Этические аспекты поведения в культурном пространстве

[18]

В последнее время философия все чаще обращается к проблемам повседневности. И это не случайно. Осмысление окружающей действительности выводит на первый план проблемы человека в окружающем пространстве. [19] Культурное пространство выступает своеобразным синтезом внутреннего и внешнего мира человека, его этических и эстетических представлений и деятельности. Культурное пространство формирует специфический тип человека, оказывая влияние не только на изменение ценностно-нормативной системы, но и на изменение самого человеческого тела. Поведение человека находится в своеобразной взаимосвязи со всеми компонентами культурного пространства.

Каждая из культур — это особый образ жизни, слагающийся из ценностей, обычаев, традиций, этических норм, всего того, что мы называем национальной культурой. Доминирующие в культуре этические представления охватывают всю духовную жизнь общества. Этические нормы, в соответствии, с которыми люди строят модели своей повседневной деятельности входят в ментальность народа. Поведение в системе взаимосвязи «этическое — деятельность» становится внешним фактором проявления глубинных этических представлений. Этическое складываются в стандарты представлений, верований, предпочтений людей, которые выражаются в поведении.

Сфера поведения — важная часть национальной культуры. Каждое культурное пространство формирует свои законы человеческой деятельности. Анализируя историко-культурную самобытность, мы сталкиваемся с калейдоскопом поведенческих норм. Кажущиеся случайными детали обрядов, этикета могут говорить о важных чертах жизнедеятельности общества. Возникающие нормы уживаются с фрагментами древних обрядов, создают неповторимый колорит каждой культуры. Каждая историческая эпоха формирует свой доминирующий тип поведения, который совпадает с идеалами этических и эстетических представлений, то что для одной эпохи безделица, в иное время могло восприниматься как глубочайшее оскорбление. Например, в средневековой России простое прикосновение к постели человека, который находился на более высокой ступени иерархической лестницы воспринималось как глубочайшее оскорбление. Такие различия в повседневной истории всегда привлекали внимание исследователей. Начиная с периода античности, описания иных культур и народов пестрят разнообразными примерами «странных» обычаев, которые существенно отличались от принятых в «родной» социокультурной среде автора. В дальнейшем это получило развитие в возникновении целого направления вначале в исторической науке, а затем и в философских исследованиях.

Обращение к традиционным этическим взглядам и устойчивыми формам поведения, позволяет сформировать более полное представление о культуре. «Усвоенные формы поведения оставляют основное отличие членов одного этноса от другого» (Гумилев Л.Н. От Руси к России. — М., 1992. С. 6.).

Любое общество существует и развивается только опираясь на созданную этическую систему. Общество вырабатывает специфический набор норм-образцов, норм-канонов, которые помогают человеку включаться в [20] культуру. В процессе социализации индивид получает целый пласт этических представлений, свойственных именно этому этносу. Этот пласт содержит в концентрированной форме весь предыдущий исторический опыт этноса. «… в каждой группе имеется определенный порядок взаимоотношений… Этот официально групповой шаблон поведения представляет как бы «костяк» группы на котором дальше выводятся другие, более детальные узоры поведения» (Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. С. 142-143.).

В связи с этим можно выделить традиционные и модернистские культуры. Этические представления традиционных культур их нормы-образцы воплотились в автоматизированных формах поведения. При такой регуляции все образцы и нормы представляются одинаково главными и обязательными. Человек обязан принимать и выполнять практически все предписания, диктуемые ему обществом (группой), если он хочет сохранить свою связь с ними. Этические предписания, нормы в такой системе выражают должное, которому обязан следовать человек. «Хорошим называют всякого кто… легко и охотно делают то, что считается нравственным. Быть дурным — значит… восставать против обычая» (Ницше Ф. Человеческое слишком человеческое // Ницше Ф. Собрание сочинений в двух томах. М., 1990. Т.1. С.289). Все, что выходило за рамки привычного воспринималось как враждебное, способное уничтожить «свой» мир. Поступки людей сравнивались с фиксированными нормами-канонами. Отношение личности к господствующей этической системе строилось по принципу подчинения. Очень часто «правильное» поведение получало внешнюю маркировку. Например, после принятия Русью православия внешними знаками соответствия новых этических представлений стали такие атрибуты как ношение креста, посещение храма, выполнение религиозных ритуалов. «Неправильным» воспринималось любое поведение, которое не совпадало с кодифицированными нормами.

Отход от принципов традиционного общества нашел свое выражение в изменившейся системе поведенческих норм. На смену жесткой регламентации, кодированию приходит вариативность. Но многообразие поведенческих образцов не освобождало индивида от следования канонам. На смену единообразия приходит множество канонов-образцов. Вместо детальной регламентации возникает мода, с ее возможностью выбора и многообразием моделей. Дисциплинарное пространство формировало новый тип человеческих взаимоотношений, новые телесные каноны. Вместо единой этической системы рождается множество, иногда противоречивых, этических представлений. Человек вынужден постоянно выбирать, но во многом этот выбор не был свободным. Вновь мы видим, что созданные пространства дисциплины формируют свои идеалы, которым обязан соответствовать индивид.
[21]

Переход от дисциплинарного пространства к обществу контроля, также можно проследить через смену поведенческих образцов.

Поведение выступает чувствительным барометром, показывающем все происходящие в обществе перемены. Изменение этических канонов находит свое воплощение в смене поведенческих норм.

Добавить комментарий