Заяц Первый

Заяц Первый

24.12.2000 в 13.00 на круглой поляне у стен Петропавловской крепости, напротив Ростральных колон был установлен памятник ЗАЙЦ I.

Автор идеи и куратор проекта — Валерий Савчук, художник и скульптор — Петр Рейхет, архитектор — Геннадий Пейчев.

Те, кто еще считают Петербург городом Святого апостола Петра, — ошибаются! Дать чужое имя своему творению — это всё равно, что родить сына и дать ему фамилию шведа. Точно так же и с названием острова: он был назван так только потому, что встретившийся Петру на острове заяц сильно смахивал на него самого: усат, стремителен, плодовит и безумно смел… от страха. Назвав остров Заячьим, он в очередной раз увековечил себя: поэтому и памятник будет поставлен не столько зайцам, сколько самому Петру, его комплексу (страха перед водой) и тщеславию…

В детстве Пётр не выносил даже вида водной стихии, не то что плавать на корабле. В какой-то степени созданием города мы обязаны именно этой слабости: как часто бывает, преодолев свой страх, мы пытаемся рассказать об этом всем и в доказательство ходим по краю крыши или прыгаем с самолёта затяжным прыжком. Кому как больше нравится. Так и здесь: Пётр сделал из России морскую державу, а Петербург построил на островах (изначально даже мостов не возводил, приучая людей к сообщению по воде; отсюда название — Северная Венеция), чтобы доказать всем свою силу и величие… А зайцы бояться воды так же, как боялся ее Пётр, в своё время. Поэтому памятник Петру мы ставим в виде зайца!

Помимо памятника Зайцу I, мы планируем к 300-летию города установить и «временного» — гигантских размеров зайца, который откровенно будет напоминать Петра I. Располагаться он будет на вертолетной площадке у входа в крепость и по размеру превосходить Собор Петропавловской крепости… Это будет своеобразный ответ Петербурга Москве, на установку памятника Зураба Церетели в центре столицы. Наш памятник вполне величественный, можно было бы сказать «имперский Заяц», если бы не самоирония, котороя присутствует в нем. Всё это можно будет увидеть на трёхсотлетие города. Вокруг зайца развернутся основные гуляния с праздничным салютом и фейерверком.

Все знают о том, что на территории крепости уже есть памятник Петру I работы Михаила Шемякина. Одно не мешает другому. Концентрация на сравнительно небольшом участке идей одного ряда приводит к диалогу: Пётр — фигура далеко не однозначная, а потому у каждого человека свой образ Петра. У Шемякина талантливая скульптура (спасибо А. Собчаку): за сравнительно небольшой отрезок времени она успела обрасти мифами и легендами. Чего стоит хотя бы тот факт, что молодожены приезжают к памятнику и трут указательный палец Петра… прося у судьбы рождения здорового, а некоторые — «о, размножайтесь, Россияне» — многочисленного потомства! А то, что вокруг его творения по сей день ведутся споры, что он вызывает размышления, только доказывает его актуальность и значимость. Скульптуры, как и люди, существуют до тех пор, пока о них помнят и говорят.

Всё это в комплексе можно будет увидеть на трёхсотлетие города. Вокруг зайца развернутся основные гуляния с праздничным салютом и фейерверком. Когда мы работали над проектом, то, прежде всего, руководствовались желанием поставить памятник, который пользовался бы истинной любовью петербуржцев. Возьмите последние творения наших скульпторов: кроме уныния и раздражения они ничего не вызывают. В лучшем случае их не замечают. Пожалуй, лишь «Чижик-Пыжик» на Фонтанке, да «Комар» в чаше вместо головы змеи пред Мариинской больнице на Литейном пр. товарищества «Новые тупые», «Собака» во дворе на Малой садовой улице вызывают живые эмоции. Остальное же — прошлый век! А памятник только тогда актуален, когда затрагивает символическое пространство города, вступает с ним в диалог. Нельзя же всерьез думать, что монумент ставится определённому человеку или событию: прежде всего, он ставится самим себе, своему поколению, своему времени. Само собой разумеется у каждого времени не только свои песни, но свои памятники. Сейчас время отказа от больших идеологий, от имперских амбиций, время возвращения к своей земле, к городу, к повседневным заботам.

Проект не предполагает сказочных персонажей, например, деда Мазая или создание детской площадки. К тому же Мазай собирал и увозил зайцев, а мы — ставим! Хотя, если вспомнить трактовку, подсказанную Борисом Останининым, в которой Мазай — это пророк Моисей, а зайцы — еврейский народ, которых он избавлял от страха, то почему бы нет? Идея заключается в том, чтобы показать не только героический подвиг народа по осушению болот и строительству новой столицы, но и истребление зайцев на острове, да и во всей округе. Наши предки в своём энтузиазме преобразовать природу не считались с подобной «мелочью»… В итоге, все зайцы острова пали героической закладной жертвой крепости… Наша цель — искупить вину, отдать долги тем, кто в своё время был угнетён, убит и съеден.

Ну, а если серьезно, то — вернуть топосу (месту) его имя. Дело в том, что еще на старых допетровских времен шведских картах остров назывался «Яниссаари» — «Заячий остров». В этом художественном проекте есть еще один геополитический смысл: памятник напоминает нам о «мирном» заселение болот и лесов. Во времена строительства крепости не уничтожали коренных жителей, не привозили чернокожих рабов, не разрушали другую культуру. Мы осваивали окраины Новгородских земель.

Идея проекта родилась давно. Петр Рейхет и Геннадий Пейчев, которым идея понравилась (впрочем мало было людей, кому бы идея не понравилась). Рейхет предложил поставить огромного зайца в образе Петра I на «вертолетной площадке» перед входом в крепость. Работать в коллективе близких по духу и творческих устремлениях художников легко: мало высказать идею, надо довести её до конца, воплотить — сегодня может быть это более важная задача, чем придумать идею, которых на Руси, как известно, всегда было с избытком. Пётр, как и Петр I, решителен и талантлив. Он, замечу, автор памятника в центре второго по величине города Дании Орхус. Его «Озверевший паравоз» быстро стал достопримечательностью города, а Геннадий Пейчев выиграл архитектурный конкус на установку памятника Александру Невскому, от которого впрочем отказался, и памятного знака погибшим подводникам лодки «Курск».

Мы надеемся, что наша акция будет способствовать тому, что Петербург станет вполне европейским и живые зайцы вернуться на остров, на котором им будет стоять памятник.

Трехсотлетие миновало, оставив привкус разочарования. Как уже всем известно, проект Заяц I, не был реализован. Жаль.

Памятник ЗАЙЦ I простоял один день. У него успели сфотографироваться родители с детьми. Он услышал теплые слова и комплименты. В настоящий момент стоит в мастерской Петра Рейхета.

25.12.2000

Добавить комментарий