Опыт стран Востока в процессе перехода к демократическому режиму

УДК 130.2

[88]

Аннотация: В данной статье ставится задача рассмотреть один из возможных и наиболее перспективных путей трансформации режимов стран Востока в демократический через первоначальную концентрацию власти в руках государства и постепенное внедрение рыночных отношений при государственном регулировании экономики. При анализе автор опирается на опыт стран Востока на примере Южной Кореи, а также Сингапура и Китая. Специфика данной трансформации заключается в первоначальном реформировании экономической системы государства, а уже затем в преобразованиях в других сферах и внедрением демократических принципов.

Ключевые слова: демократический режим, страны Востока, авторитаризм, рыночная экономика.

Переход государства к демократической форме устройства общества в странах с тоталитарным и авторитарным режимами остается одной из важнейших и обсуждаемых проблем современного мира. Данная проблема заключается в том, что до сих пор отсутствует единое мнение по поводу выбора наилучшего пути трансформации существующего режима. Однако следует выделить два антогонистических взгляда на этот счет: первый – установление демократии как следствия стремительного падения авторитарного режима в ходе «цветных» революций, либо реформирования экономической структуры путем «шоковой терапии»; второй – плавный переход к демократии с первоначальной концентрацией власти в руках государства и постепенным внедрением рыночных отношений при государственном регулировании экономики. Именно второй путь представляет собой реальную возможность становления жизнеспособной демократии в странах Востока.

Переход к демократическому режиму возможен при условии выработки четкой стратегии с последовательными преобразованиями всех сфер жизни общества. Впрочем, следует отметить, что, в первую очередь, изменения должны касаться экономической структуры государства, так как процесс демократизации требует высокого уровня жизни населения и развития экономической составляющей, так как трансформация авторитарного режима в демократический всегда является c [87]периодом высокого риска для любого общества, сопровождающегося переходом от командной экономики к рыночной. Все экономические трансформации сопровождаются высоким уровнем безработицы, безудержно растущей инфляцией и резким падением уровня жизни, что приводит к катастрофическим последствиям, которые можно видеть на примере России в 1990-е гг.: распад ключевых экономических институтов и отсутствие новых привели к тому, что «с начала 90-х у нас происходили плановый обвал экономики, грабительская приватизация… Россия системно ослаблялась с тем, чтобы в видимой перспективе стать всего только сырьевым придатком Запада, малонаселенным и слаборазвитым во всех смыслах государством» 3, c. 10. Таким образом, внедрение демократических принципов в неподготовленном обществе с ярко выраженной имущественной дифференциацией, высоким уровнем безработицы, слаборазвитым социальным обеспечением губительно для него самого.

Подтверждением того, что первоначально необходимо реформировать именно экономическую сферу в условиях авторитарного режима служит опыт экономических и социально-политических трансформаций Южной Кореи, Сингапура, Китая.

Южнокорейская модель развития предполагала начало реформирования путем сохранения диктаторской власти, то есть важным пунктом являлся абсолютный отказ от демократических преобразований на первом этапе, в то время как весь упор делался на экономические реформы. После прихода к власти генерала Пак Чжон Хи (1961-1979) данная модель была воплощена в реальность: существовавшие ранее политические партии были распущены, производилось повсеместное запрещение организации профсоюзов и забастовок, длительному тюремному заключению подверглись недовольная оппозиция и коррумпированные чиновники. «Никакой свободы слова и демократии в Южной Корее не было и в помине, лишь некоторые их муляжи» 6. В стране происходило повсеместное подавление гражданских свобод.

Для того чтобы обеспечить четкое и быстрое выполнение всех распоряжений и указов, происходила централизация власти, усиливалась борьба с коррупцией. В этом смысле опыт Южной Кореи показывает преимущества диктаторского режима в борьбе с коррупцией, актуальной для демократических стран, в том числе и для России: любое проявление коррупции строго каралось законом вне зависимости от чина, звания или близкого родства коррупционера к управляющей элите. Поэтому в течение нескольких лет взяточничество было уничтожено. Важно отметить логичность и продуманность реформирования экономической сферы: на первом этапе была поставлена цель развития легкой промышленности, после чего стало возможным перейти к «развитию металлургии, судостроения, химической промышленности, а затем – к автомобильной промышленности и электронике в 80-е годы» 6. На протяжении всего времени активно привлекались иностранные капиталовложения, технологии, техника, однако государство само, воплощая в жизнь концепцию управляемого капитализма, «проводило отбор компаний, в которые направлялись денежные потоки из-за рубежа», их обеспечивали «льготными кредитами, налоговыми послаблениями, госзаказами» 6. Таким [88] образом, сложилась иерархия, где президент управлял олигархами, а не наоборот. Результат не заставил себя ждать: вскоре после реализации вышеперечисленных мер возникают знаменитые корейские монстры Hyundai, Samsung, LG, Daewoo, которые конкурируют на мировых рынках, а не внутри страны.

Аналогичный путь избрала еще одна страна – Сингапур, более 50 лет назад бывшая нищей колонией. Современное состояние города-государства, богатого и крупного мегаполиса, было бы невозможно без Ли Куан Ю, которого «оправданно можно назвать отцом современного Сингапура. Он руководствовался политикой, которую копировали по всей Азии, и поднял на высокий уровень облик и представление о Сингапуре» [ref=7, c .9 list=2]6[/ref].

«Основатель «сингапурского чуда» Ли Куан Ю, вспоминая те времена, утверждал, что на переходном этапе развития общества, при «большом скачке» из третьего мира в первый ему пришлось выбирать – «либо демократия, либо экономический прогресс» 5, c. 31. Выбор был сделан в пользу последнего.

В отличие от Пак Чжон Хи, Ли Куан Ю не был диктатором, но проведение реформ осуществлял в авторитарном стиле, касавшимся всего – начиная с запрета на деятельность коммунистической партии, и закачивая телесными наказаниями, в первую очередь, за коррупцию, а также за преступления, связанные с наркотика ми, за торговлю оружием, изнасилования, нелегальный въезд в Сингапур и порчу общественной собственности. Оппозиция была сведена к минимуму – в сингапурском парламенте остался лишь один оппозиционный депутат.

Политическая активность жителей Сингапура постепенно заменялась возможностью заниматься бизнесом, который поощрялся со стороны государства. Была поставлена задача вырастить поколение собственных предпринимателей, в последствии взявших под свой контроль бывшие государственные монополии, например, такие как Neptune Orient Lines (NOL), Singapore Airlines, ставшие самостоятельными, преуспевающими компаниями, свободными от министерского контроля. На протяжении всего времени управления Ли Куан Ю активно привлекался иностранный капитал: «мы не просто приветствовали каждого инвестора, мы просто из шкуры вон лезли, чтобы помочь ему начать у нас производство» 1, c. 253. Таким образом, Сингапур постепенно превратился в финансовый и торговый центр Юго-Восточной Азии.

Опыт Южной Кореи и Сингапура доказывает, что выбор в пользу экономического развития способствует в дальнейшем процветанию государства и развитию в нем демократических устоев: современные Южная Корея и Сингапур «представляют собой постиндустриальные демократические государства с высоким уровнем жизни и являются одними из мировых лидеров в области высоких технологий» 5, c. 31.

Рассматривая данную проблему, следует также уделить внимание такой стране, как Китай. Неоспорим тот факт, что в современном Китае отсутствует демократия в западном понимании этого термина. Несмотря на это, руководители Поднебесной считают, что «строительство демократии и законности представляет собой эволюционный процесс продвижения вперед» 5, c. 31, аналогичный тем, которые проходили в Южной Корее и Сингапуре.

По мнению бывшего госсекретаря США Г. Киссинджера, отказ Китая в [89] 1989 г. от демократизации в восточноевропейском и постсоветском стиле являлся оптимальным решением, так как в ином случае «страна не достигла бы таких экономических высот» 5, c. 32.

Экономические реформы, проводимые в течение продолжительного времени и направленные на усиление рыночных механизмов, расширение приватизации и включения Китая в международное сообщество, в последующем сработают в качестве рычага для перехода страны на демократические рельсы.

В отношении Китая можно сказать об 11 основных принципах социально-экономического преобразования 5, c. 32, которые представляют его стратегию реформ для превращения страны в мирового лидера. В первую очередь, это преобразование именно экономической, а не политической сферы для дальнейшего внедрения рыночных отношений, создание определенных экономических условий, что также происходило в Сингапуре и Южной Корее. Обязательным принципом являлось наличие сильной централизованной власти, которую можно наблюдать и в современном Китае. Важность и крайнюю необходимость данного принципа особенно подчеркивал в своих речах Дэн Сяопин, объяснявший его значение тем, что только сильная централизованная власть может «обеспечить переход от не рыночной экономики к рыночной, без катаклизмов и потрясений обеспечить не медленное исполнение принятых решений, эффективно бороться с коррупцией и экономическими преступлениями» 5, c. 32.

Не менее важными принципами являются постепенное проведение реформ, обеспечение стабильности в стране и открытости Китая для иностранных инвестиций, преобразование форм собственности, поэтапная приватизация, жесткий контроль за финансовой деятельностью предприятий и абсолютная приоритеность безопасности страны, национальных и государственных интересов. Удовлетворяя вышеперечисленным принципам, была создана модель социально-экономического развития Китая, названная «социализмом с китайской спецификой» 1, в которой сделан упор «на высокий уровень развития экономики и благосостояния народа, как главную цель и условие построения нового общества» 4, c. 144. Последовательная реализация политики страны в соответствии с вышеперечисленными принципами постепенно приведет в будущем страну к демократическому режиму и лидирующим позициям на мировой арене.

Существующий опыт эволюции Южной Кореи, Сингапура и Китая из бедствующих в перспективные и быстро развивающиеся страны можно перенимать другим государствам, но с условием учета специфики экономического развития, менталитета, традиций народа.

Политическая либерализация и вестернизация стран с предшествующими авторитарными режимами не может быть применена абсолютно ко всем государствам, поскольку в большинстве случаев она ведет к негативным последствиям, отбрасывающим их на десятки лет назад в развитии. Применение механизма либе[90]рализации, свойственного для западных стран, без учета специфики стран Востока не гарантирует становление демократического режима. Осознание данного факта является ключом к установлению мирового порядка без навязывания демократических устоев со стороны и самостоятельному выбору стратегии совершенствования существующего режима.

The Process of Democratic Transition of the East Asia Countries (focusing on South Korea, Singapore and China)

Ekaterina Urozhok

Abstract:This article seeks to examine one of the possible and the most promising ways of transformation of East countries` regime to democracy through the initial concentration of power in the hands of state and the gradual introduction of market relations in state regulation of the economy. In analysis the author draws on experience of the East by example of South Korea, and, in particular, Singapore and China. Main features of this path are the full reform of economic system of state, and then transformation in other areas and implementation of democratic principles.
Keywords: democratic regime, East countries, authoritarianism, market economy.

Примечание
  • [1] Под этим подразумевается создание рыночной экономики, интегрированной в мировые хозяйствен ные связи и мировой научно-технический прогресс при сохранении политической власти в руках ком партии Китая 5, c. 33.

Список литературы
  • [1] Беседин К.В. Сингапурская модель экономики для развития бизнеса на современном этапе // Молодой ученый. 2015, № 2. С. 253-255.
  • [2] Ли Куан Ю. Сингапурская история: из «третьего мира в первый». М., 2006.
  • [3] Лужков Ю.М. Российские особенности мирового кризиса // Российская газета. 11 февраля 2009. С. 10.
  • [4] Просеков С.А. Социально-философский анализ модернизации современного Китая в условиях глобализации. М., 2009.
  • [5] Просеков С.А. Социально-философский анализ современных реформ Китая // Гуманитарные науки. 2011. № 3. С. 24-40.
  • [6] Секреты и неизвестные уроки «южнокорейского чуда». [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://goo.gl/ayS7yh (Дата обращения: 26.09.15)
  • [7] Плейт Т. Беседы с Ли Куан Ю. Гражданин Сингапур, или Как создают нации. М., 2012.

© Е.А.Урожок, 2016

Добавить комментарий