Поэтические пролегомены к открытиям

1. Можно выделить два основных направления познания. Первое — узнавание новых фактов. Второе — обретение нового взгляда на то, что уже известно; иными словами — открытие новых смыслов, потенциально присутствующих в явлениях, процессах или ситуациях.

2. Эти новые смыслы первоначально брезжат на грани бессознательного и сознания, и мы стараемся уловить их с помощью соответствующих образов и слов. Если же новая мысль преподносится нам в готовом виде, упакованная в слова, мы воспринимаем ее лишь если готовы к этому внутренне, и узнаем в высказанном то, о чем догадывались, но что не могли сформулировать сами.

3. Поэзия оказывается весьма полезным средством познания мира. Она, безусловно, способна обогатить нас знанием новых фактов. Однако такую роль она выполняет больше в детские годы. Повзрослев, мы предпочитаем пользоваться для этой цели более надежными источниками, вроде энциклопедий и справочников.

4. Однако что касается постижения новых смыслов, здесь поэзия оказывается неоценимой помощницей. Она подготавливает нас к пониманию того, что ново лично для нас или даже для многих других людей. Значение поэзии как сокровищницы новых смыслов понимали и сами поэты. Вот свидетельство (стихотворение Е.А. Баратынского:

Сначала мысль, воплощена
В поэму сжатую Поэта
Как дева юная, темна
Для невнимательного света;
Потом, осмелившись, она
Уже увертлива, речиста,
Со всех сторон своих видна,
Как искушенная жена
В свободной прозе романиста;
Болтунья старая, затем
Она, подъемля крик нахальный,
Плодит в полемике журнальной
Давно уж ведомое всем.

5. Как известно, многие философские идеи находили свое воплощение в поэтических текстах. Произведение, в котором поэт запечатлел итог своих размышлений о жизни и смерти, обогащает душевный опыт его читателя и подсказывает способ обретения внутренней гармонии в самых драматических жизненных обстоятельствах. Это делает поэзию целебной силой.

6. Даже современные научные концепции можно обнаружить в стихах, написанных за много лет до их появления в специальной литературе. Так, знакомясь с теорией Р. Докинза, изложенной в книге «Эгоистический ген», вспоминаешь стихотворение Н. Заболоцкого «Метаморфозы»:

Как мир меняется? И как я сам меняюсь!
Лишь именем одним и тем же называюсь, —
На самом деле то, что именуют мной, —
Не я один. Нас много. Я —живой.
Чтоб кровь моя остынуть не успела,
Я умирал не раз. О, сколько мертвых тел
Я отделил от собственного тела!
И если б только разум мой прозрел
И в землю устремил пронзительное око,
Он увидал бы там, среди могил, глубоко
Лежащего меня. Он показал бы мне
Меня, колеблемого на морской волне,
Меня, летящего по ветру в край незримый, —
Мой бедный прах, когда-то так любимый.

7. Существуют поэтические произведения, в которых с помощью емких метафор запечатлены идеи, разрабатываемые на многих страницах солидных монографий. Безусловно, научный труд содержит детали, которые не может вместить никакое стихотворение. Между тем подготовить читателя к восприятию этой информации лучше всего сможет именно поэзия. Вот пример: стихотворение В. Британишского «Комментарий». Оно могло бы стать эпиграфом к современному учебнику культурологии.

Культура — длинный ряд зеркал.
Но как составить комментарий,
Чтоб космос (а не планетарий)
В забытых смыслах замерцал?
Чтоб мой предшественник предстал
Всей мощью мудрых полушарий,
Чтоб, черный, серый или карий,
Но зрячий! — глаз его сверкал.
Как памятник его труду,
За камнем камень я кладу.
Культура — это пирамида:
Не индивида торжество
И не бессмертье для него,
Но шанс для сохраненья вида.

8. Именно поэтическое произведение способно выразить до конца неисчерпаемую и непостижимую истину о жизни в ее полноте и противоречивой целостности. Эта идея была высказана К.Г. Юнгом. Напомню, что Юнг в этом случае говорил о художественных произведениях, которые он называл визионерскими. Такие произведения содержат в себе символы. «Символическим является такое слово или образ, значение которого … не поддается точному определению или объяснению. Когда разум пытается объять некий символ, то неизбежно приходит к идеям, лежащим за пределами логики … Явлений, выходящих за пределы человеческого понимания, в мире не счесть. Мы постоянно прибегаем к символической терминологии для обозначения понятий, определение или точное понимание которых нам неподвластно» 1. Как показали последователи Юнга, символы являются наиболее адекватным инструментом для описания многих явлений природы, они участвуют в формировании научных понятий 2. Содержание же человеческой души может быть описано лишь посредством символов. Слова «доставляют сознание домой, к его поэтической основе», пишет Дж. Хиллман 3.

9. Однако даже те стихи, которые не выражают философских откровений или научных предвидений, подчас содержат в себе немало ценных жизненных наблюдений и уже поэтому заслуживают хотя бы знакомства с ними. Приведем лишь один пример. В последнее время появилось огромное число публикаций, посвященных имиджеологии, — умению создать нужное впечатление с помощью костюма, манеры поведения, оформления среды. Многие рекомендации зарубежных специалистов, которые подаются в прессе как откровения, не выходят за пределы здравого смысла. Тогда как в художественной литературе мы можем найти весьма точные замечания по этому предмету; правда, выражаются они вскользь, как нечто не заслуживающеее особого внимания. Вот отрывок из стихотворения Н. Гумилева, где он рассказывает о попытке нарушить традиционный сценарий и антураж любовных свиданий:

Когда я был влюблен (а я влюблен
Всегда — в поэму, женщину иль запах),
Мне захотелось воплотить свой сон
Причудливей, чем Рим при грешных папах.
Я нанял комнату с одним окном,
Приют швеи, иссохшей над машинкой,
Где, верно, жил облезлый старый гном,
Питавшийся оброненной сардинкой.
Я стол к окну подвинул, не комод
Рядком поставил альманахи «Знанье»,
Открытки, так, чтоб даже Готтентот
В священное пришел негодованье.
Она вошла свободно и легко,
Потом остановилась изумленно,
От ломовых в окне тряслось стекло,
Будильник звякал злобно, однотонно.
И я сказал: «Царица, вы одни
Умели воплотить всю роскошь мира.
Как розовые птицы, ваши дни,
Влюбленность ваша — музыка клавира —
Мне хочется увидеть вас иной,
С лицом забытой богом гувернантки —
И чтоб вы мне шептали: «Я твоя, —
Или еще, — приди в мои объятья».
О, сладкий холод грубого белья,
И слезы, и поношенное платье —
Она, прищурясь, поднялась в ответ,
В глазах светились злоба и страданье:
«Да, это очень тонко, вы поэт,
Но я к вам на минуту, до свиданья».
Прелестницы, теперь я научен,
Попробуйте придти, и вы найдете
Духи, цветы, старинный медальон,
Обри Бердслея в строгом переплете.

Какому американскому имиджмейкеру удастся несколькими деталями обстановки создать столь точную заявку на определенный тип отношений?!

10. Отсюда вывод: следует создавать условия, чтобы память человека насыщалась поэтическими произведениями. Тогда при необходимости это богатство проявится в способности прочесть скрытые смыслы явлений, понять чужие идеи или создать свои.

Примечания
  • [1] Юнг К.Г. К вопросу о подсознании // Юнг К.Г., фон Франц М.-Л., Хендерсон Дж.Л., Якоби И., Яффе А. Человек и его символы. М., 1997. С. 16-17.
  • [2] Фон Франц М.-Л. Наука и подсознание // Там же. С. 301-306.
  • [3] Хиллман Дж. Исцеляющий вымысел. СПб., 1996. С. 61.

Добавить комментарий