды РЗИА целенаправленно комплектовались изданиями белогвардейских и эмигрантских организаций. Эта коллекция насчитывает около 600 фондов и более 90 тыс. дел. (Для сравнения: в начале 1980-х в ЦГАОР СССР исследователям были доступны лишь 22 фонда документов о белоэмиграции, ее деятелях, работе военных и политических организаций47.) В декабре 1945 г. «Пражский архив» был перевезен в СССР, но доступ к его материалам был ограничен распоряжением НКВД. В 1960 г. этот фонд[21] частично был передан в ЦГАЛИ СССР, в МИД СССР, Центральный государственныйо архив Советской Армии (ЦГАСА)48 и другие государственные и ведомственные архивы, что существенно нарушило принцип целостности, недробимости комплектов49. В марте 1987 г. фонды были переведены на открытое хранение, а с 1989 г. выделены в архивохранилище коллекций документов по истории Белого движения и эмиграции.

Фонды содержат документацию широкого спектра: меморандумы и протоколы заседаний Лиги Наций, статистические данные, фонды редакций газет «Руль», «Последние новости», «Воля России», «За Россию», тематические подборки вырезок из периодических изданий, фотодокументы и рисунки эмигрантов, богатейшие коллекции документов штабов, войсковых частей, гражданских, правительственных, общественных организаций, действовавших на территории белых режимов и в зарубежье, а также материалов военноначальников, политиков, деятелей науки, культуры и предпринимательства, сыгравших заметную роль в истории российского зарубежья50. В Пражском архиве находится фонд Тургеневской библиотеки, своеобразного центра русской культуры в Париже51. Данные архивные фонды позволяют исследователям с большой долей достоверности проследить жизненный путь эмигрантов, эволюцию их взглядов, выяснить причины эмиграции. Материалы Лиги Наций, хранящиеся в ф. 7067 РЗИА ГА РФ, дают насыщенную информацию о социально-правовой адаптации российской эмиграции в 20–30-х гг. ХХ в., международном уровне регулирования правового положения российских беженцев. Лига Нации и ее учреждения участвовали в расселении, репатриации, трудоустройстве российских беженцев, содействовали введению удостове[22]рений личности для русских, оставшихся без гражданства, провели большую работу по выработке статуса русских и армянских беженцев, имели своих представителей в странах расселения россиян, покинувших родину, и т. д.52

Крупнейшим собранием документов по истории военной эмиграции, способах ее социальной адаптации, расселения, трудоустройства являются фонды Русского общевоинского союза (РОВС), самой крупной политической организации российских эмигрантов. РОВС посвящено немалое число архивных фондов: ф. 5759 «Галлиопольский союз в Праге», ф. 5796 «Юго-Восточный отдел РОВС», ф. 5826 «РОВС», ф. 5845 «Русский воинский союз в Праге», ф. 9109 «IV отдел РОВС, г. Белград», ф. 9116 «Управление III отдел РОВС в Болгарии, г. София» и др. Все вышеуказанные фонды содержат обширную информацию о деятельности всех отделов Русского общевоинского союза: делопроизводство РОВС, приказы главнокомандования, схемы организаций РОВС, информационные сводки, протоколы заседаний, переписку, докладные записки о политических настроениях личного состава воинских подразделений, пропагандистские и политические материалы (проекты политических программ, тексты выступлений руководителей организации, листовки), периодические издания («Часовой», «Военный вестник»)53.

[23]В фонде 5826 «РОВС» хранится личная переписка руководителя РОВС генерала Е. К. Миллера с представителями иных белоэмигрантских движений, отделами и подотделами РОВС, отдельными лицами; имеются справки о РОВС, информационные бюллетени. Заслуживает внимания доклад генерала Е. К. Миллера о положении разгромленной белогвардейской Добровольческой армии за период с 1920 по 1924 гг. Кроме того, в фонде сохранились вырезки из зарубежных газет об инспекторских поездках генерала Е. К. Миллера в Югославию, Чехословакию и Болгарию после вступления в должность начальника РОВС в 1930 г. Их анализ, в частности, позволяет составить картину стиля управления Е. К. Миллера подчиненными в условиях эмиграции54.

Массив военной документации из «Пражского архива»: приказы и распоряжения главнокомандующего Русской армией генерала П. Н. Врангеля, делопроизводственная документация штабов и руководящих органов, осуществляющих эвакуацию военных училищ за рубеж, списки личного состава военно-учебных заведений, финансовая документация, учебные программы, персональные учетные карточки кадетов и юнкеров, – был использован и А. М. Бегидовым при написании работы «Военно-учебные заведения российской эмиграции в 1920– 30-е гг.»55. Ценная информация о военно-учебных заведениях российской белой эмиграции, военно-политических доктринах, планах возобновления вооруженной борьбы с большевистским режимом в 1930-е гг., численном составе военных училищ и их дислокации в странах Восточной Европы и на Дальнем Востоке почерпнута А. М. Бегидовым из материалов советской стратегической разведки Разведупра Генерального штаба РККА, хранящихся в ГА РФ. Фонд 6797 ГА РФ «Объединение Чугуевского военного училища в Белграде» ценен для исследователя тем, что дает обширную картину постановки системы военного образования в эмиграции, в него вошла переписка с великим князем Владимиром Кирилловичем, великим князем Гавриилом Константиновичем, а также делопроизводственные документы, которые дают представление об источниках финансирования военных учебных заведений.

[24]Информацию о жизни казачьей эмиграции в Европе в 1920– 1930-е гг. содержат многочисленные фонды различных казачьих эмигрантских учреждений и организаций, штабов и управлений Русской армии. Например, ф. 6906 «Штаб Терско-Астраханского полка» хранит документы о жизни и деятельности астраханских казаков, сохранивших связь с русскими воинскими организациями в изгнании (приказы и распоряжения по полку, сведения о работах его чинов, информация о дислокации, перемещениях, обучении казаков в разных странах, годовые информационные сводки о жизни эмигрантов). Материалы фонда позволяют ответить на вопросы о численности, расселении и образе жизни астраханцев в эмиграции. В делах фонда 6046 «Управление Лемносской группы войск Русской армии в Болгарии» хранится переписка о расселении казачьих войск в Болгарии и Югославии, об устройстве их на работу. По утверждению работавших с документами РЗИА историков, в фондах 6916 «Штаб 1-й Донской казачьей бригады», 6269 «Штаб донского офицерского резерва», 6912 «Штаб 3-го Донского казачьего атаманов Каледина и Назарова полка» сохранилась обширная переписка атамана Донского казачьего войска А. П. Богаевского со штабом врангелевской армии и командирами казачьих частей о положении, численности и размещении казаков в различных военных и беженских лагерях, об их настроениях, об устройстве их на работу, а также об организации офицерских курсов, приказы и распоряжения генерала Врангеля и донского атамана. В ф. 6899 «Походный штаб Донского атамана» и ф. 6461 «Канцелярия Донского атамана» хранятся отчеты о смотрах казачьих частей, юнкеров военных училищ, что помогает проследить динамику развития казачьей эмиграции в 1920-е гг. Дела ф. 6038 «Кубанское военное училище» хранят воспоминания юнкеров училища, содержащие информацию о военных действиях в годы Гражданской войны, а также свидетельства о жизни казаков на острове Лемнос56.

[25]Востребованы историками фонды РЗИА «Общеказачье объединение в Германской империи» (ф. 5761), «Казачий союз в Париже» (ф. 6679), «Казачий союз в Шанхае» (ф. 5963), которые отражают проблему формирования эмигрантских организаций казачества и содержат сведения, отразившие численность, социальный состав и материальное положение казаков-эмигрантов57.

Общеказачье объединение в Германской империи начало создаваться в конце 1939 г. и вначале было оформлено как «Общеказачье объединение в протекторате Чехия и Моравия», а с конца 1940 г. распространило свою деятельность и на Германию, получив название «Общеказачье объединение в Германской империи». Его целью было представительство интересов казаков перед германским правительством и подготовка сил для войны с СССР. В ноябре 1944 г. Общеказачье объединение вступило в Комитет освобождения народов России (во главе с генералом А. А. Власовым). Помимо отражающих историю Объединения документов в фонде имеются отдельные экземпляры бюллетеня «Казачьи ведомости» (1943–1944), журналов «Кубанские думы» (1928) и «На казачьем посту» (1943–1945)58.

Казачий союз в Париже был образован в 1924 г. для объединения казаков, находившихся в эмиграции в разных странах Европы, Азии и Америки, на началах традиционного казачьего самоуправления. Союз ставил целью оказание материальной и трудовой помощи казакам-эмигрантам, издавал «Вестник казачьего союза» (с 1929 г. – журнал «Родимый край»)59.

Казачий союз в Шанхае был организован в 1925 г. с целью объединения находившихся в Шанхае казаков для взаимной поддержки и сохранения «казачьего единства». Последнее упоминание о его деятельности относится к 1939 г.60

[26]Интерес представляют фонды канцелярии Казачьего национально-освободительного движения (ф. 5762), Союза возрождения казачества (ф. 6079) и др.

Казачье национально-освободительное движение (КНОД) было образовано в Праге летом 1941 г. казаками-националистами, являвшимися сторонниками теории о существовании особой «казачьей нации» и враждебно относившимися не только к СССР, но и к России и российской эмиграции. Целью движения были борьба с Советским Союзом и образование независимого казачьего государства «Казаки». Оно вело агитацию против СССР, содействовало поступлению казаков в германскую армию, издавало двухнедельную газету «Казачий вестник». Во главе КНОД стоял В. Г. Глазков. Движение распространяло свою деятельность на Германию, Бельгию, Францию, Польшу, Болгарию, Венгрию, Румынию, Югославию, где имелось свыше 30-ти местных организаций и на временно оккупированные области СССР. Помимо отражающих историю КНОД документов (протоколы, отчеты, переписка, анкеты членов и т. п.) в фонде отложились рукописи статей и заметок, присланных в редакцию «Казачьего вестника», номера газеты «Казачий вестник» за 1941–1943 гг., отдельные экземпляры эмигрантских газет («Единство и независимость» (1935), «Новое слово» (1941)61.

Союз возрождения казачества был создан в начале 1921 г. В Константинополе, а в 1922 г. его деятельность перенесена в Чехословакию. Целью Союза являлось свержение советской власти и образование на казачьих землях (Дон, Кубань, Терек) независимых демократических республик. Союз заключил соглашение с партией эсеров, принимал участие в деятельности созданного в 1921 г. эмигрантами в Париже объединенного Всероссийского земского городского комитета, в создании Общеказачьего сельскохозяйственного союза (документы этого Союза хранятся в ф. 6768) и Общества кавказоведения, издавал журнал «Казачья лава»62.

[27]Источники по истории казачьего зарубежья есть и в делах фондов, касающихся истории российской эмиграции в целом, а также личных фондах деятельности эмиграции.

Для исследователей кадетской эмиграции важны фонды общественных организаций63. В первую очередь это фонд ЦК партии народной свободы (кадетов) в Париже (ф. 7506.). После запрета деятельности партии в РСФСР в 11 декабря 1917 г. в 1918 г. ЦК партии переехал в Константинополь, а затем в Париж. В начале 1920-х гг. в связи с размещением членов партии в ходе эмиграции по разным странам мира было создано несколько местных групп и отделов партии. Основным ядром партии в эмиграции являлась Парижская группа, однако после выделения из нее «Республиканско-демократической группы» во главе с П. Н. Милюковым (1921) последняя сохранила за собой руководящее положение среди партийных кругов. Впоследствии республиканско-демократическая группа была преобразована в Русское республиканско-демократическое объединение, возглавлявшееся П. Н. Милюковым. Сведения о деятельности Объединения имеются в фонде до 15 мая 1932 г. Фонд содержит программы партии; протоколы, постановления, решения и резолюции ее съездов и совещаний (1917–1918); протоколы заседаний и совещаний ЦК партии (1917– 1925), обращения ЦК партии к народам Европы о продолжении борьбы против советской власти (1921), список брошюр, выпущенных литературно-издательской комиссией при ЦК; списки членов комитетов и групп партии (1920–1921); материалы о деятельности Парижского комитета партии (декларация о борьбе против советской власти, резолюции с протестами против переговоров с советской Россией, с поддержкой правительства Врангеля и его армии, протоколы заседаний, переписка с группами партии в других странах об оказании им финансовой поддержки и членстве в партии) (1920–1924); материалы о деятельности Берлинской и иных групп партии64. Анализ документов фонда дает возможность проследить историю раскола партии, охарак[28]теризовать отношение правых групп к деятельности Милюкова в период создания Республиканско-демократического объединения.

Протоколы Центрального комитета и заграничных групп Конституционно-демократической партии были опубликованы в постсоветской России65 и также востребованы историками66.

Большую ценность для изучения истории кадетской партии в эмиграции имеют также документы фонда Союза русской присяжной адвокатуры в Германии (ф. 5890). Созданный в 1920 г. Союз считал своей основной задачей обеспечение взаимной поддержки и защиты интересов находившихся в Германии членов русской присяжной адвокатуры, а также оказание бесплатной юридической помощи неимущим эмигрантам и посильной защиты их прав67. В образовании и деятельности Союза значительную роль играли берлинские кадеты, поэтому документы этого фонда содержат разнообразную информацию об их деятельности, в частности, о контактах представителей эмигрантской общественности с Лигой Наций, другими зарубежными организациями, о положении эмигрантов, о финансировании деятельности эмигрантских организаций и роли в этом финансировании берлинских кадетов.

Часть документов о деятельности ЦК партии хранится в ГА РФ в ф. 523 «Партия народной свободы (кадеты)». В частности, фонд содержит источники, касающиеся общественно-политической и культурной деятельности члена партии кадетов, депутата I Государствен[29]ной Думы, историка Н. А. Бородина – при том, что личного фонда Бородина в архивах нет, а архив Уральского казачьего войска, к которому в силу происхождения имел отношение Н. А. Бородин, погиб или утерян в ходе Гражданской войны68.

Что касается других политических объединений российских эмигрантов, то, по утверждению историков, архивные материалы об их деятельности в ГА РФ представлены менее систематизировано. Их можно найти в таких фондах: ф. 9115 «Коллекция отдельных документов и мемуаров эмигрантов. 1859–1944 гг.»; ф. 9145 «Коллекция отдельных документов различных эмигрантских организаций. 1916– 1945 гг.»; ф. 10017 «Коллекция документов личного происхождения и документов эмигрантских учреждений и организаций. 1917–1990 гг.» и др.69

Пласт документов, относящихся к истории «сменовеховства», содержит «Коллекция отдельных документов личного происхождения» ГА РФ (ф. 1463). Это переписка представителей «сменовеховства» – А. В. Бобрищева-Пушкина, Ф. Ф. Кубки, С. С. Чахотина и некоторых других70.

В фонде 10073 РЗИА «Коллекция листовок белогвардейских и эмигрантских учреждений и организаций» имеются листовки, воззвания, обращения, уставы и другие документы, изданные листовочной форме, различных эмигрантских (монархических, религиозных, молодежных, националистических и др.) организаций, действовавших на территории Германии, Китая, Латвии, Польши, США, Франции, Чехословакии, Швейцарии, Эстонии, Югославии, Японии и др., в том числе листовки Национального союза славянской молодежи в Праге, Союза русских академических организаций за границей, Педагогического бюро по делам средней и низшей школы за границей, Объединения студенческих организаций, Фонда спасения Родины в Чехословакии; Союза русских летчиков в Германии, Русского научного института в Берлине, организации «Мир и труд», общества «Дети-дру[30]зья», Российского национально-освободительного движения (Германия); Русского национального конгресса в Париже, Русского зарубежного патриотического объединения, Крестьянского объединения в Париже, Зарубежного союза служения Родине71. В материалах фонда также листовки эмигрантских организаций в Китае, Маньчжурии: Российского имперского союза (1925), Братства русской правды (1927), Российской фашистской организации (1920-е гг.), Союза братства и равенства (1927), Комиссии русских национальных организаций Тяньцзиня (1932), Русского национального общества эмигрантов в Японии и др.72

На страницах исторических исследований представлены материалы фонда кружка «Союза возвращения на родину», существовавшего в Варне в 1922–1923 гг. и агитировавшего за возвращение эмигрантов в советскую Россию (ф. 6064 ГА РФ)73.

Историками эмигрантской печати введены в научный оборот материалы фондов «Нью-Йоркское отделение "Фонда Вольной русской прессы". Представитель Л. Б. Гольденберг. 1891–1907» (ф. 5799) и «Клуб русской политической эмиграции в Нагасаки» (ф. 5800). «Фонд Вольной русской прессы» был основан в Лондоне в 1891 г. русскими политическими эмигрантами с целью издания и распространения революционной литературы, запрещенной в России. Комитет «Фонда» был связан с группой «Освобождение труда», революционными организациями в России, эмигрантскими организациями за рубежом, «Обществом друзей русской свободы» в Англии. Имел представительства в Западной Европе, Аргентине, США, Южной Африке, Японии. Издательство «Фонда» существовало с 1894 по 1901 гг. В 1893–1899 гг. «Фонд» выпускал периодические издания «Летучие листки»74. Клуб русских политических эмигрантов в Нагасаки – бес[31]партийная организация, создана в 1907 г. с целью оказания материальной помощи и духовной поддержки русским политическим эмигрантам, проживающим в Японии. Согласно уставу членами клуба могли стать все политические эмигранты, а также сочувствующие русскому освободительному движению. В клубе устраивались спектакли, литературно-музыкальные вечера, читались рефераты и лекции. Все доходы от устраиваемых платных мероприятий шли в пользу нуждающихся политических эмигрантов. Клуб прекратил свое существование в марте 1908 г. В указанных фондах содержатся материалы официального характера по вопросам издательской деятельности, отчеты о работе, направленной на постановку заграничной периодики, протоколы собраний эмигрантских организаций, данные о масштабах и каналах распространения нелегальных изданий75.

Пользуются большой популярностью у исследователей фонд редакции парижской газеты «Последние новости» (ф. 6845) и берлинской газеты «Руль» (ф. 5882). Первый содержит материалы за 1920–1939 гг., позволяющие раскрыть особенности становления газеты, осветить публицистическую и редакторскую деятельность ее редактора П. Н. Милюкова. Большое количество учетной документации (платежи, балансы, сметы) позволяет охарактеризовать техническую и финансовую сторону деятельности редакции. В фонде «Руля» присутствуют материалы и рукописи, присланные в редакцию, договоры и переписка с немецкими издателями, переписка и таблицы о распространении газеты «Руль» в разных странах, материалы кадетской печати. Особую ценность имеют письма, присланные в редакцию на имя одного из лидеров берлинских кадетов, создателя и редактора издания И. В. Гессена, среди которых имеются автографы И. А. Бунина, А. В. Тырковой, П. Д. Долгорукова и др.76

[32]В источниковой базе работ присутствуют материалы фондов редакций эмигрантских газет: «Дни» (ф. 5878), издававшейся в Берлине и Париже А. Ф. Керенским в 1920–1932 гг.; парижской газеты А. Ф. Керенского «За Россию» (ф. 5883); эсеровского пражско-парижского издания «Воля России» (фф. 5959 и 6405).

К сожалению, в ГА РФ отсутствует фонд редакции парижской газеты «Возрождение», в настоящее время он находится в Париже и усиленно изучается зарубежными специалистами.

Ряд периодических печатных изданий российского зарубежья хранится в составе иных фондов ГА РФ, в том числе личных.

Изучению профессиональных объединений российских юристов в эмиграции помогут материалы Союза русской присяжной адвокатуры в Германии (ф. 5890), включающие уставные документы, протоколы заседаний, отчеты, финансовую документацию Союза и созданных им структур, обширную переписку с адвокатскими союзами и юридическими обществами в Константинополе, США, Бельгии, Франции, Польше, Латвии, уставы и обзоры деятельности этих организаций, письма российских юристов из различных стран и регионов мира, характеризующих специфику их социального положения, профессиональной и общественной жизни. Аналогичные материалы имеются в составе фонда «Общества юристов-эмигрантов в Польше» (ф. 5855)77.

Сведения по формированию институциональных структур российской торгово-промышленной эмиграции 1920–1939 гг. отражены в документах фонда Всероссийского союза торговли и промышленности в Константинополе (ф. 6852), в том числе в переписке союза с деятелями торгово-промышленной эмиграции во Франции. Обширную и разнообразную информацию о последней содержит фонд Российского торгово-промышленного и финансового союза в Париже (ф. 6207), в котором представлена отчетная документация, протоколы, доклады членов союза, протоколы общего съезда русской торговли и промышленности в Париже 1921 г. и экономических совещаний 1928 и 1930 гг., обзоры собраний комитета представителей русских[33] банков в Париже, представителей промышленности, торговли, железных дорог и других отраслей российского бизнеса за рубежом, переписка лидеров деловых кругов российской эмиграции во Франции, проекты восстановления экономики в постбольшевистской России и пр. В фонде Объединения деятелей русского финансового ведомства (ф. 5921) имеются уставные документы, бюллетени, отчеты и доклады о деятельности данной организации и других деловых структур эмигрантского Парижа78. В фондах российских общественных организаций зарубежья сохранились документы тех из них, которые в силу тех или иных причин содействовали становлению малых и средних предпринимательских структур. К таким относятся фонды «Всероссийского союза городов» в Константинополе (ф. 5809) и «Всероссийского земского союза» в Болгарии (ф. 5923). На начальном этапе восстановления своей деятельности за границей русские фирмы и предприниматели-одиночки часто обращались с просьбами о предоставлении кредитов в различные эмигрантские организации, поэтому их фонды насыщены большим количеством фактического материала о масштабах и направлениях предпринимательской деятельности эмигрантов, о ее объективных и субъективных трудностях79.

Для изучения истории российской артистической эмиграции в славянских странах в 1918–1939 гг. значительный интерес представляют материалы фонда 5850 «Комитет Дней Русской Культуры в Чехословакии 1925–1943», который содержит годовые отчеты о проведении дней русской культуры. Фонд интересен тем, что «Русская Прага» являлась инициатором и центром проведения этого мероприятия, куда стекались отчеты со всех уголков мира, о проведении «дней национального единения»80. В фонде 7893 «Русского культурного комитета в Белграде» хранятся материалы по организации выставки русского искусства с участием А. Н. Бенуа, К. А. Коровина, М. В. Добужинского.

[34]В фонде 6792 Державной комиссии по делам русских беженцев в Югославии отложились документы, представляющие историю расселения беженцев по территории страны: документы об образовании русских колоний, о материальном положении беженцев, отчеты отдела труда Державной комиссии, в которых содержатся рекомендации об организации курсов по подготовке специалистов и информация о трудовых вакансиях. В фонде представлены уставы всевозможных организаций и союзов, образовавшихся на территории Югославии81.

Богатый фактический материал о культурно-просветительской, учебно-благотворительной и научно-популяризаторской деятельности российских эмигрантских центров в Югославии имеется в фондах 2482 «Союза русских писателей и журналистов в Югославии», 6820 «Русский научный институт в Белграде» и 6821 «Института изучения России в Югославии»82.

В комплексе фондов РЗИА сосредоточен основной массив документов о российских эмигрантских студенческих союзах в Центральной и Восточной Европе межвоенного времени: их нормативные материалы, уставы, отчеты о деятельности, списки участников, программные документы. Это материалы фондов: «Союз русских студентов в Германии» (ф. 5859), «Союз русских студентов Белградского университета» (ф. 6795), «Союз русских студентов-эмигрантов в Польше» (ф. 5846), «Станичное правление Общеказачьей студенческой станицы в Чехословацкой республике» (ф. 7072), «Русский Демократический студенческий союз в Чехословацкой республике» (ф. 5932), «Русский Демократический студенческий союз в Брно» (ф. 5933), «Бюро студенческих секций в Праге» (ф. 5836) и др. Материалы первых трех фондов позволяют раскрыть источники финансирования образовательных центров, бытовые условия жизни студентов и преподавателей, деятельность студенческих и общественных организаций и их лидеров по устройству русских студентов-эмигрантов в вузы европейских стран и т. д. Фонд 5823 содержит документы пе[35]реписной комиссии, которая организовала учет прибывших к 1923 г. В Прагу русских студентов. В документах ф. 5837 «Объединения русских эмигрантских студенческих организаций» (ОРЭСО) РЗИА отражена широкая палитра мест пребывания и учебы российских студентов: Европа, Северная Африка, Турция и другие страны. Протоколы общих собраний, конференции ОРЭСО показывают теоретические споры о сущности и перспективах развития российского студенчества, практические меры по укреплению его рядов в независимости от политической ориентации учащихся высшей школы. В фондах ОРЭСО сохранилось много личных дел студентов. Они позволяют исследователю с большой долей достоверности проследить жизненный путь учащихся, эволюцию их взглядов, выяснить причины эмиграции. Материалы судов чести дают возможность понять частную жизнь студентов, в определенной степени проанализировать структуру влияния эмигрантской общественности на отдельных учащихся, нарушивших нормы студенческого общежития. В фонде 6149 находятся материалы по студенческим организациям в Египте83.

Историкам системы высшего образования в зарубежной России будут также полезны фонды «Русский юридический факультет в Праге» (ф. 5765), «Русский народный университет в Праге» (ф. 5899), «Учебная коллегия при Комитете по обеспечению образования русских студентов в Чехословацкой республике» (ф. 5776), которые хранят делопроизводственную документацию названных учреждений, личные дела преподавателей и студентов, студенческие работы, программы учебных дисциплин, отчеты о работе педагогов84.

Анализ рукописных текстов «Материалов для истории русской школы в Югославии 1920–1930 гг.» (ф. 5771 «Представительство Всероссийского союза городов в Белграде») дает возможность выявить[36] особенность деятельности учебных заведений на Балканах85. Документы фонда русской гимназии в Афинах (ф. 5781) представляют не только сведения об учебном заведении, но и о состоянии школьного вопроса в Греции86.

Фонд 5785 «Педагогическое бюро по делам средней и низшей русской школы за границей, г. Прага» содержит сведения о школах и гимназиях, открытых русскими эмигрантами в Венгрии, Греции, Литве, Финляндии, Эстонии, Швейцарии (1926–1927), во Франции (1926–1930), в Болгарии, Германии, Польше, Чехословакии (1929– 1930), отчеты о деятельности Педагогического бюро, статьи педагогов87.

Деятельность российских дипломатических загранучреждений в эмиграции в конце 1917 – первой половине 1920-х гг. характеризуют фонды этих дипломатических представительств: посольств в Париже (ф. 6851), Лондоне (ф. 4648); миссий в Берне (ф. 5760), Тегеране (ф. 4738). К числу таких документов относится дипломатическая телеграфная и почтовая переписка, осведомительные донесения и циркуляры за послеоктябрьский период. Не менее важными являются материалы, отложившиеся в фондах МИД Временного Сибирского правительства адмирала А. В. Колчака (ф. 200) и его Совета министров (ф. 176), а также в фонде Отдела иностранных дел Временного правительства Северной области (ф. 17). Они включают телеграфную переписку русских дипломатических представителей с руководством внешнеполитических ведомств белых правительств по вопросам снабжения белых армий, подготовки международного признания белых правительств и т. д. Cледует отметить документы фонда канцелярии Министерства иностранных дел при Главнокомандующем Вооруженными силами на Юге России (ф. 5680). Канцелярия, находившаяся в Париже, являлась административным центром российского представительства за границей. В ее фонде сохранилась финансовая[37] отчетность посольств и миссий за первую половину 1920-х гг. и ряд документов, касающихся их помощи русским эмигрантам88.

Фонд Архиерейского Синода Русской Православной Церкви за границей (ф. 6343) включает документы высших органов церковной власти за границей: протоколы Архиерейских Соборов и Синода, переписка, журналы Архиерейского Синода, бракоразводные дела, дела об узаконении внебрачных детей, прошения различных лиц в Архиерейский Синод, списки о наградах и о предании суду священнослужителей и другие ценнейшие материалы для изучения истории Русской Православной Церкви за границей89.

Важнейшее место в источниках исторических исследований занимают материалы личных фондов ГА РФ.

Так, неоценимую помощь историкам кадетской эмиграции и общественно-политической мысли российского зарубежья оказывают материалы фонда Н. И. Астрова (ф. 5913) – члена Конституционнодемократической партии, члена Особого совещания при Главнокомандующем Вооруженными силами на Юге России, представителя Земскогородского комитета помощи российским гражданам за границей при Верховном комиссаре Лиги Наций по делам русских беженцев90.

Личный фонд публициста, эмигранта В. В. Водовозова (ф. 539) помогает подробнее изучить факты политической биографии политика, товарища председателя Партии народной свободы Ф. И. Родичева, по[38]скольку включает воспоминания современников о последнем. Уникальную информацию о подробностях биографии Ф. И. Родичева дает и фонд 5881 «Пражской коллекции» ГА РФ, где хранится биография Родичева, написанная его дочерью Александрой Федоровной, а также письма Ф. И. Родичева периода Гражданской войны к российскому государственному и общественному деятелю, эмигранту М. М. Федорову91.

Ценность личного фонда К. Н. Гулькевича (ф. 6094) определяется значимостью его фондообразователя. Гулькевич являлся российским послом в Швеции, дипломатическим представителем белогвардейских правительств в Стокгольме, представителем Совещания бывших российских послов. Именно к нему стекались обобщающие документы, отчеты, обзоры о жизнедеятельности эмиграции. Личная, доверительная переписка и циркулярные письма, предназначенные для дипломатов, позволяют вскрыть те факты, которые не проникали в периодическую печать, не предназначались для широкой общественности92.

Фонд управляющего русскими западно-европейскими церквами митрополита Евлогия (В. С. Георгиевского) содержит докладные и личные записки, письма к митр. Евлогию, и включает документы, датированные периодом с 1918 по 1929 гг. (ф. 5919)93.

Личный фонд историка русской церкви, активного деятеля эмиграции, участника съездов Русского студенческого христианского движения А. В. Карташева (ф. 7354) содержит 46 дел: черновики некоторых работ историка, записки и письма к А. В. Карташеву от различных организации и лиц94.

Как и в советские годы, востребован историками личный фонд князя, теоретика анархизма, географа, исследователя Восточной Азии П. А. Кропоткина (ф. 1129)95.

[39]Историками активно используются материалы «Дневника генерала А. А. фон Лампе», хранящегося в фонде 5853 ГА РФ. По своему содержанию это не только собственно дневниковые записи, но и связанные с ними разнообразные прилагаемые к нему документы: письма, записки, официальные информационные справки, фотоснимки и пр. (всего более 30-ти тыс. листов96). Хронологически «дневник» охватывает период с 1919 по 1967 гг. «Дневник» самим автором был поделен на «книги». В конце каждой книги А. А. фон Лампе составлял подборку важнейших материалов эмигрантской прессы, вырезанных из газет, систематизированных по различным вопросам и вклеенных в дневник, что отчасти компенсирует лаконичность дневника. С 1924 г. фон Лампе являлся начальником 2-го отдела РОВС, с 1938 г. – главой РОВС в Германии и в силу служебного положения был в курсе всех дел эмиграции, прежде всего разного рода конфликтов, скандалов и преступлений, имевших место в военной среде, что придает дневнику особую ценность97. Имеется личная переписка А. А. Лампе и Е. К. Миллера о задачах РОВС, о взаимоотношениях с иными белоэмигрантскими движениями, отдельными группировками98.

Пользуются спросом материалы личного фонда (ф. 1696) лидера меньшевиков Ю. О. Цедербаума (псевдоним – Л. Мартов). Сведения о деятельности Мартова сохранились и в других фондах ГА РФ и в Российском центре хранения и изучения документов новейшей истории (РЦХИДНИ), а также в архиве Дома Г. В. Плеханова в СанктПетербурге, Центральном архиве Федеральной службы безопасности России (ФСБ России) и др.99

После высылки из Советской России известного историка, политика, публициста С. П. Мельгунова его архив и домашняя библио[40]тека были конфискованы. Фонд Мельгунова был расформирован. В фонде 1152 ГА РФ имеются статьи, письма, заметки о Гражданской войне в России и эмиграции. Документы С. П. Мельгунова находятся также в РГАЛИ (ф. 305), РЦИХДНИ (ф. 147), Рукописный отдел РГБ (ф. 454) и архив Академии наук (ф. 647). Материалы всех названных фондов впервые введены в научный оборот Ю. Н. Емельяновым100.

Личный фонд лидера Конституционно-демократической партии (Партии народной свободы) П. Н. Милюкова (ф. 5856) содержит богатые материалы (788 ед. хр.), относящиеся к формированию научного мировоззрения Милюкова, к первым научным открытиям в пределах собственной исторической концепций, к началу первых политических шагов П. Н. Милюкова, сделанных им еще в университете в качестве преподавателя, а также включает эмигрантский период жизни и деятельности этого политика и историка (воспоминания, статьи, доклады – опубликованные и неопубликованные)101.

Неоднократно историки ссылаются на переписку, хранящуюся в личном фонде историка, писателя и политика, председателя ЦК Трудовой народно-социалистической партии, одного из создателей и руководителей Союза возрождения России В. А. Мякотина (ф. 5917). В 1922 г. Мякотин был выслан из России. Жил в Берлине, Праге, затем в Софии, с 1928 г. преподавал в Софийском университете. Его переписка с деятелями эмиграции содержит оценки эмигрантских идейных течений и общественных движений, отдельных лиц102.

В обширном фонде видного члена кадетской партии, члена Государственной думы I созыва И. И. Петрункевича (ф. 5839) содержатся[41] рукописи его воспоминаний, статей, различные выписки, а также богатое эпистолярное наследие103.

Фонд историка российского зарубежья С. Г. Пушкарева, хранящийся в ГА РФ (ф. 5891), насчитывает 435 ед. хр. и включает: рукописи С. Г. Пушкарева (статьи, конспекты лекций, докладов и книг); биографические материалы (дневники, записные книжки, автобиографии); переписку с частными лицами и учреждениями; удостоверения, справки, заявления; другие документы, характеризующие научную и общественную деятельность историка (отчеты, планы и программы лекционных курсов, списки учеников, протоколы заседаний и общих собраний и т. п.); газетный архив С. Г. Пушкарева, содержащий некоторые номера газет «Россия», «Россия и славянство», «Возрождение» за 1925–1933 гг., вырезки из советских и эмигрантских газет, журналов, книг104. Источники, касающиеся профессиональных судеб ученых русско-американского мира, сосредоточены также в личных фондах Д. Н. Вергуна, Г. В. Вернадского, Н. Н. Головина, П. Н. Милюкова, П. А.Остроухова и в фонде Русскоамериканской национальной лиги и др.105

Документы фонда географа, экономиста, геополитика, культуролога, философа, поэта, одного из главных деятелей евразийства П. Н. Савицкого (ф. 5783) можно разделить на три группы. К первой относятся статьи, доклады и рецензии ученого, ко второй – переписка П. Н. Савицкого с другими представителями евразийского движения, с частными лицами и различными организациями. Третью группу составили документы по истории евразийского движения106. В фонде[42] Пражского Русского народного университета (ф. 5899) имеются тексты лекций П. Н. Савицкого. Личное дело приват-доцента П. Н. Савицкого хранится в фонде Русского юридического факультета в Праге (ф. 5765). Уточнить некоторые биографические данные о жизни П. Н. Савицкого в период эмиграции позволяют материалы фонда Русского Совета при Главнокомандующем Русской армией генерале П. Н. Врангеле (ф. 7504)107.

В ГА РФ хранится личный фонд И. И. Серебренникова – председателя административного совета Временного Сибирского правительства, министра снабжения Российского правительства Колчака, одного из видных общественных деятелей «русского Китая», ученого, политика и книгоиздателя (ф. 5873). В делах фонда собрана переписка И. И. Серебренникова с представителями дальневосточной эмигрантской интеллигенции: известным писателем и журналистом Вс. Н. Ивановым, профессором-юристом, харбинцем Г. К. Гинсом, популярным харбинским поэтом А. Грызовым, политиком и общественным деятелем П. В. Вологодским и др. Материалы фонда содержат записки И. И. Серебренникова о Гражданской войне, вырезки из эмигрантских газет, переписку с обществом сибиряков (Чехословакия) и обществом изучения Маньчжурского края (Харбин)108. В фонде имеются издания И. И. Серебренникова, отдельные экземпляры «Китайского журнала» (1932), «Вестника Китая» (1933) и др.109

Личный фонд экономиста, публициста, историка, философа, общественного деятеля, политика П. Б. Струве (ф. 5912) включает статьи и отрывки из статей П. Б. Струве преимущественно за 1917–1926 гг., личные, семейные документы, протоколы экономических семинаров, проведенных Струве с мая 1922 г. по апрель 1923 г., письма к семье[43] Струве П. Н. Савицкого110. По данным исследователей, позицию П. Б. Струве в эмиграции раскрывают более двадцати фондов ГА РФ. Среди них личный фонд С. Г. Пушкарева (ф. 5891), включающий письма и записки П. Б. Струве и одного из его сыновей, А. П. Струве, с июля 1923 г. по сентябрь 1937 г. Материалы фонда позволяют уточнить взгляды П. Б. Струве во второй половине 1930-х гг. Отношение П. Б. Струве к процессам, происходившим в Советском Союзе в 1920– 1930-х гг., можно исследовать на основании материалов фондов П. Н. Савицкого (ф. 5783), РОВС (ф. 5826), Русского телеграфного агентства и бюро печати в Праге (ф. 6139), коллекции отдельных документов белоэмигрантов (ф. 5881). В их составе находятся материалы, включающие вырезки статей П. Б. Струве из газет, его беседы и интервью по поводу советской политики, протоколы различных международных конференций с участием П. Б. Струве. Особое место занимают документы, содержащиеся в фондах Русского научного института в Белграде (ф. 6820), профессора права А. Н. Фатеева (ф. 6427), отражающие научную деятельность П. Б. Струве в эмиграции, сущность его методологических подходов вплоть до начала 1940-х гг.111

В личном фонде И. И. Фондаминского РЗИА (ф. 6212) находятся письма его товарищей по партии социалистов-революционеров (Е. Ф. Азефа, А. А. Аргунова, В. Л. Бурцева, Б. Н. Воронова, М. А. Натансона, Б. Н. Моисеенко, Б. В. Савинкова, С. Н. Слетова, В. Фабриканта, В. М. Чернова), друзей и знакомых (например, Г. В. Плеханова, В. и М. Гоц), переписка заграничной делегации ЦК партии эсеров. Эти письма позволяют выявить личные взаимоотношения членов эсеровских групп, понимание ими происходивших событий112.

В фонде активиста евразийцев К. А. Чхеидзе (ф. 5911) интерес представляют протоколы Пражской евразийской группы, которую[44] возглавлял П. Н. Савицкий, а также отчет о работе секретариата ЦК евразийской организации.

Фонд председателя Императорского Русского исторического общества и Русского исторического общества при правлении Союза русских академических организаций за границей, члена ученого совета Русского заграничного исторического архива Е. Ф. Шмурло (ф. 5965) включает 845 дел. В первый раздел фонда входят личные документы Е. Ф. Шмурло. Во второй раздел входят неопубликованные произведения Е. Ф. Шмурло и их черновики, а также неоконченные рукописи. (Особенно много материалов, связанных с Петром Великим.) Наиболее интересным C. И. Гореловой оказался третий раздел фонда: описи и копии документов о России, хранящиеся в архивах Италии и других европейских стран. Четвертый раздел содержит переписку и документы, характеризующие служебную деятельность Е. Ф. Шмурло113.

В личном фонде историка К. Ф. Штеппы (ф. 10082) имеются документы, свидетельствующие об обстоятельствах въезда русских эмигрантов в 1940–1950-е гг. в США114.

Исследователям прессы российской политической эмиграции конца XIX – начала ХХ в. неоценимую помощь окажут материалы из личных фондов: общественного и революционного деятеля, писателя, литературоведа, редактора и издателя журналов «Былое, «Народоволец», газет «Общее дело», «Будущее» В. Л. Бурцева (ф. 5802); народника, публициста, ученого-естествоиспытателя, сенатора и президента сената Гавайских островов (США), почетного члена Всесоюзного общества политкаторжан Н. К. Руссель-Судзиловского (ф. 5825); участника народнического движения 1880-х гг. А. Л. Теплова (ф. 1721); участника революционного движения 1870-х гг., создателя общества «чайковцев», члена партии социалистов-революционеров, главы Верховного управления Северной области и Временного правительства Северной области, члена Южно-Русского правительства при генерале[45] А. И. Деникине, дважды эмигранта Н. В. Чайковского (ф. 5805). Документы указанных фондов – письма, черновики, мемуары – позволяют вникнуть в механизм создания заграничных изданий, разобраться в характере отношений между ними, уяснить происхождение источников финансирования органов печати115.

Большую группу образуют личные фонды отдельных представителей казачьего зарубежья. Сюда, в частности, можно отнести фонды командира Донского казачьего корпуса генерал-лейтенанта Ф. Ф. Абрамова (ф. 6460), представителя донского атамана в Чехословакии С. В. Маракуева (ф. 6532), историка казачества генерала Т. М. Старикова (ф. 6473), председателя Верховного круга ДонаКубани-Терека, заместителя председателя Кубанской краевой рады, председателя Кубанской чрезвычайной миссии в Закавказье (Тифлис), председателя Комитета освобождения Кубани и полномочного представителя Центросоюза в Чехословакии И. П. Тимошенко (ф. 6689), председателя Донского войскового круга (1918–1944) и Донской исторической комиссии, редактора журнала «Казачий путь» В. А. Харламова (ф. 6344) и др. Причем материалы данных фондов содержат в себе информацию не столько о данных лицах, сколько сведения о различных организациях российского казачества за рубежом, о жизни и быте казаков за границей116.

Данные о профессиональной деятельности лидеров российской юридической эмиграции, в том числе о ведении им судебных дел по искам эмигрантов, переписка между руководителями адвокатских союзов находятся в фондах председателя Союза русской присяжной адвокатуры в Берлине Б. Л. Гершуна (ф. 5986), адвоката, члена партии социалистов-революционеров, одного из организаторов РЗИА В. Я. Гуревича (ф. 5910), российского присяжного поверенного А. А. Гольденвейзера (ф. 5981), председателя объединения русских адвокатов во Франции М. С. Маргулиеса (ф. 6270), российского адвоката В. С. Ман[46]деля (ф. 5769), являвшегося юрисконсультом нескольких российских акционерных обществ в эмиграции117.

Личные фонды П. А. Бурышкина (ф. 5885), занимавшего в правительстве адмирала А. В. Колчака пост министра финансов; С. В. Маракуева, директора Института сельскохозяйственной кооперации в Праге (ф. 6532); российского экономиста Д. Н. Иванцова (ф. 5790) являются крайне важными источниками по истории деловых кругов эмиграции и истории ее экономической мысли. Фонды содержат доклады, аналитические обзоры, научные статьи по макроэкономическим проблемам европейских государств и России. Отличительной особенностью данного комплекса документов является высокий профессионализм их авторов в вопросах функционирования экономики в самых разнообразных отраслях хозяйства118. Фонд П. А. Бурышкина содержит материалы о деятельности и движении капиталов Северного страхового общества во Франции за 1922–1926 гг., протоколы заседаний Банковского комитета в Париже и др.119

В личных фондах литератора Н. А. Антипова (ф. 5934) и члена правления отделения Союза русских студентов во Франции и Северной Африке (в Тунисе) Л. А. Крезе (ф. 7356) собран богатый фактологический материал о правовом, социальном положении русской молодежи в Тунисе, об общественных организациях самых разных направлений120.

В личных архивных фондах ГА РФ представлено достаточно большое количество воспоминаний участников Власовского движения, которые были лично знакомы с генералом Власовым и членами Конгресса освобождения народов России (КОНР) и проливают свет на историю эмиграции второй послеоктябрьской волны эмиграции. Среди таких фондов необходимо отметить: фонд Н. А. Троицкого (ф. 10015),[47] который занимался разработкой манифеста КОНР, был начальником отдела пропаганды 1-й дивизии РОА, работал в газете «Доброволец»; фонд протоиерея Дм. Константинова, известного деятеля Русской Зарубежной православной церкви, публициста, представителя второй послеоктябрьской волны эмиграции (ф. 10037); фонд Б. В. Прянишникова, активного деятеля НТС, члена КОНР (ф. 10032); фонд О. П. Шидловского, вывезенного из СССР родителями в Германию в 1943 г. (ф. 10056). Документы указанных фондов были подарены ГА РФ фондообразователями в 1990-е гг. Материалы фондов позволяют получить более точное представление о тех моральных и психологических изменениях, которые происходили с бывшими советскими гражданами, оказавшимися в немецком плену, что, в конечном итоге, предопределило их вступление под знамена Русской освободительной армии121.

Помимо ранее названных постсоветскими историками введены в научный оборот материалы личных фондов одного из лидеров партии социалистов-революционеров (эсеров) А. А. Аргунова (ф. 6075); участницы революционного движения в России, одной из создателей и лидеров партии эсеров Е. К. Брешко-Брешковской (ф. 5975); председателя Объединения российских земских и городских деятелей в Чехословацкой республике (Земгора) И. М. Брушвита (ф. 5789); профессора русской истории Йельского университета Г. В. Вернадского (ф. 1137); лидера кадетов М. М. Винавера (ф. 5818); политика, лидера партии «Союз 17 октября», министра Временного правительства, одного из заметных деятелей постреволюционной эмиграции А. И. Гучкова (фф. 555 и 5868); адвоката, одного из основателей Народно-социалистической партии, члена Земгора А. А. Демьянова (ф. 6632); Главнокомандующего вооруженными силами на Юге России генерала А. И. Деникина (ф. 5827); одного из лидеров Конституционно-демократической партии (Партии народной свободы), члена II Государственной Думы П. Д. Долгорукова (фф. 735 и 5898); профессора гражданского права, управляющего делами учебной коллегии при Комитете по обеспечению образования русских студентов в Чехословацкой республике У. Д. Жиляева (ф. 6785); директора РЗИА в Праге А. Ф. Изюмова (ф. 5962); представителя Главнокомандующего Вооруженными силами[48] на Юге России при Союзном командовании в Константинополе генерал-лейтенанта А. С. Лукомского (ф. 5829); члена Конституционнодемократической партии и I Государственной Думы, главы Временного правительства, представителя Омского правительства в США и Западной Европе князя Г. Е. Львова (ф. 6028); деятеля российского политического сыска, публициста Л. П. Меньщикова (ф. 1723); профессораантрополога Н. М. Могилянского (ф. 5787); зоолога, профессора, член IV Государственной Думы, ректора Московского университета (до 1920 г.) и Русского народного университета в Праге М. М. Новикова (ф. 6767); присяжного поверенного, члена I и IV Государственных Дум, члена Конституционно-демократической партии, председателя Союза офицеров армии и флота (1917 г.) Л. Н. Новосильцева (ф. 6422; члена партии эсеров С. П. Постникова (ф. 6065); экономиста, профессора, руководителя Русского экономического комитета в Праге С. Н. Прокоповича (ф. 5902); писателя-публициста, одного из организаторов «Союза освобождения» Е. Д. Прокопович-Кусковой (ф. 5865); писателя, руководителя боевой организации партии эсеров Б. В. Савинкова (ф. 5831); историка, комиссара Временного правительства за границей по ликвидации тайной полиции, товарища управляющего Вооруженными силами на Юге России, представителя Русского зарубежного исторического архива С. Г. Сватикова (ф. 324); российско-чешского историка и библиографа В. Н. Тукалевского (ф. 5777); одного из основателей партии эсеров и ее основного идеолога В. М. Чернова (ф. 5847); политика и общественного деятеля В. В. Шульгина (ф. 5974)122.

[49]Таким образом, к настоящему времени исследователями выявлен, проанализирован и обобщен широкий круг неопубликованных документов, в результате чего установлены новые факты, пересмотрены некоторые оценки событий.

В помощь историкам российского зарубежья в 2001–2004 гг. вышли два тома путеводителя по ГА РФ. Один из них содержит сведения о хранящихся в ГА РФ документах учреждений белогвардейских правительств, действовавших на территории бывшей Российской империи в 1919–1922 гг., и документах эмигрантских организаций за 1918–1946 гг. Они существенно отличаются от основной массы документов архива как по своему происхождению, так и по истории комплектования. Фонды белогвардейских правительств, включенные в Путеводитель, представлены их центральными и местными учреждениями, эмигрантские фонды состоят их учреждений и организаций, действовавших в разных странах. Другой том содержит сведения о документах, хранящихся в личных фондах государственных и общественных деятелей СССР и РСФСР (1917–1991), государственных деятелей Российской Федерации (1991–2000), а также характеристики на личные фонды деятелей российской эмиграции и архивные коллекции, хранящиеся в ГА РФ123.

Кроме того, в 1999 г. издательством «Российская политическая энциклопедия» издан межархивный путеводитель по фондам Русского заграничного исторического архива в Праге124.

1.3. Фонды иных федеральных архивохранили

Использованные в диссертациях историков 1970–1980-х гг. документы Центрального партийного архива Института марксизмаленинизма при ЦК КПСС, преобразованного в 1991 г. в Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ),[50]содержат важные сведения о политике большевиков по отношению к антисоветской интеллигенции в 20-е гг. ХХ в., об истории борьбы с оппозиционными партиями и течениями. Здесь же находятся фонды Г. В. Плеханова и ЦК РСДРП, раскрывающие историю идейной борьбы в рабочем движении России в начале ХХ в., а также документы, подтверждающие факты насильственного угона мирного населения с оккупированных территорий СССР для принудительного труда в фашистской Германии (1941–1945 гг.)125. В РГАСПИ хранятся и неопубликованные официальные документы российской и заграничной организаций партии эсеров, которые отложились в фондах партийных организаций, членов партии и фондах иного происхождения126. Материалы фондов «Коммунистическая партия Китая» (ф. 514, оп. 1) и «Сектор экстерриториальных парторганизаций (документы КВЖД)» (ф. 17, оп. 38) РГАСПИ позволяют выявить издания, выпускавшиеся нашими соотечественниками в Китае127. В фонде 17 «ЦК КПСС» и фонде 372 «Дальбюро ЦК РКП (б)» РГАСПИ сохранились документы по различным вопросам эмигрантской жизни: о взаимоотношениях казачьей эмиграции с населением и китайскими властями; о деятельности эмигрантских казачьих благотворительных, общественно-политических и военных организаций, обществ и казачьих союзов; об участии казачества в антибольшевистской борьбе128. Отложившиеся в РГАСПИ (фф. 17, 24, 278, 341, 361, 362, 384, 451, 622) источники[51] личного происхождения, прежде всего письма, помогают сопоставить и уточнить многие исторические сюжеты, связанные с деятельностью Ю. О. Мартова в эмиграции129. В личных фондах известных политиков: Г. В. Плеханова, П. Б. Струве, Б. Аксельрода, Ю. О. Мартова (фф. 264, 279, 316, 362), – можно найти разнообразные данные об эмигрантской периодике и издательской деятельности политической эмиграции в конце XIX – начале ХХ в.130

Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ) содержит несколько десятков фондов по истории российской эмиграции межвоенного периода, среди которых фонды как общественных организаций, периодических изданий, эмигрантских учреждений, так и личного происхождения, содержащие обширную переписку между деятелями культуры и науки. В качестве примера можно назвать фонд «Русский культурно-исторический музей в Праге» (ф. 1355), где собраны материалы о культурной жизни российской эмиграции. Фонды «Союз русских писателей и журналистов в Югославии» (ф. 2482) и «Союз русских писателей и журналистов в Чехословакии» (ф. 2474) содержат систематические отчеты о музыкальных и литературных вечерах, сведения о благотворительных концертах, афиши и программы, рецензии и отзывы на спектакли русских театров, существовавших на территории славянских стран. Фонд 2478 содержит материалы Русского камерного театра в Праге. Документы «Союза русских художников в Париже» (ф. 990), раскрывают детали общественной деятельности российских художников в эмиграции, содержат списки участников. В РГАЛИ представлены разнообразные материалы о театральных и хоровых коллективах, существовавших при частях русской армии. Много ценной информации о культурной жизни российской эмиграции находится в личных фондах творческой интеллигенции: художницы-авангардистки Н. С. Гончаровой; живописца, театрального художника и педагога К. А. Коровина; художника, одного из основоположников русского авангарда М. Ф. Ларионова; актера немого кино И. И. Мозжухина; писателя А. М. Ремизова; акте[52]ра, театрального педагога, режиссера М. А. Чехова; прозаика, критика, публициста А. А. Яблоновского и др. Вклад казаков-эмигрантов в культуру и искусство российского зарубежья отражен в материалах таких фондов РГАЛИ, как фонд донского поэта и режиссера С. Ф. Супина и фонд Донского казачьего хора под управлением С. А. Жарова (фф. 2273 и 2477). Фонды архива располагают также фотографиями, афишами и концертными программами других хоровых коллективов российского зарубежья131.

Фонды Российского государственного исторического архива (РГИА) важны прежде всего для изучения истории дореволюционной (политической и трудовой) эмиграции из России132. Фонды Совета министров, министерства торговли и промышленности, отдела торгового мореплавания, комитета «Добровольного флота», «Русско-ВосточноАзиатского пароходства» проливают свет на отношение российского правительства к эмиграционному движению в стране, свидетельствуют о попытках регулирования последнего133. РГИА содержит синодаль[53]ные фонды, которые дают в общих чертах картину русского православия в зарубежье (до 1917 г.)134. В частности, делопроизводственная документация Синода (фонды «Канцелярия св. Синода», «Канцелярия обер-прокурора Синода») содержит огромное количество разнообразных фактов, деталей, позволяющих охарактеризовать общее состояние Русской православной миссии в Китае в XVIII – начале ХХ в., раскрыть содержание деятельности миссионеров135. Важное значение имеет коллекция Русской духовной миссии в Америке – фонд 796136. О. А. Яровым введены в научный оборот находящиеся в фонде Синода РГИА отчеты финляндских архиепископов о состоянии финляндской епархии со времени ее основания в 1882 г. по 1901 г., которые могут считаться основным источником в освещении деятельности церкви в автономном крае и дают представление об общественной деятельности русского духовенства Финляндии, стоявшего перед проблемой личного выбора одного из двух приоритетов развития православия – сохранения национальной самобытности конфессии или ее уподобления русскому образцу137.

Большую научную ценность представляют материалы, находящиеся на хранении в Российском государственном военном архиве (РГВА) в фондах т. н. «Особого архива». Особый архив (Центральный государственный Особый архив СССР) был официально создан в марте 1946 г. для хранения архивных фондов и коллекций иностранного происхождения, вывезенных Советской Армией в конце Второй мировой войны из Германии и Восточной Европы в Москву. Позднее архивом были получены документы советских учреждений, ведавших военнопленными и интернированными, которые находились в ведении Главного управления по делам военнопленных и интернированных МВД СССР. Это бывшее до недавнего времени секретное учреждение впер[54]вые было упомянуто в открытой печати в феврале 1990 г. В июле 1992 г. Центральный государственный Особый архив был преобразован в Центр хранения историко-документальных коллекций (ЦХИДК) и открыт для исследователей. Во время реорганизации 1999 г. фонды ЦХИДК были объединены с Российским государственным военным архивом, и центр перестал существовать как самостоятельное учреждение138. Особый архив хранит, например, документы западных контрразведок, которые собирали информацию о российских белоэмигрантских экстремистских («активистских») организациях («Братство русской правды», «Национально-трудовой союз нового поколения», «Русская фашистская партия», «Народный союз защиты родины и свободы», «Русский политический комитет» и «Русский эвакуационной комитет» и др.), их численности, финансовом положении, настроениях их участников, военно-политических планах; анализировалась возможность их использования в политических, а в отдельных случаях – и в военных целях139. РГВА имеет в своем составе фонд «Антисоветская, антикоммунистическая фашистская литература, издававшаяся за рубежом» (ф. 1699), который является трофейной коллекцией изданий (среди которых десятки русских), поступившей в архив в 1945 г.140 Фонд члена комитета русских беженцев во Франции Я. Л. Рубинштейна РГВА (ф. 121 к) содержит доклады комиссий при Лиге Нации, вырезки из газет со статьями об организации служб по оказанию помощи эмигрантам, протоколы заседаний административного совета и финансовой комиссии Международного бюро по выдаче нансенов[55]ских паспортов эмигрантам, а также дело 1939–1940 гг. о ликвидации Международного бюро по выдаче нансеновских паспортов141.

Интересные историкам-эмигрантоведам фонды имеются в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА). В частности, фонд 409 содержит послужные списки русских военных, уехавших в США142. Материалы фондов 2007 и 5049 позволяют полнее раскрыть военную биографию ряда лидеров казачьей эмиграции (Е. И. Балабин, А. П. Богаевский и др.)143.

Документы Российского государственного исторического архива Дальнего Востока (РГИА ДВ) – единственного в России федерального архива, расположенного во Владивостоке – отражают историю Дальнего Востока России в XIX – начале XX вв. Источником информации о социальном составе первых переселенцев в зону КВЖД является фонд 75 РГИА ДВ. Фонд 702 «Канцелярия Приамурского Генерал-губернатора» содержит сведения о национальном и количественном соотношении европейского, в том числе и российского населения Харбина144.

Из крупнейших ведомственных архивов заслуживают внимания фонды Архива внешней политики Российской Империи (АВП РИ) и Архива внешней политики Российской Федерации (АВП РФ), входящие в состав историко-документального департамента Министерства иностранных дел России и имеющие статус самостоятельных отделов.

АВП РИ располагает ценнейшими документами об эмиграции из России в конце XIX – начале ХХ вв. Фонды АВП РИ – канцелярии,[56] департамента внутренних сношений, II департамента, экономического, правового департаментов, департамента личного состава и хозяйственных дел, «Всеподданнейшие отчеты по МИД, посольств в Берлине, Вашингтоне, Лондоне, Париже, Вене, Риме и др. содержат переписку с российскими послами и консулами в европейских и в заокеанских странах. Она дает возможность раскрыть и осветить многие аспекты интересной и многогранной проблемы отечественной истории: отношение российского правительства и российских дипломатов к эмиграции, динамику численности и состав эмигрантов, условия перевозки эмигрантов из России до стран назначения, районы их пребывания за границей, условия труда и жизни на чужбине, отношение к ним в странах иммиграции. Кроме того, указанные фонды содержат ценную информацию об общественной жизни российских эмигрантов, их организациях145. Фонды дипломатических представительств в Париже (ф. 187), Лондоне (ф. 184), Вашингтоне (ф. 170), Риме (ф. 190); миссий в Берне (ф. 168), Пекине (ф. 188) характеризуют и деятельность дипломатических загранучреждений в эмиграции146. В АВП РИ хранятся личные дела дипломатов, обслуживавших США, Канаду и Гавайские острова и оставшихся жить за рубежом после окончания Гражданской войны в России (ф. 529)147. Кроме того, документы, содержащиеся в фондах, отражают деятельность Русской православной церкви по оказанию материальной помощи российским эмигрантам. Делопроизводственная документация Азиатского департамента МИД России (фонды «Санкт-Петербургский Главный архив», «Сношения России с Китаем», «Китайский стол», «Миссия в Пекине (Китай)»), характеризует деятельность Русской православной миссии в Китае в XVIII – начале ХХ в.148 Материалы служебной переписки российских дипломатических миссий Южнорусского или Временного правитель[57]ств с официальными властями стран пребывания (ф. 166, оп. 508/3; ф. 317) позволяют раскрыть проблемы размещения военных контингентов и беженцев, перемещении их из страны в страну, некоторые стороны правового состояния, в котором оказывались изгнанники149. Фонд Дипломатической миссии в Белграде (ф. 166) содержит материалы о положении казачьей эмиграции в Сербии в начале 1920-х гг.150

Эмигрантоведами вовлечены в оборот документы фондов 415 и 0415 АВП РФ, которые содержат информацию о работе с российскими эмигрантами Лиги Наций и ее учреждений151. Также в фондах АВП РФ имеются материалы, которые могут служить основой для выяснения основных направлений политики и деятельности Русской зарубежной православной церкви152.

Все чаще на страницах исследований историков можно встретить материалы архивов Федеральной службы безопасности (ФСБ) России. В частности, историком российской пореволюционной идеологии и русского фашизма C. В. Онегиной впервые введены в научный оборот материалы «Судебного процесса по делу руководителей антисоветских белогвардейских организаций, агентов японской разведки казачьего атамана Г. М. Семенова, главы Российского фашистского союза К. В. Родзаевского и других», проходившего в Москве в августе 1946 г. Огромный фактический материал содержит «Отчет о моей 20-летней антисоветской деятельности» К. В. Родзаевского, долгие годы являвшегося руководителем Всероссийской фашистской партии в Маньчжурии, где рассказывается о зарождении и развитии русского фашистского движения на Дальнем Востоке. Всего C. В. Онегиной использованы материалы 12-ти уголовных дел: К. В. Родзаевского, В. В. Родзаевского, М. А. Матковского, Ф. С. Сиваченкова (российские фашисты), подсудимых «Семеновского» су[58]дебного процесса: Г. М. Семенова, А. П. Бакшеева Л. Ф. Власьевского, Л. П. Охотина, Б. Н. Шепунова, И. А. Михайлова, Н. А. Ухтомского; профессора юридического факультета в Харбине Н. В. Устрялова, генерального секретаря Национально-трудового союза нового поколения (НТСНП) М. А. Георгиевского, генерал-майора японской армии Акикуса Шун153.

Исследователем деятельности РОВС Я. В. Шабановым из Центрального архива ФСБ извлечены документы уголовного дела начальника РОВС в 1930–1937 гг. генерала Е. К. Миллера, похищенного агентами советской разведки 22 сентября 1937 г. и находившегося до 11 мая 1939 г. во внутренней тюрьме ГПУ. В деле отложились письменные показания генерала Миллера, характеризующие деятельность РОВС с 1924 по 1937 гг.154

В фондах Центрального архива ФСБ России Ю. Н. Исаевым обнаружено множество документов, связанных с эвакуацией и расселением войск армии генерала П. Н. Врангеля и деятельностью политических организаций эмиграции в Европе и других странах мира155.

Ценными источниками по истории эмигрантской исторической науки располагает архив Российской академии наук. В нем содержатся личные фонды М. М. Ковалевского, А. В. Флоровского и В. И. Вернадского, включая письма Г. В. Вернадского к отцу156.

И. В. Сабенниковой подготовлен обзор коллекций изданий российского зарубежья в фондах библиотек Москвы и Санкт-Петербурга. Ею отмечается, что наиболее значительный по объему фонд российского зарубежья имеется в РГБ – около 120 тыс. ед. хранения русскоязычных изданий, вышедших за рубежом после 1917 г. Среди[59] них 25 тыс. книг, более 650 названий эмигрантских журналов и 250 названий газет. В коллекции РГБ преобладают наиболее редкие издания первой волны эмиграции, поступивших из многих стран русского рассеяния 1920–1930-х гг. Государственная публичная историческая библиотека содержит примерно 13 тыс. ед. хранения русскоязычных изданий из-за рубежа. В состав ее фонда вошла коллекция историка-эмигранта Я. М. Лисовского, переданная в дар в 1943– 1947 гг., а также коллекция военной периодики российского зарубежья, полученная в 1994 г. от внука Верховного руководителя Добровольческой армии генерала М. В. Алексеева – М. М. Бореля. Всероссийская библиотека иностранной литературы при комплектовании своих фондов по российскому зарубежью сделала акцент на религиозно-философскую часть русскоязычных зарубежных изданий. В ее основу положена библиотека Н. М. Зернова и собрание издательской продукции издательства Ymcа-рrеss. Основу кабинета «Российское зарубежье» ИНИОН составляют издания, поступившие из спецхрана, и материалы из Конгресса соотечественников157. Интересные коллекции российского зарубежья представлены в Российской национальной библиотеке и библиотеке Российской академии наук в СанктПетербурге.

1.4. Фонды региональных архивов

В 1980-е гг. историками были введены в научный оборот документы областных партийных архивов, которые содержат сведения о политике большевиков по отношению к антисоветской интеллигенции в 20-е гг. ХХ в., в том числе о высылке ее из страны158. Востребованными являлись фонды открытого в 1929 г. Дома Г. В. Плеханова[60] в Ленинграде, раскрывающие историю рабочего движения, деятельность революционной эмиграции159.

В 1990-е и «нулевые» годы количество вовлеченных в научный оборот архивных фондов региональных (республиканских, краевых, областных), проливающих свет на историю эмиграции из России, существенно увеличилось.

Значительный объем многосторонней информации, интересной для историков-эмигрантоведов, содержат фонды харбинской россики, вывезенные архивистами в 1945 г. из Маньчжурии и находящиеся ныне в Государственном архиве Хабаровского края (ГАХК). Рассекреченные только в 1989 г. эмигрантские документы попали в ГАХК в 1945 г. после разгрома Квантунской армии и ликвидации Маньчжурской белоэмиграции благодаря усилиям краеведа В. И. Чернышевой, начальника архивного отдела Управления НКВД. Материалы фонда В. И. Чернышевой (ф. 849) и фонда «Управление по делам архивов Хабаровского края» (ф. 266) содержат сведения о вывозе из Китая эмигрантских архивов и библиотек.

Из документов учреждений, организаций, действовавших на территории Маньчжурии и Харбина, было сформировано 10 фондов, в которых сосредоточено около 57 тыс. дел: «Союз казаков на Дальнем Востоке» (ф. 829), «Главное бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурии» (ГБРЭМ) (ф. 830), «Общество единения народов Маньчжурской империи Кио-Ва-Кай» (ф. 831, оп. 1), «Особый отдел Биньцзянского штаба Кио-Ва-Кай» (ф. 831, оп. 2), «Комитет по переселению русских эмигрантов в Тогенский район Маньчжурской империи» (ф. 832), «Харбинское общество землевладельцев и домовладельцев» (ф. 1126), «Отделение бюро по делам русских эмигрантов в Маньчжу-Ди-Го» (ф. 1127), «Харбинский комитет помощи русским беженцам» (ф. 1128), «Пограниченский район Дальневосточного Союза военных в Маньчжурской империи» (ф. 1129), «Управление Харбинского военного начальника и помощника коменданта г. Харбина»[61] (ф. 1267), «Правление Харбинской трудовой артели инвалидов в Маньчжоу-Ди-Го» (ф. 1497). Материалы всех этих фондов востребованы историками160. Дадим их характеристику.

Фонд 831 «Общество единения народов Маньчжурской Империи "Кио-Ва-Кай"» и «Особый отдел Биньцзянского штаба Кио-ВаКай» включает материалы о формировании колонии, первостроителях Харбина, справочную информацию о КВЖД.

Фонд 830 (680 дел) содержит уникальные документы Главного бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурской империи (БРЭМ) – своеобразного «эмигрантского правительства», созданного японскими спецслужбами на территории оккупированной Маньчжурии. Фонд насчитывает 58367 дел, охватывающих весь десятилетний период существования Бюро – с момента возникновения 28 декабря 1934 г. по 1945 г. Приказы, распоряжения, доклады и отчеты Бюро, материалы съездов ГБРЭМ, переписка ответственных чиновников с эмигрантами и официальными лицами из Японской военной миссии представляют обширную информацию об административной, политической, экономической и культурной деятельности этой организации, позволяют судить о характере взаимоотношений оккупационных властей с эмигрантами в условиях меняющейся внешнеполитической ситуации, правовом и экономическом положении россиян в Маньчжурии, проблемах эмигрантского бытия.

В документах БРЭМ имеются сведения о деятельности благотворительных организаций Харбинской епархии за 1934–1942 гг. Среди них можно назвать приют-училище «Русский дом», Харбинскую[62] школу глухонемых, общежитие «Патронат» Юзефовича, Харбинское общество помощи инвалидам, приют-убежище имени митрополита Мефодия, общежитие и ночлежный дом Русского общественного комитета, Ольгинский приют при Богородице-Владимирской женской обители, приют Серафимовской народной столовой и др.161

Деятельность одного из отделений БРЭМ представлена в документах фонда 1127 «Отделение Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжоу-Ди-Го на ст. Пограничная». Отделение Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжоу-Ди-Го на ст. Пограничная и его представительства были созданы в 1935 г. Основными функциями отделения были координация деятельности подведомственных ему представительств, решение финансовых вопросов и регистрация всех эмигрантов и подданных Маньчжоу-Ди-Го русской национальности, достигших 17-летнего возраста. Отделение Бюро на ст. Пограничная ходатайствовало перед Главным бюро и полицейским управлением о получении беженцами статуса эмигрантов, выдаче им документов (паспорта, личные книжки, личные значки); оказывало материальную помощь малоимущим эмигрантам; вело переписку с учреждениями, организациями, предприятиями по вопросам приема эмигрантов на службу, выдавало им удостоверения, различные справки; уделяло большое внимание культурно-массовой работе среди эмигрантского населения: проводило подписку на журнал «Луч Азии», газету «На границе», устраивало вечера-концерты, доклады, лекции, празднование юбилейных и знаменательных дат в жизни русских эмигрантов, создавало кружки молодежи; решало возникавшие у эмигрантов проблемы бытового характера, обеспечения продовольствием; организовывало обучение детей эмигрантов на подготовительных курсах в железнодорожном институте Харбина, педагогов школ и гимназий на политических курсах и др.; создавало спортивные площадки, организовывало отдых детей на площадках, в лагерях. В 1940 г. отделение Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурской империи на ст. Пограничная было переименовано в отделение Главного бюро по[63] делам российских эмигрантов в Маньчжурской империи. Отделение Главного бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжуоу-Го на ст. Пограничная и его представительства прекратили свою деятельность в сентябре 1945 г., когда вся территория Маньчжурии была освобождена советскими войсками162.

В начале 1940-х гг. многие российские эмигранты, жившие в Харбине и его окрестностях, столкнулись с продовольственными проблемами, безработицей. С целью оказания помощи людям в ноябре 1943 г. был создан Комитет по переселению русских эмигрантов в Тогэнский район, пригодный для земледелия и других видов сельского хозяйства, занятий подсобными промыслами, пчеловодством. Основные функции комитета: регистрация российских эмигрантов, желавших переселиться в Тогэнский район, отправка и расселение переселенцев по поселкам и хуторам, оказание неимущим и малоимущим переселенцам материальной помощи, изыскание нужных для переселения средств и расходование их под контролем японской военной миссии. Комитет прекратил свою деятельность в конце июля 1945 г.163 Материалы Комитета по переселению в Тогэнский район Маньчжурии (1943–1945), сосредоточенные в фонде 832, содержат списки эмигрантов-переселенцев, их анкеты и прошения, переписку ответственных лиц по поводу сельскохозяйственного инвентаря, строительства жилья и школ.

Ценные документальные материалы по истории русской эмигрантской колонии Харбина представлены в фонде 1128 «Харбинский комитет помощи русским беженцам» (ХКПРБ) (167 дел). Фонд ХКПРБ содержит анкетные карточки беженцев, обратившихся в комитет по поводу получения вида на жительство, разного рода статистические данные, прошения о материальной помощи и трудоустройстве, сведения о благотворительной деятельности комитета, информацию о реакции эмигрантов на подписание советско-китайского договора 1924 г., материалы о казаках-эмигрантах.

[64]Исследователями казачьей эмиграции востребованы материалы фонда 829 ГАХК «Союз казаков на Дальнем Востоке». Союз казаков на Дальнем Востоке был создан в 1922 г. в результате объединения казачьих формирований, расположенных на территории Маньчжурской империи. Председателем правления Союза стал генерал-лейтенант А. П. Бакшеев, заместитель походного атамана казачьих войск Урала, Сибири и Дальнего Востока Г. М. Семенова. В состав правления союза входили представители Амурского, Забайкальского, Уссурийского казачьих войск. Правление Союза находилось в Харбине, отделения имелись почти во всех крупных населенных пунктах Маньчжурской империи. Кроме того, в Союз входили два объединения – Особый Маньчжурский отряд и Союз читинцев. Союз вел работу по объединению активной части казачьей и военной эмиграции, цель его деятельности заключалась в осуществлении бескомпромиссной борьбы с коммунизмом, свержении советской власти в России и установлении национального правительства. Союз состоял из станиц и хуторов, которые входили в него со своими станичными и хуторскими правлениями. Так, в окрестностях Харбина находилось девять станиц: Амурская, Енисейская, Забайкальская, Иркутская, Кубано-Терская, Молодая имени атамана Семенова, Оренбургская, Сибирская и Уссурийская. В состав Союза входили также станицы, которые были организованы в наиболее крупных населенных пунктах проживания русских эмигрантов на территории Маньчжурской империи. Такие станицы были организованы на станциях Маньчжурия, Бухэду, Цицикар, Аньдо, Вэйшахэ, Яблоня, Ханьдао, Хэдзи, Пограничная, Синцзин, Тяньцзин, Циндао. Союз казаков на Дальнем Востоке прекратил свою деятельность в сентябре 1945 г. в связи с подписанием Японией 2 сентября 1945 г. Акта о безоговорочной капитуляции164.

Введены в научный оборот материалы фондов 1126 «Харбинское общество землевладельцев и домовладельцев», 1129 «Пограниченский район Дальневосточного союза военных в Маньчжурской империи», 1267 «Управление Харбинского военного начальника и помощника коменданта г. Харбина» и 1497 «Союз русских военных инвалидов в Маньчжоу-Ди-Го».

[65]Харбинское общество домовладельцев и землевладельцев ведет свою историю с момента создания в 1910 г. инициативной группы в составе девяти человек. Инициативная группа разработала устав общества, который был зарегистрирован 13 марта 1912 г. Общество решало вопросы о кредите для домовладельцев, учреждений ипотечного банка и ссудно-сберегательного товарищества. В составе общества были созданы торговый, справочный, технический, хозяйственный, юридический и комиссионный отделы. 29 мая 1921 г. состоялось собрание Харбинского общества домовладельцев и землевладельцев. К этому времени общество насчитывало в своих рядах уже более 500 членов. В 1924 г. в правление общества был избран Николай Львович Гондатти, бывший генерал-губернатор Приамурского края (1911– 1917), начальник земельного отдела на КВЖД, председатель Харбинского общества домовладельцев и землевладельцев с 1926 г. по 1935 г. В мае 1925 г. Харбинскому обществу домовладельцев и землевладельцев местными властями было отказано в утверждении измененного устава. С целью прохождения процедуры было принято решение об изменении названия общества на Харбинское общество русских и китайских землевладельцев и домовладельцев. 23 октября 1925 г. устав Харбинского общества русских и китайских землевладельцев и домовладельцев был утвержден китайскими властями. В связи с тем, что в 1932 г. в Маньчжурии японскими военными властями было создано государство Маньчжоу-Ди-Го, жизнь русских эмигрантов изменилась. Обществам российских эмигрантов, созданным совместно с китайскими предпринимателями, общественными организациями, пришлось поменять свои названия и изменить статус. В 1932 г. Харбинское общество русских и китайских землевладельцев и домовладельцев вновь было переименовано в Харбинское общество землевладельцев и домовладельцев. 17 августа 1935 г. Харбинское общество землевладельцев и домовладельцев было зарегистрировано в Главном бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжоу-Ди-Го как единственное общество, объединяющее землевладельцев и домовладельцев Харбина с сохранением совершенно самостоятельной организации, действовавшей в соответствии с уставом, утвержденным и зарегистрированным МВД правительства Маньчжоу-Ди-Го в 1933 г. 31 декабря 1935 г. Н. Л. Гондатти, в течение десяти лет возглавлявший общество, в связи[66] с тяжелой болезнью подал заявление о выходе из него. 5 апреля 1936 г. председателем правления общества был назначен Д. В. Усков. В связи с капитуляцией Японии 2 сентября 1945 г. Харбинское общество землевладельцев и домовладельцев прекратило свою деятельность165.

Пограниченский район Дальневосточного союза военных в Маньчжурской империи был создан в 1936 г. как структурное подразделение Дальневосточного союза военных в Маньчжурской империи на основании приказа начальника Дальневосточного союза военных генерала В. А. Кислицына. Дальневосточный союз подчинялся Главному бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжоу-Ди-Го. При штабе Пограниченского района Дальневосточного союза военных в Маньчжурской империи работали курсы военной подготовки. Главной целью курсов являлось обучение членов союза вопросам военного искусства, стратегии и тактики. Пограниченский район Дальневосточного союза военных в Маньчжурской империи прекратил свою деятельность в сентябре 1945 г., когда перестала существовать Маньчжурская империя166.

Фонд 1267 «Управление Харбинского военного начальника и помощника коменданта г. Харбина» содержит приказы по личному составу воинского начальника Харбина, отчетные листы по кормовому довольствию личного состава мобилизованных при сборном пункте управления Харбинского военного начальника и помощника коменданта Харбина.

Харбинская трудовая артель военных инвалидов, материалы деятельности которой входят в фонд 1497 ГАХК, была создана в начале 1931 г., в 1933 г. переименована в Союз русских военных инвалидов в Маньчжоу-Ди-Го. Союз являлся отделом зарубежного Союза русских военных инвалидов, оказывал материальную помощь и моральную поддержку инвалидам, старался сохранить среди них основы воинской дисциплины, этики и традиций в духе Императорской Российской Армии. Средства союза складывались из доходов, полученных от благотворительных вечеров, лекций, всевозможных лотерей,[67] сборов, пожертвований, субсидий и случайных поступлений, а также от деятельности переплетной мастерской, работавшей при союзе. Союз русских военных инвалидов в Маньчжоу-Ди-Го прекратил свою деятельность в сентябре 1945 г. Фонд содержит протоколы заседаний правления Харбинской трудовой артели инвалидов (1931–1933), правления Союза русских военных инвалидов (1933–1940)167.

Документы всех фондов харбинской россики охватывают исторический период с 20-х до второй половины 40-х гг. ХХ в.

Документальные фонды дополняют печатные издания российских эмигрантов, которые были переданы со специального хранения в научно-справочную библотеку Государственного архива Хабаровского края в 1992 г.

Они играли исключительно важную роль в сохранении самосознания российских эмигрантов. Печатный фонд состоит из 13 наименований газет («Голос эмигрантов», «Вперед», «Время», «Заря» и др.); 62 наименований журналов («Атаманский вестник», «Вестник Маньчжурии», «Зов казака», «Путь к Родине», «Рубеж» и др.) и 244 наименований книг, самой разной тематики. Большая их часть – это книги по истории революции, гражданской войны, Белого движения, эмиграции. Среди них: научные исследования, документальные сборники, мемуары и художественная литература168.

В 2003 г. ГАХК был издан аннотированный библиографический указатель печатных изданий, вывезенных хабаровскими архивистами из Харбина в 1945 г. и хранящихся в ГАХК. Почти пятьдесят лет этот документальный комплекс находился на секретном хранении, в 1992–1993 гг. документы стали доступны для широкого круга исследователей169.

Интересный фактический материал по различным вопросам жизни, взаимоотношений эмигрантов с населением Маньчжурии и ки[68]тайскими властями; о деятельности эмигрантских общественно-политических и благотворительных организаций, союзов, землячеств; о развитии культурных связей в 20–40-е гг. ХХ в. содержит Государственный архив Приморского края170.

Малоизвестный для исследователей материал об амурских казаках в эмиграции хранится в Государственном архиве Амурской области: ф. 9 «Амурский губернский комитет РКП (б), 1922–1926 гг.», ф. 1615 «Штаб Приамурского военного округа г. Хабаровск (1879– 1919)», ф. 1591 «Кумарское станичное правление Амурского казачьего войска (1890–1913)», ф. 1592 «Игнашинское станичное правление Амурского казачьего войска (1879–1917)»171.

Государственный архив административных органов Свердловской области располагает биографическими материалами, которые содержатся в архивно-следственных делах репатриантов из Маньчжурии. В состав архивно-следственных дел входят как собственно следственные материалы, так и нередко документы разнообразного характера, привлекавшиеся в качестве «вещественных доказательств». Это документы эмигрантских организаций, личные документы (письма, записные книжки, фотографии, удостоверения и т. п.), материалы периодической печати172.

В Государственном архиве Архангельской области имеются документы, характеризующие поток северной эмиграции из России в 1918–1930-е гг., а также эмиграционную политику менявшихся властей в регионе173.

В фонде Исполкома Ленинградского областного Совета трудящихся, хранящегося в Центральном государственном архиве Санкт-[69]Петербурга, имеются материалы переписки репатриационных и советских органов о приеме и размещении решивших вернуться на родину эмигрантов (репатриантов), постановления СНК/СМ РСФСР и Ленинградских областных властей о проведении репатриации, отчеты Областного Совета Ленинградской области о работе с репатриантами, материалы об оказании последним материальной помощи, а также документы об их политических настроениях, нарушении их прав местными органами власти. В фонде Ленинградского областного комитета ВКП (б) из состава Центрального государственного архива историко-политических документов Санкт-Петербурга содержатся отчеты о проведении репатриации в Ленинградской области, документы о порядке приема репатриированных, организации политико-массовой работы среди них, оказании вернувшимся материальной помощи, справки о трудоустройстве и бытовом положении репатриантов, их политических настроениях, отношении к репатриируемым со стороны местных властей, а также материалы о преследованиях и репрессиях жителей Ленинграда и области174.

Большую Большую ценность в изучении истории вопроса репатриации представляют архивные документы фонда «Трофейно-фильтрационные материалы» архива Управления ФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. В нем хранятся материалы работы двух проверочно-фильтрационных лагерей и одного проверочно-фильтрационного пункта, действовавших на территории Ленинградской области, а также личные фильтрационные дела на бывших военнопленных и гражданских репатриантов – жителей Ленинградской области, приказы, циркуляры руководства НКВД/НКГБ, хранящиеся в фонде 8 и коллекциях документов. Документы из архива ГУВД СанктПетербурга и Ленинградской области содержат приказы, директивы и указания областных управлений и центральных аппаратов НКВД и НКГБ СССР, посвященные проблеме организации проверки возвращающихся в страну граждан175.

Прекращенные рассекреченные уголовные дела, хранящиеся в фонде архива Управления ФСБ России по Санкт-Петербургу и Ле[70]нинградской области, легли в основу исследования деятельности организации великого князя Николая Николаевича, Русского общевоинского союза и Братства русской правды на Северо-Западе Советской России, в Прибалтике и Финляндии в 1920-х – начале 1930-х гг. Наибольшую информативную ценность представляют аккумулированные в этих делах материалы допросов и свидетельских показаний, меморандумы и справки по делам, обвинительные заключения. Как правило, обвинения, предъявляемые фигурантам рассмотренных дел, реально отражают их деяния, являются обоснованными и подтверждаемыми историческим контекстом, общим направлением деятельности обвиняемых и их политическими взглядами176.

Историкам трудовой эмиграции из России рубежа ХХ–ХХ вв. будут интересны хранящиеся в Государственном архиве Саратовской области (ф. 1) письма переселенцев из Америки родственникам в Поволжье, позволяющие объективно оценить уровень экономической жизни в Бразилии, Аргентине, США, помощь правительства и местных администраций в местах расселения, климатические условия, урожайность сельскохозяйственных культур, цены на проезд, продукты питания177.

В архиве русского зарубежья Дома-музея М. Цветаевой в Москве хранятся личные фонды Г. В. Адамовича, М. А. Алданова, П. Н. Милюкова. Они интересны материалами, характеризующими поведение и быт российской эмиграции во время Второй мировой войны178.

Итак, фонды региональных архивов, в том числе ведомственных, содержат достаточно богатые и разнообразные материалы по истории как дооктябрьской (революционной и трудовой), так и первой и второй волн послеоктябрьской эмиграции из России, включая репатриацию 1940-х гг.

В диссертации Б. М. Горелик мы находим едва ли не единственный пример использования домашних архивов русских эмигрантов[71] (в ЮАР)179. Между тем документы личного происхождения и семейные реликвии заслуживают куда большего внимания в условиях смены методологической парадигмы и возвращения в центр исследований человека (А. В. Квакин).

Внимательное и всестороннее изучение новых, а также недостаточно изученных «старых» источников невозможно без информирования исследователей о хранилищах материалов российской эмиграции, составе их фондов. В связи с этим отметим издания серии «Материалы к истории русской политической эмиграции», первый выпуск которой увидел свет в 1994 г. В серии публикуются документальные сборники, архивные путеводители, описания архивных фондов, библиографии, мемуары, исследования самих представителей политической эмиграции180. Особенно хочется выделить изданные в ней книги[72] известного архивиста и историка А. В. Попова, посвященные документам российской эмиграции, хранящимся в архивах Москвы, и российскому православному зарубежью. А. В. Поповым рассмотрена история формирования комплекса до– и послереволюционных эмигрантских фондов в архивах Москвы (прежде всего ГА РФ, РГАЛИ, РЦХИДНИ, АВПР, отдела рукописей Института мировой литературы РАН, отдела рукописей РГБ, рукописных отделов московских музеев), выявлены их состав и содержание, особенности комплектования, хранения, использования и описания181.

Примечания
  • [1] Мазин К. А. Некоторые тенденции развития историографии дореволюционного российского зарубежья за последнее десятилетие XX в. // История российского зарубежья. Проблемы историографии (конец XIX–XX вв.): сб. ст. / под ред. Ю. А. Полякова и Г. Я. Тарле. М.: ИРИ РАН, 2004. C. 89.
  • [2] Декларация о поддержке российской диаспоры и о покровительстве российским соотечественникам: [утв. постановлением Государственной думы РФ от 08.12.1995 № 1476-I ГД] // Собр. законодательства РФ. 1995. № 52. Ст. 5131.
  • [3] Проблемы зарубежной архивной Россики: сб. статей / сост. Н. Г. Томилина. М., 1997. 199 с.
  • [4] Материалы I Всероссийского рабочего совещания по проблемам «Россики». Москва, 29–30 июня 1995 г. М., 1995. 70 с.
  • [5] Методические рекомендации для студентов спецсеминара «Литература русского зарубежья» / сост. В. В. Шадурский; Новгород. гоc. ун-т им. Ярослава Мудрого. Великий Новгород, 2007. 65 с.; Романов П. C. Анализ англоязычных диссертаций по библиотековедению: на основе электронной базы диссертаций 1903–2004 гг. // Библиотековедение. М., 2006. № 3. C. 116.
  • [6] Распоряжением Правительства Российской Федерации от 28.04.1992 № 809 в результате объединения Центрального государственного архива Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР (ЦГАОР СССР) и Центрального государственного архива РСФСР (ЦГА РСФСР) создано государственное учреждение «Государственный архив Российской Федерации» (ГА РФ), которое является правопреемником названных организаций.
  • [7] С июня по октябрь 1991 г. – Центральный партийный архив Института теории и истории социализма ЦК КПСС (ЦПА ИТИС), с октября 1991 г. по 1999 г. – Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории (РЦХИДНИ), с 1999 г. по наст. вр. – Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ).
  • [8] В 1992 г. переименован в Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ).
  • [9] Ныне – Российский государственный исторический архив (РГИА).
  • [10] Дайирбекова Р. А. Российская политическая эмиграция в Болгарии в 80– 90-е годы ХIХ в.: диc. … канд. ист. наук. М., 1986. 208 c.
  • [11] Даниельсон Е. Архивы русских эмигрантов в Гуверовском институте // Вестн. архивиста. 2001. № 1. С. 202–211; Крылов В. В. Его страстью был архивизм (о Б. И. Николаевском) // Отечеств. архивы. 1995. № 3. С. 25–36; Павлова Т. Ф. Архивы российской эмиграции // Проблемы изучения истории российского зарубежья: сборник ст. М.: Ин-т рос. истории РАН. 1993. С. 78–85; и др. 2
  • [12] Петров Е. В. Научно-педагогическая деятельность русских историковмигрантов в США в первой половине ХХ в.: диc. … д-ра ист. наук. СПб., 2001. 499 c.
  • [13] Там же.
  • [14] Емельянов Ю. Н. C. П. Мельгунов: в России и эмиграции: диc. … д-ра ист. наук в форме науч. докл. М., 1998. 47 c.
  • [15] Калиниченко Е. В. Положение русскоязычного населения в странах Прибалтики в межвоенный период (1918–1939 гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 2005. 248 c.
  • [16] Чубыкин И. В. Российские социалисты-революционеры в эмиграции: (1920-е гг.): автореф. диc. … канд. ист. наук. М., 1996. 25 c.
  • [17] Батожок И. А. Русская эмиграция из Китая в Калифорнию: специфика миграционного процесса (1920–1950-е гг.): диc. … канд. ист. наук. СПб., 1996. 200 c.
  • [18] Аурилене Е. Е. Российская эмиграция в Китае: (1920–1950-е гг.): диc. … д-ра ист. наук. Хабаровск, 2004. 376 c.; Батожок И. А. Русская эмиграция из Китая в Калифорнию: специфика миграционного процесса (1920–1950-е гг.): диc. … канд. ист. наук. СПб., 1996. 200 c.
  • [19] Петров Е. В. Научно-педагогическая деятельность русских историковмигрантов в США в первой половине ХХ в.: диc. … д-ра ист. наук. СПб., 2001. 499 c.
  • [20] Батожок И. А. Русская эмиграция из Китая в Калифорнию: специфика миграционного процесса (1920–1950-е гг.): диc. … канд. ист. наук. СПб., 1996. 200 c.; Петров Е. В. Научно-педагогическая деятельность русских историков-мигрантов в США в первой половине ХХ в.: диc. … д-ра ист. наук. СПб., 2001. 499 c.
  • [21] Аурилене Е. Е. Российская эмиграция в Китае: (1920–1950-е гг.): диc. … д-ра ист. наук. Хабаровск, 2004. 376 c.
  • [22] Росов В. А. Русско-американские экспедиции Н. К. Рериха в Центральную Азию: 1920-е и 1930-е годы: диc. … д-ра ист. наук. СПб., 2005. 397 c.
  • [23] Сабенникова И. В. Российская эмиграция (1917–1939): сравнительно-типологическое исследование: автореф. диc. … д-ра ист. наук. М., 2003. С. 11.
  • [24] Беляева А. В. Русская православная церковь за границей: (1919–1926 гг.): диc. … канд. ист. наук. Ярославль, 1998. 273 c.
  • [25] Сабенникова И. В. Российская эмиграция (1917–1939): сравнительнотипологическое исследование: автореф. диc. … д-ра ист. наук. М., 2003. С. 11.
  • [26] Беляева А. В. Русская православная церковь за границей: (1919–1926 гг.): диc. … канд. ист. наук. Ярославль, 1998. 273 c.
  • [27] Гуревич А. Л. Культурно-религиозная деятельность русской эмиграции: по материалам истории Русского студенческого христианского движения: диc. … канд. ист. наук. М., 2005. 265 c
  • [28] Талалай М. Г. Русская православная церковь в Италии с начала ХIХ века до 1917 г.: диc. … канд. ист. наук. М., 2002. 196 c.
  • [29] Батожок И. А. Русская эмиграция из Китая в Калифорнию: специфика миграционного процесса (1920–1950-е гг.): диc. … канд. ист. наук. СПб., 1996. 200 c.; Говердовская Л. Ф. Общественно-политическая и культурная деятельность русской эмиграции в Китае в 1917–1931 гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 2000. 183 c.
  • [30] Тетеревлева Т. П. Северная российская эмиграция: генезис и адаптационные процессы. 1918–1930-е гг.: диc. … канд. ист. наук. Архангельск, 1997. 218 c
  • [31] Горелик Б. М. Российские эмигранты в Южной Африке: (1950–2003 гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 2004. 247 c.
  • [32] Бочарова З. C. Социально-правовая адаптация российской эмиграции 1920–1930-х годов: исторический анализ: диc. … д-ра ист. наук. М., 2005. 449 c.
  • [33] Дайирбекова Р. А. Российская политическая эмиграция в Болгарии в 80– 90-е годы ХIХ в.: диc. … канд. ист. наук. М., 1986. 208 c.
  • [34] Ананян C. Г. Армянская община Франции в 20-е гг. ХХ в.: диc. … канд. ист. наук. М., 1998. 208 c.
  • [35] Тудоряну Н. Л. Очерки российской трудовой эмиграции периода империализма: в Германию, Скандинавские страны и США: диc. … д-ра ист. наук. Кишинев,1986. 312 с.
  • [36] Рогалина Н. Л. Борис Бруцкус – историк народного хозяйства России: диc. … д-ра ист. наук. М., 1999. 377 c
  • [37] Винокурова Н. А. Н. П. Кондаков: жизнь и судьба российского ученого: диc. … канд. ист. наук. М., 2000. 239 c.
  • [38] Емельянов Ю. Н. C. П. Мельгунов: в России и эмиграции: диc. … д-ра ист. наук в форме науч. докл. М., 1998. 47 c.
  • [39] Василенко В. В. Историко-культурный анализ в трудах П. А. Сорокина: автореф. диc. … канд. ист. наук. Ставрополь, 1998. С. 15.
  • [40] Росов В. А. Русско-американские экспедиции Н. К. Рериха в Центральную Азию: 1920-е и 1930-е годы: диc. … д-ра ист. наук. СПб., 2005. 397 c.
  • [41] Забровский В. Г. Издания П. Л. Лаврова журнал и газета «Вперед!» (1873– 1877 гг.) о пролетариате России: автореф. диc. … канд. ист. наук. Воронеж, 1986. С. 11; Кучерков Г. И. П. Л. Лавров и вопрос организации революционных сил России (конец 1860–х гг. – 1876 г.): автореф. диc. … канд. ист. наук. М., 1981. С. 7–8; Сундиева А. А. П. Л. Лавров и «Народная воля»: автореф. диc. … канд. ист. наук. М., 1984. С. 7–8.
  • [42] Соколов А. C. Русские в Америке в конце ХIХ века: Социально-экономические, общественно-политические и научные контакты, 1881–1900 гг.: автореф. диc. … канд. ист. наук. Л., 1985. С. 15.
  • [43] Уляшев И. Н. Проблема создания партии нового типа в трудах В. И. Ленина и переписка редакции газеты «Искра» с социал–демократическими организациями в России, 1900–1903 гг.: автореф. диc. … канд. ист. наук. Л., 1980. С. 8.
  • [44] Тютюкин C. В. Первая российская революция и Г. В. Плеханов: Из истории идейной борьбы в рабочем движении России в 1905–1907 гг.: автореф. диc. … д–ра ист. наук. М., 1982. С. 15.
  • [45] Дайирбекова Р. А. Российская политическая эмиграция в Болгарии в 80– 90–е годы ХIХ в.: диc. … канд. ист. наук. М., 1986. 208 с.; Соколов А. C. Русские в Америке в конце ХIХ в.: Социально-экономические, общественно-политические и научные контакты, 1881–1900 гг.: диc. … канд. ист. наук. Л., 1985. 193 с.; Тудоряну Н. Л. Очерки российской трудовой эмиграции периода империализма: автореф. диc. … д–ра ист. наук. Л., 1988. 38 с.
  • [46] Куприн Д. О. Эмиграция из России в конце XIX – начале ХХ в.: диc. … канд. ист. наук. М., 2000. 187 c.; Савченко А. И. Пресса российской политической эмиграции в конце XIX – начале ХХ в.: диc. … д-ра ист. наук. М., 1998. 395 c
  • [47] Барихновский Г. Ф. Идейно-политический крах белоэмиграции и разгром внутренней контрреволюции в 1921–1925 гг.: автореф. диc. … д–ра ист. наук. Л., 1982. С. 15.
  • [48] Ныне – Российский государственный военный архив (РГВА).
  • [49] Волкова Е. А. Исторические взгляды и политическая деятельность Г. П. Федотова в «парижский период»: (1925–1940 гг.): диc. … канд. ист. наук. Орел, 2004. С. 11–12.
  • [50] Волкова Е. А. Исторические взгляды и политическая деятельность Г. П. Федотова в «парижский период»: (1925–1940 гг.): диc. … канд. ист. наук. Орел, 2004. С. 12; Грибенчикова О. А. Российское предпринимательство в эмиграции: (1918–1929 гг.): автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1997. С. 10–11.
  • [51] Подробнее см.: Бакина Н. Е. Российские художники-эмигранты во Франции: аспекты адаптации: (1918–1939 гг.): диc. … канд. ист. наук. Воронеж, 2005. 199 c.
  • [52] Бочарова З. C. Социально-правовая адаптация российской эмиграции 1920– 1930-х годов: исторический анализ: диc. … д-ра ист. наук. М., 2005. 449 c.; Сурин А. В. Формирование и деятельность национальных образовательных центров в российском зарубежье: (1920-е годы): диc. … канд. ист. наук. М., 2005. 227 c.
  • [53] Дубаев М. Л. Политическая борьба в среде русской эмиграции на Востоке: Китай. Первая половина ХХ в.: диc. … канд. ист. наук. М., 2000. 196 c.; Ершов В. Ф. Российская военная эмиграция в 1921–1939 гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 1996. 213 c.; Ершов В. Ф. Российское военно-политическое зарубежье в 1920– 45 гг.: организация, идеология, экстремизм: диc. … д-ра ист. наук. М., 2000. 486 c.; Кривошеева Е. Г. Российская послереволюционная эмиграция накануне и в период Второй мировой войны: диc. … д-ра ист. наук. М., 2003. 355 c.; Руденцова Ю. И. Социальная адаптация российской эмиграции во Франции: (1920–1930-е гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 2000. 209 c.; Тарасов Б. Ю. Проблема патриотизма в представлениях и настроениях российских эмигрантов в 1920–1930 гг.: По материалам эмигрантской прессы: диc. … канд. ист. наук. М., 2000. 178 c.; Чистяков К. А. «Активизм» в среде российской эмиграции: идеология, организация, практика: (1920–1930-е гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 2000. 200 c.; Шабанов Я. В. Российское зарубежье и фашизм в Европе в 1920–1930-х гг.: По материалам Русского общевоинского союза: диc. … канд. ист. наук. М., 1997. 225 c.; Шинкарук И. C. Военная периодика российской эмиграции 1920–30-х гг.: диc. …канд. ист. наук. М., 2000. 255 c.
  • [54] Войнаровский О. В. Военная и политическая деятельность Е. К. Миллера: (1914–1937 гг.): диc. … канд. ист. наук. Самара, 2005. 234 c.
  • [55] Бегидов А. М. Военно-учебные заведения российской эмиграции в 1920– 30-е гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 1998. 278 с.
  • [56] Антропов О. О. Астраханское казачье войско в первой трети ХХ века: Опыт социально-исторического анализа: диc. … канд. ист. наук. М., 1999. 334 c.; Парфенова Е. Б. Казачья эмиграция в Европе в 1920-е гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 1997. 226 c.; Ратушняк О. В. Донское и кубанское казачество в эмиграции: (1920–1939 гг.): диc. … канд. ист. наук. Краснодар, 1996. 217 c.
  • [57] Малышенко Г. И. Идейно-политическая борьба в среде казачества российской эмиграции в Северо-Восточном Китае: диc. … канд. ист. наук. Омск, 2001. 164 c.; Худобородов А. Л. Российское казачество в эмиграции: (1920– 1945 гг.): Социальные, военно-политические и культурные проблемы: диc. … д-ра ист. наук. М., 1997. 433 c.
  • [58] Общеказачье объединение в протекторате Чехия и Моравия. URL: http://libinfo.org/index/index.php?id=1564 (дата обращения: 22.06.2012).
  • [59] Казачий союз в Париже. URL: http://libinfo.org/index/index.php?id=1602 (дата обращения: 22.06.2012).
  • [60] Казачий союз в Шанхае. URL: http://libinfo.org/index/index.php?id=1860 (дата обращения: 22.06.2012).
  • [61] Канцелярия Казачьего национально-освободительного движения, г. Прага. URL: http://libinfo.org/index/index.php?id=1563 (дата обращения: 22.06.2012).
  • [62] Союз возрождения казачества, г. Прага. URL: http://libinfo.org/index/index.php?id=1815 (дата обращения: 22.06.2012).
  • [63] Звонарев А. В. Общественно-политические взгляды и деятельность П. И. Новгородцева: диc. … д-ра ист. наук. М., 1996. 210 c.; Сперкач А. И. Кадетская эмиграция в Германии: (1920–1931 гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 1998. 391 c.
  • [64] Центральный комитет Партии народной свободы, г. Париж. URL: http://libinfo.org/index/index.php?id=1846 (дата обращения: 22.06.2012).
  • [65] Протоколы Центрального комитета и заграничных групп Конституционно-демократической партии, 1905 – середина 1930-х гг.: в 6 т. Т. 4: Протоколы заграничных групп Конституционно-демократической партии, май 1920 г. – июнь 1921 г. М.: Прогресс-Академия, 1996. 543 с.; Протоколы Центрального комитета и заграничных групп Конституционно-демократической партии, 1905 – середина 1930-х гг.: в 6 т. Т. 5: Протоколы заграничных групп Конституционно-демократической партии, июнь – декабрь 1921 г. М.: Прогресс-Академия, 1997. 550 с.; Протоколы Центрального комитета и заграничных групп Конституционнодемократической партии, 1905 – середина 1930-х гг.: в 6 т. Т. 6, кн. 2: Протоколы заграничных групп Конституционно-демократической партии, 1923–1933 гг. М.: Прогресс-Академия, 1999. 558 с.
  • [66] Горячая C. В. Сменовеховцы 20-х –30-х годов: оценка большевистского опыта реформирования России: диc. … канд. ист. наук. Ростов н/Д, 2004. 217 c.; Дорохов В. Н. Исторические взгляды П. Н. Милюкова: диc. … канд. ист. наук. М., 2005. 260 c.; Шпаковская М. А. А. А. Кизеветтер в отечественной историографии: диc. … д-ра ист. наук. М., 2003. 374 c.
  • [67] Союз русской присяжной адвокатуры в Германии. URL: http://libinfo.org/index/index.php?id=1954 (дата обращения: 22.06.2012).
  • [68] Изюмов А. И. Общественно-политическая и культурная деятельность Н. А. Бородина: диc. … канд. ист. наук. М., 1996. 217 c.
  • [69] Дубаев М. Л. Политическая борьба в среде русской эмиграции на Востоке: Китай. Первая половина ХХ в.: диc. … канд. ист. наук. М., 2000. 196 c.
  • [70] Горячая C. В. Сменовеховцы 20-х – 30-х годов: оценка большевистского опыта реформирования России: диc. … канд. ист. наук. Ростов н/Д, 2004. 217 c.
  • [71] Коллекция листовок белогвардейских и эмигрантских учреждений и организаций. URL: http://libinfo.org/index/index.php?id=1395 (дата обращения: 22.06.2012).
  • [72] Букреев А. И. Книжные собрания русских эмигрантов и репатриантов из Китая в коллекциях стран Азиатско-Тихоокеанского региона: диc. … канд. ист. наук. Новосибирск, 2000. 250 c.
  • [73] Бакина Н. Е. Российские художники-эмигранты во Франции : аспекты адаптации: (1918–1939 гг.): диc. … канд. ист. наук. Воронеж, 2005. 199 c.
  • [74] Нью-Йоркское отделение «Фонда Вольной русской прессы». Представитель Л. Б. Гольденберг. URL: http://libinfo.org/index/index.php?id=661 (дата обращения: 22.06.2012).
  • [75] Савченко А. И. Пресса российской политической эмиграции в конце XIX – начале ХХ в.: диc. … д-ра ист. наук. М., 1998. 395 c.
  • [76] Омельченко Н. А. Общественно-политическая мысль российского зарубежья об истоках, значении и историческом опыте революции 1917 г. в России: диc. … д-ра ист. наук. М., 1995. 404 c.; Сперкач А. И. Кадетская эмиграция в Германии: (1920–1931 гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 1998. 391 c.; Суптело А. В. Идейная борьба в либерально-буржуазной эмиграции по вопросам политического объединения русского зарубежья: (1920–1930 гг.): автореф. диc. … канд. ист. наук. Омск, 1998. 24 с.; Яковлева Т. А. Политическая история газет П. Б. Струве, П. Н. Милюкова и А. Ф. Керенского в 20–30-е гг.: диc. … канд. ист. наук. Иркутск, 1995. 341 c.
  • [77] Гришунькина М. Г. Профессиональные объединения российских юристов в эмиграции в 1920–1930-е гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 2005. 198 c.; Филиппова М. В. Российская эмиграция в культурной жизни Германии в 1920–1933 гг.: Живопись и театр: диc. … канд. ист. наук. Воронеж, 2001. 223 c.
  • [78] Серегина Д. М. Российская торгово-промышленная эмиграция во Франции в 1920–1939 гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 2005. 190 c.
  • [79] Грибенчикова О. А. Российское предпринимательство в эмиграции: (1918– 1929 гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 1997. 231 c.
  • [80] Марар О. И. История российской артистической эмиграции в славянских странах: 1918–1939 гг.: (Чехословакия, Югославия, Болгария): диc. … канд. ист. наук. Воронеж, 2000. 203 c.; Филиппова М. В. Российская эмиграция в культурной жизни Германии в 1920–1933 гг.: Живопись и театр: диc. … канд. ист. наук. Воронеж, 2001. 223 c.
  • [81] Алдюхова Е. И. Социальный состав российской эмиграции в Королевстве сербов, хорватов и словенцев: По материалам анкет обследования 1921–1923 гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 1996. 224 c.
  • [82] Сафронова Г. Н. Культурно-просветительские организации российской эмиграции в Югославии в 1920–1930-е гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 2005. 216 c.
  • [83] Бирюкова К. В. Российские студенческие эмигрантские союзы в Центральной и Восточной Европе в 1920–1930-е гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 2005. 197 c.; Рябова В. И. Российская эмиграция в Африке в 1920–1945 гг.: институционализация и деятельность: диc. … канд. ист. наук. М., 2005. 234 c.; Сурайкин М. А. Молодежные движения и организации российского зарубежья в 1920– 1930-е годы: диc. … канд. ист. наук. М., 2003. 196 c.; Сурин А. В. Формирование и деятельность национальных образовательных центров в российском зарубежье: (1920-е годы): диc. … канд. ист. наук. М., 2005. 227 c.
  • [84] Звонарев А. В. Общественно-политические взгляды и деятельность П. И. Новгородцева: диc. … д-ра ист. наук. М., 1996. 210 c.
  • [85] Алдюхова Е. И. Социальный состав российской эмиграции в Королевстве сербов, хорватов и словенцев: По материалам анкет обследования 1921–1923 гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 1996. 224 c.
  • [86] Сурин А. В. Формирование и деятельность национальных образовательных центров в российском зарубежье: (1920-е годы): диc. … канд. ист. наук. М., 2005. 227 c.
  • [87] Педагогическое бюро по делам средней и низшей русской школы за границей, г. Прага. URL: http://libinfo.org/index/index.php?id=1345 (дата обращения: 22.06.2012).
  • [88] Кононова М. М. Российские дипломатические загранучреждения в эмиграции: конец 1917 – первая половина 1920-х гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 2003. 280 c.
  • [89] Алдюхова Е. И. Социальный состав российской эмиграции в Королевстве сербов, хорватов и словенцев: По материалам анкет обследования 1921–1923 гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 1996. 224 c.; Беляева А. В. Русская православная церковь за границей: (1919–1926 гг.): диc. … канд. ист. наук. Ярославль, 1998. 273 c.
  • [90] Александров C. А. Общественно-политическая деятельность П. Н. Милюкова в эмиграции (20-е гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 1995. 197 c.; Звонарев А. В. Общественно-политические взгляды и деятельность П. И. Новгородцева: диc. … д-ра ист. наук. М., 1996. 210 c.; Лисенкова Л. Н. Политические деятели российской эмиграции об альтернативах революции 1917 г.: диc. … канд. ист. наук. СПб., 1997. 298 c.; Омельченко Н. А. Общественно-политическая мысль российского зарубежья об истоках, значении и историческом опыте революции 1917 г. в России: диc. … д-ра ист. наук. М., 1995. 404 c.; Сперкач А. И. Кадетская эмиграция в Германии: (1920–1931 гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 1998. 391 c.; Сурин А. В. Формирование и деятельность национальных образовательных центров в российском зарубежье: (1920-е годы): диc. … канд. ист. наук. М., 2005. 227 c.
  • [91] Антохина Е. А. Общественно-политическая деятельность Ф. И. Родичева: диc. … канд. ист. наук. Орел, 2005. 251 c.
  • [92] Сурин А. В. Формирование и деятельность национальных образовательных центров в российском зарубежье: (1920-е годы): диc. … канд. ист. наук. М., 2005. 227 c.
  • [93] Беляева А. В. Русская православная церковь за границей: (1919–1926 гг.): диc. … канд. ист. наук. Ярославль, 1998. 273 c.
  • [94] Бычков C. П. Антон Владимирович Карташев – историк Русской православной церкви: диc. … канд. ист. наук. Омск, 1999. 292 c.
  • [95] Савченко А. И. Пресса российской политической эмиграции в конце XIX – начале ХХ в.: диc. … д-ра ист. наук. М., 1998. 395 c.
  • [96] Шкаренков Л. К. Белая эмиграция: эволюция и крах, 1917–1945 гг.: автореф. диc. … д-ра ист. наук. М., 1982. С. 23.
  • [97] Кабаков А. М. Русское зарубежье о политической роли Красной армии в Советской России в 1921–1924 г.: источники формирования представлений и их эволюция: диc. … канд. ист. наук. Орел, 2005. 252 c.; Чистяков К. А. «Активизм» в среде российской эмиграции: идеология, организация, практика: (1920–1930-е гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 2000. 200 c.; Шинкарук И. C. Военная периодика российской эмиграции 1920–30-х гг.: диc. …канд. ист. наук. М., 2000. 255 c.
  • [98] Войнаровский О. В. Военная и политическая деятельность Е. К. Миллера: (1914–1937 гг.): диc. … канд. ист. наук. Самара, 2005. 234 c.
  • [99] Казарова Н. А. Политические взгляды и деятельность Ю. О. Мартова: диc. … д-ра ист. наук. Ростов н/Д., 1999. 348 c.; Урилов И. Х. Юлий Осипович Мартов: политик и историк: диc. … д-ра ист. наук. М., 1996. 432 c.
  • [100] Емельянов Ю. Н. C. П. Мельгунов: в России и эмиграции: диc. … д-ра ист. наук в форме науч. докл.. М., 1998. 47 c.
  • [101] Александров C. А. Общественно-политическая деятельность П. Н. Милюкова в эмиграции (20-е гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 1995. 197 c.; Грязнова Т. Е. Революция в концепции истории России П. Н. Милюкова: диc. … канд. ист. наук. Омск, 1996. 254 c.; Звонарев А. В. Общественно-политические взгляды и деятельность П. И. Новгородцева: диc. … д-ра ист. наук. М., 1996. 210 c.; Лисенкова Л. Н. Политические деятели российской эмиграции об альтернативах революции 1917 г.: диc. … канд. ист. наук. СПб., 1997. 298 c.; Поздняков К. В. Исторические и политические взгляды П. Н. Милюкова: (1876–1943 гг.): диc. … канд. ист. наук. Иркутск, 1998. 246 c.
  • [102] Горячая C. В. Сменовеховцы 20-х – 30-х годов: оценка большевистского опыта реформирования России: диc. … канд. ист. наук. Ростов н/Д, 2004. 217 c.; Маркедонов C. М. C. Г. Сватиков – историк и общественный деятель: диc. … канд. ист. наук. Ростов н/Д, 1999. 249 c.
  • [103] Звонарев А. В. Общественно-политические взгляды и деятельность П. И. Новгородцева: диc. … д-ра ист. наук. М., 1996. 210 c.; Макаров Д. А. Общественно-политическая деятельность И. И. Петрункевича: диc. … канд. ист. наук. Орел, 2003. 258 c.; Сабенникова И. В. Российская эмиграция (1917–1939): сравнительно-типологическое исследование: диc. … д-ра ист. наук. М., 2003. 424 c.
  • [104] Пономарева М. А. П. Б. Струве в эмиграции: развитие концепции либерального консерватизма: диc. … канд. ист. наук. Ростов н/Д, 2004. 214 c.; Семякина О. Н. История России в творчестве C. Г. Пушкарева: диc. … канд. ист. наук. М., 2001. 277 c.
  • [105] Петров Е. В. Научно-педагогическая деятельность русских историковмигрантов в США в первой половине ХХ в.: диc. … д-ра ист. наук. СПб., 2001. 499 c.
  • [106] Быстрюков В. Ю. Общественно-политическая и научная деятельность Петра Николаевича Савицкого в годы эмиграции: (1920–1938 гг.): диc. … канд. ист. наук. Самара, 2003. 220 c.; Вилента И. В. Концепция истории России в научном наследии евразийцев: диc. … канд. ист. наук. М., 1995. 208 c.
  • [107] Быстрюков В. Ю. Общественно-политическая и научная деятельность Петра Николаевича Савицкого в годы эмиграции: (1920–1938 гг.): диc. … канд. ист. наук. Самара, 2003. 220 c
  • [108] Аурилене Е. Е. Российская эмиграция в Маньчжурии в 30–40-е гг. ХХ в.: диc. … канд. ист. наук. Владивосток, 1996. 208 c.; Аурилене Е. Е. Российская эмиграция в Китае: (1920–1950-е гг.): диc. … д-ра ист. наук. Хабаровск, 2004. 376 c.
  • [109] Букреев А. И. Книжные собрания русских эмигрантов и репатриантов из Китая в коллекциях стран Азиатско-Тихоокеанского региона: диc. … канд. ист. наук. Новосибирск, 2000. 250 c.; Говердовская Л. Ф. Общественно-политическая и культурная деятельность русской эмиграции в Китае в 1917–1931 гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 2000. 183 c.
  • [110] Быстрюков В. Ю. Общественно-политическая и научная деятельность Петра Николаевича Савицкого в годы эмиграции: (1920–1938 гг.): диc. … канд. ист. наук. Самара, 2003. 220 c.; Вилента И. В. Концепция истории России в научном наследии евразийцев: диc. … канд. ист. наук. М., 1995. 208 c.; Пономарева М. А. П. Б. Струве в эмиграции: развитие концепции либерального консерватизма: диc. … канд. ист. наук. Ростов н/Д, 2004. 214 c.
  • [111] Пономарева М. А. П. Б. Струве в эмиграции: развитие концепции либерального консерватизма: диc. … канд. ист. наук. Ростов н/Д, 2004. 214 c
  • [112] Берзина А. А. Общественно-политическая деятельность И. И. БунаковаФондаминского: диc. … канд. ист. наук. Орел, 2005. 212 c.
  • [113] Горелова C. И. Исторические взгляды Е. Ф. Шмурло: диc. … канд. ист. наук. М., 1999. 243 c.
  • [114] Петров Е. В. Научно-педагогическая деятельность русских историковмигрантов в США в первой половине ХХ в.: диc. … д-ра ист. наук. СПб., 2001. 499 c.
  • [115] Савченко А. И. Пресса российской политической эмиграции в конце XIX – начале ХХ в.: диc. … д-ра ист. наук. М., 1998. 395 c.
  • [116] Худобородов А. Л. Российское казачество в эмиграции: (1920–1945 гг.): Социальные, военно-политические и культурные проблемы: диc. … д-ра ист. наук. М., 1997. 433 c.
  • [117] Гришунькина М. Г. Профессиональные объединения российских юристов в эмиграции в 1920–1930-е гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 2005. 198 c.; Руденцова Ю. И. Социальная адаптация российской эмиграции во Франции: (1920– 1930-е гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 2000. 209 c.; Филиппова М. В. Российская эмиграция в культурной жизни Германии в 1920–1933 гг.: Живопись и театр: диc. … канд. ист. наук. Воронеж, 2001. 223 c.
  • [118] Руденцова Ю. И. Социальная адаптация российской эмиграции во Франции: (1920–1930-е гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 2000. 209 c.
  • [119] Серегина Д. М. Российская торгово-промышленная эмиграция во Франции в 1920–1939 гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 2005. 190 c.
  • [120] Рябова В. И. Российская эмиграция в Африке в 1920–1945 гг.: институционализация и деятельность: диc. … канд. ист. наук. М., 2005. 234 c.
  • [121] Червякова А. А. Власовское движение и массовое сознание в годы Великой Отечественной войны: диc. … канд. ист. наук. Ростов н/Д, 2004. 176 c.
  • [122] Александров C. А. Общественно-политическая деятельность П. Н. Милюкова в эмиграции (20-е гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 1995. 197 c.; Звонарев А. В. Общественно-политические взгляды и деятельность П. И. Новгородцева: диc. … д-ра ист. наук. М., 1996. 210 c.; Лисенкова Л. Н. Политические деятели российской эмиграции об альтернативах революции 1917 г.: диc. … канд. ист. наук. СПб., 1997. 298 c.; Маркедонов C. М. C. Г. Сватиков – историк и общественный деятель: диc. … канд. ист. наук. Ростов н/Д, 1999. 249 c.; Омельченко Н. А. Общественно-политическая мысль российского зарубежья об истоках, значении и историческом опыте революции 1917 г. в России: диc. … д-ра ист. наук. М., 1995. 404 c.; Сабенникова И. В. Российская эмиграция (1917–1939): сравнительнотипологическое исследование: диc. … д-ра ист. наук. М., 2003. 424 c.; Сперкач А. И. Кадетская эмиграция в Германии: (1920–1931 гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 1998. 391 c.; Суптело А. В. Идейная борьба в либерально-буржуазной эмиграции по вопросам политического объединения русского зарубежья: (1920– 1930 гг.): автореф. диc. … канд. ист. наук. Омск, 1998. 24 с.; Шабанов Я. В. Российское зарубежье и фашизм в Европе в 1920–1930-х гг.: По материалам Русского общевоинского союза: диc. … канд. ист. наук. М., 1997. 225 c.
  • [123] Государственный архив Российской Федерации. Путеводитель: в 6 т. Т. 4. Фонды Государственного архива Российской Федерации по истории белого движения и эмиграции / ред. C. В. Мироненко; сост. А. В. Добровская (отв. сост.), Н. И. Владимирцев, Б. Ф. Додонов, О. Н. Копылова и др. М., 2004. 793 c.; Т. 5. Личные фонды Государственного архива Российской Федерации (1917–2000) / [сост.: М. Е. Голостенов и др.]; ред. С. В. Мироненко. М.: РОССПЭН, 2001. 672 с.
  • [124] Фонды Русского заграничного исторического архива в Праге: межархивный путеводитель / ответ. ред. Т. Ф. Павлова. М.: РОССПЭН, 1999. 672 с.
  • [125] Барихновский Г. Ф. Идейно-политический крах белоэмиграции и разгром внутренней контрреволюции в 1921–1925 гг.: диc. … д-ра ист. наук. Л., 1982. 391 c.; Квакин А. В. Нововеховство как кризис белой эмиграции: диc. … канд. ист. наук. Калинин, 1981. 161 с.; Тютюкин C. В. Первая российская революция и Г. В. Плеханов: Из истории идейной борьбы в рабочем движении России в 1905–1907 гг.: диc. … д-ра ист. наук. М., 1981. 334 c.; Худобородов А. Л. Современная историко-партийная историография борьбы В. И. Ленина, большевиков за идейное и организационое укрепление партии нового типа накануне и в годы первой русской революции: (1903–1907 гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 1979. 219 с.; Шуплецов В. М. Насильственный угон мирного населения с оккупированных территорий СССР для принудительного труда в фашистской Германии: (1941– 1945 гг.): диc. … канд. ист. наук. Свердловск, 1982. 227 c.
  • [126] Чубыкин И. В. Российские социалисты-революционеры в эмиграции: (1920-е гг.): автореф. диc. … канд. ист. наук. М., 1996. 25 c.
  • [127] Букреев А. И. Книжные собрания русских эмигрантов и репатриантов из Китая в коллекциях стран Азиатско-Тихоокеанского региона: диc. … канд. ист. наук. Новосибирск, 2000. 250 c.
  • [128] Фомин К. В. Казачья эмиграция в Китае: (1922–1931 гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 2004. 163 c.
  • [129] Казарова Н. А. Политические взгляды и деятельность Ю. О. Мартова: диc. … д-ра ист. наук. Ростов н/Д., 1999. 348 c
  • [130] Савченко А. И. Пресса российской политической эмиграции в конце XIX – начале ХХ в.: диc. … д-ра ист. наук. М., 1998. 395 c.
  • [131] Бакина Н. Е. Российские художники-эмигранты во Франции : аспекты адаптации: (1918–1939 гг.): диc. … канд. ист. наук. Воронеж, 2005. 199 c.; Марар О. И. История российской артистической эмиграции в славянских странах: 1918–1939 гг.: (Чехословакия, Югославия, Болгария): диc. … канд. ист. наук. Воронеж, 2000. 203 c.; Сабенникова И. В. Российская эмиграция (1917–1939): сравнительно-типологическое исследование: диc. … д-ра ист. наук. М., 2003. 424 c.; Филиппова М. В. Российская эмиграция в культурной жизни Германии в 1920– 1933 гг.: Живопись и театр: диc. … канд. ист. наук. Воронеж, 2001. 223 c.; Худобородов А. Л. Российское казачество в эмиграции: (1920–1945 гг.): Социальные, военно-политические и культурные проблемы: диc. … д-ра ист. наук. М., 1997. 433 c.
  • [132] Ананян Е. В. Эмиграция немцев Поволжья в Америку в 70-е годы ХIХ в.: предпосылки, причины и результаты: диc. … канд. ист. наук. Волгоград, 2004. 172 c.; Дайирбекова Р. А. Российская политическая эмиграция в Болгарии в 80–90-е годы ХIХ в.: диc. … канд. ист. наук. М., 1986. 208 c.; Соколов А. C. Русские в Америке в конце ХIХ в.: Социально-экономические, общественнополитические и научные контакты, 1881–1900 гг.: диc. … канд. ист. наук. Л., 1985. 193 c.; Сундиева А. А. П. Л. Лавров и «Народная воля»: диc. … канд. ист. наук. М., 1984. 224 c.; Тудоряну Н. Л. Очерки российской трудовой эмиграции периода империализма: в Германию, Скандинавские страны и США: диc. … д-ра ист. наук. Кишинев, 1986. 312 с.; Уляшев И. Н. Проблема создания партии нового типа в трудах В. И. Ленина и переписка редакции газеты «Искра» с социалдемократическими организациями в России, 1900–1903 гг.: диc. … канд. ист. наук. Л., 1980. 180 с.
  • [133] Тудоряну Н. Л. Очерки российской трудовой эмиграции периода империализма: в Германию, Скандинавские страны и США: диc. … д-ра ист. наук. Кишинев, 1986. 312 с.
  • [134] Талалай М. Г. Русская православная церковь в Италии с начала ХIХ века до 1917 г.: диc. … канд. ист. наук. М., 2002. 196 c.
  • [135] Шубина C. А. Русская православная миссия в Китае: (XVIII – начало ХХ в.): диc. … канд. ист. наук. Ярославль, 1998. 533 c.
  • [136] Хисамутдинов А. А. Деятельность общин американцев русского происхождения на тихоокеанском побережье Северной Америки и Гавайских островах: 1867–1980-е гг.: диc. … д-ра ист. наук. М., 2004. 459 c.
  • [137] Яровой О. А. Валаамский монастырь и православная церковь в Финляндии, 1880–1920-е гг.: Из истории финнизации православной конфессии: диc. … канд. ист. наук. Петрозаводск, 1999. 170 c.
  • [138] Российский государственный военный архив. URL: http://www.rusarchives.ru/federal/rgva/history.shtml (дата обращения: 01.07.2012).
  • [139] Бегидов А. М. Военно-учебные заведения российской эмиграции в 1920– 30-е гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 1998. 278 с.; Ершов В. Ф. Российская военная эмиграция в 1921–1939 гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 1996. 213 c.; Ершов В. Ф. Российское военно-политическое зарубежье в 1920–45 гг.: организация, идеология, экстремизм: диc. … д-ра ист. наук. М., 2000. 486 c.; Ипполитов C. C. Российская благотворительная деятельность на территории действий белых армий и в эмиграции, 1918–1924 гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 2000. 195 c.; Парфенова Е. Б. Казачья эмиграция в Европе в 1920-е гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 1997. 226 c.; Чистяков К. А. «Активизм» в среде российской эмиграции: идеология, организация, практика: (1920–1930-е гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 2000. 200 c.
  • [140] Букреев А. И. Книжные собрания русских эмигрантов и репатриантов из Китая в коллекциях стран Азиатско-Тихоокеанского региона: диc. … канд. ист. наук. Новосибирск, 2000. 250 c.
  • [141] Бочарова З. C. Социально-правовая адаптация российской эмиграции 1920–1930-х годов: исторический анализ: диc. … д-ра ист. наук. М., 2005. 449 c.
  • [142] Хисамутдинов А. А. Деятельность общин американцев русского происхождения на тихоокеанском побережье Северной Америки и Гавайских островах: 1867–1980-е гг.: диc. … д-ра ист. наук. М., 2004. 459 c.
  • [143] Худобородов А. Л. Российское казачество в эмиграции: (1920–1945 гг.): Социальные, военно-политические и культурные проблемы: диc. … д-ра ист. наук. М., 1997. 433 c.
  • [144] Говердовская Л. Ф. Общественно-политическая и культурная деятельность русской эмиграции в Китае в 1917–1931 гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 2000. 183 c.; Куликова Н. В. Политико-правовое положение россиян в Северо-Восточном Китае: (1917–1931 гг.): диc. … канд. ист. наук. Хабаровск, 2005. 248 c.; Ревякина Т. В. Проблемы адаптации и сохранения национальной идентичности российской эмиграции в Китае: (начало 1920 – середина 1940-х гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 2004. 308 c.; Хисамутдинов А. А. Деятельность общин американцев русского происхождения на тихоокеанском побережье Северной Америки и Гавайских островах: 1867–1980-е гг.: диc. … д-ра ист. наук. М., 2004. 459 c.
  • [145] Куприн Д. О. Эмиграция из России в конце XIX – начале ХХ в.: диc. … канд. ист. наук. М., 2000. 187 c.
  • [146] Кононова М. М. Российские дипломатические загранучреждения в эмиграции: конец 1917 – первая половина 1920-х гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 2003. 280 c.
  • [147] Хисамутдинов А. А. Деятельность общин американцев русского происхождения на тихоокеанском побережье Северной Америки и Гавайских островах: 1867–1980-е гг.: диc. … д-ра ист. наук. М., 2004. 459 c.
  • [148] Шубина C. А. Русская православная миссия в Китае: (XVIII – начало ХХ в.): диc. … канд. ист. наук. Ярославль, 1998. 533 c.
  • [149] Бочарова З. C. Социально-правовая адаптация российской эмиграции 1920–1930-х годов: исторический анализ: диc. … д-ра ист. наук. М., 2005. 449 c.
  • [150] Худобородов А. Л. Российское казачество в эмиграции: (1920–1945 гг.): Социальные, военно-политические и культурные проблемы: диc. … д-ра ист. наук. М., 1997. 433 c.
  • [151] Бочарова З. C. Социально-правовая адаптация российской эмиграции 1920–1930-х годов: исторический анализ: диc. … д-ра ист. наук. М., 2005. 449 c.
  • [152] Исаев Ю. Н. Участие российской эмиграции во Второй мировой войне: диc. … канд. ист. наук. Брянск, 1999. 273 c.
  • [153] Онегина C. В. Пореволюционные политические движения российской эмиграции 1925–1945 гг.: Варианты российской государственной доктрины: автореф. диc. … канд. ист. наук. М., 1997. 27 c.
  • [154] Шабанов Я. В. Российское зарубежье и фашизм в Европе в 1920–1930-х гг.: По материалам Русского общевоинского союза: диc. … канд. ист. наук. М., 1997. 225 c.
  • [155] Исаев Ю. Н. Участие российской эмиграции во Второй мировой войне: диc. … канд. ист. наук. Брянск, 1999. 273 c.
  • [156] Петров Е. В. Научно-педагогическая деятельность русских историковмигрантов в США в первой половине ХХ в.: диc. … д-ра ист. наук. СПб., 2001. 499 c.
  • [157] Сабенникова И. В. Российская эмиграция (1917–1939): сравнительнотипологическое исследование: диc. … д-ра ист. наук. М., 2003. 424 c.
  • [158] Барихновский Г. Ф. Идейно-политический крах белоэмиграции и разгром внутренней контрреволюции в 1921–1925 гг.: диc. … д-ра ист. наук. Л., 1982. 391 c.; Квакин А. В. Нововеховство как кризис белой эмиграции: диc. … канд. ист. наук. Калинин, 1981. 161 с.; и др
  • [159] Астафьев В. В. Г. В. Плеханов о роли разночинной интеллигенции в русском освободительном движении ХIХ в.: диc. … канд. ист. наук. Казань, 1983. 192 c.; Тютюкин C. В. Первая российская революция и Г. В. Плеханов: Из истории идейной борьбы в рабочем движении России в 1905–1907 гг.: диc. … д-ра ист. наук. М., 1981. 334 c.; Яковлев Б. В. Историческая концепция Г. В. Плеханова: диc. … канд. ист. наук. М., 1981. 241 c.
  • [160] Аурилене Е. Е. Российская эмиграция в Китае: (1920–1950-е гг.): диc. … д-ра ист. наук. Хабаровск, 2004. 376 c.; Букреев А. И. Книжные собрания русских эмигрантов и репатриантов из Китая в коллекциях стран Азиатско-Тихоокеанского региона: диc. … канд. ист. наук. Новосибирск, 2000. 250 c.; Говердовская Л. Ф. Общественно-политическая и культурная деятельность русской эмиграции в Китае в 1917–1931 гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 2000. 183 c.; Куликова Н. В. Политико-правовое положение россиян в Северо-Восточном Китае: (1917–1931 гг.): диc. … канд. ист. наук. Хабаровск, 2005. 248 c.; Павловская М. А. Харбинская ветвь российского востоковедения: (начало ХХ в. – 1954 г.): диc. … канд. ист. наук. Владивосток, 1999. 327 c.; Фомин К. В. Казачья эмиграция в Китае: (1922–1931 гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 2004. 163 c.; Хисамутдинов А. А. Деятельность общин американцев русского происхождения на тихоокеанском побережье Северной Америки и Гавайских островах: 1867–1980-е гг.: диc. … д-ра ист. наук. М., 2004. 459 c.; Ципкин Ю. Н. Белое движение на Дальнем Востоке России и его крах: (1920–1922 гг.): диc. … д-ра ист. наук. Хабаровск, 1998. 438 c.
  • [161] Путеводитель по фондам Государственного архива Хабаровского края и его филиала в городе Николаевске-на-Амуре / гл. ред. Т. А. Шевчик; Управление по делам архивов правительства Хабаровского края; Государственный архив Хабаровского края: в 2 т. Т. 1. Хабаровск: Б. и., 2006. С. 12.
  • [162] Отделение Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжоу-Ди-Го на ст. Пограничная. URL: http://guides.rusarchives.ru/search/basic/FondSearchAction.html?fund_id=742473 (дата обращения: 26.06.2012).
  • [163] Комитет по переселению в Тогэнский район Маньчжурии. URL: http://guides.rusarchives.ru/search/basic/FondSearchAction.html?fund_id=742539 (дата обращения: 26.06.2012).
  • [164] Союз казаков на Дальнем Востоке. URL: http://guides.rusarchives.ru/search/ba-sic/FondSearchAction.html?fund_id=742429 (дата обращения: 26.06.2012).
  • [165] Харбинское общество землевладельцев и домовладельцев. URL: http://guides.rusarchives.ru/search/basic/FondSearchAction.html;jsessionid=abck8XnxF oz0V7py-OPGt?fund_id=742525 (дата обращения: 26.06.2012).
  • [166] Пограниченский район Дальневосточного союза военных в Маньчжурской империи. URL: http://guides.rusarchives.ru/search/basic/FondSearchAction.html;jsessionid=abck8XnxFoz0V7py-OPGt?fu-nd_id=742564 (дата обращения: 26.06.2012)
  • [167] Союз русских военных инвалидов в Маньчжоу-Ди-Го. URL: http://guides.rusarchives.ru/search/basic/FondSearchAction.html;jsessionid=abck8XnxF oz-0V7py-OPGt?fund_id=742578 (да-та обращения: 26.06.2012)
  • [168] Путеводитель по фондам Государственного архива Хабаровского края и его филиала в городе Николаевске-на-Амуре / гл. ред. Т. А. Шевчик; Управление по делам архивов правительства Хабаровского края; Государственный архив Хабаровского края: в 2 т. Т. 1. Хабаровск: Б. и., 2006. С. 12.
  • [169] Печатные издания харбинской россики: аннотированный библиографический указатель печатных изданий, вывезенных хабаровскими архивистами из Харбина в 1945 году. Хабаровск: Частная коллекция, 2003. 128 с.
  • [170] Говердовская Л. Ф. Общественно-политическая и культурная деятельность русской эмиграции в Китае в 1917–1931 гг.: диc. … канд. ист. наук. М., 2000. 183 c.; Ревякина Т. В. Проблемы адаптации и сохранения национальной идентичности российской эмиграции в Китае: (начало 1920 – середина 1940-х гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 2004. 308 c.; Фомин К. В. Казачья эмиграция в Китае: (1922–1931 гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 2004. 163 c.; Хисамутдинов А. А. Деятельность общин американцев русского происхождения на тихоокеанском побережье Северной Америки и Гавайских островах: 1867–1980-е гг.: диc. … д-ра ист. наук. М., 2004. 459 c.
  • [171] Там же.
  • [172] Смирнов C. В. Российские эмигранты в Северной Маньчжурии: (начало 1920-х гг. – 1945 г.): проблема социальной адаптации: диc. … канд. ист. наук. Екатеринбург, 2002. 485 c.
  • [173] Тетеревлева Т. П. Северная российская эмиграция: генезис и адаптационные процессы. 1918–1930-е гг.: диc. … канд. ист. наук. Архангельск, 1997. 218 c.
  • [174] Говоров И. В. Репатриация на Северо-Западе РСФСР, 1944–1949 гг.: диc. … канд. ист. наук. СПб., 1998. 322 c.
  • [175] Там же.
  • [176] Соловьев М. C. Деятельность организации великого князя Николая Николаевича, Русского общевоинского союза, Братства русской правды на СевероЗападе Советской России, в Прибалтике и Финляндии в 1920-х – начале 1930-х гг.: диc. … канд. ист. наук. СПб., 2003. 179 c.
  • [177] Ананян Е. В. Эмиграция немцев Поволжья в Америку в 70-е гг. ХIХ в.: предпосылки, причины и результаты: диc. … канд. ист. наук. Волгоград, 2004. 172 c.
  • [178] Петров Е. В. Научно-педагогическая деятельность русских историковмигрантов в США в первой половине ХХ в.: диc. … д-ра ист. наук. СПб., 2001. 499 c
  • [179] Горелик Б. М. Российские эмигранты в Южной Африке: (1950–2003 гг.): диc. … канд. ист. наук. М., 2004. 247 c.
  • [180] ХХ век: история одной судьбы / К. В. Штеппа, Э. К. Штеппа, А. К. Горман; под ред. А. В. Попова; Центр по изучению русского зарубежья Ин-та полит. и воен. анализа. М., 2003. 272 c. (Материалы к истории русской политической эмиграции, вып. 8); В поисках истины: Пути и судьбы второй эмиграции: сб. ст. и документов / сост. В. C. Карпов, А. В. Попов, Н. А. Троицкий; под общ. ред. А. В. Попова. М.: РГГУ, 1997. 376 c. (Материалы к истории русской политической эмиграции, вып. 2); Дичбалис C. Зигзаги судьбы / Центр по изучению русского зарубежья Ин-та полит. и воен. анализа. М., 2003. 312 c. (Материалы к истории русской политической эмиграции, вып. 9); Константинов Д. Через туннель ХХ столетия / Центр по изучению русского зарубежья Ин-та полит. и воен. анализа. М., 1997. 592 c. (Материалы к истории русской политической эмиграции, вып. 3); Попов А. В. Российское православное зарубежье: история и источники / Ин-т полит. и воен. анализа; Центр по изучению руc. зарубежья. М., 2005. 619 c. (Материалы к истории русской политической эмиграции, вып. 10); Попов А. В. Русское зарубежье и архивы: Документы российской эмиграции в архивах Москвы: проблемы выявления, комплектования, описания, использования. М.: РГГУ, 1998. 392 c. (Материалы к истории русской политической эмиграции, вып. 4); Попов А. В. Фонд Н. А. Троицкого в Государственном архиве Российской Федерации: Опыт архивного обзора / ИАИ РГГУ. М.: Б. и., 1994. 96 c. (Материалы к истории русской политической эмиграции, вып. 1); Российское православие за рубежом: библиогр. указ. литературы и источников: 1918–2006 гг. / авт.-сост. А. В. Попов; ИПВА. М.: Б. и., 2007. 630 c. (Материалы к истории русской политической эмиграции, вып. 12); Россика в США: сб. ст. / под ред. А. В. Попова; Центр по изучению русского зарубежья Ин-та полит. и воен. анализа. М., 2001. 352 c. (Материалы к истории русской политической эмиграции, вып. 7); Софронова Е. И. Где ты, моя Родина? / Центр по изучению русского зарубежья Ин-та полит. и воен. анализа. М., 1999. 392 c. (Материалы к истории русской политической эмиграции, вып. 5); Троицкий Н. А. Ты, мое столетие / Центр по изучению русского зарубежья Ин-та полит. и воен. анализа. М., 2006. 496 c. (Материалы к истории русской политической эмиграции, вып. 11).
  • [181] Попов А. В. Документы российской эмиграции в архивах Москвы. История формирования комплекса эмигрантских материалов: проблемы выявления, комплектования, описания и использования: диc. … канд. ист. наук. М., 1998. 413 c.

Добавить комментарий