Глобализация как социально-философская проблема

[5]

Одной из особенно актуальных тем в современной социальной философии является тема глобализации. Активно обсуждаются в рамках этой весьма широкой темы вопросы о причинах, сущности, начале глобализации, о ее субъектах, направленности, об особенностях развития глобального мира, о взаимодействии культур, о структуре глобального мира, об управлении мировым сообществом и построении нового мирового порядка, а также о негативных явлениях, порождаемых глобализацией, таких как усиление неконтролируемой миграции, национализм, хаос, международный терроризм, антиглобалистские выступления. Причем, единство мнений по различным аспектам глобализации отсутствует, что свидетельствует не только о новизне этого явления, но и о недостаточной изученности этой темы и настоятельной необходимости ее исследования.

В данной работе мы затронем вопросы о сущности и направленности глобализации, особенно, актуальный вопрос о связи с глобализацией международного терроризма 1 и вопрос об антиглобалистских выступлениях, являющихся серьезной помехой проведению международных форумов. Многие ученые и политики считают, что глобализация в том виде, как она сейчас осуществляется, усиливает противоречия между Севером и Югом, между бедными и богатыми странами, усиливает давление на бедное население вообще, несет ущерб национальной культуре многих стран. Все это порождает международный терроризм, выступления антиглобалистов, усиливает национализм. Другие ученые отрицают это, считая, что противоречия порождаются конфликтом цивилизаций, религий и иными причинами, но не глобализацией.

Между тем, от решения этих вопросов зависят политические решения. Например, следует ли вести борьбу с международным терроризмом, опираясь прежде всего на силу, наращивая ассигнования [6] на совершенствование и производство оружия, на силовые действия по уничтожению террористов и их организаций, на санкции против целых стран, зачисляя их в «изгои», или эффективнее будут иные методы, ликвидирующие сами источники терроризма. Разумеется, с действующими террористами необходима силовая борьба, поскольку от них страдают ни в чем не повинные люди. Но эти меры не уничтожают источники терроризма, самым важным из которых, на наш взгляд, является характер глобализации. Это и постараемся показать, анализируя существо и направленность глобализации. Другие источники терроризма: религиозные, этнические, культурные, если и существуют, то имеют второстепенное значение.

Глобализация представляет собой объективный, следовательно, необходимый процесс в жизни человечества. Она порождается, прежде всего, характером производства, не умещающегося в границах отдельных стран и требующим интеграции национальных хозяйств в мировую экономику. Интеграция в мировую экономику считается сегодня основным стимулом экономического развития стран. К глобализации ведут потребности торговли, неравномерное расположение на Земле природных ресурсов, растущее международное разделение труда, подгоняемое законом сравнительного преимущества. Глобальные связи создаются также развивающейся сетью глобальных коммуникаций, военными и военно-техническими факторами, экологическими проблемами, миграционными процессами, расширяющимися международными контактами всякого рода, особенно культурными, системой международных отношений, необходимость регулировать процессы в мировом сообществе.

Перечисленные факторы ведут к расширению и углублению связей между государствами и усилению их влияния друг на друга, что собственно и есть процесс глобализации. Таким образом, в структуре глобальных связей основным субъектом выступает государство (страна), поскольку именно государство с самого начала глобализации является единственной целостной конкретной формой существования человеческого общества. Государство имеет свои границы, защищает их, устанавливает на своей территории определенные порядки для всех своих граждан. Основой государства как социального организма при самых развитых международных связях является собственный сбалансированный хозяйственно-географический комплекс. Нарушение этого баланса угрожает безопасности [7] государства, несет ему многие беды. Более широкие общности: этнические, культурные, религиозные являются односторонними и подлежат адаптации внутри государства, а более широкие экономические, политические или военные структуры принадлежат отдельным государствам или образуются союзами государств. Итак, единственной целостной конкретной формой существования общества, в которой люди живут и удовлетворяют свои потребности, остается государство.

Такая позиция обоснована Ю.Н. Семеновым, предложившим называть основную форму существования общества социальным организмом 2. С такой трактовкой государства согласен американский социолог И. Валлерстайн, считающий: «…историки и социальные исследователи пришли к тому, чтобы рассматривать современные суверенные государства, гипотетически распространенные назад во времени, как базовые социальные целостности, внутри которых происходит социальная жизнь… Мы живем в государствах. …У них есть границы, внутри которых факторы являются «внутренними», а за их пределами — «внешними» 3.

Мировые отношения, связи, структуры исходят от суверенных государств и принадлежат им. Как люди не могут существовать вне государств, так не может быть и наднациональных образований в отрыве от государств. Поэтому суть глобализации состоит в расширении и углублении связей между государствами и увеличении в результате этого сходства между ними. Чем теснее связаны между собой государства, тем сильнее они влияют друг на друга и тем больше у них появляется общего, что, разумеется, не исключает неравноценности взаимовлияний и даже навязывания более сильными государствами своих ценностей более слабым. Таким образом, глобализация имеет два аспекта: развитие связей между государствами с образованием все более широких структур и объединений и рост сходства между ними, т.е. процесс конвергенции стран. Абсолютной изоляции стран и народов не существовало никогда, однако уровень связей между ними в разное время был различен. Глобализация [8] предполагает довольно высокий уровень этих связей, при котором появляются исторические события с широким международным резонансом. Началом процесса глобализации принято считать XVI век, когда появился флот, способный плавать на большие расстояния, были совершены великие географические открытия, начал формироваться мировой рынок. Один из наиболее авторитетных исследователей глобализации, создатель миросистемного анализа И. Валлерстайн относит появление «капиталистической мир-экономики», т. е. глобальной экономики именно к XVI веку 4. Российский исследователь М. Чешков в развитии межстрановых связей выделяет три этапа, отличающиеся сменой форм мироцелостности. При первой форме — «локальной» — части самодостаточны и слабо связаны между собой (до XV-XVI вв.); при второй форме — «интернациональной» — части взаимосвязаны, самодостаточность нарушена, но целостности еще нет (XIX в.); при третьей форме — «планетарной» — возникает целостность, не сводимая к ее частям (начало и особенно вторая половина ХХ века) 5. Как видим, здесь тоже началом глобализации считается XVI век, а планетарная целостность, т. е. целостный мир, появляется в ХХ веке.

Возникновение планетарной целостности, т. е. целостного социального мира находит подтверждение в исторических событиях ХХ века, значимых для большинства стран. Это Великая депрессия 1929-1933 годов, втянувшая большинство стран мира, вторая мировая война, затронувшая в той или иной мере народы Востока и Запада. К такого рода событиям относятся кризис Бреттон-Вудской валютной системы, когда рухнул золотой стандарт, показавший связь всех валют; экономический шок 1973-1974 годов, когда государства ОПЕК резко повысили цену на нефть с целью давления на Запад. Это шок глобальных масштабов 1982 года, когда примерно пятьдесят развивающихся стран попали в долговой кризис, нарушивший нормальную торговлю между Севером и Югом. О целостности мира свидетельствует рост финансовых операций с 20 млрд. евровалют в 1964 году до 6000 млрд. долларов к началу 90-х годов. В конце 90-х годов [9] на финансовом рынке из рук в руки переходит уже от 1,3 до 4,5 трлн. долларов ежедневно. Эти волны сотрясают национальные экономики, как это было в 1997-1998 годах. К общемировым событиям, безусловно, относится террористический акт 11 сентября 2001 года, разрушивший в Нью-Йорке здания мирового торгового центра и повлекший за собой общемировую реакцию. Это был вызов глобализации вообще и главному актору глобализации — США в особенности. Однако не только события такого масштаба, но и гораздо более мелкие в современном целостном мире приобретают международный резонанс.

В данной работе нас будет интересовать современная стадия глобализации — целостный мир, сформировавшийся во второй половине ХХ века. Именно он меняет характер исторического развития, порождает международный терроризм, антиглобалистские выступления и организации и другие последствия.

Структура целостного мира отличается двумя основными чертами. Во-первых, тем, что создаются крупные региональные объединения, экономического прежде всего характера, такие как Европейский союз, Североамериканская ассоциация свободной торговли, организация Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, на каждую из которых приходится более 20% мирового ВВП, более 300 млн. жителей 6. В настоящее время в мире насчитывается более 10 региональных объединений, которые начинают играть все большую роль в мировой экономике, ограничивая суверенитет государств 7.

Во-вторых, что является определяющим для возникновения целостного мира, — создаются глобальные структуры, связывающие государства и региональные объединения в единое целое. Глобальные структуры представляют собой организации экономического, политического, социального и культурного характера, действующие во всех или в большинстве стран мира. Благодаря им, мир функционирует [10] как единое целое по своим законам, которые не сводятся к законам функционирования отдельных стран или региональных объединений, хотя роль отдельных образований в формировании целостного мира далеко не равноценна и может меняться.

Основу целостного мира образуют транснациональные корпорации (ТНК) и транснациональные банки (ТНБ), создающие вместе с другими связями мировую экономику. ТНК и ТНБ действуют в большинстве стран, но принадлежат они отдельным странам. Они составляют важнейшую часть сбалансированного хозяйственно-географического комплекса этих стран. Большая часть продукции ТНК производится для собственной страны, а транснациональные банки три четверти финансовых операций осуществляют внутри своей страны и лишь одну четвертую за ее пределами.

Всего в мире действует около 40 тысяч ТНК с 200 тысяч филиалов в 150 странах. Ядро мирохозяйственной системы составляют около 500 ТНК, обладающих неограниченной экономической властью. ТНК контролируют до половины мирового промышленного производства, 63% внешней торговли, примерно 4/5 патентов и лицензий на новую технику, технологии и «ноу-хау». Под контролем ТНК находится 90% мирового рынка пшеницы, кофе, кукурузы, лесоматериалов, табака, джута, железной руды, 85% рынка меди и бокситов, 80% — чая и олова, 75% — бананов, натурального каучука и сырой нефти. Половина экспортных операций США осуществляется американскими и иностранными ТНК. В Великобритании их доля достигает 80%, в Сингапуре — 90%. Пять крупнейших ТНК контролируют более половины мирового производства товаров длительного пользования, а также самолетов, электронного оборудования, автомобилей, 2-3 компании контролируют всю международную сеть телекоммуникаций 8.

Вся эта экономическая мощь принадлежит развитым странам, прежде всего, США, Японии и странам Европы, т.е. Западу. Крупнейшими ТНК являются американские — «Эксон», «ИБМ», «Дженерал моторз», «Форд»; японские — «Хитачи», «Мицуи», «Мицубиси», «Сумимото». Даниел Белл в своей широко известной книге [11] приводит следующие данные: «Сегодня существуют около 300 гигантских многонациональных корпораций, и объем ежегодно производимых ими товаров и услуг составляет около 300 млрд. долл., что превышает валовой национальный продукт любой страны мира, за исключением США. Если рассмотреть 100 крупнейших экономических структур мира, то 50 из них окажутся отдельными государствами, а другие 50 составят крупнейшие их этих 300 транснациональных компаний. 187 из них являются американскими; половина оставшейся трети — английскими и голландскими, а другая половина приходится на прочие европейские страны и Японию» 9.

Естественно, государства, на территории которых находятся руководящие центры транснациональных корпораций, отстаивают их интересы, приобретая тем самым сферы интересов по всему миру. Государства, имеющие интересы по всему Земному шару, сами становятся глобальными государствами. Это, прежде всего, США, а также Япония, Германия, Великобритания и некоторые другие страны. Эти страны охватывают как щупальцами транснациональными корпорациями и другими глобальными структурами другие страны, привязывают их к себе и заставляют существовать в сфере своих интересов, разумеется, совпадающих с интересами транснациональных корпораций и банков. Экономические связи с одной стороны создают условия, а с другой — требуют распространения связей и влияния на другие сферы общества: военную, политическую, коммуникационную, культурную. Соответственно глобализация приобретает характер широкой экспансии глобальных государств на остальной мир.

Приведенные соображения позволяют высказать вполне определенную позицию в идущей дискуссии о судьбе государства в глобальном мире. Ряд авторов утверждает, что перед лицом глобальных структур и региональных объединений государство все более утрачивает свою роль. Например, М.А. Портной пишет: «Уже к настоящему времени интернациональные группировки становятся более влиятельными субъектами мирового хозяйственного процесса, чем отдельные государства. С этим связано постоянное падение роли национального суверенитета как фактора экономического развития и возрастание роли принадлежности к конкретной интеграционной [12] группировке, которая, как более крупная экономическая структура, приобретает самостоятельность и влияние в мировой экономике» 10. А. Уткин называет среди пяти гигантских волн современности третью волну: «ослабление государств-наций на фоне роста транснациональных корпораций и негосударственных организаций» 11.

Думается, что такие оценки являются упрощенными и неадекватными. Они не учитывают то, что государства по своему удельному весу очень различаются. Небольшие и даже средние государства действительно не могут противостоять транснациональному бизнесу и региональным объединениям. Но это вовсе не относится к таким государствам как США, Япония или ФРГ, которые доминируют в транснациональных структурах. Речь может идти лишь о том, что в условиях глобализации государство как таковое утрачивает некоторые функции, но зато оно обретает другие, не менее важные. Так что вряд ли правильно говорить об ослаблении роли государства. Следует говорить о его трансформации и повышении эффективности. Более правильную позицию заняли, на наш взгляд, В. Кувалдин и А. Рябов. «С глобализацией, — считают они, — национальное государство не сходит с арены, но претендует на ключевые роли. В ХХ веке национальное государство прошло большой путь от «ночного сторожа» до эффективного регулятора всех сторон жизни общества. К его традиционным функциям — обеспечению внутреннего порядка и внешней безопасности — добавились стимулирование экономики, создание социальной инфраструктуры, сохранение политической стабильности, развитие науки и культуры, защита национальных интересов в острой конкурентной борьбе на мировой арене» 12. Добавившиеся функции, особенно последняя, ведут скорее к усилению, чем к ослаблению роли национального государства.

Для защиты глобальных интересов стран Запада созданы глобальные военные структуры. Они располагают системами оружия глобального действия. Существует практически глобальный [13] блок НАТО, в котором доминируют США. Эта страна имеет военные базы и объекты по всему миру. Даже после сокращения у США осталось около одной тысячи военных баз и объектов в других странах. После 11 сентября США вновь начали расширять свое военное присутствие в других странах.

Важнейшей глобальной структурой, принадлежащей странам Запада, является международная телекоммуникационная система, объединившая спутники, межконтинентальные кабели и компьютеры. Она связывает все страны и позволяет почти мгновенно передавать информацию в разных формах в любую точку планеты. Вся международная сеть телекоммуникаций контролируется двумя-тремя крупнейшими западными компаниями 13. Из 500 спутников, вращающихся вокруг Земли, 418 принадлежат США.

Значительную роль в образовании целостного мира играют глобальные, особенно экологические, проблемы, заставляющие людей объединять свои усилия и действовать одинаковым образом. Экологические проблемы возникают в результате хозяйственной деятельности, а она по своим масштабам в развитых странах значительно превосходит то, что делается в развивающихся странах, т. е. основная доля вредных выбросов в природу в глобальном масштабе приходится на развитые страны. Между тем, развитые страны располагают средствами для решения экологических проблем, тогда как бедные страны таковых не имеют. Поэтому глобализация в экологическом аспекте создается в основном развитыми странами, а страдают от ее вредных последствий развивающиеся страны. У них плохая вода, плохой воздух, плохие продукты питания, болезни и т. д.

Функционирование целостного мира регулируют различные международные организации, такие как ООН с ее комитетами, Международный валютный фонд, Международный банк реконструкции и развития, Всемирная торговая организация и другие. В этих организациях доминирует Запад со своими интересами. Миром пытаются управлять с помощью регулярно проводимых совещаний глав государств и правительств семи крупнейших развитых стран, стран Большой семерки.
[14]

Итак, глобальные структуры, связывающие мир в единое целое, это структуры развитых стран, стран Запада. Естественно, что эти структуры соответствуют интересам стран Запада, а вся глобализация приобретает соответствующую направленность, прозападный характер. В результате, по терминологии И. Валлерстайна, Запад оказывается «центром» целостного мира, а остальная его часть — «периферией». «Центр» создает, контролирует и эксплуатирует «периферию». В странах «центра», развитых странах сегодня живет 1,2 млрд. человек («золотой миллиард»), в странах «периферии», развивающихся странах насчитывается 2,3 млрд. человек бедного населения.

Развитые страны навязывают свои правила игры остальному миру. Они определяют структуру глобальных отношений в экономике, в соответствии с которой в развитых странах концентрируются высокотехнологичные наукоемкие отрасли, энергосберегающие, ресурсосберегающие и человекосберегающие технологии, тогда как хозяйства развивающихся стран имеют сырьевую и обрабатывающую направленность, ориентируются на сельское хозяйство, вынуждены развивать грязные, энергоемкие и человекоемкие производства. Это ставит развивающиеся страны в невыгодное положение на мировом рынке.

Запад стремится распространить на все страны либеральную модель общества, обеспечивающую свободу торговли, движения капиталов, рабочей силы, особенно квалифицированной, права человека и прочие либеральные ценности, ставящие все страны на первый взгляд в равное положение. Так, Международный валютный фонд предлагает всем странам три основных рецепта модернизации: приватизацию собственности, либерализацию цен и финансовую стабилизацию. Однако эти «равные» для всех требования на самом деле оказываются далеко не равными. Выгоду от них получают страны развитые и проигрывают страны, отставшие в развитии. Последним труднее приспособиться к единым глобальным правилам и получать от них выгоды. Отставшие страны располагают гораздо меньшими финансовыми ресурсами, менее подходящими экономическими и политическими структурами. Они не могут противопоставить развитым странам свои интересы и защитить их ни в экономическом, ни в политическом, ни в военном отношении.

В «свободной» торговле на мировом рынке действует неэквивалентный обмен в пользу стран с более высокой производительностью [15] труда. Она значительно выше там, где современные техника и технологии, и гораздо ниже там, где сельское хозяйство, добыча и первичная обработка сырья, что характерно для развивающихся стран. Но именно такое место отведено им в структуре мировой экономики, созданной развитыми странами. Ущерб, который несут отставшие страны в результате низкой производительности труда их экономик и общей отсталости огромны. По словам академика Д.С. Львова, «в глобальной экономике доминируют страны с более высокой производительностью труда, куда устремляется капитал. Они рушат менее развитую промышленность, превращая отсталые страны в отсталые навсегда. Развитые страны как насос выкачивают из стран с более низкой производительностью труда капиталы, природные ресурсы, таланты» 14.

Развитые страны пользуются преимуществом не только благодаря насаждаемой ими «свободе», но они и ограничивают ее там, где это им выгодно. И. Цапенко приводит такие данные: «Из 24 развитых стран 20 стран являются более протекционистскими, чем они были 10 лет назад. Вследствие протекционистских мер западных государств развивающиеся страны ежегодно терпят огромные убытки в виде упущенных доходов, которые они могли бы получить за счет расширения экспорта своих товаров: 100 млрд. долларов на сельхозпродуктах и 50 млрд. — на текстильной и швейной продукции, что в совокупности оценивается в 5% ВВП Третьего мира. Если бы не применялось указанных мер, уровень бедности в нем был бы в среднем на 2% ниже» 15.

Подобные глобальные отношения создают колоссальный разрыв в уровнях развития «центра» и «периферии». Разница между развитыми и отставшими, богатыми и бедными странами в размерах ВВП на душу населения, в потреблении ресурсов, в обеспечении населения товарами и услугами, рабочими местами и здоровой окружающей средой огромна и продолжает возрастать. Так, к концу 90-х годов первая группа стран производила 86% мирового ВВП, [16] вторая — лишь 1% 16. Душевой доход в Японии был в 100 раз выше, чем в Индии, а в Швейцарии — в 400 раз выше, чем в Эфиопии. На долю США с их 5% мирового населения приходится 25% используемых мировых ресурсов, а на долю стран «золотого миллиарда» — до 70-80% 17.

По подсчетам А. Неклессы, использовавшего данные симпозиумов — Социального (Копенгаген, 1995 г.) и Продовольственного (Рим, 1996 г.) — пятая часть населения Земли использует 85% планетарных благ и ресурсов, а 1,3 млрд. человек живет в абсолютной нищете. Более 120 млн. людей в мире — безработные, около 700 млн. — частично занятые, 1 млрд. — неграмотны. Почти каждый третий житель Земли не пользуется электричеством. Примерно 1,5 млрд. не имеют доступа к безопасным источникам питьевой воды, 2 млрд. прозябают в антисанитарных условиях, 840 млн., в том числе 200 млн. детей, голодают или недоедают. В бедных странах ежегодно умирают 14 млн. детей от излечимых болезней и 500 тыс. женщин — от родов. Детская смертность в странах Юга в 50% случаев вызвана недостаточным питанием. 1/6 часть человечества — «золотой миллиард» — сосуществует с абсолютно «обездоленным» и «голодным» миллиардом 18. Глобализация углубляет проблемы бедных стран, ухудшает их положение по сравнению с богатыми развитыми странами. Если в 1960 году разница в доходах между богатейшей пятой частью и беднейшей пятой частью населения составляла 30:1, то в 1997 году она была уже 74:1 19.

В современном глобализированном мире сложилась особая ситуация, своеобразный новый империализм, когда для получения выгоды от международных отношений не нужно устанавливать политическое господство над другими странами, превращая их в колонии, а достаточно иметь и защищать свои интересы по всему миру, выдавая их за всеобщие.
[17]

Нищенское существование народов колониальных и зависимых стран в XIX и начале ХХ века воспринималось ими как естественное и не вызывало общего серьезного недовольства. Однако к середине ХХ века и, особенно во второй его половине, положение изменилось. Во-первых, благодаря развитию современных средств массовой информации образ жизни «золотого миллиарда» становится известным все более широким кругам населения бедных стран, пробуждая у них соответствующие потребности, возбуждая зависть и раздумья о причинах их бедственного положения. Как писали немецкие публицисты Ханс-Петер Мартин и Харальд Шуман, «мир становится единым. 500 спутников Земли переносят радиосигналы на все континенты. С крахом коммунизма их перестали глушить. Схожие кадры появляются почти на миллиарде телеэкранов в домах, вызывая ностальгию по потребительскому раю, будь то на Амуре, Янцзы, Амазонке или Ниле» 20. Во-вторых, элиты бедных стран все больше пользуются потребительскими товарами и услугами развитых стран, демонстрируя перед своим населением западный образ жизни. В-третьих, глобализация расширила возможности эмиграции бедного населения в богатые страны на временное или постоянное место жительства. А это, в свою очередь, усиливает потребительские запросы как уехавших, так и тех, кто с ними связан на родине и получает от них помощь и информацию. В-четвертых, транснациональные фирмы, действуя в бедных странах, создают там очаги западной среды.

Все эти факторы делают зримой огромную разницу в уровне жизни населения богатых и бедных стран почти для каждого человека развивающегося мира и заставляют задуматься о причинах такого положения. Раздумья эти естественно приводят к выводу о том, что виновниками их бедственного положения являются развитые страны. Они эксплуатировали бедные страны во времена колониализма и продолжают эксплуатировать их сейчас, изменив лишь методы эксплуатации. Конечно, такое положение сложилось исторически, на протяжении длительного времени. Оно заложено в самой структуре социального мира, в существующем разделении труда. Однако человеку бедной страны от подобных знаний не легче. Ему плохо живется сейчас, и он все лучше начинает понимать [18] причины этого. Поэтому в бедных странах сложилось твердое убеждение в несправедливом устройстве мира.

Развивающиеся страны стремятся изменить такое положение. Они ведут борьбу за построение справедливого мирового порядка. На конференции Движения неприсоединения и Группы 77 еще в 70-е годы была выработана Программа нового международного экономического порядка, призванного способствовать более быстрому развитию отставших стран и скорейшему решению их проблем. Об этом шла речь и на других крупнейших форумах конца 70-х годов и в 80-е годы, например, на конференции «Разоружение и развитие» в 1987 году.

Бедственное положение развивающегося мира невыгодно и самим развитым странам. Оно препятствует нормальным торговым отношениям, из бедных стран исходит угроза терроризма и нелегальной иммиграции в развитые страны. Поэтому тема отсталости и бедности регулярно обсуждается на различных международных форумах последних лет. Она все время попадает в повестку дня давосских форумов. Обсуждали ее и на экономическом форуме в Нью-Йорке в 2002 году. Ей была посвящена конференция в Бразилии в марте 2002 года.

Развитые страны понимают необходимость помогать бедным странам и оказывают такую помощь. Они частично прощают им долги, которые в общей сумме превышают триллион долларов, дают кредиты, предоставляют прямую денежную помощь. Однако развитые страны не идут на серьезные изменения мирового порядка и на серьезное перераспределение доходов в пользу бедных стран. Они не хотят поступиться своим высоким жизненным уровнем, в значительной степени зависящем от современного мироустройства. Помощь оказывается далеко недостаточной.

В конце марта 2002 года 22 развитые страны договорились увеличить денежную помощь развивающимся странам на 50 млрд. долларов и выделять на эти цели 0,7% своего ВВП, что должно сократить к 2015 году численность людей, живущих в нищете, вдвое. Однако, по подсчетам ООН, эта сумма составит менее четверти требуемой для серьезных изменений. Кроме того, американский президент Джордж Буш заявил, что деньги будут предоставляться лишь странам с демократической либеральной ориентацией, но не диктаторским коррумпированным режимам. Однако именно в последних [19] народы испытывают наибольшие страдания, и оттуда выходит большинство террористов. Таким образом, выделяемая в настоящее время помощь развивающимся странам даже при ее увеличении почти вдвое не привела и не приведет к кардинальным переменам. Положение бедных стран остается тяжелым. Миллиард двести миллионов человек живет на один доллар в день.

Естественно, что в бедных странах возникает протестная среда, желание изменить положение и заставить богатые страны пойти на установление справедливого мирового порядка, при котором доходы бедных стран в виде сельхозпродуктов, дешевого сырья перестанут утекать в богатые страны, а последние пойдут на более справедливое распределение мировых доходов, что позволит бедным странам быстрее развиваться и решать свои проблемы. Такими настроениями все более проникается население бедных стран. Однако серьезного экономического, политического, а тем более, военного давления на богатые страны бедные страны оказать не могут. В результате возникает чувство безнадежности и озлобленности.

Одним из выходов является международный терроризм отдельных лиц и организаций против развитых стран, в первую очередь США, определяющих характер глобализации, несущей бедствия населению развивающихся стран. Понятно, что акты террора, даже такие значительные как уничтожение зданий Мирового торгового центра в США 11 сентября 2001 года положения дел изменить не могут. Но они рассматриваются как мера наказания или месть и воспринимаются как правомерные народами бедных стран. Поэтому в этих странах находятся люди, готовые в ответ на страдание народа совершить теракт в богатой стране даже ценой собственной жизни.

Основной причиной международного терроризма, как было показано, являются экономические отношения, сформированные глобализацией. Однако непосредственная мотивация террористов представляется более сложной. На нее влияет культура, во многом традиционная в развивающихся странах, ментальность и, особенно, религия, в основном ислам, поскольку население большинства бедных стран исповедует именно эту религию. Из различных положений ислама выбираются те, которые ориентируют на борьбу. На базе этих положений формируются радикальные исламские течения, организации, воспитывающие террористов и посылающие их на задания. Ислам обещает погибшим борцам немедленное попадание в рай.
[20]

Наряду с экономической Запад осуществляет в развивающиеся страны культурную экспансию, экспортируя туда свои ценности, образ жизни, мораль через телевидение, борьбу за права человека, либеральную идеологию, демократические институты, ввозя определенные потребительские товары и т. п. К восприятию всего этого человек развивающегося мира оказывается не готов. Он отторгает это как чужое и готов активно противостоять западным влияниям. В результате питающие терроризм протестные настроения усиливаются. Отсюда ясно, что способствовать уменьшению протестных настроений в развивающихся странах лучше всего путем более справедливого распределения мировых доходов и более уважительного отношения к культуре развивающихся стран.

Глобализация с ее существующей ныне направленностью порождает серьезные проблемы внутри самих развитых стран. Выталкиваемые бедностью, безысходностью, в развитые страны стремится попасть большое количество мигрантов из развивающихся стран. Они используют как законные, так и незаконные пути. Запад оказывается перенасыщен иммигрантами. Правительства стран Запада стремятся законодательными мерами ограничить въезд, регулировать его, принимая лишь наиболее квалифицированную и работоспособную часть мигрантов. В ответ растет нелегальная иммиграция, на которой зарабатывают большие деньги криминальные группировки. Массовый приток иностранцев вызывает недовольство местного населения. На этой почве возникают националистические, и даже фашистские движения внутри развитых стран, создавая угрозу их демократическому устройству. Эти движения приобретают все больше сторонников, что показали, например, президентские выборы во Франции весной 2002 года. На них в первом туре голосования лидер ультраправой партии «Национальный фронт» Жан-Мари Ле Пен набрал 17% голосов и вышел во второй тур наряду с действующим президентом Жаком Шираком, набравшим 19% голосов.

Иммигранты создают конкуренцию на рабочих местах местному населению, предлагая более дешевый труд, снижают заработки, существенно увеличивают преступность, приносят с собой другую культуру. Недовольное таким положением дел местное население, особенно молодежь, пополняет ряды антиглобалистского движения.
[21]

Глобализация в соответствие с интересами транснациональных корпораций, с максимальной либерализацией и жесточайшей конкуренцией на мировом рынке дестабилизирует внутреннее устройство развитых стран. Она ведет к свертыванию системы социального обеспечения, к увеличению разрыва в доходах между богатыми и бедными группами населения, увеличивает безработицу, что порождает и усиливает социальные противоречия и, соответственно, антиглобалистские настроения.

Нельзя не отметить еще один немаловажный аспект глобализации, вызывающий ее неприятие в развитых странах. США как наиболее развитая и могущественная страна определяют содержание глобализации по своему образу и подобию, придают ей форму американизации в развитых странах даже в большей степени, чем в развивающихся. По всему миру победоносно шествует американский образ жизни с его ценностями, кинопродукцией, массовой культурой, макдональдсами. Подобные тенденции угрожают культурным традициям других народов, вызывают протест с их стороны и толкает их в ряды антиглобалистов.

Антиглобалистские настроения выливаются в движение антиглобалистов, включающее в себя и антикапиталистические настроения. В этом движении в основном участвуют молодые люди европейских стран. Первой крупной акцией этого движения было выступление в Сиэтле в 1999 году. С тех пор масштабы его расширяются, а формы противостояния силам порядка бывают довольно жесткими. Выступления антиглобалистов обычно приурочиваются к крупным международным совещаниям. В январе 2000 года во время экономического саммита в Давосе демонстранты не прошли к зданию, где работали участники форума, но они перерезали телефонный кабель, оставив форум без связи. Во время саммита о зоне свободной торговли в Квебеке в Канаде 23-25 апреля 2000 года в демонстрации участвовало 5 тысяч человек. В Праге 27 сентября 2000 года, где проходила сессия МВФ, ряды демонстрантов насчитывали 15-18 тысяч участников. Порядок поддерживали 11 тысяч полицейских. В Гетеборге, где 15-16 июня 2001 года обсуждались планы расширения Европейского союза, было применено огнестрельное оружие. Во время экономического саммита в Зальцбурге 1 июля 2001 года против 2 тысяч демонстрантов выступали 4 тысячи полицейских. Значительные демонстрации антиглобалистов состоялись [22] во время празднования 1 мая 2001 года в Англии, Германии, Австралии. В Англии столкновения 11 тысяч демонстрантов с 6 тысячами полицейских были особенно ожесточенными. Центр Лондона был фактически разгромлен. По масштабам и ожесточенности все прошлые акции превзошли события в Генуе, где 20-22 июня 2001 года проходила встреча Большой восьмерки. Были предприняты чрезвычайные меры безопасности. Чтобы воспрепятствовать въезду в страну антиглобалистов, Италия временно вышла из Шенгенского соглашения. В центре Генуи была образована «красная зона», куда был закрыт вход для населения. Из старого города жители предпочли уехать, чтобы не подвергаться опасности. В демонстрациях участвовало 100 тысяч человек. Встречу охраняли 20 тысяч полицейских. В ходе столкновений демонстрантов с полицией 1 человек был застрелен полицейским, 300 человек ранено, 150 арестовано. Город был покрыт облаками слезоточивого газа. Были разбиты витрины магазинов и ресторанов, автомобили. Акции антиглобалистов продолжились и в 2002 году. 31 января 2002 года в США открылся международный экономический форум. В противовес ему в Бразилии состоялся форум антиглобалистов с десятками тысяч участников. Беспрецедентные меры безопасности против антиглобалистов были приняты в Испании в Барселоне, где в марте 2002 года проходило совещание глав государств и правительств стран Евросоюза. Значительный удельный вес имела антиглобалистская тематика в первомайских демонстрациях 2002 года.

Официальная пресса квалифицирует антиглобалистов как анархистов, хулиганов, драчунов. Однако это слишком поверхностная характеристика. Трудно себе представить, что только хулиганские мотивы могут собирать и направлять сотни тысяч человек. Прошедшие события показывают, что у антиглобалистов есть организация, финансовые средства. Хотя в рядах антиглобалистов можно встретить представителей различных политических ориентаций, доминируют все же антиглобалистские, антикапиталистические и антиамериканские настроения. Это серьезный сигнал ширящегося недовольства характером, направленностью глобализации, придаваемыми ей развитыми капиталистическими странами.

Примечания
  • [1] Международный терроризм, о котором пойдет речь в данной работе, отличается тем, что террористические акции совершают выходцы из бедных стран против развитых стран.
  • [2] Семенов Ю.Н. Материалистическое понимание истории: за и против. «Восток», 1995. № 2.
  • [3] Валлерстайн И. Миросистемный анализ. В кн. Время мира. Новосибирск, 1998, вып. 1. С. 114.
  • [4] Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. СПб., 2001. С. 25.
  • [5] Чешков М. Целостность мира через призму общенаучного знания. Мировая экономика и международные отношения, 1995, № 1. С. 60.
  • [6] Портной М.А. Современные тенденции мировых интеграционных процессов. США, 1997, № 8. С. 7.
  • [7] Мясникович М. Экономическая политика государства в современных условиях. Мировая экономика и международные отношения, 1991, № 1; Портной М.А. Современные тенденции мировых интеграционных процессов. США, 1997. № 8.
  • [8] Мовсесян А., Огнивцев С. Транснациональный капитал и национальные государства. Мировая экономика и международные отношения, 1996. № 6. С. 56.
  • [9] Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. М., 1999. С. 656-657.
  • [10] Портной М.А. Современные тенденции мировых интеграционных процессов. США, 1997. № 8. С. 13.
  • [11] Уткин А. Геоструктура грядущего века. Свободная мысль, 2000. № 1. С. 6.
  • [12] Кувалдин В., Рябов А. Национальное государство в эпоху глобализации. Свободная мысль, 2000, № 1. С. 40.
  • [13] Мовсесян А., Огнивцев С. Транснациональный капитал и национальные государства. С. 56.
  • [14] Львов Д.С. Доклад на заседании Президиума РАН 14 мая 1996 г. Новая и новейшая история. 1996. № 4. С. 193.
  • [15] Цапенко И. От иммиграционного контроля к управлению миграционными процессами. Мировая экономика и международные отношения. 2001. № 10. С. 32.
  • [16] Стукало А., Авдеева Т. Глобализация мировой экономики. Международная жизнь. 2000. № 5. С. 54.
  • [17] Актуальные вопросы глобализации. Мировая экономика и международные отношения. 1999. № 5. С. 48-49.
  • [18] Неклесса А. Конец цивилизации или конфликт истории. Международная экономика и международные отношения. 1993. № 3. С. 34.
  • [19] Стукало А., Авдеева Т. Глобализация мировой экономики. С. 54.
  • [20] «Известия» от 13 февраля 1993, № 28.

Добавить комментарий