Экстатические моления у чепецких татар дер.Кестым в первой четверти ХХ в.

[61]
В процессе написания данного доклада мы воссоздали элементы экстатического моления чепецких татар деревни Кестым (Удмуртская республика) в первой половине ХХ в. и осуществили попытку его соотнесения с суфийской обрядностью.

Для решения данного вопроса мы выбрали узкую территориальную локализацию, а именно чепецких татар д. Кестым. Это было обусловлено тем, что к концу XIX в. Кестым стал религиозным и культурным центром верхнечепецкого куста чепецких татар [Касимова, 2003: 29].

Историко-культурные процессы, происходившие в России конца XIX в. и начала ХХ в., повлияли на чепецких татар д.Кестым, где еще в начале ХХ века практиковался суфизм. Но со временем признаки суфизма размывались, и на данный момент их очень сложно обнаружить. Следовательно, данная тема требует незамедлительного изучения, так как с каждым годом это будет делать сложнее в силу минимальности доказательной базы.

Рассмотрев степень изученности данного вопроса в регионе в целом, мы пришли к выводу, что самым приемлемым будет работа с данным вопросом, на основе имеющихся полевых материалов. Работа осложнена отсутствием письменных источников, следовательно, будет произведено соотнесение с другими подобными исследованиями на основе характерных черт.

Исследование проводилось с опорой на полевые материалы, собранные в течение 2009–2011 годов, также использован анализ неопубликованных рукописей, архивных материалов и научной литературы.
[62]
Таким образом, результаты сбора и обработки полевых материалов, их тщательное изучение и сопоставление с картиной региона, а также этноса в целом, позволили выявить и описать элементы суфизма, среди которых присутствуют экстатические моления.

В статье, предложенной вашему вниманию, будет сделана попытка описания группового экстатического моления у татар деревни Кестым первой четверти XX века на основе выявленных нами элементов. Для этого необходимо было уточнить некоторые факты наличие зикра 1, выявить из рукописей, а также устных воспоминаний формулы зикра и салаваты 2.

В ходе исследования нам удалось выявить наличие трех махаля 3 на территории д.Кестым в первой четверти ХХ в., в части которых практиковался суфизм. Респонденты указывают, что обряд моления проводился в нескольких домах (месторасположение одного из которых нам точно известно) и мечети. Однако установить в какой именно из мечетей проводился обряд нам не удалось (к началу ХХ в. в деревне было 3 мечети, включая одну соборную) [ПМА, 2009 г.]

Опираясь на воспоминания, мы выяснили, что для совершения зикра женщины собирались в одном доме на махалю и несли с собой узелки с четками до 500 бусин. Из дома в течение ночи доносился «громкий зикр» и только с рассветом они возвращались в своё жилище, еще не отойдя от экстатического транса. К сожалению, нам неизвестно, что происходило внутри этого дома. В целом данная процедура отдаленно напоминает суфийские экстатические моления. [ПМА, 2009. Касимова Б.И., Касимова Х.И., д.Кестым]
[63]
Данные моления проводились вплоть до конца 1930-х — первой половины 1940-х годов. Если в начале века они проводились во главе с приезжим ишаном, то уже к 30-ым гг. XX в. наличие приезжего ишана было необязательным, исходя из этого, можно сделать предположение, что в среде деревенских суфиев был мюршид, скорее всего он был одним из «ишанга берелгенлер», т.е. мюридов. [ПМА, 2009–2011]

Однако данный факт ставит перед нами ряд вопросов. Почему в описаниях упоминаются только женщины, кроме того, почему они являются ведущими исполнителями молений, ведь это противоречит другим ныне известным видам молений. Известен факт, что данный ритуал совершают в основном мужчины, исключением являются лишь андийский женский зикр.

Упоминание исключительно женщин могло быть обусловлено двумя фактами:

  1. Большинство мужчин, погибли во время войн и революционных потрясений начала века. Источниками передачи информации стали являться только женщины, следовательно, дети могли представить лишь женщин в процессе описания моления.
  2. Совершаемые моления имели дагестанские корни. Данный факт может быть вполне реальным, так как во второй половине XIX в. в Кестыме долгое время практиковал суфий из Дагестана. До не давнего времени мы не могли определить принадлежность к какому-либо тарикату данного суфия, а именно Шаехбабы. В ходе исследования нам удалось установить, что Шаехбаба принадлежал как к накшбандийскому, так и кадирийскому и тарикату, где имеет место женский зикр [ПМА, 2010], [Воспоминания Мнавары Касимовой — Ахмаровой].

В воспоминаниях эти моления остались не как «ишанга берелю» (посвящение в мюриды). Молодыми респондентами это воспринималось не как должное, а как из ряда вон выходящее событие, с которым они должны были сталкиваться во время поминальных мероприятий и т.п. [ПМА, 2009–2011].

Из воспоминания жителей д.Кестым, родившихся в период с 1914– 1940 гг. выявилось, что в деревне практиковался громкий зикр с вы-
[64]
крикиванием формулы «Алла-ху-ху», «Ху-Ху», «Ля иляха илля Ллах Ху», сопровождающийся поднятием рук и топаньем ног. Вследствие совершения обряда люди, находясь в экстатическом трансе, падали в обморок [ПМА, 2009–2011]. Данная практика характерна как для тариката ясавия, так и для кадирийского тариката, а также накшбандийского тариката халидийского толка в совместных молениях [Сибгатуллина 1999].

Кроме того нами был совершен анализ рукописных сборников баитов 4 деревни Кестым, состоящих из собственно кестымских и заимствованных баитов.

Внутри этих рукописных сборников нам удалось обнаружить и салаваты, которые в данное время воспринимаются как баиты. Это «Лә илаһе иллялаһе» («Нет бога кроме Аллаха») и «Хак», а так же с долей сомнения к ним можно отнести «Аятель курси» и «Мухамадия».

«Лә илаһе иллялаһе» («Нет бога кроме Аллаха») был одним из самых напеваемых и популярных в деревне еще до 70-х годов ХХ в. Под этот ритм, по словам старожилок деревни, женщины начинали притоптывать и проговаривать: «Алла-ху», что являлось, скорее всего, одним из свидетельств, что это салават. Общий смысл данного салавата в том, что он просит произносить формулу — Ля иляхе ильлялахе, т. е. нет бога кроме Аллаха. Исходя из сути баита, мы можем утверждать, что произношение данной формулы, способствует духовному очищению и обогащению, распространению ислама. Ля иляхе ильлялахе закрывает ворота в ад и является пропуском в рай, так как преграждает путь, ведущий к совершению грехов [Рукописные сборники баитов и мунаджатов деревни Кестым].

Салаватом является и «Хак», здесь упоминается и накшбандийский зикр «Һай-һу ... һу-һу». В данном тексте, говориться о значимости Бога, стоит сделать акцент на употреблении распространенного среди суфиев имени Бога — Хак, с которым надо идти, взаимодействуя и душой и телом в одном ритме.

Таким образом, мы выяснили, что, суфийский хадарат практиковался среди каринских татар, но, к сожалению, установить точную фор-
[65]
му уже не представляется возможным. Также, проведя исследование, мы доказали наличие зикров, салаватов и их использование.

Основываясь на определенных эпизодах, можно сказать, что суфизм нес в себе огромный пласт из ясавийского тариката. Доказательством служит допуск женщин, хотя этот факт и вызывает много вопросов. Нельзя обойти вниманием наличие следов кадирии и частично накшбандии. Очень важно выяснить, роль женщин и суфия, провести более глубокий анализ рукописей.

Примечания
  • [1] Зикр — поминание как прославление имени Бога, означает: а) поминание имени Бога; б) призыв молящегося вслух к собственной памяти во время непрерывных рецитаций молитвы; в) ритуал и техника отправления поминания. С появлением и развитием суфийских братств З. превращаться в сложный обряд, ритуал которого тщательно разрабатывался в соответствующих наставлениях. Наряду с организационной структурой З.стал главным отличительным признаком братства. З. отправлялся либо громким голосом, либо тихим.
  • [2] Салават — ( араб. — «благословение») — ряд исламских ритуальных фраз основывающих хвалебные молитвы во имя Аллаха.

  • [3] Махаля — мусульманская община.
  • [4] Баит — лирико-эпический жанр татарского народного творчества. Чаще всего исполнялся вовремя отправления поминального обряда.


Литература
  • [1] Баязитова 2006 — Баязитова Ф.С. Нократ сөйлəше. Рухи мирас: гаиля — көнкүреш һəм йола терминалогиясе, фольклор. Казань: Дом печати, 2006.
  • [2] Воспоминания Мнавары Касимовой-Ахмаровой — хранятся у И.Араслановой.
  • [3] Ибрагим, Султанов, Юзеев 2002 — Ибрагим Т.К., Султанов Ф.М., Юзеев А.Н. Татарская религиозно-философская мысль в общемусульманском контексте. Казань: Татарское книжное изд-во, 2002.
  • [4] Ислам. Энциклопедический словарь. М: Наука, 1991.
    Иранистика на Северном Кавказе. Материалы Международной научной конференции. Махачкала: Дагестанский государственный университет, 2009.

  • [5] Касимова 2003 — Касимова Д.Г. Семейная обрядность чепецких татар (сер. XIX–XX вв.). Ижевск: Удм. ин-т. истории, языка и литературы УрО РАН, 2003. 300 с.
  • [6] Миннуллин, Минвалиев 2007 — Миннуллин И., Минвалиев А. «Суфизм в советском Татарстане: к постановке проблемы» // «Эхо веков — Гасырлар авазы». 2007. No 1.

  • [7] Насыров 2009 — Насыров И.Р. Основания Исламского мистицизма — генезис и эволюция. М.: Языки славянских культур, 2009.

  • [8] Рукописные сборники баитов и мунаджатов деревни Кестым — хранятся у Г.С.Касимовой.
  • [9] Письма Касимовой А.Ш. о Шаехбабе к Касимову Р. Л. — хранятся у Р.Л.Касимова.
    [66]
  • [10] ПМА 2009 — Касимова М. Р. Суфизм у татар д. Кестым.
  • [11] ПМА 2010 — Касимова М. Р. Роль дагестанского ишана Шаехбабы в религеозной культуре чепецких татар верхнечепецкого куста.
  • [12] ПМА 2011 — Касимова М. Р. Религиозно-мифологические представления чемецких татар верхнечепецкого куста.

  • [13] Сибгатулина 1999 — Сибгатулина А.Т. Илаһи гашыклар юлыннан. Суфичылык турында очерклар. Казань: Кыйбла», 1999. 143 с.
  • [14] Сибгатулина 1998 — Сибгатулина А.Т. Суфичылык серлəре. Казань: Заман, 1998.

  • [15] Сорокин 1897 — Сорокин П.М. «Татаре Глазовского уезда» // Календарь и Памятная книжка Вятской губернии, 3 раздел.

  • [16] Хисматулин 1996 — Хисматулин А.А. Суфийская религиозная практика. СПб.: Петербургское Востоковедение, 1996. 208 с.

Добавить комментарий