Отображение межкультурных различий и конфликтов между китайцами и народом мяо в творчестве китайского писателя Шэнь Цунвэня (1902?1988)


[133]

Среди китайских писателей начала 20 века творчество Шэнь Цунвэня занимает особое место в современной литературе Китая. Оно своеобразно и вместе с тем многогранно. Самобытность писателя заключается в том, что писатель несмотря на революционные призывы и лозунги своего времени оставался верен своим понятиям о назначении литературы — она должна служить людям в эстетических целях. В своих произведениях автор выразил представления о нравственных качествах и отношениях между людьми. За основу был использован материал, основанный на воспоминаниях о жизни в родном крае Сянси (западная Хунань) о народе, проживающем на этой территории.

На воспитание и формирование мировоззрения писателя существенный отпечаток наложило культурное наследие родного края. Причем это влияние происходило на стыке двух культур: китайской культуры и культуры народной среды мяосцев, проживающих в деревнях недалеко от уезда Фэнхуан (место рождения Шэнь Цунвэня).

Шэнь Цунвэнь родился в местности, где начиная с 6 века китайское население граничило с южными народами Китая, привычки и традиции которых заметно повлияли на жизненный уклад района Сянси.

Интеграционные процессы в культуре данного региона (юго-запад Китая) проходили далеко немирным путем. С давних пор между китайцами и коренными жителями, сопротивлявшимися захватничес кой политике китайских властей, периодически вспыхивали военные столкновение, которые всегда заканчивались кровавыми расправами над бунтовщиками. Недаром у народа мяо издревле существовала такая пословица: «Людские головы что горы, людская кровь что реки».

Бабка Шэнь Цунвэня принадлежала роду мяо, а мать — туцзя. Сразу после рождения второго сына (будущего отца писателя) мяоскую девушку отослали жить далеко от семьи согласно существовавшим [134] общественным порядкам той местности. Такой дикий обычай наглядно показывает унизительное отношение к аборигенам со стороны китайцев, захвативших эти земли несколько столетий назад. Мяосцы жили отдельными поселениями, в основном в горных районах, и практически были бесправными на своей исконной земле.

Мальчик много времени проводил в мяоских поселениях, наблюдая жизненный уклад, традиции и обычаи их обитателей. Любознатель ный от природы, он знакомился с народными умельцами, демонстри ровавших искусство своего дела на торговых улочках деревни. Он жадно искал ответы на многочисленные вопросы среди простого народа. С большим интересом он слушал рассказанные матерью и стариками из мяоской деревни исторические предания, песни и сказки, благодаря которым получал представление об окружающей действительности. Некоторые из мифологических сюжетов мифов и легенд, запомненных в детстве, Шэнь Цунвэнь использовал в своих последующих произведениях (упоминание о стрелке И в рассказе «Сценка под луной»).

В 1912 году до отдаленного края Сянси дошла волна Синьхайс кой революции. В нескольких деревнях этого района вспыхнуло восстание против маньчжурских наместников, однако из-за нетщательно продуманной подготовки выступления, оно было вскоре жестоко подавлено. По воспоминаниям писателя, в течение месяца длились казни над повстанцами. Больше всех в этих расправах пострадали жители мяоских деревень. В письме-докладе, последовавшем из яомыня генерал-губернатору, прямо говорилось о мяоском бунте. Подозреваемых задерживали и прилюдно казнили во дворе перед храмом. В самом начале репрессий число жертв доходило до ста человек в день. Трупы, отрубленные человеческие головы не убирали. От эпидемии деревню спасло лишь наступление холодов.

Мальчик очень глубоко переживал несправедливое отношение к простому мяоскому народу. Ему сложно было понять почему беспричинно казнят так много людей и тем более неясным была та легкость, с которой совершались эти массовые зверства. «Когда я только начал знакомиться с понятием “людская жизнь”, первоначальные знания о нем были именно эти» (5: Т. 1. С. 29).

На следующий год в Сянси снова поднялось восстание. Революция наконец победила в родном уезде писателя. Сменилась власть, пограничные войска патрулировали на этой местности, постепенно стал устанавливаться порядок. «Но воспоминания о Синьхайской революции никогда не уйдут из моей памяти, благодаря тем ярким, кровавым картинам жестоких расправ над тысячами невинных крестьян» — [135] писал Шэнь Цунвэнь в биографическом очерке «Уроки Синьхайской революции» (5: Т. 1. С. 29).

Через несколько лет юноша сам вступит в войска армии, патрулировавшей по территории юго-западной части Китая. Во время этой службы, перемещаясь по многим населенным пунктам западной Хунани и другим соседним провинциям, Шэнь Цунвэнь увидел своими глазами нелегкое положение жителей отдаленных районов Китая, их повседневные горести и радости.

Важным периодом в жизни писателя является его пребывание во время военной службы в Баоцине с 1921 по 1922 год. Служа секретарем у большого военачальника Чэнь Цюйчжэня, Шэнь Цунвэнь имел доступ к богатому собранию книг. В свободное время он читал китайские классические книги, знакомился с предметами старины и искусства — в коллекции его начальника хранились картины династий Сун, Мин и Цин, изделия из меди и фарфора. Знакомство с традиционной китайской культурой не прошло бесследно. Отойдя от литературной деятельности в конце 40-х начале 50-х, Шэнь Цунвэнь занялся собиранием, изучением памятников материальной и духовной культуры при Пекинском музее. В последствии им были написаны научные работы: «Исследование древнего китайского костюма», «Медные зеркала эпохи династий Тан и Сун», «Лаковые изделия эпохи Воюющих царств», «Узор на китайском шелке».

Тогда же, во время военной службы в Баоцине, он познакомился с передовыми западными идеями. Из бесед с эрудированным родствен ником Не Жэньда он узнал о теории эволюции Дарвина, об основных понятиях и законах логики, о философии Ницши. Последние новости о событиях в стране и за рубежом доходили до тех мест в периодичес ких изданиях «Синьчао», «Гайцзао», «Чуанцзао» и юноша имел сведения об общественно-политической обстановке в стране, о движении «4 мая», о литературных установках того времени. То, что происходило в стране будоражило умы китайской прогрессивной молодежи и конечно, не могло не волновать юного Шэнь Цунвэня.

В месте с тем Шэнь Цунвэнь был хорошо знаком с западной, в том числе и с русской переводной классикой (Диккенс, Мопассан, Чехов, Тургенев, Толстой). По его словам, творчество русских писателей оказало на него большое воздействие. Его любимым произведением была повесть Тургенева «Записки охотника». В дальнейшем своем литературном творчестве Шэнь Цунвэнь следуя примеру Чехова и Тургенева в небольших рассказах сфокусировал внимание на внутреннем мире героя, его чувствах и переживаниях.
[136]

Культура народа мяо, безусловно, оказала большое влияние на видение писателем окружающего мира. С глубокой древности южные районы Китая вопреки давлению конфуцианского рационализма, в отличие от севера, во многом сохранили восприятие действительности в ритуально-мифологических формах. Во многих рассказах Шэнь Цунвэня стерта четкая граница между сном и явью, действи тельностью и фантазией, все вокруг предстает в нереальном, вымышленном виде и атмосфера таинственности помогает читателю перенестись в мир, где царствуют духи гор, рек, озер, облаков и т.д., а живая и неживая природа наполняется одухотворенностью («Буйвол», «Сценка под луной», «Лун-чжу», «Пограничный город», «Любовь шамана»).

Обладая богатым этнографическим материалом, автором в его художественных произведениях широко представлены сохраненные многими веками традиции и обычаи малого народа мяо.

В отличие от китайцев, следовавших предписанным правилам строгой конфуцианской морали, мяосцы были полностью свободны от каких-либо сковывавших чувства запретов при выборе жениха или невесты. Знакомству молодых людей обычно способствовали традиционные свадебные обряды «танцы под луной» (тяо юэ), когда после уборки урожая в долине, расположенной между двумя деревнями, для молодежи устраивались специальные встречи с танцами и песнями. Обратимся к описанию этого обряда в рассказе «Лунчжу»:

«Во время праздника Нового года, Двойной пятерки, Середины осени, а также во время церемонии заклания буйвола собравшись в группы, молодежь поет и танцует. Каждая девушка нарядно оделась, чтобы юноша смог по-достоинству оценить её красоту. Обычно, в хорошую погоду, не зависимо от того, утро это или вечер, в долине рек или гор, юноши и девушки, напевая песни, сходятся в месте, и познакомившись, ведут себя так, как позволительно только очень близким людям. Согласно данному обычаю, для юноши является огромным позором неумение петь, а для девушки это создает препятствие в избрании хорошего мужа. Все свое сердце без остатка отдать любимому человеку. И способ для этого — не деньги и не внешность, не социальное положение и не игра, а по-настоящему проникнутая любовью песня».

Писатель в своих произведениях убедительно доказывает, что народ, который унижали в течение многих веков и к которому относились как дикому и отсталому, на самом деле обладает замечательными человеческими качествами: трудолюбием, прямолинейностью, [137] щедростью, гостеприимством. Его герои, сельские жители, противопоставляются нравственно распущенным горожанам. Под сравнени ем «деревенские жители — городские жители» Шэнь Цунвэнь неизменно имел ввиду противопоставление мяосцев китайцам. И это неудивительно. Приехав в 1921 году в Пекин, юноша столкнулся на своем пути с лицемерием и развращенностью жителей большого города. Шэнь Цунвэню было не легко смириться с таким большим различием в людях. Писатель в своих рассказах возвращается к той простой, но вместе с тем здоровой деревенской жизни.

В повести Шэнь Цунвэня «Пограничный город» ясно виден контраст между сельским жителем и городским. Перед нами встает удивительный мир деревенской идиллии, изолированный от внешнего мира, под которым подразумевается цивилизованные города с их чуждой для обитателей этой местности культурой. Автор дает возможность читателю сравнить жителей этого небольшого городка, с их традиционным укладом жизни и высокими моральными качествами и тех, кто живет за его пределами. Не сложно заметить огромную пропасть между внутренней чистотой главной героини Цуйцуй и городскими барышнями, нередко продающих свою любовь за деньги. Так же отчетливо выступает различие между лодочником с его бескорыс тием, готовностью помочь людям и меркантильностью городских дельцов, старающихся любыми способами нажиться за чужой счет.

Само название говорит о существующей границе как географи ческой (город располагается на окраине Сянси, на границе провинции Хунань в уединенной местности), так и между духовными состояния ми действующих лиц повествования. Герои повести не поддаются соблазнам современного мира цивилизации, а остаются преданными своим нравственным убеждениям. Когда перед сельским юношей Носуном стоял выбор между прибыльным делом или женитьбой на любимой девушке Цуйцуй, он не сомневаясь отдал предпочтение второму.

Цунвэнь, называвший себя сельским жителем («Xiangxia ren») на протяжении всей своей жизни ощущал неразрывную связь с коренными жителями Западной Хунань и, конечно, эта связь была не только кровной, с народом мяо его связывало ещё и тесное духовное родство. Писатель глубоко переживал несправедливое, унизительное отношение ханьцев к представителям мяо как к темному, невежественному народу.

На протяжении многих веков по отношению к южным народам китайцами велась завоевательная политика. Естественно, что процесс покорения шел далеко не мирным путем. Сопротивление со стороны [138] коренных жителей, старающихся сохранить свои устои и обычаи, очень наглядно демонстрирует рассказ «Семь отшельников и последняя встреча Нового года».

Действие происходит в небольшой деревушке. Наступил Новый год по лунному календарю и все обитатели деревни справляют его с вином и яствами. Но нелегко на сердце у собравшихся вместе отметить праздник семи мужчин от осознания того, что скоро их привольной жизни без налогов и управы чиновников может придти конец. «В местностях, где правят чиновники, постепенно наступает процвета ние, однако нравственные принципы и традиции заразятся китайским влиянием, прямота и щедрость почти совсем исчезнет, запретят пьянствования по случаю встречи Нового года — и пусть это пустячное дело, о чем не стоит горевать, но ведь все не так как прежде!»

Жители этой местности не видят никакой пользы от установле ния в деревне чиновнического режима. Они предполагают, что вскоре, точно также как и в соседних деревнях, после введения нового порядка привычный уклад жизни поменяется в худшую сторону: мужчин станут забирать на войну, женщины будут торговать своим телом, налоги тяжелым бременем лягут на плечи каждого.

С наступлением весны в деревню стали наведываться осведоми тели органов власти. И тогда семеро мужчин, не найдя никакого иного возможного способа избежать ненавистный режим и не потерять собственной свободы, решаются покинуть деревню, уйти жить в горные ущелья. «Они пожелали продолжить свою свободную жизнь в равенстве, предпочли сделать владыками непознанных богов, но не чиновников. Так как боги всегда были общедоступными, а на чиновников нельзя положиться». В горах покинувшие деревню ведут первобытно-общинный образ жизни, охотясь и обменивая шкуры диких животных на необходимые им товары. Молодые люди встречаются ночью с девушками, которые приходят к прекрасным сильным юношам по собственной воли испытать радость общения и близости. Днем мужчины трудятся. Они не знают что такое лень, что такое зависть, их жизнь полна смысла и счастья. Так проходит год.

С приходом чиновников жизнь в деревне изменилась, многие обычаи, как например пить вино во время встречи Нового года, запретили. Земля и люди теперь принадлежат императору. Боги как будто перестали слышать молитвы и многих юношей стали забирать на военную службу императору. Быстро появились те, кто мог не работать, но мог есть, класс лицемерных шэньши, распространилось курение опиума.
[139]

Когда жизнь крестьян стала совсем невозможной, то люди вспомнили о семи осмелившихся покинуть деревню ради обретения независимой жизни вдали от новых властей. Несколько тысяч деревенских жителей решились на такой же шаг. Они оставили свои дома и отправились в горные ущелья в надежде найти свободу. Там их гостеприимно встретили семеро ушедших год назад мужчин и по случаю прихода Нового года устроили огромный пир. Счастью людей не суждено было долго продолжаться. На третий день к этому месту пришли солдаты. Семеро мужчин казнили как подстрекателей, и их головы повесили на большом дереве перед воротами налогового учреждения.

Этим рассказом, в котором чувствуется острая боль автора за свой народ, Шэнь Цунвэнь стремился утвердить право на независимость любой национальности, право на сохранение своих традиций, нравов и обычаев.

В 1934 году Шэнь Цунвэнь возвращается на родину, чтобы навестить больную мать. В его родных краях происходили неизбежные перемены. Повсюду слышны были отголоски недавних военных действий на этой территории и видны следы послевоенной разрухи. Многие из его прежних знакомых по службе и односельчане погибли в сражениях. Молодые люди, разочарованные войной и потерявшие всякую надежду и уверенность в будущее пристрастились к опиуму. Печальные картины действительности в родной деревне вызывали в сердце писателя чувство горечи. Но для писателя больнее всего было видеть перемены в духовном состоянии людей.

«Местные добрые традиции исчезли, в людях меньше проявляется сердечности. Женщины постепенно стали походить на китаянок — любовь променивают на пустой звон монет. Место любви заметно опустилось, прекрасные голоса вместе с прекрасными телами были покорены материальным и превратились в ничего нестоящие вещи» (рассказ «Мейцзинь, Баоцзи и та овца»).

Чувство сожаления вызывает у писателя все происходящие в деревни перемены. Вместе с тем он надеется, что глубинные нравствен ные основы останутся неизменными и своими произведениями, раскрывающими лучшее в героях и затрагивающими сложные жизненные вопросы, писатель пытался показать читателю, что ценнее денег и положения должны оставаться отношения между людьми.

Работы Шэнь Цунвэня интересны богатым этнографическим материалом и вместе с тем проблематика их остается актуальной и в наши дни. Читая их, учишься положительным качествам у героев, [140] таким как отзывчивость, трудолюбие, честность и, вместе с тем, чтение произведений Шэнь Цунвэня доставляет огромное эстетичес кое наслаждение и привлекает читателя не только в Китае, но и за рубежом.

Литература


на русском языке


  1. Итс Р.Ф. Мяо. Историк-географический очерк / Труды института этнографии. Т. 50. М.-Л., 1960.
  2. Итс Р.Ф. Этническая история Юго-восточной Азии. Л., 1972.
  3. Казанин М. Хунань. Экономическо-географический очерк / Проблемы Китая. № 6-7. М., 1931.

на китайском языке


  1. Линь Юй. Цун мяо хань вэньхуа хэ чжунси вэньхуадэ чжуанцзи кань Шэнь Цунвэнь / Вэньи яньцзю. № 2. 1986.
  2. Лю Ию. Лунь Шэнь Цунвэнь юй чу вэньхуа / Цзишоу дасюэ сюэбао. № 9. 1992.
  3. Лун Хайцин. Люэлунь мяоцзу цзоцзя Шэнь Цунвэнь цзи ци чхуанцзо / Цюсо. № 2. 1983.
  4. Ди Луньфу. Чжигэнь цзай миньцзянь / Чжунго сяньдай вэньсюэ яньцзю цункань. № 2.1984
  5. Шэнь Цунвэнь вэньцзи. 5 цзюань. Чэнду, 1983.

Добавить комментарий