Айнская компонента японского этногенеза


[111]

Некоторые общие сведения

На северо-северо-востоке Японского архипелага, на острове Хоккайдо, живет очень интересный и малочисленный народ (айны. Автор очерка айнского языка (В.М. Алпатов пишет об айнах следующее: «К началу I тысячелетия н. э. айны населяли северную и восточную части Японских островов (остров Хоккайдо и значительную часть острова Хонсю, предел распространения айнов на Хонсю остается неясным), южную часть острова Сахалин, примерно до 50 градуса северной широты, Курильские острова и южную часть полуострова Камчатка. К XIX веку [112] айны были полностью вытеснены с Хонсю японцами. В ХХ веке айны сохранились лишь на Хоккайдо и на юге Сахалина» 1.

Aynu itak

Что касается айнского языка (Aynu itak), то он (агглютинативный, с элементами флексии, что говорит о его древности. В настоящее время он относится к языкам-изолянтам, наряду с баскским и некоторыми кавказскими языками. К 70-м, 80-м годам айнский язык почти вышел из употребления, что явилось закономерным следствием чрезвычайно жесткой ассимиляции и японизации айнов.

Многие исследователи даже заговорили о том, что айнский язык исчез к середине ХХ века…

В настоящее время, однако, возникло много обществ по изучению айнского языка и айнской культуры и среди айнской молодежи наблюдается интерес к своим традициям.

Завязка исследования

Известно, что японская археология началась в 1877 году с раскопок Эдуарда Морзе, который приехал в Японию с целью изучения брахиоподов из прибрежных вод архипелага. Во время поездки из Йокогамы в Токио в местности Оомори он обнаружил древнее поселение с раковинными кучами. Одну из таких куч он исследовал и обнаружил в ней керамику дзёмон, ножи, скребки и т. п. В 1879 г. молодые японские археологи Сасаки Тюдзиро и Хадзита Индзима, последователи и ученики Э. Морзе, раскопали такую же кучу в Окадайри. Находки в Окадайри были во многом аналогичны находкам в Оомори. Встал вопрос об этнической принадлежности создателей раковинных куч.

Эдуард Морзе попытался дать ответ на этот волнующий для японцев вопрос, однако древнее поселение в Оомори преподнесло неожиданный сюрприз. Вместе с черепками и каменными орудиями были обнаружены человеческие кости. Причем они были расколоты так, как обычно разбивают кости животных, чтобы достать костный мозг. Это дало повод Эдуарду Морзе заключить, что на стоянке в древности жили племена людоедов. Эти каннибалы были названы Эдуардом Морзе протоайнами, так как предполагалось, что ни айны, ни японцы никогда каннибалами не были.

Сразу напрашиваются некоторые возражения. Во-первых, говорить о протоайнах, видимо, разумнее имея дело не с находками трехтысячелетней давности, а рассматривая начало эпохи Дзёмон, ибо вряд ли имеются существенные различия между айнами, жившими три тысячи лет тому назад и айнами, которые жили в начале ХХ века.

Во-вторых, что касается каннибалов, то здесь все более ясно. Современные айны, безусловно, не являются людоедами, но не следует забывать о том, что в айнском языке существуют еще слова, происхождение которых можно объяснить только тем, что когда-то айны были каннибалами. Вот эти слова: пайсере (мясо нижней части, пентрам (мясо верхней части, урай киниге (специальное приспособление для ритуального убийства людей.

Кроме того, в связи с каннибализмом уместно, пожалуй, упомянуть об обряде изготовления и принесения в качестве жертвы особого ритуального предмета, инау. Инау (это заструженная палочка, которая согласно поверьям айнов, является [113] посредником между мирами. А.Б. Спеваковский пишет, что инау (это заменитель живого человека, который приносился в жертву в особо важных случаях посредством вскрытия живота (обряд пере) и отрубания головы. Стружки инау, скорее всего символизируют внутренности, вывалившиеся наружу в результате исполнения обряда пере. О правомерности такого умозаключения свидетельствует также и тот факт, что для изготовления инау использовался специальный нож (чеики макири, подобно тому как для обряда пере использовалось специальное оружие. Аналогичным образом совершалось и японское харакири (сэппуку, где использовали «свежее» оружие.

Таким образом, мы можем сказать, что люди, оставившие раковинные кучи в Оомори и Окадайри, очень напоминали айнов, которые живут в наши дни. Кроме того, известно, что айнской культуре на Японских островах не может быть меньше трех тысяч лет, поскольку об этом можно судить на основании радиокарбонного метода. Думается, однако, что айнская культура на Японском архипелаге несколько древнее; кроме того, открытым вопросом является и этническая принадлежность айнов.

Гипотеза Эдо Найланда

Палеолинтвист Эдо Найланд выдвинул гипотезу о родстве айнов и басков (гипотеза сама по себе не нова, но интересно то, что Найланд в качестве доказательства сопоставляет айнские и баскские слова). Он утверждает, что айны и баски являются реликтовыми этносами, потомками какого-то очень древнего суперэтноса. Он полагает, что культурный центр этого суперэтноса находился где-то на территории Средиземноморья. В этом этносе существовал некий универсальный язык. Затем из этого древнего центра началось расселение. Слово ain’u Найланд интерпретирует как производное от баскского слова aienatu (исчезнувшие, ушедшие).

Эдо Найланд приводит баскское слово bertsolari, обозначающее профессиональных запоминателей. Они были обязаны помнить легенды и мифы, заменявшие отсутствовавшую письменность. Время от времени эти профессиональные запоминатели съезжались отовсюду в определенный центр — который скорее всего находился на острове Мальта — чтобы стандартизировать свои знания, и, конечно же, сам язык. Когда же расселение завершилось, и потомки того древнего суперэтноса оказались разделены огромными пространствами, частые контакты профессиональных запоминателей, естественно, прекратились; хотя сама традиция bertsolari не исчезла, она лишь приобрела локальный характер. Такие встречи теперь происходили локально: в Индонезии, Меланезии, на Марианских островах, на Новой Зеландии. Имели место они и в айнских землях (на Японском архипелаге и Курильских островах). Так языки постепенно все более и более обособлялись, поэтому теперь мы имеем то, что имеем.

Эдо Найланд полагает, что на Японских островах айны появились около 8-7 тысяч лет назад, что подтверждает гипотезу японского этногенеза, которую выдвинул Ока Масао, так как по Ока эпоха Дзёмон началась именно около 8 — 7 тысяч лет назад. Очень возможно также и то, что айны, по крайней мере часть из них, прибыла на Японские острова не из Азии, а с островов Тихого Океана. Найланд утверждает, что айны не только совершали плавания на Аляску за оленьими шкурами, но и совершали еще более дальние путешествия. Практики мореплавания [114] передавались из поколения в поколение от отца к сыну и хранились в тайне от остальных соплеменников. Это умение было достоянием лишь некоторых родов.

Теперь айны выходят в море только на лов рыбы. Мореплавательские, навигационные техники утрачены, но память о них осталась в преданиях.

Айнская культура — японская культурная подстилка

Таким образом, можно сказать, что айнская культура (это то, на чем вырос японский этнос, ведь именно на поле айнской культуры раскинули свою культуру полинезийцы, прибывшие на острова в середине эпохи Дзёмон.

В японской культуре есть и прямые заимствования из айнской: так, обряд харакири (сэппуку имеет своим прообразом айнский обряд пере, а важнейший и священнейший комплекс Синто, три императорские инсигнии, «меч, зеркало и магатама, яшмовые подвески (почти полностью совпадают с ритуальным комплексом айнов: палицей вождя (сэкибо), дискообразными символами солнца (причем в обоих случаях солнце (женское божество) и той же магатама…» 2.

Айнов можно назвать «кельтами» Тихого Океана: они также, как и кельты послужили культурной подстилкой многим этносам, а сейчас практически полностью исчезли. Когда айнский этнос переживал свою акматическую фазу, индоевропейцы и палеоазиаты еще находились в зачаточном состоянии. Теперь же айнский этнос представляет из себя этнос реликтовый.

Примечания
  • [1] Алпатов М.В. Айнский язык // Палеоазиатские языки. Языки мира, М., 1997. С. 126.
  • [2] Иофан Н.А. Культура древней Японии. М., 1974. С. 24-25.

Добавить комментарий