Формирование региональной идентичности политии в Китае III-II вв. до н.э. (по материалам «Ши цзи»)

(по материалам «Ши цзи»)

[71]

1. Данные тезисы представляют обобщенные результаты исследования истории властного пространства на территории современного Китая. Хронологические рамки исследования охватывают период с момента установления власти дома Цинь (221 г. до н.э.) и до смерти Лю Бана, основателя политии Хань (195 г. до н.э.). Основным источником исследования являлись «Исторические записки» («Ши цзи») ханьского историка Сыма Цяня (145?-86?). Объектом детального изучения стали главы 6, 7, 8 из раздела «Основные записи» («Бэн цзи») и главы 53-57, 89-99 из раздела «Биографии» («Ле чжуань»). В качестве дополнительного источника привлекались материалы 16 главы из раздела «Таблицы» («Бяо»).

2. При работе мы столкнулись с непродуктивностью исследования социальной реальности данного периода с помощью таких терминов, как «государство», «общество», «политика», «идеология». На наш взгляд, эти термины (если использовать их в строгом смысле) отражают реалии стран Запада после трансформации XVII-XVIII вв., а превращение в универсальные исторические категории лишает их конкретного содержания и делает неудобными инструментами для анализа. Поэтому мы пытались использовать нейтральные понятия, такие как «власть», «полития» (то есть [72] территория, контролируемая определенным носителем власти в данный момент), «социум» и т.п. Основным инструментом исследования служил анализ описания действий, совершенных носителями власти, а также реконструкции понятийного аппарата и образной системы, использованных при этом в источнике.

3. В эпоху Восточного Чжоу (770-221 гг. до н.э.) региональные идентичности политий на территории современного Китая формировались вокруг сакральных центров, в роли которых выступали алтари духов Земли и злаков (шэ). Сами территории политий мыслились как сакральные области, находившиеся под покровительством определенного шэ, причем границы этих областей не были четко зафиксированы. Центром политии и местом расположения алтаря шэ являлся стольный город (го), место пребывания носителей верховной власти (чжухоу). Чжухоу утверждали свой статус посредством совершения регулярных жертвоприношений на алтарях шэ. Помимо этого, существовали представления о наследственной сакральной благодати, присущей только представителям кланов чжухоу.

4. После окончательного захвата войсками Цинь территории восточночжоуских политий в 221 г. до н.э., верховный правитель Цинь Ши-хуан осуществил комплекс мер для формирования общей идентичности всего покоренного пространства. Он сделал своей столицей Сяньян, располагавшийся в Гуаньчжуне (т.е. регионе «Среди застав»). Нам представляется, что этот окруженный горами регион на территории современной провинции Шэньси, помимо выгодного стратегического положения, имел особое сакральное значение. До 221 г. здесь располагалась также древняя чжоуская столица Цзунчжоу (Хаоцзин), а впоследствии — и ханьская столица Чанъань. Цинь Ши-хуан выстроил близ Сяньяна копии дворцов всех покоренных чжухоу и, таким образом, перенес туда часть сакрального статуса их стольных центров. Помимо этого, он наполнил свои дворцы бронзовыми колоколами и барабанами, изъятыми в стольных городах бывших политий. Эти сакральные артефакты служили источниками власти и способствовали укреплению статуса Сяньяна как единственного сакрального центра, вокруг которого должна была формироваться новая «общециньская» идентичность.

5. После ослабления дома Цинь, связанного со смертью Цинь Ши-хуана в 210 г. до н.э. и восстанием Чэнь Шэ в 209 г. до н.э., на территории современного Китая возникают многочисленные соперничающие центры. Реальной властью в них обладали военные лидеры различного социального происхождения и местные элиты. Для укрепления власти на контролируемых территориях они использовали модели региональной идентичности эпохи Восточного Чжоу: многие старые центры власти и алтари шэ были восстановлены. Для оформления легитимного статуса этих центров власти в состав новой элиты инкорпорировались потомки носителей верховной власти данной политии эпохи Восточного Чжоу, [73] принимавшие титулы ванов. Таким образом, новые региональные элиты отождествляли подконтрольные им территории с восточночжоускими политиями. Зачастую в борьбе за контроль над определенными территориями (в том числе, за возможность формировать их региональную идентичность) соперничающие военные лидеры использовали разных представителей одного и того же правящего клана (например, Лю Бан и Сян Юй патронировали различных потомков клана ханьских чжухоу).

6. В ходе вооруженной борьбы между региональными элитами, большинство представителей кланов чжухоу были убиты. Физическое уничтожение представителей прежних правящих домов позволило региональным военным лидерам претендовать на статус носителей легитимной верховной власти: при разделе сфер влияния территории многих восточночжоуских политий оказались разделены между различными носителями власти. В 206 г. до н.э. Лю Бан основал новую политию Хань, название которой восходит не к одноименной политии эпохи Восточного Чжоу, а к гидрониму в южной части современной провинции Шэньси (эти два названия записываются разными иероглифами). Район истоков реки Ханьшуй достался Лю Бану по соглашению с Сян Юем в 207 г. до н.э. При этом Лю Бан, возможно, опирался на традиционные представления о том, что Сын Неба должен жить в верховьях рек. Для обоснования легитимности своего нового статуса, Лю Бан использовал специальные ритуальные акции, к числу которых относятся:

  1. воздвижение новых алтарей шэ;
  2. принесение жертв прежним правителям, Небу, Земле, четырем сторонам света, горам и рекам;
  3. установление особой цветовой символики знамен своих войск;
  4. обретение стольного города;
  5. строительство дворца.

7. Создание региональной идентичности ханьской политии подкреплялось тем, что последующие письменные памятники (прежде всего, «Ши цзи») наделяли ее основателя особыми сакральными характеристиками. Важнейшими из этих характеристик были:

  1. Сакральное происхождение от небожителей (в данном случае, от дракона). Носитель власти мог поклоняться духам и рассчитывать на их благосклонность к нему и контролируемой им политии (Хань) именно в силу своего родства с ними. Точно так же глава клана поклоняется предкам, чтобы заручиться их поддержкой для всего клана.
  2. Наличие особых знаков на теле, обозначающих высокое происхождение. У Лю Бана подобными знаками были 72 родимых пятна на левом бедре.
  3. Способность бороться с чудовищами и духами
  4. Особые испарения, символизировавшие обретение человеком статуса Сына Неба.
  5. Внушающий почтение внешний облик, в котором преобладают черты дракона. Здесь в тексте «Ши цзи» очевидна связь с легендой [74]
    о происхождении Лю Бана от дракона. Вообще же представление о правителе-драконе весьма архаично и отражено еще в чжоуских надписях на бронзовых сосудах.

8. Модели образования территориальных идентичностей на территории Китая в III-II вв. претерпевают существенные изменения. До 221 г. все идентичности политий формировались вокруг четко определенного набора из нескольких сакральных центров (алтарей шэ), которые функционировали лишь благодаря ритуальной деятельности, осуществлявшейся носителями верховной власти. Смена региональных элит на территории Китая в период 210-195 гг. до н.э. привела к изменению модели региональных идентичностей. Территории восточночжоуских политий сохраняют свое значение как диалектные (и, скорее всего, этнические) общности, наличие которых фиксируется, например, в диалектологическом словаре «Фан янь» ханьского ученого Ян Сюна (I в. до н.э. — I в. н.э.). В то же время, единственной крупной (отсутствие достаточного материала в «Ши цзи» не позволяет нам рассматривать локальный уровень) территориальной идентичностью, формирующейся вокруг сакрального центра (сюда включаются стольный город, алтари и сама фигура правителя), становится ханьская полития.

Добавить комментарий