Фольклор и действительность сегодняшнего дня: традиционные фольклорные рассказы народов Cибири и современная мифологема реликтового динозавра

Уже много лет любителям приключений и фантастических историй о загадочных чудовищах не дает покоя не дает покоя озеро Лабынкыр на востоке Якутии. По рассказам местных жителей и по сообщениям путешественников, бывавших на этом озере, в нем будто бы обитает таинственное чудовище, похожее на реликтового динозавра, которого много раз видели на шотландском озере Лох-Несс.

Предмет настоящей работы составляет мифологема реликтового динозавра, внедрившаяся в комплекс представлений о загадочных явлениях природы, в сравнении с устными рассказами, послужившими основой для ее появления, а также различные аспекты изучения источников данной мифологемы.

Мифологема реликтового динозавра и традиционный фольклор народов Сибири. Публикации образцов устного народного творчества коренного населения Сибири до сих пор довольно немногочисленны, а несказочная проза занимает в общем корпусе изданного материала и вовсе весьма скромный объем. Поэтому даже из специалистов по фольклору народов Сибири мало кто знает, что истории о таинственом чудовище, обитающем в водах глубокого озера, распространены в фольклоре коренных жителей Сибири — эвенов и эвенков — на огромном пространстве от правобережья Енисея до Камчатки с запада на восток и от Арктического побережья до Прибайкалья с севера на юг, том самом пространстве, которое занимают эти два близких друг к другу этноса. Обычно сюжет об этом чудовище рассказывается так. Зимой кочевники-оленеводы ехали на оленьих нартах по льду замерзшего озера. В одном месте они увидели, как из льда торчат огромные рога какого-то животного. Когда они начали пилить эти рога, чудовище зашевелилось, лед на озере разломался и почти все люди погибли. Ограниченность познаний в фольклорном материале в данном случае объясняется весьма прозаически: фольклор народов Сибири знаком по преимуществу тем специалистам, которые записывали его на языках оригинала: имеющиеся публикации позволяют типологизировать изучаемый материал в довольно редких случаях. Образцы этих записей по большей части не переведены на русский язык и не изданы — поэтому-то такие рассказы и представляются экзотикой. Подобные рассказы записывались разными собирателями в разных районах проживания эвенов от Якутии до Камчатки, и действие в них приурочивается к местным объектам.

Несказочная проза, точно так же, как и сказки, предполагает, что определенный круг людей способен воспроизводить такие тексты, а другой, более широкий круг людей может обнаруживать знакомство с их содержанием. Если коренные жители рассказывают друг другу истории о таинственном чудовище, безразлично, рогатом или зубастом, чешуйчатом или мохнатом, то никому из их слушателей, представляющему круг знатоков традиционного фольклора, не приходит в голову немедленно отправляться ловить это чудовище на ближайшее озеро. Если та же история будет зафиксирована в дневниках путешественника, то в таком контексте очень трудно отличить фольклорный рассказ, случайно услышанный автором дневника, от рассказа о реальном событии. Но если на подобный рассказ впоследствии обращает внимание кто-то из посторонних, мало знакомых с традиционным фольклором местных жителей, например, заезжий геолог или журналист — вот тут и начинается сенсация того типа, до какого падки читатели бульварной прессы.

Документальные источники рассказов о сибирском реликтовом динозавре и их связь с традиционным фольклором. А.М. Кондратов, анализируя рассказы о реликтовом динозавре, которые относятся к водоемам Якутии, дал подробное последовательное изложение материалов, сообщающих нам таинственном водяном чудовище. Первым устным источником о нем, получившим широкую известность за пределами обитателей окрестностей озера Лабынкыр, были рассказы магаданского геолога, первым печатным источником была публикация отрывков из дневников В.А. Твердохлебова в журнале «Вокруг света», котоыре вызвали отклики читателей. Из этой публикации явствует, что самым ранним источником сведений о таинственном животном, якобы обитающем в озере Лабынкыр, были рассказы местных жителей с теми же самыми устойчивыми фольклорными сюжетами, которые известны нам ныне по публикациям фольклорных материалов и по полевым записям образцов фольклора эвенов. Известно, что автор дневников со своим спутником В. Башкатовым увидели в соседнем озере Ворота чудовище, сходное по описаниям с обитающим в Лабынкыре.

Биологический аспект легенд о реликтовом динозавре: шансы, равные нулю. Из сотен фантастических и вполне правдоподобных сообщений об экзотических реликтовых животных за весь уходящий XX век подтвердилось лишь одно — состоялось открытие ископаемой кистеперой рыбы латимерии, которая обитает возле Коморских островов в Индийском океане. Около двух десятков экземпляров этой рыбы поймано ихтиологами, а когда диковинную рыбу показали местным жителям, то они сказали, что такая рыба и ранее нередко попадала им в сети. Нетрудно сообразить, что никакое реликтовое животное не может жить многие миллионы лет. Для того, чтоб популяция реликтовых животных могла выжить и существовать очень длительное время, она должна насчитывать по крайней мере 30-40 особей, а А.М. Кондратов в своей книге «Динозавра ищите в глубинах» (Л., 1984, 2-е издание Л., 1985) называет цифру в 200 особей. Но при такой численности диковинные обитатели якутского озера Лабынкыр или шотландского озера Лох-Несс показывались бы на глаза людям десятки раз в день. Далее, никто ни единого раза не находил останков реликтовых монстров в тех местах, где согласно рассказам предполагается их присутствие.

Обращает на себя внимание и то, что рассказы о реликтовом динозавре в современных вариантах проявляют собственно мифологические черты: их предмет является как бы медиатором-посредником между земной и водной стихиями. С одной стороны, здесь занимается чисто сюжетная позиция, с другой стороны, данное обстоятельство как бы оправдывает недоступность объекта для изучения его материалистической наукой. Как показывает изучение материала, собранного А.М. Кондратовым, сухопутные таинственные животные обитали исключительно в недоступных джунглях и болотах Африки, причем примерно до 1940-х годов. Это понятно: в Европе легко рассказывать мифы об африканских джунглях, но трудно — о соседнем лесе; однако глубокие озера оставляют прекрасную Уэкологическую нишуФ для реликтового динозавра, а океан — для морского змея. Отметим также и то, что мифологические рассказы о реликтовых динозаврах многократно активизируются после тех успехов, каких достигла палеонтология в середине и второй половине XX века, и это тоже не случайно.

Итак, как писал А.М. Кондратов, шансы обнаружить реликтового динозавра в озерах Лабынкыр, Хайыр и других местах, где, по слухам, видели экзотических чудовищ, равны нулю. Но в данном случае нулевая вероятность проявляется как вполне значимая величина, и если она обладает переменностью, то обязательно кто-то будет стремиться увеличить ее значение либо реализовать потенциал нулевой вероятности. Это достигается либо за счет сомнительности достоверности события, либо за счет элиминации всей сопутствующей информации о событии. В нашем случае на страницах дневника В. Твердохлебова ранее всего оказался фольклорный рассказ местных жителей, но из тех, кто пишет о динозавре озера Лабынкыр в наши дни, этого никто не признает и мало кто вообще имеет об этом представление.

Предполагаемая реальная основа фольклорных историй об озерном чудовище. Если рассуждать о том, какое именно событие могло вызвать к жизни рассказ о рогатом водяном чудовище, которое, зашевелившись, взломало лед и погубило местных жителей, кочевавших на оленях через озеро, то реальная основа такого рассказа вырисовывается следующим образом. В проточных водоемах, лиманах и устьях больших и средних сибирских рек, впадающих в моря Северного Ледовитого и Тихого океанов, довольно часто встречаются плавучие острова, состоящие из торфа и какой-либо растительности, травы, кустов, иногда на таких островах встрачаются одиночные деревья и даже группы деревьев. Такой торфяной остров — размером со слона или мамонта, а, возможно, и больше — вполне мог быть вынесен из таежной зоны верховьев какой-то реки в безлесную тундровую местность в низовьях этой реки, где дерево имело для людей большую ценность. Если такой остров вмерзает в лед, и потом на нем спиливают дерево или часть его корней, этот остров вполне может перевернуться, а лед вокруг него растрескается. На лимане в устье реки Анадырь в начале лета можно наблюдать похожие торфяные островки с кустами и небольшими деревьями во время осенней шуги и весеннего ледохода, которые кренятся и переворачиваются по мере таяния окружающего их льда. Очень вероятно, что как раз такие события и лежат в основе исторических рассказов о загадочном водяном чудовище, сохранившихся в фольклоре отдельных народов Сибири.

Колебания воды и странные звуки, которые можно было услышать на озере Лабынкыр, объяснялись как следствие выхода газа со дна озера, эти же явления могут быть причиной подвижек затонувших деревьев — эта гипотеза представляется наиболее убедительной для феноменов озера Лох-Несс, она же применима и к другим озерам, где по рассказам предполагается обитание реликтовых динозавров.

Добавить комментарий