Внутренние факторы формирования японского социума


[114]

Введение

Развитие общества обусловлено многими факторами, как внешними, так и внутренними. Мы ставим целью рассмотреть внутренние факторы, оказавшие влияние на формирование «генотипа» японского социума. Для достижения поставленной цели решаются следующие задачи:

  • проследить роль природно-климатического фактора в развитии японского социума на основе оценок как отечественных ученых и общественных деятелей, так и зарубежных, в том числе и японских авторов;
  • показать воздействие типа культурно-хозяйственной деятельности на «цивилизационный код» Японии;
  • раскрыть влияние синтоизма на ментальность и психологию японцев.

Хронологические рамки исследуемой темы: трудно выявить начальные этапы в формировании «цивилизационного кода» японцев. Вероятно, они относятся ко времени заселения вновь пришлыми племенами архипелага и, далее, распространения культуры риса. Верхняя граница доходит до VII — VIII вв., к периоду, когда государство оказывает уже значительное влияние на национальный характер. [115] Однако допускается выход за указанные рамки в целях подтверждения положений фактами из японской истории.

Работа выполнена в рамках цивилизационного подхода, но учитывались и точки зрения авторов-марксистов.

Доклад построен в форме историографического обзора.

Природно-климатический фактор формирования японского социума

Практически неоспоримо утверждение, что с самого начала выделения человека из животного мира он развивался в соотнесении с географической средой, а современное человечество живет в условиях, в известной мере созданных ушедшими в прошлое человеческими поколениями. И взаимодействие человека с природой носит обоюдонаправленный харак??ер, т. е. среда обитания оказывает влияние на характер, мировосприятие, хозяйственную культуру людей, на основе чего они, в свою очередь, живут в мире природы, воспринимают ее и воздействуют на нее. Таким образом, природно-климатический фактор «несет в себе» несколько аспектов:

  • влияние географических условий на человека;
  • результат этого влияния, выражающийся в мироощущении индивидов, их хозяйственной жизни, характере и т. д.;
  • сам человек как часть природы.

В этом ключе проследим взгляды на географический фактор отдельных людей, так или иначе соприкоснувшихся с Японией.

Уже П.Ю. Шмидт делает попытку связать природу Японии с национальными особенностями японцев. В его работе «Природа Японии» отмечается тяга японцев к воде, омовениям.

П.Ю. Шмидт замечает:

  • чистоплотность японцев — прямое следствие климата и необходимая потребность (Здесь, вероятно, находятся истоки синтоистских обрядов очищения).
  • отсутствие зимы и скота развили трудолюбие.
  • тот факт, что японец не имел дела с домашними животными, возможно, повлиял на развитие мягкости, деликатности японского крестьянина.
  • борьба с морем (рыболовство; отвоевание территорий у моря) сделали японцев ловкими, энергичными и предприимчивыми 1.

В советский период появилось множество очерков путевых заметок о Японии. Публицисты, путешественники говорят о суровом характере природы Японии (землетрясения, цунами, вулканы). Отмечают такие качества характера японцев, как упорство, способность к преодолению неудач. Японцы часто сталкиваются с ситуацией, когда в один миг разрушается наиболее ценное, что у них имеется. Отсюда созвучность мироощущения японцев воспринятому ими позже буддизму с его концепцией мимолетности и бренности жизни.

Приведем слова Б. Пильняка: «Природа Японии — нищая природа, жестокая природа, такая, которая дана человеку назло. И с тем большим уважением следует относиться к народу, сумевшему обработать и возделать эти злые камни…» 2.
[116]

Географическая среда воздействовала и на общественные отношения, структуру общества, на что обращает внимание В. Цветов: «Чтобы выжить, японцы должны были исступленно трудиться, причем непременно в составе группы, общины. Одиночку ожидала неизбежная гибель» 3.

С другой стороны, многими авторами проводится идея о покорности, примиренности японцев с неизбежным. Истоки этой черты, вероятно, кроются во взаимоотношениях с природой (неизбежные стихийные бедствия). В природе часто покорность, мягкость побеждают (сравните: травинка при цунами и прочное твердое дерево). Этот же принцип действует и в исконно японском боевом искусстве — айкидо.

Один из элементов, составляющих географический фактор — географическое положение страны. Изоляционизму, островному положению государства Япония отдают должное практически все исследования.

  • Результат островного положения: формирование в высокой степени гомогенной нации и гомогенной культуры.
  • Редкость контактов японцев с иностранцами и большое влияние этих контактов на культуру Японии.
  • Японцам в своей массе приходилось полагаться только на собственные силы 4.

В 80 — 90-е гг. появились новые подходы к проблеме географического фактора, Следует упомянуть, в частности, работы А.Н. Мещерякова и Н.С. Николаевой.

По мнению А.Н. Мещерякова, особенность японской цивилизации заключается в ее высокой информационности. Это явилось следствием природной среды (наличие трехландшафтной системы: море, равнина, горы, находящиеся в своеобразном сочетании).

Н.С. Николаева акцентирует внимание на взаимоотношениях между человеком и природой. На ее взгляд, природная цикличность, повторяемость и неизменяемость природных явлений обусловили традиционализм японской культуры. Она также отмечает натуроцентризм японцев по контрасту с антропоцентризмом западной цивилизации 5.

Восприятие природы социумом отражается в религии. Отторжение христианства буддийской (японской) цивилизацией имело место во многом из-за различного восприятия природы в буддизме и христианстве.

Интересно проследить, каким образом проблема природно-климатического фактора трактуется самими японцами. Так, Вацудзи Тэцуро ставит задачу «выяснения функции климата как фактора в структуре человека» 6. Исходя из своей концепции, автор относит Японию к стране с муссонным типом климата (два другие: пустынный и пастбищный), а проживающих на территории с данным типом климата людей к «муссонному» типу характеров, для которого характерны восприимчивость и смирение.
[117]

В целом же японцы признают огромную роль природы в становлении их цивилизации и ее атрибутов. «Для японцев традиционно отношение к природе как к святыне», — говорит известный архитектор Японии Кэндзо Тангэ 7.

С другой стороны, человек — неотъемлемая часть природного целого. Поэтому сам человек является фактором развития общества. Возможно, что у японцев способность к активной деятельности заложена уже на генетическом уровне. К переселениям на далекие расстояния всегда склонны наиболее активные индивиды, которые и сформировали основу этой нации.

Тип хозяйственной деятельности и его влияние на «генотип» японской нации.

В рамках данного вопроса необходимо выделить два аспекта:

  • во-первых, сложившийся в период традиционной культуры комплекс из трех хозяйственных укладов (рыболовецкий, земледельческий, и охотничье-собирательско-земледельческий);
  • во-вторых, доминирующую роль земледельческого хозяйства, особенно с момента образования раннего государства, в основе которого лежало рисоводство.

Прослеживается определенное временное различие между выделенными выше сторонами хозяйственной деятельности. Так, культура риса находит свое распространение в период «яей» (III в. до н. э. — III в. н. э.), хотя в некоторых источниках этот процесс относят уже к V в. до н. э. В начале нашей эры при выделении государства с его институтами уже происходит отделение «своих» и «чужих» по принципу «племена, занимающиеся рисоводством» и «все остальные». В дальнейшем развитие государства практически неотделимо от рисоводческого хозяйственного цикла.

По мнению японского этнографа Араки Хироюки, японский группизм (коллективизм), подчиняющийся групповому шаблону стиль поведения — следствие того, что в основе японской культуры лежит земледельческая рисоводческая община 8.

По мнению Накамура Хадзимэ, в рисоводческом обществе индивиды тесно связаны друг с другом и само общество принимает вид единой семьи. Японцы научились придавать чрезмерно большое значение человеческому звену за счет игнорирования интересов индивида 9.

Основной акцент при анализе истоков своеобразия японских межличностных отношений приходится на организационные принципы японской семьи «иэ» и господствовавших в ней отношений. Эта была в большей степени производственная единица в японской деревне; структура «иэ» строилась на основе вертикальных отношений главы семьи с ее членами.

В традиционной японской деревне (общине) существовала еще система отношений «оябун-кобун» (патрон-клиент; мастер-подмастерье). Эта система взаимоотношений явилась определяющей во всем последующем развитии Японии вплоть до наших дней.
[118]

Поэтому американский астролог Френсис Сю вводит такой термин, как «иэмото» («вторичная семья», то есть «на основе иэ»). «Иэмото» является непрерывной иерархической организацией, сформированных по моделям японских родственных отношений. Модель «иэмото» пронизывает современную жизнь японцев вне их семей. Это, например, организация на предприятии, где работает японец и служащие которого составляют для него «вторую семью»; для этой модели тоже характерно восприятие окружающих как «учи-сото» («свои-чужие»).

По мнению В. Цветова, труднопроходимый рельеф местности повлиял на то, что основным принципом общения стал следующий: «близкий сосед лучше далекого родственника» 10.

Интересно, что другой исследователь, И. Бен-Дассан, тоже большое внимание уделяет соседским отношениям. Модель «подражания соседям» стала той поведенческой основой, которая позволила японцам быстро усвоить уроки и опыт Запада 11.

Н.С. Николаева считает, что любые инновации могли исходить либо от соседей, либо от другого источника вне общины. Внутри общины они подавлялись. Этим объясняется более поздняя тенденция в поведении японцев на внешние заимствования 12.

С другой стороны, общая характерологическая установка японцев может быть выявлена, например, в «Сказке о зайце и черепахе», в которой черепаха победила зайца в соревнованиях по бегу благодаря настойчивости труду 13.

Не менее важным в формировании японского социума стало взаимодействие между тремя комплексами хозяйствования, сложившихся на архипелаге в древности (они указаны выше). В связи с этим А.Н. Мещеряков считает, что истоки высоко информационного общества Японии лежат в этих ранних процессах взаимодействия между хозяйственными комплексами 14.

Но для приближения к более полному пониманию японской реальности необходим комплексный подход, содержащий в себе множество точек зрения.

Синтоизм и его воздействие на ментально-психические особенности японцев

В данном разделе ставится цель раскрыть следующие вопросы:

  • какова роль синто в культуре и истории Японии в целом;
  • каково влияние синтоизма на «цивилизационный код нации» в рамках определенных направлений в жизнедеятельности японцев;
  • почему оказалось возможным распространение других религиозно-философских направлений и каково их сосуществование с синтоизмом.

Прежде всего уточним, что содержание термина «синто» весьма неоднородно: в синтоизм входили религиозные представления различных родоплемянных объединений и этносов, пришедших на острова.

Синтоизм имеет пантеон богов (ками), что оказало влияние на структуру и формирование государственного аппарата Японии в VI — VII вв. А.Н. Мещеряков [119] отмечает, что в период перехода от древности к раннему средневековью социальное положение японской аристократии определялось по меньшей мере двумя показателями.

Одним из них является тип прародителя рода 15. В зависимости от того, от какой категории ками («небесные божества», «внуки небесных божеств», «земные божества») ведет свое происхождение род, он занимает место в аристократической иерархии. Каждый род имел и почитал своего прародителя («удзигами»).

Постепенно культ Аматэрасу начинает занимать господствующее положение. На протяжении всей последующей истории Японии основной ролью императора было осуществление жреческих функций как прямого потомка Аматэрасу (Аматэрасу относится к «небесным божествам»). Тэнно (император) являлся символом преемственности и единения рода в масштабах японского государства. Именно эта идея была взята за основу в концепции «кокутай» (вся Япония как единый организм, семья), которая воспринималась как квинтэссенция истинно японской самобытности японцами периода Токугава 16.

Таким образом, синто, в какой-то степени, формирует представления японцев о верховной власти, что нашло свое отражение в выразившемся позже «культе императора» и вере в превосходство японской нации над остальными.

С другой стороны, синто определяет мироощущение японцев, отражает тип хозяйствования. Благодаря синтоистским представлениям, японцы ощущали себя частью единого мира природы. Через «ками» происходило восприятие природы и осознание с ней тесной взаимосвязи.

Пожалуй, одной из важных черт синтоизма, всего японского социума представляется четко прослеживаемая традиция преемственности поколений и «выросший» из нее «культ предков». В наиболее общем значении это чувство стабильности в пространстве и во времени, как считал выдающийся исследователь японской традиционной культуры Мотоори Норинага (1730 — 1801 гг.) 17.

Синтоизм способствовал консолидации японского социума посредством многочисленных «мацури» (праздников).

Среди синтоистских обрядов можно отметить обряды очищения. Отсюда такое значение придается в японском обществе чистоте, например, чистоте в доме.

Интересно, что в древности особо опасными преступлениями считались те, которые приносят вред группе, общине, а не отдельному индивиду. Так, богатырь Ямато-такэру убивает даже брата, чтобы принести пользу своему роду 18. Одна из причин половинчатой религиозности японцев также кроется в синто. С одной стороны, в синтоизме не существовало теологии и догматики. В нем имелись многочисленные идеологические «ниши», которые и заполнялись другими, вновь проникавшими религиями. С другой стороны, само синто, будучи формой древних верований, не оказалось вытесненным из актуальной жизни, в отличие от Запада, где древние верования со временем исчезли. Причина подобной живучести [120] состоит в том, что «быть японцем и верить в синто во многом означает одно и то же» 19.

Однако вышеизложенное не представляется единственно верным взглядом на проблему. Безусловно, японский социум формировался под влиянием множества факторов в их единстве, переплетении.

Примечания
  • [1] Шмидт П.Ю. Природа Японии // Япония и ее обитатели. Выпуск 1. — С.-П.,1904.
  • [2] Цит. по: Овчинников В. Ветка сакуры. М., 1988. С. 152.
  • [3] Цит. по: Цветов В. Пятнадцатый камень сада Реандзи. М., 1986. С. 37.
  • [4] Попов К. Япония: очерки развития национальной культуры и географической мысли. М., 1964.
  • [5] Николаева Н.С. Япония-Европа. Диалог в искусстве. М., 1996. С. 9 — 16.
  • [6] Вацудзи Тэцуро. Климат и культура // Япония в сравнительных социокультурных исследованиях. Реф. сборник. М., 1989. С. 49.
  • [7] Ефимов М. Жизнь в камне // Япония сегодня. Сентябрь 1998. С. 23.
  • [8] Японское общество и культура. Научно-аналитический обзор. Реф. сборник. Выпуск 4. М., 1990. С. 8.
  • [9] Там же.
  • [10] Цветов В. Пятнадцатый камень сада Реандзи. С. 39.
  • [11] Бен-Дассан И. Японцы и евреи // Япония в сравнительных социокультурных исследованиях. Реф. сборник. М., 1986. С. 39.
  • [12] Николаева Н.С. Япония — Европа. Диалог в искусстве. С. 9.
  • [13] Цветов В. Пятнадцатый камень сада Реандзи. С. 37.
  • [14] Мещеряков А.Н. Ранняя история японского архипелага как социоестественный и информационный процесс // Восток, 1995, №5. С. 5 — 22.
  • [15] Мещеряков А.Н. Древняя Япония: буддизм и синтоизм (проблема синкретизма). М., 1987. С. 46.
  • [16] Сила-Новицкая Т.Г. Культ императора в Японии. М., 1990. С. 35.
  • [17] Мещеряков А.Н. Древняя Япония: культура и текст. М., 1991. С. 22.
  • [18] Мещеряков А.Н. Герои, творцы и хранители японской старины. М., 1988. С. 10.
  • [19] Ian Reader. Japanese Religion. Past and Present. —Japan Library Saundgate. Folkstone. Kent, 1993. P. 64.

Добавить комментарий