«Партикуляризм» конфуцианстваи «универсализм» легизма: к вопросу о становлении представлений о функциях правителя


[22]

Период VI—I вв. до н. э. по праву считается «золотым веком» китайской культуры. Это было время расцвета интеллектуального творчества, породившее такой феномен истории китайской философии, как «сто школ мысли», представители каждой из которых на протяжении практически пятисот лет разрабатывали, предлагали, реализовывали на практике различные «идеальные» способы политического устройства на фоне длительной политической раздробленности и практически постоянного стремления к унификации, единству и стабильности.

Самыми успешными, оказавшими наибольшее влияние на становление государственности в Китае стали две школы — легизм и конфуцианство. Доктрины первой из них были заложены в основу управления царства Цинь, которое в 221 году до н. э. смогло объединить царства Центра, создав первую централизованную империю. Свергнув Цинь, правящий дом Хань унаследовал многое из политической практики предшественницы и вскоре провозгласил конфуцианство официальной идеологией империи, что оставалось практически неизменным вплоть до начала XX в.

Политическим воззрениям легистов и ранних конфуцианцев посвящено огромное количество исследований. В нашем же эссе мы сконцентрируемся на анализе лишь одного политического термина — цюань, основное значение которого в современном [23] китайском языке — это «власть, права»; и попытаемся наметить характер становления концепции «власти» правителя в период противоборства легизма и конфуцианства.

Терминология

Первое значение слова цюань — это гиря, безмен, инструмент для определения веса какой-либо вещи. Создание гири является одной из заслуг китайских культурных героев — совершенных правителей древности. Попытаемся проследить, каким образом этот термин прошел путь от «гири» до «власти».

Гиря-цюань — была мерой сбора натурального налога зерном — основы экономики древнего Китая; от того, сколько «гирь» зерна составлял налог, зависело благостояние низов и доходы верхов. В еще большей степени это зависело от того, чему равна эта «гиря». С этим связана и универсалистская деятельность центрального правительства (а отсюда значения цюань как балансировать, уравновешивать, регулировать), так и центробежное местничество чиновников, как в положительном смысле (соразмерять, действовать по обстоятельствам, учитывать — сокращать меру), так и в отрицательном (замышлять, быть хитроумным, ловким — увеличивать меру). Из этого набора характеристик формируется понятие экономической власти.

В древнекитайском языке прилагательные «тяжелое» и «легкое» обозначали, помимо веса, также «важное» и «второстепенное», аналогично русским «весомый» и «легковесный». Гиря-цюань, определяя вес, также является мерой морально-этических норм (отсюда значения: авторитет, весомый), что связано уже с политической властью.

Изначально связанный с экономикой, в древнекитайских филосософских текстах термин цюань встречается практически во всех своих значениях, и как универсальные установления, и как проведение экономической политики партикуляризма, как моральное право идти наперекор норме, и как борьба за влияние. Часто в переводах на европейские языки памятников мысли Древнего Китая этот термин переводится как «власть», [24] однако, нам представляется, что процесс однозначной ассоциации «гири» с «правителем» и становление понятия «власть» проходил на всем протяжении «борьбы ста школ», завершившись после слияния легизма и конфуцианства в Ханьскую эпоху.

Конфуцианский партикуляризм

Разрабатывая модель государственного устройства, ранние конфуцианцы, взяли за образец освященную древность и оперировали в основном, морально-этическими категориями. Источником власти правителя является традиция в смысле наследования, продолжение дела отца, или, при смене династии, Небесное повеление, т. н. «Небесный мандат». В обоих случаях нахождение на престоле связано с моральными качествами правителя, прежде всего, с обладанием им добродетелью-дэ. Основной функцией занимающего престол является осуществление правления-чжэн, которое в идеале сводится к воспроизводению морального поведения, репродуцированию древних устоев: правитель должен быть гуманным, почтительным к старшим, следовать долгу, пользоваться доверием народа, знать и поддерживать нормы поведения-ли. Конфуцианское правление также предполагает отбор мудрых помощников, на плечи которых и ложится основная ответственность в управлении страной.

Власть правителя носит скорее сакрально-ритуальный характер, он воздействует на народ силой личного примера, а не посредством изменений или других активных действий. Идеал конфуцианцев лежал в древнем устройстве государства, поэтому правитель только поддерживает порядок или восстанавливает его.

Это идеал, в реальности же правитель не всегда обладает необходимыми добродетелями, а обладающие ими еще реже являются правителями. Поэтому Конфуций, не желая снижать планку, акцентирует внимание на разработке идеала цзюнь-цзы, благородного мужа, совершенной личности, которая и воплощает все возможные идеалы. И уже здесь проявляется партикуляризм, присущий конфуцианству — приведение мира [25] к гармонии происходит стадиально, в идеале и в реальности действуют разные субъекты.

Среди основных понятий раннего конфуцианства, на наш взгляд, чуть ли не центральным, предельно конкретным является учение о ли — нормах поведения. Именно в нормах поведения заложены остальные категории: гуманности, долга, доверия, верности и др. И именно нормы поведения в конфуцианстве есть тот универсальный принцип, те постоянства, которые равны для всех, они определяют нормы взаимоотношений людей.

В произведениях раннего конфуцианства категории цюань уделено ничтожно мало внимания, в «Лунь-юе» и в «Мэн-цзы» это слово встречается лишь трижды, и ни разу не ассоциируется с правителем и управлением вообще. Конфуций и Мэн-цзы вообще не очень интересовались экономическим прогрессом, и их экономические взгляды ограничиваются, в основном, намерениями возродить древние устои. Но особого внимания заслуживает трактовка этого термина у Мэн-цзы: «Когда мужчина и женщина, обмениваясь чем-то, не касаются друг друга — это значит действовать согласно принятым нормам (ли), когда спасают тонущую невестку, протягивая ей руку — это значит уметь действовать по обстоятельствам (цюань)» 1. В этом же значении употреблено слово цюань и в более поздних памятниках около-конфуцианской мысли — «Гунъян чжуани» и «Чуньцю фаньлу», что дает нам возможность рассматривать понятие цюань именно как «действие, совершенное вопреки постоянным правилам» в рамках конфуцианства, причем моральным правом совершать такое действие является достойный, благородный муж. Понятие цюань в конфуцианстве, таким образом, также является выражением принципа партикуляризма, оправданности поведения, отличного от постоянных норм, равных для всех.

Сюнь-цзы, третий представитель раннего конфуцианства, уделяет понятию цюань гораздо больше места. Он применяет его и для злободневной социальной критики, и, что более важно, выводит его на уровень некого «онтологического принципа», [26] меры вещей, присущей всей Вселенной. Более системный в своих построениях, Сюнь-цзы не приемлет понимание цюань как индивидуального, децентрализующего начала, что сближает его с универсализмом, присущим легизму.

Легистский универсализм

Легистская концепция устроения государства сознательно противопоставляет себя конфуцианской. Осознавая динамику развития общества, легисты мало оглядывались назад, в прошлое, пытаясь построить реально функционирующее идеальное государство; главной задачей легизма было создание механизма государственного управления, минимально подверженного влиянию личностных факторов, будь то правителя или сановника. Основой государства в легизме является закон, в высшей степени универсальный принцип, равный для всех без исключения. Центральной фигурой в государстве легисты считали правителя, который обладал абсолютной властью, и связан был, разве что, законом. Система наград и наказаний провозглашалась в противовес конфуцианскому отеческому отношению верхов к низам. Война и крепкое сельское хозяйство было альтернативой человеколюбия и учености Конфуция. Легистский закон-фа занимает то же место, что и принципы поведения-ли в конфуцианстве, однако вместо морального запрета нарушения ли в легизме неповиновение закону каралось физически и предельно сурово. Гуань-цзы, Шан Ян, Хань Фэй также уделяют большое внимание экономической основе государства, поэтому понятие цюань, прежде всего связанное с экономикой, привлекает их больше, чем конфуцианцев. Анализ источников показывает, что в легистских трактатах «цюань» употребляется часто в смысле «устанавливать (свою) норму». Легисты часто подчеркивают, что «право устанавливать норму» должно находиться в руках правителя. Шан Ян, рассуждая об основах государства, говорит: «Есть три вещи, с помощью которых управляют государством: первая — это закон, вторая — это доверие, третья — это установление норм (цюань)» 2. Таким образом, именно в легизме постепенно [27] формируется представление о том, что «гиря» должна находиться у правителя.

Заключение

Когда в период Ранней Хань официальной идеологией, государственной религией в Китае было провозглашено конфуцианство, государство продолжало функционировать по законам, оставшимся в наследство от предшествующей легистской династии Цинь. Многие основные положения легизма прочно вошли в ортодоксальное конфуцианство, и, несомненно, оказали на него определенное влияние. Ученые уже отмечали, что в Ханьском конфуцианстве произошел значительные изменения, так называемое приземление идеалов. Партикулярные тенденции в господствующей идеологии не могут существовать в централизованном государстве, поэтому идеал морального самосовершенствования — благородный муж Конфуция и Мэн-цзы — именно в период Хань стал прочно ассоциироваться с правителем, правитель же и стал единственным источником «установления норм» или же «действий вопреки постоянствам». Партикуляризм конфуцианского идеала сменился жесткой вертикалью власти, наследованной от легизма.

Примечания
  • [1] Мэн-цзы, 7.17.1.
  • [2] Шанцзюньшу, гл. 14.

Добавить комментарий