Причины неприятия В.С.Соловьева в России

[185]

В.С. Соловьёв (1853-1900) занимает странное место в русской культуре. Выходили в печати сборники его стихов. Вроде бы он известен. В солидном философском журнале сегодня публикуются статьи о нем. Началось академическое издание его работ. Существует даже Соловьёвское международное общество. Но идеи его социальной философии так и не восприняты российским общественным сознанием. Раньше казалось, что причина такого положения в замалчивании Соловьёва в коммунистический период. Но вот, наконец, его книги стали доступны. Но Соловьёв так и не стал событием в интеллектульно-духовной жизни нашего социума. Несомненно, что причина его непопулярности в другом. Все дело в том, что философия В.С. Соловьёва по своему типу относится к платонизму.

1. Душой платонизма является бытийное представление о живой истине и о мире как одухотворенном целом. Истина есть, «бытийствует», и понимается не только как достоверная информация. Этика неразрывно связана с онтологией. Философия В.С. Соловьёва — это дальнейшее развитие этой стороны платонизма, есть христианизированный платонизм, этико-онтологическое всеединство, в пределе — Богочеловечество. Мир представляется как [186] иерархически (структурно и этически) упорядоченное многоуровневое целое, где все сферы человеческого бытия (личного, общественного, экономического, политического, культурного) находят свое подобающее место. Высшим смысловым и этическим центром всего является Бог, безусловное начало всего доброго, прекрасного, истинного (истина, добро, красота). В.С. Соловьёв, таким образом, понимает Истину не только как достоверную информацию, но и как некий вселенский смысл, а свой проект называет «Богочеловечеством» (проекция Халхидонского догмата на социум). Характерными чертами философии В.С. Соловьёва, таким образом, являются онтологическая социология (в духе платоновского реализма) и этический универсализм.

2. Христианская философия воспринимает все лучшее из греческой (логос, Ин.1,1) и называет «неведомого бога» (Дн.17,23) по имени. Христианство вводит персоналистическое начало и тесно с ней связанную свободу личности. Понятие свободы полагает начало новой философии. Из-за «свободы» концепция мира значительно усложняется, но без нее человек не будет человеком. Христианство, утверждая универсальную этику, придавая новый смысл социальности, проводит идею платоновского универсализма до конца. Персонализм, таким образом, парадоксально сочетается с универсализмом. (Эта идея впоследствии была наиболее развита Н. Бердяевым).

3. В христианском платонизме В.С. Соловьёва есть некоторые онтологические особенности. Онтология Вл. Соловьёва включает социум, социокультурную проблематику. Конечно, в философии В.С. Соловьёва существует традиционный дуализм духа и материи, но, образно говоря, между полюсами существует некий онтологически фундированный, иерархически структурированный социокультурный континуум, который не изымается из сферы христианского дискурса и, соответственно, христиански мотивированной преобразовательной деятельности. Для философии Вл. Соловьёва характерны, таким образом, «религиозный материализм» и «религиозная социальность».

В.С. Соловьёв вырабатывает концепцию «христианского государства», с соответствующей ему «христианской политикой»; концепцию солидарности для христиански ответственного общества. Церковь и государство В.С. Соловьёв понимает в категориях должного: как собирательно-организованные благочестие и жалость соответственно(см. В.С. Соловьёв «Оправдание добра»).

4. Вл. Соловьёв разрабатывает классическую либеральную концепцию права, основанную на балансе свободы личности и общего блага. Самым сложным здесь является критерий (точка опоры, мера) этого баланса. От выбора этой точки баланса зависит, какая модель получится: тоталитарная или либеральная 1. Тоталитаризм отрицает свободу человека, пытается ее минимизировать. Свобода рассматривается как «слабое место» системы. [187] Всеединство Соловьёва не носит тоталитарного характера и по своему этическому пафосу напоминает максимы «Всеобщей декларации прав человека» (1948).

Все эти идеи В.С. Соловьёва не восприняты в России по следующим причинам:

1. Философия платонизма была воспринята в России слабо, и то только в одном ее эстетическом аспекте (красота земная, богослужебная отражает красоту небесную). Категория справедливости (социальной проекции истины) так и не приобрела в России религиозного измерения. Спор В.С. Соловьёва с Л.А. Тихомировым о справедливости хорошо это показывает. Отсутствие бытийного аспекта истины (номинализм) в российском сознании привело к тому, что истина стала субъективизироваться, терять укорененность в Боге. Чем все это чревато для социума — нетрудно представить. Российский правовой нигилизм, номинализм и позитивизм — именно отсюда, поскольку любое право должно быть укоренено в религиозных представлениях народа. Объективная значимость справедливости (как основного понятия права) укоренена в высшей объективности Бога. Отсутствие этого фактора — главная глубинная причина перманентного российского кризиса.

2. Христианство в России было воспринято без важнейшего понятия «логос». Русский перевод греческого «логоса» русским «словом» очень обеднил смысл оригинального термина. Логос — это не только звучащее слово, но и смысл, целостно-рациональное начало, побуждающее человека, сотворенного по образу и подобию Бога, а значит наделенного и логосным началом, к разумной созидающей деятельности. С принятием христианства, «сердце» стало доминировать над «головой», а мораль оказалась сведенной к монастырской аскетике.

3. Духовное в России стало жестко противопоставляться мирскому (светскому). Причин этому несколько. Здесь и влияние восточного дуализма, и социальный фактор: недостаточная способность народа на огромных равнинных пространствах в мирных условиях к самоорганизации, отраженная еще в «Повести Временных Лет». Акцентированная духовность играет здесь роль компенсаторного фактора. Философия В.С. Соловьёва религиозна и социальна одновременно. А российский синкретическо-инверсный дуализм и не допускает религиозного осмысления социальной проблематики вне архаической парадигмы «православие, самодержавие, народность». Именно поэтому в России не получила развитие христианская демократия.

4. Модернизация России при Петре I и при большевиках не меняла восточно-деспотическую структуру российского государства. Архаический коллективизм и псевдосакрализация силы государства до сих пор доминирует над христианским персонализмом. Это обстоятельство также препятствует усвоению российским сознанием категорий либерального права, убежденным апологетом которого был Владимир Соловьёв.

Примечания
  • [1] Под либерализмом здесь понимается идеология максимизации свободы в рамках закона.

Добавить комментарий