Индивидуальность и бессмертие

I. Все люди знают, что «все люди смертны». Это знание, как известно, даже стало расхожим примером логического силлогизма. Но все люди знают и то, что есть бессмертие, ибо, зачем тогда было бы само сожаление о смерти, да и знание о смерти. Откуда же это знание о бессмертии, если никто его реально не пережил и вряд ли оно просто фантазия.

2. Что такое бессмертие? Вопрос кажется пустым. Ясно ведь, что бессмертие — это когда не умирают, когда нет смерти, когда живут вечно. Но как только мы произнесли слово «вечность», мы уже попали в поле далеко не простой проблемы, по поводу которой философия от Гераклита, Платона, Прокла и Плотина до Вл. Соловьева, Гуссерля, Витгенштейна и Хайдеггера высказала множество разных утверждений, а проблема эта и до сих пор открыта для размышлений.

Да и само выражение «бессмертие» — это жизнь, «не знающая смерти» совсем не так просто, как кажется. Возьмем жизнь пустую и однообразную, складывающуюся из вечно повторяющихся механических действий и ситуаций, и представим ее «не знающей смерти» Очевидно, что такая жизнь и бессмертие не могут совпасть. Бессмертие и пустота жизни, как совершенно справедливо писал Вл. Соловьев, совершенно несовместимы 1. Поэтому бессмертие это не просто бесконечное продолжение жизни, оно своим смыслом и содержанием связано с характеристикой жизни более того, вытекает из этого содержания, значит, бессмертие имеет свои корни в содержании жизни. Но и содержательная значимость жизни сама по себе также не просто ассоциируется с бессмертием. «Можно ли представить себе Шекспира, бесконечно сочиняющего свои драмы, или Ньютона, бесконечно продолжающего изучать небесную механику, не говоря уже о нелепости бесконечного продолжения такой деятельности, какою прославились Александр Великий или Наполеон», — пишет Вл. Соловьев 2. Значит, бессмертие не является простым бесконечным продолжением жизни даже в лучших ее проявлениях. Монотонное продолжение жизни в бесконечность, ее количественное измерение не может быть признано бессмертием.

3. Так в чем же открывает себя бессмертие? Преодоление человеком смерти, утверждает Вл. Соловьев, достигается на пути утверждения индивидуальности как своей, так и другой, ибо «безусловная индивидуальность не может быть преходящей, и не может быть пустою» 3.

Безусловность индивидуальности выводит ее за границы условий, которые всегда преходящи, и делает индивидуальность неподвластной смерти. Безусловность выступает неотъемлемой характеристикой индивидуальности, ибо индивидуальность есть отделенность от всего и неделимость ни на что. Освобождение от условий ведет к становлению личности, «свобода от…» и «свобода для… » выступают ее подлинным бытием. И в том, и в другом случае открывается поле постоянства, устойчивости, если угодно, бессмертия: в одном случае как поле отрицания — постоянная независимость от чего бы то ни было, поле, где не может происходить никаких событий, касающихся меня, в другом случае как поле постоянного устремления и утверждения своего качества бытия, поле, которое знает только одну тождественность — тождественность данной индивидуальности. Так существующая индивидуальность избегает смерти, не потому, что ее материальный субстрат не умирает, а потому, что индивидуальность, уникальность, неповторимость ничем не может быть заменена.

Бессмертие — это избавление от неизбежности смерти, а не бесконечное механическое продление существования. Поэтому бессмертие находится по эту сторону жизни, есть характеристика самой жизни. («Жизнь выступает, как практическое без-смертие», — пишет современный философ), которая благодаря своему качеству избегает смерти 4.

Всякая конкретная индивидуальность незаменима, но степень разности индивидуальности в личности, а, следовательно, и уровень «незаменимости» личности в бытии вряд ли могут быть одинаковыми.

Индивидуальность, как сказал бы Сковорода, находятся в «неравном равенстве», когда разные сосуды по объему оказываются одинаково полными 5. Бессмертие индивидуальности поэтому проявляется не только в том, что она избегает смерти, но и в том, что она ее преодолевает, наполняя свою жизнь не просто важным содержанием каким бы то ни было, а абсолютным содержанием, имеющим непреходящее значение.

Вл. Соловьев, как религиозный философ, считал, что абсолютное содержание и бесконечное знание индивидуальность получает как существующая в Боге 6. Но здесь важна не сама ссылка на Бога, а то, как понимает философ существование в Бога. В философии всеединства Вл. Соловьева Бог выступает исходной точкой всеединства, в которой все вечно и нераздельно, все есть вместе и сразу, «все в одном», это бытие всеединства. «И утверждать какое-нибудь индивидуальное существо в Боге значит утверждать его не в его отдельности, а во всем, или точнее — в единстве всего» 7. Если придать этому утверждению не религиозный смысл, это означает, что индивидуальность открывается не как здесь существующее материально обособленное явление, а как явление, объявление своего существующего. Индивидуальность потому индивидуальность, что в ней и через нее открывается мир, является всеобщее, не разрушая, а преображая эту данную конкретную форму. «Истинная индивидуальность есть некоторый определенный образ всеединства, некоторый способ восприятия и усвоения себе другого» 8. Эти слова русского философа полностью, на мой взгляд, раскрывают тайну индивидуальности как формы существования бессмертия: индивидуальность потому несовместима со смертью и преодолевает ее, что несет в себе все бытие, тождественна полному, подлинному бытию, которое не может стать небытием. Индивидуальность вбирает в себя весь мир и своим нетривиальным (индивидуальным, творческим) действием меняет мир. Став событием в мире, она всегда (вечно!) в мире имеет свое со-бытие.

М.М. Бахтин вводит для этого специальное понятие: мое не-алиби в бытии 9 — мир после моего индивидуального действия живет всегда, сохраняя мое влияние на него. Это наиболее наглядно проявляется в жизни произведений творчества той или иной индивидуальности, но «жизнь в единстве мира» не сводится только к этому.

4. Идея бессмертия в культуре, чаще всего продуцируемая религией, выросла из противопоставления жизни и подлинного бытия и потому не для всех культур была актуальной. Так эта идея была маргинальной для культуры Просвещения, породившей известный силлогизм о смертности людей и человека. Современная культура, культура, идущая на смену культуре Просвещения, культуре «проекта Модерна» (Ю. Хабермас), начинает осваивать иной опыт переживания жизни, времени и со-бытия.

Понимание событийности бытия открывает человеку значимость настоящего, порождает взгляд на мир и жизнь а recentiori, что делает настоящее временем sub speciae и бытием sub speciae recentis 10. Тогда открывается возможность понимания бессмертия как характеристики настоящей, индивидуальной жизни, а не как будущего ее продления. Введение в культуру этого нового видения может иметь существенное влияние на изменения характера представления человека о самом себе и своих отношениях с миром, что и несет с собою культура постмодерна.

Примечания
  • [1] Соловьев В.С. Собр. соч. Спб, б/г., Т.6., С.390.
  • [2] Там же. С.391— 392
  • [3] Там же. С.390
  • [4] Коган Л.А. Жизнь как бессмертие // Вопросы философии.1994,N°12.С.42
  • [5] Сковорода Г.С. Сочинения в 2х тт. М.1973, Т.1.С.4З9
  • [6] Указ. соч. Соловьева. С.402

  • [7] Там же. С.403
  • [8] Там же. С.378
  • [9] Бахтин М.М. К философии поступка // Философия и социология науки и техники. Ежегодник: 1984—1985, М.,1986. С.112. См. также об этом: Конев В.А. Философия бытия-события М. Бахтина // Российское сознание: психология, феноменология, культура. Самара, Изд.: СамГПИ, 1994
  • [10] «Из настоящего»—от лат. recens (настоящее), термин введен польским философом Ю. Банькой, разработавшим философскую концепцию под названием рецентивизм. См. например: Banka J. Metafizyka zdarzen. Recentiwizm i henaogia. Uniwersytet Slaski, Katowice, 1991

Добавить комментарий