Кинематограф и эволюция его интерпретаций

[89]

Особое значение кинематографа для эстетики определяется тем, что кинематограф является в ХХ веке и новым искусством, и вместе с тем старейшим, наиболее сформировавшимся элементом активно расширяющейся области экранной культуры. Поэтому современная ситуация характеризуется отчетливой потребностью кинематографа в осмыслении своей специфики, месте в культуре и перспективах будущего развития. Вопрос о том, что такое кино, в чем специфика и границы этого феномена культуры, его природа, не терял своей остроты на протяжении всей истории существования нового искусства. Обсуждение темы специфики кино сопровождало всю его историю. Однако те ответы, которые не раз давала на эти вопросы теория киноискусства, на каждом из этапов своего развития абсолютизировали лишь одну из сторон этого феномена. Это во многом определялось как методологией исследований, так и тем фактом, что эта особенность выявлялась жизнью кинематографа на том или ином этапе его исторического дви- [90] жения. Нам представляется важным прежде всего рассмотрение специфических особенностей, свойств кинематографа в их трансформациях, изменениях на том пути, который прошло киноискусство. Очевидна необходимость целостного представления о кинематографе как развивающемся, исторически изменчивом феномене. Невозможно ограничиваться рассмотрением проблемы специфики кинематографа только на одном, пусть даже новейшем, этапе его исторического движения. Ибо такой подход предоставляет нам характеристику лишь конкретной исторической модификации, трансформации данной проблемы на определенном этапе развития, не давая целостного представления о ней.

В этой связи необходимо заметить, что несмотря на то, что сегодня большое значение приобретают исследования различных аспектов системного бытия кино, ТВ, видео, что на первый план выдвигается проблема интегрального экрана, комплекса экранных искусств, по-прежнему необходимо специальное рассмотрение кинематографа как уникального феномена культуры. Ибо, современное состояние кино лишь очередной этап его развития, требующий осмысления, но не являющийся итоговым. Поэтому наряду с важностью рассмотрения кинематографа как одного из элементов современной экранной культуры, мы настаиваем на необходимости и праве кинематографа на самостоятельное исследование его сущности и роли в культуре. Основанием для этого служит как его собственная история, так и история осмысления этого феномена, и само право называться «искусством кино».

О кинематографе писали философы и представители художественной культуры, специалисты разных отраслей знания (киноведы, психологи, социологи и др.), рассматривая различные грани, черты, свойства этого феномена культуры, обладающего бесконечным разнообразием художественных и функциональных возможностей. Ибо синтетическая природа киноискусства, актуализируя те или иные свойства и возможности, позволяет кинематографу проявлять себя то как грандиозное зрелище, ориентированное на поверхностно-чувственное восприятие, то как философски-художественное постижение важнейших вопросов бытия.

Таким образом, в осмыслении сущности кинематографа имелись свои достижения, которые представляют не только исторический интерес, характеризуя ту или иную особенность, возможность, наиболее полно проявившую себя в художественной практике на конкретном отрезке времени. Но данные подходы позволяют более полно представить кинематограф как сложный, многогранный, но единый феномен культуры ХХ века. Так, в теории киноискусства наблюдается постоянное обращение исследователей к проблеме связи кинематографа с реальностью, хотя сама реальность понималась ими по-разному. Так, например, понятие реальности приобретает особое значение в русле феноменологической кинотеории (Мерло-Понти, Марсель и др.), где кино понимается как некий способ открытия реальности [91] «обманчивых видимостей», недоступных рациональному познанию, или же как воспроизведение реальности в чистом виде. По-иному проблема реальности решалась в рамках монтажных теорий в отечественной киномысли или в теории французского киноавангарда и т.д.

Эта и другие проблемы по-новому встают в современной ситуации. Это связано, прежде всего, с новой технологией опредмечивания художественного творчества и с новой потребительской ситуацией. На наших глазах кинематограф отходит от принципа отражения, «фотографизма» изображения, концентрируясь на принципе моделирования действительности, путем экспериментирования с искусственной реальностью. Переход современного кинематографа от принципа репрезентации к преимущественной симуляции (понятие, предложенное Ж. Бодрийяром) вызывает необходимость нового осмысления природы кинематографа, его глубинных оснований. Современная научная мысль нуждается в новом рассмотрении проблем, связанных с онтологией киноизображения, особенностями восприятия и месте кинематографа в бурном аудио-визуальном потоке современности.

Вместе с этим необходимо отметить, что наравне с актуальностью проблем, связанных непосредственно с современной ситуацией, теми фундаментальными изменениями, которые затрагивают основы кинематографа, его практика (не только современная, но даже в большей степени значительно удаленная от нас) неизменно остается плодотворным полем для теоретической мысли. Обращение к киноискусству прошлого позволяет находить новое, незамеченное исследователями ранее, то, что и не могло проявить себя ранее, и только в современной ситуации находит себя. В этой связи особое значение приобретают современные теоретические подходы (Ж. Делез, М. Ямпольский), которые дают основание посмотреть на кинематографическую практику и ее философские интерпретации много шире — как на значимые не только для самосознания кинематографа, но и для философско-культурологической мысли в целом.

Добавить комментарий