Политический конфликт в постсоветской Грузии и пути его урегулирования

[98]

XXI век для человечества начался на фоне острых и жестоких конфликтов. Исторический опыт свидетельствует, что противостояния и конфликты благоприятствуют формированию травмированного общества, влекут за собой огромный ущерб, как моральный, так и материальный, и посягают на самое ценное — на человеческую жизнь. Крушение тоталитарных режимов оставило свой след на развитии как Грузии, так и других стран мира. Сегодняшняя Грузия находится в постсовестком периоде развития общества. В нашей стране переход к демократии произошел из советского тоталитарного общества. Такой переход является болезненным и полным конфликтов. Исходя из нынешнего положения Грузии, в целях прогресса и развития страны, необходимо изучение структуры политического конфликта, в особенности поиск путей его урегулирования.

Именно эти вопросы рассмотрены в данной статье.

В термине «политический конфликт» в качестве субъекта выступает «конфликт», а «политический» является его предикатом. Для лучшего осмысления сути политического конфликта в первую очередь определим понятие слов: «политический» и «конфликт».

Существует не одна дефиниция политики, так как ученые по-разному определяют это понятие, исходя из собственных теоретических воззрений. И это не удивительно, ибо политика представляет [99] собой сложнейшее социальное явление, вбирающее в себя множество качеств и функций. В истории человеческой мысли не почти осталось ни одного выдающегося деятеля, который не пытался бы дать определение политике, но наиболее фундаментальное толкование сути понятия «политика» связано с именем М. Вебера. В нашем случае приоритетным будут его воззрения, так как Вебер определяет рамки политики государством, и полагает, что «главное средство политики — насилие» 1, а легитимное право на насилие есть только у государства. Важно и то, что политика и политические отношения для Вебера не существуют вне власти. «Политика означает стремление к участи ю во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между государствами, будь то внутри государства между группами людей, которые оно в себе заключает» 2. По мнению Вебера, такое понимание политики совпадает по своей сути с обиходным его пониманием, когда, например, о каком-либо вопросе говорят, что это «политический» вопрос; о министре или чиновнике — «политический» чиновник; о некотором решении — «политически» обусловлено, то здесь всегда подразумевается, что урегулирование политического вопроса, принятие решения, определение сферы деятельности вышеуказанного деятеля определяет те же интересы, которые движут участием во власти, ее перераспределением или сохранением. Аналогично мы можем определить «политический» и в отношении конфликта.

А о политике можно сказать, что она являет собой одну из наиболее независимых подсистем общества, которая обособлена от других подсистем (экономика, культура и т.д.), но вместе с тем, как неотъемлемая среда, находится в постоянном взаимодействии с ними.

Теперь определим само понятие конфликта. Конфликт — conflictus — в переводе с латинского буквально означает «столкновение». По общей классификации конфликт делится на три основные единицы: личностный, социальный и экологический. [100] Политический конфликт — одна из разновидностей социального конфликта. В отношении социального конфликта В. Козер считает важным отличать друг от друга конфликт и антагонистическое отношение. «Социальный конфликт — это всегда социальное взаимодействие, тогда как отношение или чувство представляют собой только предрасположенность к действию. А предрасположенность не обязательно выливается в конфликт» 3. По мнению Козера, конфликт — это такое поведение, которое влечет за собой борьбу между противостоящими сторонами по причине дефицитных ресурсов и подразумевает нейтрализацию, нанесение ущерба или попытку уничтожения противника. При социальном конфликте противостоящим сторонам приходится действовать в общественных отношениях и, если сфера их деятельности — политика, то мы имеем дело с политическим конфликтом.

Таким образом, можно сказать, что политический конфликт в данном конкретном обществе — это систематически действующая форма борьбы за власть.

Проблематизация политического конфликта в истории общественной мысли имеет глубокие традиции, начиная с античного периода. Например, пятую книгу известного трактата «Политика» Аристотеля (384-322 до н. э.) можно считать первым примером социологии конфликта. Аристотель был первым, кто попытался проанализировать формы конфликта, осмыслить его основные условия и причины. После Аристотеля конфликт попал в поле зрения Н. Макиавелли, Э. Ротердамского, К. Клаузевица и др., но интенсивное изучение конфликтов начинается с 50-х годов XX века.

Сегодня политические конфликты занимают значительное место как в развитых, так и в развивающихся странах, и, тем более в постсоветской Грузии, которая, можно сказать, стала очагом неразрешимых конфликтов в течение последних десятилетий. Особенно тяжелая обстановка возникла в связи с Абхазией, так как грузино-абхазский конфликт перерос в вооруженное столкновение (тринадцатимесячная война 1992-1993 гг.). Итоги военных действий между [101] Грузией и Абхазией еще более обострили конфликтные отношения. С мая 1994 года, то есть с момента прекращения огня и до сегодняшнего дня, отношения между противостоящими сторонами можно охарактеризовать как «замороженный конфликт». Застой/консервация данного конфликта, в основном, определена несоглашением сторон в фундаментальных вопросах. Абхазы стремятся к суверенитету, тогда как Грузия согласна лишь на статус автономии в рамках единого государства. Грузия требует безопасного возвращения вынужденно переселенных лиц до определения статуса Абхазии, а Абхазия, в свою очередь, настаивает на решении политического и юридического статуса до разрешения проблемы беженцев. Тенденция выхода из состава Грузии резко усилилась после распада Советского Союза, так как абхазы полагают, что в новом независимом государстве их права не будут защищены. В свою очередь, Грузия рассматривает Абхазию как свою исконную землю и апеллирует к международному праву, согласно которому Абхазия исторически считается исконной территорией в границах Грузии.

В основном, именно несогласие по этим фундаментальным вопросам обуславливает застойное состояние грузино-абхазского конфликта.

«Замораживание» конфликта в определенной степени вызывает и «замораживание» проблемы, вследствие чего находящиеся в конфликте стороны, фактически, живут в состоянии неудовлетворенных потребностей, в нужде и опасности. Поэтому так важен анализ проблемы, поиск эффектного метода мирного урегулирования конфликта, чтобы преодолеть эти противостояния и сдвинуть ситуацию с мертвой точки.

Разрешение политических конфликтов возможно силовыми или мирными методами. Хотя урегулирование политических конфликтов силовыми методами и возможно, но не эффективно, так как не происходит исчерпывания конфликтогенных факторов. По мнению известного теоретика конфликта Р. Дарендорфа 4, на так называемой [102] силовой шкале один полюс — война, гражданская война, вооруженное столкновение, подразумевающие опасность для жизни участников, второй полюс — беседа, дискуссия и договоренность в соответствии с правилами взаимоуважения и аргументации. Среди них огромное множество силовых форм — столкновение между группами, забастовка, конкуренция, острые дебаты, ссора, попытка взаимообмана, ультиматумы, угроза и др. При урегулировании конфликта мирным путем большое значение приобретает отбор технологий договора и посредничества, хотя используются и другие методы разрешения конфликта — судебная процедура, арбитраж и т. д. На международном уровне — дипломатия, анализ разрешения проблемы и установление мира. Для осуществления последнего, при необходимости применяют санкции: расположение миротворческих войск, блокада и др. Еще один метод разрешения конфликта — народная дипломатия, которая, правда, является традиционной формой разрешения конфликта, но тем не менее, вносит значительный вклад в разрешение конфликта на уровне населения. При разрешении затянувшегося конфликта особенно важно, в первую очередь, изменить общественное мнение, что достигается преодолением материального ущерба и моральных травм. Важно выяснение отношений на уровне населения между враждебно расположенными сторонами, так как основной ущерб нанесен именно им.

В современном мире приоритет должен быть отдан мирному пути разрешения конфликтных ситуаций. Силовые методы разрешения конфликтов не только менее эффективны — они могут даже усугубить и усложнить конфликт, примером чего служит грузино-абхазский конфликт. Годы силового конфликта в нашей стране совпали с переходным периодом социально-экономической и политической жизни травмированного общества, с нарушением нормальной жизни, что в свою очередь вызвало довольно болезненное восприятие конфликта и усугубило антагонизм между сторонами конфликта. Постепенно, с развитием процесса демократизации, в постсоветских странах началось формирование гражданского общества. Можно сказать, что гражданское общество одновременно является и итогом демократических процессов, и его [103] предпосылкой. Деятельность гражданского общества связана не только с внутриполитическими и социально-экономическими проблемами, но и с международными организациями. Формирование обшественного мнения, осуществление институтами гражданского общества собственных проектов при поддержке международных неправительственных организаций может сыграть важную роль в мирном разрешении как грузино-абхазского, так и грузино-осетинского конфликтов.

Для достижения мира важно и политическое урегулирование конфликта, но его недостаточно, так как не менее важны осуществление экономической реконструкции, социальной и политической справедливости, демилитаризации и реальные гарантии безопасности, реабилитация и примирение травмированного общества.

Таким образом, проблематика политического конфликта в постсоветской Грузии довольно актуальна. С целью разрешения конфликтов, существующих в стране, нынешнее правительство Грузии использует мирные методы их урегулирования. Но, как бы парадоксально это ни звучало, источником осложнения конфликта стал сам миротворческий процесс, так как ни одна из сторон не соблюдает подписанные соглашения. Это еще более усложняет перспективу нормальных отношений между ними. Стороны перманентно видят проблемы в поведении и отношениях своих оппонентов и в то же время ставят под сомнение, а иногда и критикуют посредничество России и ООН. Поэтому, как стороны конфликта, так и международные посредники стоят перед огромными проблемами, без решения которых невозможно достижение консенсуса и мира — но мира не временного, а такого, который способен стать гарантом безопасности и взаимоуважения.

Примечания
  • [1] Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990. С.697.
  • [2] Там же. С.646.
  • [3] Козер Л.А. Функции социального конфликта. М., 2000. С.59.
  • [4] Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта // Социологические исследования, №5, 1994. С.143.

Комментарии

Политический конфликт в постсоветской Грузии и пути его урегулирования

Аватар пользователя archil
archil
суббота, 25.03.2006 11:03

Мало говорится о реальной проблеме и её решении. Без силового вмешательства эту проблему не решить, хотя если Россия изменит имперскую политику в отношении Грузии или США надавит на Россию, ещё можно и без войны, но не реально. (перекодировано из транслита администратором)

Политический конфликт в постсоветской Грузии и пути его урегулирования

Аватар пользователя Нино
Нино
среда, 04.04.2007 18:04

Как и автор текста, я думаю, что силовым вмешателством эту проблему не решить. Так как не происходит исчерпывания конфликтогенных факторов. Я согласна, что значитепьный вклад в разрешение этого конфликта может внести народная дипломатия.

Добавить комментарий