Участь национального бытия в процессе глобализации

[194]

Под национальным бытием подразумевается существование самобытной материальной и духовной целостности нации. В самобытном бытии нации определяющим является сформировавшийся исторически специфический психический склад, который проявляется в национальной культуре, в традициях, обычаях, нравах, которые, в свою очередь, основываются на определенной системе ценностей. Национальная культура — продукт реализации национальных духовных сущностных сил и ценностной системы (нравственность, истина, добро и т. д.), которые занимают свое особое место, обладают особым значением в мозаике мировой культуры. Мировой дух (Geist) создает многообразную мировую культуру (как отмечает Лейбниц, даже на дереве нельзя найти два идентичных листочка), и субъектом-творцом этого многообразия является различающийся дух отдельных наций. Творцом культуры национальный дух делает национальное государство. Гегель совершенно справедливо отмечает, что не существуют дух (Geist) народа, нации без государства. Дух народа — ни что иное, как сформировавшееся исторически единство сущностных особенностей, национального характера, существенных целевых устремлений, ценностной [195] ориентации, языка и культуры. В национальной культуре сливаются общее, общечеловеческое и индивидуально-национальное, при примате последнего. В национальном духе аккумулированы существенные особенности нации, которые проявляются в характере, культуре, языке.

Современное общество стало свидетелем доселе невиданных процессов. Возрастающая взаимосвязь различных народов определяется очень распространившимся за последние годы термином «глобализация». Ее, в первую очередь, нужно понимать как преображение социального времени и пространства. Точнее, наша жизнь все сильнее испытывает воздействие явлений, которые происходят достаточно далеко от нашей социальной реальности. Необходимо отметить фрагментарность процессов, которые сблизили друг с другом различные страны мира. Процесс глобализации наблюдается во всем, начиная с экономики и заканчивая образованием и искусством. Этот необратимый процесс, как и любое другое явление, обладает положительными и отрицательными сторонами. Следует отметить, что процесс глобализации в странах, находящихся на различных этапах развития протекает различно.

Возникают вопросы: что ожидает национальное бытие? Куда идет человечество?

Интересно отметить, что среди ученых нет единомыслия в связи с началом процесса глобализации. Один из известнейших социологов, Ульрих Бекк, размышляя о вопросах, связанных с глобализацией, об этом феномене писал: «Глобализация подразумевает процесс, в котором национальные государства, их суверенитет попадают в сеть транснационального правления и подчиняются ее властным возможностям, ориентации и идентичности».

Уже давно современное общество оказалось в такой обстановке, для которой закрытые границы, закрытое пространство — чуждые понятия. Очень интересно разграничение У. Бекком двух понятий — первого и второго модерна, которые означают последовательные периоды развития мирового общества. Основное различие между ними, по мнению У. Бекка — невозможность избежать уже сложившейся глобальности. То, что глобализация — процесс [196] необратимый, не вызывает споров. В основе же этой необратимости, по его мнению, лежит следующее:

  1. Преодоление географических границ и усиленные контакты между различными странами мира, развитие международной торговли и усиление транснациональных корпораций;
  2. Революционные преобразования технологии и средств коммуникаций;
  3. Усиление требований защиты прав человека и выдвижение на первый план принципов демократии;
  4. Сильная тенденция создания мировой культуры;
  5. Изменения в управлении государством: наряду с правительством появляются силы (неправительственные организации), чье влияние и сила не меньше, чем у правительства;
  6. Проблема глобальной бедности;
  7. Проблемы глобального разрушения внешней среды;
  8. Проблема транскультурных конфликтов.

У. Бекк хорошо видит, что глобализация — закономерный процесс и у нее, наряду с положительными, есть и отрицательные стороны. «Водоворот, затягивающий национальное государство на дно, проявляется не только как уменьшение ресурсов, но и как скачкообразный рост расходов и в том, что не существуют нужные средства для замедления этих процессов. Так как исчезают национально-государственные рамки, пропасть между бедными и богатыми становится все шире… установить между ними какое-то, хотя бы мизерное равновесие трудно еще и потому, что уже не существуют рамки единства, в которых стали бы возможными локализация и урегулирование конфликтов, вышедших за границы национальных государств» 1.

Эту же мысль развивают Э. Чемпинолли 2, А. Кустарев, Огнивцев и другие. Они считают, что национальные государства полностью исчерпали себя и уступают место ненациональным общественным образованиям.
[197]

Противоположные взгляды развивают известные ученые Б. Андерсон 3, Э. Геллнер, Э. Смит и другие, работающие над проблемой наций и национальных отношений. Они концептуально против столь радикальной трансформации роли наций и национальных государств. Например, по заключению признанного социолога Майкла Манна, в будущем роль и вклад современных институтов, особенно государства, станет особой.

Кант в трактате «Вечный мир» (1795 г.) указывает на необходимость больших союзов государств (народов), в которых будет гарантировано равноправие даже самых маленьких государств. Он считал, что совершенное общественно-гражданское объединение человечества с целью совершенного развития отдельных людей и наций — должно быть союзом, а не объединением в одно государство. Должны быть сохранены национальные языки и гарантирована свобода веры 4.

Грузинский философ З. Какабадзе идею идеологов развивающегося буржуазного общества — «просветителей» — о слиянии национальных языков и культур считал процессом «омассовления», нивелирования личностей. «Бытие человека в определенном виде, — писал он, — означает своеобразное богатство… Если человечество имеет будущее, то только с тем условием, что оно откажется от идеи слияния и нивелирования и направление своей жизни определит благодаря новому пониманию бытия, согласно которому его бытие в истинном, совершенном виде, его «истинная действительность» будет выражаться не вне различающемся едином лице, а в единстве различных и своеобразных наций» 5.

Никто не спорит с тем, что глобализация — объективная, необходимая, неминуемая действительность и избежать ее в современном взаимосвязанном мире практически невозможно. Сегодня ученые спорят о сущности и результатах глобализации. Например, в Тбилиси, на международной дискуссии в 2003 году было [198] предложено до двадцати вариантов определения понятия «глобализация». Многие авторы считают, что это — американизация, унификация, гибридизация, вестернизация на основе американизации.

Глобализация — формирование целостности, взаимосвязи, взаимозависимости, интегрирование мира и его восприятие как такового в общественном сознании. Это не полная унификация (американизация), а собирание, объединение человечества в целостный мир, объединение внутри целостности различного рода национальных, государственно-политических, цивилизационных компонентов.

На основе научного, философского, религиозного, нравственного и других знаний осуществляется развитие мирового содружества в информационной фазе; происходит разрушение традиционных для индустриального общества экономических и социальных институтов (собственности, ценности и т. д.), стихийно оформляется новая социальная реальность, опирающаяся на интеллект и знания. «Глобально-рыночный фундаментализм» (или глобально-рыночный империализм) порождает адекватный ответ в виде «глобалистского», «альтерглобалистского» фундаментализма. Народы и страны не хотят жить по навязанным законам, социальным нормам и ценностям. В идеальном варианте, глобализация — это искоренение нищеты, мировой порядок, вечный мир и материальное благосостояние, однако каждый шаг реальной истории, преодолевая проблемы одного ряда, порождает и размножает другие, перед которыми бессильны психические и социальные достижения. Масштабный, всеобщий, противоречивый характер глобализации становится в нашем многообразном мире предметом возмущения и тревоги. Они вызваны страхом, не лишенным основания, из-за возможной потери народами и странами самобытности и суверенитета. Он с очевидностью проявился и во время упомянутой тбилисской дискуссии (особенно в выступлениях грузинских ученых). Исходные интерпретации глобализации и ее общие проявления порождают много сомнений в связи с судьбой национальных традиций, культур, национальных государств и их суверенитета, самобытности нации. Высказываются соображения о том, что глобализация направлена на упразднение национального единства. Ведь в [199] центре процессов глобализации находится социально-культурное ядро с другими основными признаками. Во взаимоотношения между субъектами широко входят современные средства коммуникации, в особенности — интертнет.

В процессе глобализации США играют господствующую роль. Эта самая сильная экономически и политически страна диктует остальному миру свои условия. Она обладает соответствующими инструментами в лице Всемирного банка и Международного Валютного Фонда. Многие страны, для того, чтобы сохранить нормальное существование, вынуждены согласиться с теми формами и условиями сотрудничества, которые им предлагают эти надгосударственные объединения. Но часто эти условия кабальные и игнорируют интересы стран, которым они предлагаются, однако это не есть ни экспансия, ни империализм, это —неизбежный процесс глобализации. США стараются этими средствами осуществить либерально-демократический проект, основной целью которого является такое изменение мира, чтобы он соответствовал бытию конкретных индивидов. Даже такие метафизические факторы, как принадлежность к определенному этносу и религиозность личности, нравственные принципы, регулирующие поведение, нравы, обычаи, традиции и т. п. — предрассудки, от которых человек должен освободиться. То же самое можно сказать и об исторической памяти нации.

Для исторических наций особо значимы прошлое, нравы и обычаи, традиции, предки и т. д. Преданность и уважение к ним — дело достоинства. Например, грузинам трудно забыть, что их нация имеет большую историю, ее культура, подобно европейской культуре, основывается на христианстве, что грузинская нация обладает большой традицией государственности и культуры, что она полна устремленностью к толерантности. Этим достоинствам позволили глубоко укорениться в нашем духовном пространстве природа грузин и вера в Христа. Терпимость требовалась как воздух грузинскому народу, который в течении веков был лишен соседства единоверцев и от каждого нового врага и от каждой новой экспансии должен был защищать еще и веру.
[200]

Вероятно, что задействование унифицирующих, нивелирующих сил глобализации, особенно же направленность этих сил на хрупкие интересы малочисленных народов и наций может прийти в противоречие с естественными тенденциями сохранения этими последними самобытности. Быстрые коммуникации способствуют не только улучшению стиля жизни и распространению полезных знаний, но и становятся каналом распространения социальных отклонений, девиантности, трансплантации организованной преступности и различных форм подлогов. Реактивные самолеты перевозят не только законных пассажиров, но и криминальных промышленников, представителей наркобизнеса, наркоманов и профессиональных проституток. Процессу модернизации и урбанизации сопутствуют рост преступности и ее интернационализация. Одним из «подарков» глобализации является быстрое расширение ареала распространения «болезни века» — СПИДа.

Известный американский экономист, лауреат Нобелевской премии Дж. Стиглиц анализирует деятельность значительного института — Международного Валютного Фонда, стратегия которого основывается на трех столпах так называемого «Вашингтонского консенсуса»: строгой экономии финансов, либерализации и приватизации. По его заключению, использование этих принципов обусловило цепь провалов, которые «принесли народам беду» 6. Он отмечает, что «рыночный фундаментализм» как основа деятельности этого института, изжил себя, он устарел и очень отстает от достижений экономической науки. Стиглиц особо выделяет массовую коррупцию, растрату элитами природного богатства своих стран, финансовые махинации с предоставленными кредитами, падения уровне жизни народа после реализации рекомендаций Международного Валютного Фонда.

Курсу неожиданных кардинальных изменений сопутствовали меры разрушительного характера, которые вызвали нециклическое, катастрофическое падение производства, небывалую безработицу, гиперинфляцию. Эти процессы коснулись почти всех [201] постсоциалистических стран (исключение составляют Узбекистан и Польша). Подобного экономического спада современная история не знает 7.

Грузия сегодня широко включена в глобальные процессы. Она член Всемирной Торговой Организации, входит в пространство Европейско-Азиатского транспортного коридора, участвует в международных объединениях (СНГ, СУУАМ, БИСЕК), что делает процесс экономической трансформации страны неотделимым от процесса экономической глобализации.

Глубинной основой и источником глобализации является интернационализация, связанная с процессом интенсификаций взаимоотношений между странами. Она должна избегать насилия и закабаления малых наций. Каждая нация должна развивать свой творческий потенциал, достойно защищать ценности, характерные для нее, собственное достоинство, что будет гарантией ее свободы и самобытности. Пришедшему извне необходимо противопоставить свое, свой духовный и интеллектуальный потенциал. Наркомания и организованная преступностьсегодня — беда всех современных стран. Почему мы должны открыть дорогу эскалации именно этих бед?

В процессе интернационализации культур происходит проверка, селекция духовных, научных, материальных продуктов и ценностей, созданных нацией, их сравнение с продуктами предлагаемыми извне. Грузия может быть не только принимающей, но и поставляющей страной. Она может предложить международному сообществу не только территорию и вооруженные силы, но и интеллектуальный и духовный потенциала.

Сегодня сама международная жизнь, возникшая как результат интернационализации и являющаяся ее продуктом, становится ареной формирования новых предпосылок. Так что Грузия, как и многие другие национальные государства, не должна являться просто пространством американизации и «макдональдизации», она сама должна активно участвовать в глобальных процессах путем [202] интернационализации своих национальных ценностей, которые действительно ценны для всего человечества. Все это приведет к росту самосознания ее народа, повысит ценность национальной идентификации каждого человека и значение национального достоинства.

В процессе происходящей глобализации просыпается и становится все более активным национальное самосознание. Это хорошо видно во всем мире, что свидетельствует о неестественности нивелирования, унификации, слияния наций, о несоответствии этих процессов человеческой природе.

Обретя национальную независимость, Грузия смогла вернуться в собственную историю, которая ею была утеряна в составе многонациональной империи. Она, опираясь на национальные корни, должна суметь сохранить национальную самобытность.

Логически возникает вопрос: требует ли глобализация, с сопутствующими ей унификацией и нивелированием, неизбежной полной трансплантации западных ценностей, правил поведения, образцов культуры в действительность других государств? Может, это неизбежно следует за утверждением нового образа жизни? Известен тезис М. Вебера, что быстрое утверждение и развитие капитализма во многом определялось духом капитализма. Им определялись бережливость, отношение к труду, хозяйственность и т. п.

За экономической, политической, правовой, технологической гомогенизацией с необходимостью следуют изменения в человеческих традициях, культуре, строе жизни. Эти явления неизбежно вызывают определенные изменения в национальной культуре. Культурная же идентичность во многом определяет ментальность человека, его психологию и образ жизни. Основной опорой любой национальной культуры является язык. «Язык — мать нации» (Илья Чавчавадзе). Процессы глобализации своим унифицирующим воздействием уменьшают значение национальных языков и их ареал, что не может не восприниматься болезненно носителями этих языков. Как указывает А. Кулиджанашвили, в языке зафиксирована биография нации. Его потерей разрушаются историческая наследственность, связь времен, наука, культура, индивидуальность [203] человека, его собственное «я» 8. Отказ от культуры означает разрыв в памяти и, соответственно, разрушение личной самобытности.

На основе производства и потребления научного, философского, религиозного, и нравственного знания осуществляется переход мирового сообщества в информационную фазу развития. Происходит интенсивный процесс разрушения традиционных для информационного общества экономических, социальных, культурных и других институтов. Стихийно, сама собой формируется новая социальная реальность, основанная на интеллекте и знании. На этом фоне уменьшаются роль и влияние национальной государственности. Трансформация международной политики поставила на место традиционного противостояния Востока и Запада такие глобальные, общечеловеческие проблемы, как права и свободы человека, экология и распространение оружия массового уничтожения.

«Глобально-рыночный фундаментализм» порождает адекватный ответ «индивидуального фундаментализма». Народы и страны не хотят жить по социальным нормам и ценностям, навязанным, диктуемым им «мировым лидером». Глобальные проблемы нуждаются в разрешении так же глобальными силами. Усилия одной, отдельно взятой страны не достаточны для этого, для их решения недостаточны даже усилия стран с высокоиндустриальными технологиями.

Каждая нация обладает огромным творческим потенциалом, создает культурные, научные, технологические и т. п. ценности, становящиеся обретением человечества. Выход всего ценного, социально значимого, за национальные границы подразумевает, что другие народы воспримут его, включат в свою жизнь как часть своей культуры, науки, технологического опыта, сами адаптируются к ним и адаптируют их к своей жизни, приспособят их к своей реальности, смогут внести в них определенные улучшения. [204] Реализация такой мощной потенции и силы, как интернационализация, приятие и включение в собственную жизнь чужих национальных ценностей делает их источником развития соответствующей сферы принимающего народа. Социальные, духовные, научные, материальные ценности, созданные в национальной жизни, в процессе интернационализации проходят определенное испытание, нации, без всякой экспансии, становятся солидарными друг с другом. Интернационализация формирует явления международной жизни, резко расширяет возможности, масштабы и границы деятельности человека. Международная жизнь, как результат и продукт интернационализации, становится ареной для создания новых предпосылок. Интернационализация — добровольный, свободный процесс, в котором исключается любое насилие, навязывание интересов одних другим. Такие формы глобализации помогают национальным государствам, народам, способствуют развитию их национальной жизни, обогащению посредством инноваций. Они могут стать мощным импульсом развития всех национальных процессов. Последующие процессы глобализации невозможны без внедрения новых, социально значимых для всего человечества ценностей в лоно национальной жизни. Они вызывают и рост национального самосознания, значения национальной идентичности для каждого человека.

Глобализация является также и процессом сближения наций, во время которого частичной гомогенизацией постепенно стираются существующие между ними национальные различия. Ярким подтверждением этого является опыт Европы за последнее десятилетие. Создание сверхнациональных организаций неизбежно ведет к сближению национальных государств и различных наций по всем параметрам их жизни, но нигде не встречается безразличия к собственной национальной жизни, к своей национальной принадлежности. Более того, значение национальной идентичности для народов и коллективов сегодня даже возросло. Она выполняет интегративную, нормативно-инкогнитную, адаптационную, защитную, идеологическую и духовно-психологическую функции. Национализм индивидов не есть какой-то атавизм, он, наоборот, служит их [205] определенным истинным (часто неосознанным) интересам, указывает Э. Геллнер 9.

Идея национального государства довольно популярна в современном мире. Ощущение государственности всегда являлось органической частью менталитета индивидов, личностей. Достичь суверенитета, создать собственное государство пытаются даже малочисленные народы в низкоразвитых странах. Исторический процесс показывает, что даже в эпоху быстрой монополизации и транснационализации не только малые и средние, но и многие крупные государства (Китай, Иран, Турция) во многом зависят в экономической, финансовой, и политической сферах от других государств, господствующих в международных отношениях. В середине же ХХ века почти на всех континентах начали возникать новые национальные государства, и сейчас для защиты их суверенитета появилось больше международных рычагов, чем было пятьдесят лет назад. То же самое можно сказать о бывших союзных республиках, входивших в состав СССР, создавших независимые, суверенные государства, в том числе и о Грузии.

Грузия обладает большим опытом многонациональной государственности. В многонациональной Грузии все входящие в нее нации и этносы чувствовали себя хорошо, а грузинская культура была многонациональным достоянием. Грузины всегда по достоинству, чутко оценивали традиции, обычаи и культуру других наций, дорожили ими и никогда не закрывали перед ними двери. В то же время, они никогда не смирялись с захватчиками, преследующими цель поработит их. Несмотря на большие осложнения и возникающие проблемы, власти Грузии, ее передовые деятели всегда старались упорядочить взаимоотношения со своими кавказскими соседями, даже с жителями Дагестана, которые совершали постоянные набеги на Грузию. Грузия призревала беженцев с Северного Кавказа, убегавших из-за противостояния различных этносов, предоставляла убежище армянам, бежавшим от резни. Грузины постоянно, [206] всеми силами старались развить во всех кавказских народах интерес к общекавказскому единству.

Идея кавказского единства жива и сегодня. Подтверждением этому является плодотворное функционирование в Тбилиси Центра культурных взаимосвязей Грузии «Кавказский дом» и Кавказского института мира, демократии и развития, целью которых является культурная интеграция народов Кавказа, сохранение их национальной самобытности. Это особенно важно в то время, когда многие пророчествуют о новом порядке в мире на основе мультиполярности и полиархии, когда мощная волна глобализации вызывает негативное отношение, особенно у малочисленных народов — из-за боязни утратить национальную самобытность.

Самый успешный проект — Евросоюз — показывает, что страны, объединенные в союз часть своих суверенных прав передают наднациональным органам. Раньше это касалось только экономических вопросов, сейчас касается и вопросов законотворчества, и валютно-финансовых. В перспективе ожидается распространение этого на внешнюю политику и оборону. В рамках союза государство как суверенное образование, как социально-политический институт уступает свои позиции в пользу надгосударственных образований. Создается общеевропейской региональное надгосударственное образование. Рано или поздно Грузии тоже придется найти свое место в этом объединении, а для этого страна должна пройти длинный путь формирования соответствующих условий, должна упрочить свой государственный суверенитет, достичь демократии европейского уровня, найти свое место в мировом сообществе, в первую очередь, по культурным и интеллектуальным показателям. Только это может быть полной гарантией сохранения ею самобытности.

Евросоюз — мощное оружие, которое может воспрепятствовать американизации мира и дать верное направление процессу глобализации, создать условия для развития национальных культур, сохранения их самобытности, что позволит преодолеть одномерность культуры и бытия (Г. Маркузе).

Примечания

Добавить комментарий