Современная образовательная система в Японии: традиция и тенденции развития


[120]

Осмысливая процессы, происходящие в современной Японии, с позиции погружения в социокультурный контекст ее собственной и всемирной истории, мы выходим на две сложно переплетенные между собой реальности. С одной стороны, японцы славятся своим умением заимствовать чужие достижения. Оригинальные разработки, новые формы организации производства и учебной деятельности, созданные в других странах, нередко находят широкое применение в Японии гораздо раньше, чем у себя на родине. Но с другой стороны, заимствованные внешние формы наполняются своим, национальным содержанием, что позволяет достичь феноменальных результатов. На мой взгляд, достаточно интересно и познавательно проследить, как действуют такие схемы на примере образовательной системы Японии (как одной из основных составляющих экономического процветания данной страны); проследить взаимосвязь государственной политики и образования; определить ядро образовательной системы.

Все компоненты образовательной системы (дошкольное, школьное, а так же высшее обучения) взаимосвязаны и подчинены единой цели — передать подрастающему поколению традиционные моральные и культурные ценности современного японского общества (коллективизм, уважение к человеку и природе, стремление к максимальной творческой самоотдаче)

В средневековой Европе религия и мораль были, преимущественно, сферой деятельности могущественной церкви. Буддийские храмы в Японии, утратившие свои позиции во время периода во время периода Эдо, уступили право влияния в духовной сфере новым конфуцианским школам. То есть тогда школы (как, впрочем, и сейчас) выполняли функции, разделенные в западном обществе между школой и церковью.

Первая реформа образования в Японии, заложившая основы формирования его современного облика, началась с принятием в 1872 г. Основного закона об образовании. Новая система образования, вводившая обязательное бессословное обучение, должна была способствовать раскрепощению воли и инициативы народа, ускорению модернизации японского общества, а так же — достижению провозглашенной цели — «обогащению и укреплению государства».

В предвоенный период (30-е — 40-е гг.) широкое распространение получило милитаристское образование. Над всеми учебными учреждениями, школьными программами и учителями устанавливался строгий государственный контроль. [121] Курсы по военной подготовке стали частью общеобразовательной программы и для мальчиков, и для девочек.

На послевоенное время приходится вторая реформа образовательной системы. В 1947 г. был принят «Основной закон об образовании», в соответствии с которым обязательное обучение было продлено до 9 лет, школьная административная система подверглась децентрализации.

Основной задачей политики японского государства в сфере образования стало воспитание и обучение творческой, неординарно мыслящей, гармоничной и духовно богатой личности, способной действовать в разнообразно консолидированных общественных и государственных структурах.

История современного образования может быть разделена на следующие 5 периодов:

  1. Период основания (1868 — 1885). Был основан первоначальный корпус современного образования.
  2. Период консолидации (1886 — 1916). Были изданы разнообразные школьные законы, была создана систематическая образовательная структура.
  3. Период экспансии (1917 — 1936). Образовательная система базировалась на рекомендациях Чрезвычайного Совета по Образованию (1917 — 1919)
  4. Военный период (1937 — 1945). Пик милитаристского образования.
  5. Современный период (1945 — наши дни). Образовательные реформы во время союзнической оккупации.

I период (1868 — 1885)

Дух раннего периода реставрации Мэйдзи лучше всего проявился в призыве, который вдохновил интеллектуалов японского общества, — «цивилизация и просвещение». »Этот лозунг, — пишет Джон Холл, — стал основным руководством к действию тех, кто мечтал о выходе Японии из эпохи невежества» 1.

Выдающимся защитником» цивилизации и просвещения выступил Фукудзава Юкити. Именно он задал тон реформам образования, особенно своей публикацией «Призыв к знаниям», где подверг критике конфуцианские ценности и поднял на щит западные идеи. В школьные программы внесли все, что удалось узнать о Западе, традиционные моральные принципы временно отошли на второй план.

Проведение реформы образования стало предметом острых дискуссий различных политических сил. Нация разделилась на политические фракции, каждая из которых защищала свое видение реформы образования. Результатом этой борьбы стало доминирование точки зрения, согласно которой необходимо сочетать сильные стороны современной системы образования ведущих мировых держав с традиционными духовными ценностями Японии.

В июне 1871 г. было создано Министерство Просвещения. В 1872 г. правительство Мэйдзи разработало план реформы современной школьной системы в национальном масштабе и в августе провозгласило Закон об образовании. Основные цели этого закона четко представлены в Осейдасачешо (сопровождающей этот закон прокламации):

  1. образование должно обеспечивать успешное продвижение человека по социальной лестнице;
  2. функция школ состоит в том, чтобы прививать патриотические чувства у каждого человека;
    [122]
  3. все японцы должны обучиться практическим наукам, что, в конечном счете, принесет пользу обществу и поможет построить современное государство.

Реорганизация системы народного образования происходила по западному образцу. Во-первых, вводилась система обязательного обучения, составлявшая в то время 4 года. Эта система разрушила прежнюю сословную систему образования, которая была привилегией самураев и высших слоев общества. Во-вторых, провозглашалось, что развитие науки и образования будет проводиться не только в целях государственного управления, как это было прежде, а для «личного благосостояния каждого, завоевания положения в обществе и процветания в делах» 2. И, в-третьих, считалось, что наука и образование должны поднять волю и инициативу народа. Однако отменялся старый обычай, по которому расходы на обучение, одежду и питание покрывались правительством.

Правительство осознавало, что создание богатой страны и сильной армии зиждется на подьеме инициативы и развитии способностей простого народа. При этом ликвидация невежества и низкой сознательности простого народа, который не понимал указов правительства о реформах и постоянно испытывал сомнения и опасения, была необходимой и неизбежной для проведения представителями власти.

Правительство взяло за образец 3-х фазовую систему образования в США, учредив начальные, средние школы и университеты. С другой стороны, школьная административная система была заимствована из Франции: все учебные учреждения находились под сильным центральным контролем Министерства образования. Таким образом, к 1900 г. уже 80% детей соответствующего возраста ходили в школу (в 1872 г., до принятия Закона только 28%), а к 1910 г. процентный показатель достиг почти 100 отметки. Невиданное распространение школьной сети, которой были охвачены даже самые отдаленные горные деревни, проходило под непосредственным нажимом и принуждением властей. Этому способствовала также и глубоко укоренившаяся система господства и подчинения, система беспрекословного повиновения народа. Был установлен строгий государственный контроль над профессией учителя. С этого времени учитель приобретает статус государственного служащего, которому запрещается заниматься политикой. Значение введения новой системы образования заключалось в том, что полностью были ликвидированы старые княжеские школы, все частные школы обязывались получить разрешение властей, и была создана новая система просвещения, контролируемая государством.

Среди ранних иностранных служащих правительства Мэйдзи был Дэвид Марри, профессор математики и астрономии в Раджерском Университете в Нью Джерси. Он 6 лет был старшим иностранным советником по вопросам образования, в звании Управляющего школами и колледжами. Он сыграл важную роль в создании современной школьной системы Японии.

Идеальная система образования Дэвида Марри поместила экзамены в ядро образовательной политики. Многие из наиболее выдающихся иностранцев, вовлеченных в образовательные реформы в ранний период Мэйдзи, были миссионерами.

Д. Хепбурн — миссионер американской Пресвитерианской церкви — открыл диспансер, в котором обучал молодых японцев западной медицине. В 1886 г. этот [123] человек помог открыть школу, которая в конце концов эволюцинировала в Университет Мэйдзи Гакуин. Университет Дошиша в Киото стал первым университетом, который начал зачислять женщин.

Большое количество иностранцев, естественно, побудило японцев изучать иностранные языки. Еще до Реставрации Мэйдзи в Японии существовало 7 правительственных школ Иностранного языка. Они были основаны в Токио, Осаке, Нагасаки и префектурах: Аичи, Ниигата, Мияда и Хиросима. В 1874 г. эти школы стали специализироваться на обучении английскому и поэтому стали известны как школы английского языка.

II период (1886 — 1916)

В 1885 г. была основана кабинетная система, и Мори Аринори стал первым министром образования. Он разработал основу школьной системы следующих периодов. Ни одна из ее основных частей не являлась самодовлеющей. Все компоненты системы — начальное, среднее, профессиональное, университетское образование — взаимосвязаны. Начальное образование было призвано формировать сознание большинства населения страны в соответствии с государственной политикой, определяющей взаимоотношения широких масс и правительства в духе лояльности, основой которой выступал национализм и милитаризм. Сформировалась образовательная система, сочетающая в себе лояльность монарху с приверженностью свободным научным изысканиям, необходимым для успешного становления и быстрого развития Японии как современного государства.

Иноуэ Коваши, человек, который стал министром образования после Мори, основал систему частных Сэммон Гакко — профессиональных школ для выпускников начальных школ. После 1899 г. большое распространение получили школы для девушек.

В 1908 г. срок обязательного обучения был увеличен до 6 лет.

III период (1917 — 1936)

Русская революция и распространенные во всем мире требования демократии оказали влияние на японскую политику и образовательную систему. В 1917 г. правительство создало чрезвычайный совет по образованию (Риндзи Кёику Кайги). До того, как он был распущен в 1919 г, совет издал несколько докладов, которые оформили основу для распространения образования в следующей декаде 20 века. Влияние совета было особенно значительным в области высшего образования. До 1918 г. существовали только имперские университеты (до 1897 г. существовал только один — Токийский Имперский Университет). Однако Университетский закон 1918 г. позволил появиться частным университетам. В соответствии с этим законом многие национальные, общественные и частные Сэммон Гакко были повышены до статуса университетов.

В первое десятилетие эпохи Сёва (1926 —1936) в общественном сознании распространялись идеи социализма, либерализма, демократии. Правительство попыталось нейтрализовать влияние левой идеологии, активизировав пропаганду так называемого японского духа.

IV период (1937 — 1945)

Правящий класс Японии в этот период активно возрождает идеологию «японизма», проповедавшего ультранационализм и милитаризм. К началу 1930-х фактически весь процесс обучения и образования контролировался правительством. Министерство образования, местные комитеты находились под прямым контролем Министерства внутренних дел, ведомства, контролировавшего всю [124] нацию. Учебники по географии, истории, написанные и напечатанные самим Министерством образования, были заменены на новые. В конечном итоге школа стала эффективным инструментом подготовки милитаристски настроенной молодежи.

Со вступлением Японии во Вторую Мировую войну милитаристское образование лишь усилилось: в школах еще сильнее стали навязывать фашистские идеи расового превосходства японцев и мораль средневековых самураев — преданность военному долгу, самопожертвование во имя «великой Японии».

V период (с 1945 г.)

На послевоенное время приходится вторая реформа образовательной системы. Основной целью, которую преследовали оккупационные власти, была демократизация, демилитаризация и децентрализация японского общества. «Милитаристическое довоенное образование было отменено, и была сформирована новая система образования, основанная на мирных демократических традициях» 3. Оккупационные власти должны были трансформировать всю мировоззренческую ориентацию японского общества. Японцы приняли навязанные им реформы, была демонтирована многоуровневая структура образования (при которой для поступления в университет нужно было окончить среднюю школу и подготовительную школу при университете). Была внедрена система «6-3-3-4»: обязательное обучение в шестилетней начальной школе, в средней школе 1 степени (3 года) и второй степени (3 года), затем университет (4 года). Только учебный календарь по-прежнему остался специфически японским: начало учебного года, как в школах, так и вузах приходится на 1 апреля.

28 апреля 1952 г., после подписания Сан-Францисского мирного договора и возвращения суверенитета Японии, были переоценены недавние реформы, был сделан упор на сохранение традиционных японских ценностей. Например, был вновь введен курс морального обучения. Национальному образованию вернули духовную основу. Вот почему японская система образования, в основе которой лежит американская модель, не европеизировалась, а сохранила национальные особенности.

Большое внимание уделяется в Японии дошкольному образованию, ведь согласно утверждениям психологов, до семи лет человек получает 70% знаний и только 30% — за всю последующую жизнь. В детстве закладывается умение ребенка контактировать с другими людьми, а это в японском обществе, сориентированном на ценности коллектива, очень важно.

Дошкольное образование по традиции начинается в семье. Тихоцкая пишет: «Для японских женщин главным по-прежнему остается материнство. После рождения детей жизненные вехи японки, чаще всего, определяются фазами жизни ее детей (дошкольный период, школьные годы, поступление в университет и т. д. « 4 Многие из японок говорят о том, что воспитание детей — это все что им необходимо сделать, чтобы их жизнь была «икигаи» — имеющая смысл. Японка рассматривает эмоциональный контакт с ребенком как свое основное средство контроля. Символическая угроза потери родительской любви является для ребенка более воздействующим фактором, чем слова осуждения. Взаимодействию с другими людьми дети учатся в семье, наблюдая за своими родителями, однако практика [125] приобщения детей к групповым ценностям осуществляется в детских садах и школах.

Японские воспитатели, обучая детей взаимодействию, формируют их в маленькие группы (хан), что является наиважнейшей отличительной особенностью организации дошкольного воспитания. Эти группы имеют свои столы, свои собственные имена, выбираемые самими детьми, что побуждает их принимать решения, учитывая желания всех членов группы, и служат своеобразным подразделением для совместной деятельности. Группы (6 — 8 человек обоих полов) формируются не по способностям, а в соответствии с тем, что может сделать их деятельность эффективной. Детям прививается множество навыков: как смотреть на собеседника, как выразить себя и учесть мнения сверстников.

Японские дети продолжают обучаться групповому поведению и в младшей, и в средней школе. Так же класс разделяют на ханы (в среднем они переформировываются раз в 5 месяцев) и, когда учителя или учащиеся оценивают выполнение заданий, говорят о нравственных и других проблемах, они чаще обращаются к группе, а не к отдельным детям. По мнению Дена Бешоара, такая система «помогает сохранить здоровье школьника, т. к. в гармоничных группах исключается дискриминация и связанные с нею стрессы» 5. Дети широко вовлекаются в управление классом. Первые классы выбирают из числа учащихся наставников (тобан), которые меняются каждый день и, таким образом, каждый ребенок бывает им.

Развитию творческих способностей у детей способствует соробан — японские счеты. И дело не только в приобретении и расширении навыков счета в уме, усиливается концентрация умственной деятельности, Поэтому изучение соробана является обязательным для учеников третьего и четвертого класса начальной школы.

Еще одним аспектом в стратегии социализации со стороны учителей начальной школы является формирование ребенка как цельной личности. На занятиях, посвященных размышлению и самокритике, которые являются обязательной частью программы в большинстве классов, дети обсуждают, что им нравится и не нравится в школе, отмечают случаи своего плохого поведения, качество выполнения индивидуальных и групповых задач.

Таким образом, мы видим, что учитель выполняет множество ролей и несет ответственность не только за обучение, но и за дисциплину детей, за проведение свободного времени учащимися, за множество других задач, которые в других культурах никак не связывают с понятием «обучения» и рассматривается как обязанность родителей или других структур. Поэтому японское государство проводит политику строго отбора выпускников вуза при назначении на должность учителя. В отличие от других стран, для того, чтобы стать учителем государственной школы, японский гражданин должен получить диплом учителя и пройти экзамены назначения учителем. Однако, «Япония — единственная из развитых стран мира, где зарплата учителя выше зарплаты чиновников местных органов власти» 6.

Еще одной особенностью образовательной системы в среднем звене является то, что в учебном плане отсутствуют систематические курсы химии, физики, [126] биологии, географии, истории. Вместо них изучаются систематические курсы естествознания и обществознания (однако, в новых программах уже предусматривается их дифференциация).

Наиважнейшей особенностью начального и среднего образования в Японии является понятие «кокоро». Для каждого японца «кокоро» означает идею образования, которая не сводится только к знаниям и умениям, а способствует формированию характера человека. На русский язык «кокоро» можно перевести как сердце, душа, разум, менталитет, гуманизм. Все японцы убеждены, что наиважнейшей, объективной основой образования в начальной и средней школах является обогащение детей «кокоро» и в меньшей степени знаниями и умениями (в отличие от более унифицированной старшей школы, где акцент делается на передачу необходимых для поступления в вуз академических знаний). В содержании понятия «кокоро» включается следующая проблематика: уважение к человеку и животным, симпатия и великодушие к другим людям, поиск истины, способность чувствовать прекрасное и возвышенное, обладать самоконтролем, сохранять природу, вносить вклад в развитие общества. Данный принцип пронизывает содержание всех программ, предметов, рутинную ежедневную жизнь.

Таким образом, мы видим, что в структурном плане система общего образования во многом напоминает американскую. Однако это относится лишь к формальному построению школы. По своему содержанию, по своему духу, японская школа уникальна. Она никогда не была узко прагматичным средством решения каких-либо частных проблем. Она всегда сохраняла родовую сущность — работала в широком ценностно-смысловом контексте.

Примечания
  • [1] Hall J.W. Japan: From prehistory to modern times. New York, Tuttle Co., 1995. Р. 290.
  • [2] Тояма С. Мэйдзи исин. Крушение феодализма в Японии. М., Иностранная литература, 1959. С. 277.
  • [3] Japan: profile of a nation. Tokyo, Kodansha International, 1995. Р. 170.
  • [4] Тихоцкая И. Современные японки: покорные и независимые? // Азия и Африка, 1996. С. 30.
  • [5] Бешоар Д. Делай по-японски // Народное образование, 1997, №7. С. 132.
  • [6] Дронишинец Н.П. Образование в Японии. Екатеринбург, Унипромедь, 1996. С. 52.

Добавить комментарий