Герменевтика кинематографа как образовательная стратегия

[50]

Использование кинематографа в образовательном процессе не является особой новацией. Предметом нашего интереса становится использование кинематографического материала в процессе подготовке философов и культурологов. Зачастую использование кинотекста производится в качестве иллюстративного материала в ходе реализации курсов по истории кинематографа или в качестве содержательного дополнения при изучении культуры той или иной исторической эпохи. Однако если рассмотреть киноискусство в контексте культурной ситуации современной ему эпохи, то перспектива образовательной деятельности расширяется весьма существенно. Это становится возможным при предположении, что кинематограф отражает тенденции развития культурологической и философской мысли. Разумеется, что данное утверждение относится, по большей части, к авторскому, некоммерческому или концептуальному кинематографу. Стратегии подачи материала могут быть совершенно различными. В частности, изучение того или иного направления или тенденции гуманитарной мысли целесообразно сопровождать рассмотрением творчества того или иного режиссера. Например, феноменологическая теория допускает применение в качестве иллюстрации работы М. Антониони, тщательно прорабатывавшего возможности построения кинематографического образа, семиотические концепции делают уместными интерпретацию фильмов Ж.-Л. Годара, кинотекст П. Гринуэя может быть рассмотрен в контексте постструктуралистской концепции культуры М. Фуко, психоаналитическая антропология интерпретируется некоторыми фильмами А. Жулавского, философия религии иллюстрируется творчеством К. Кесьлевского. Однако жесткая привязка кинематографического материала к теоретическому вряд ли возможна, благодаря чему открываются широкие возможности для педагогического творчества.

Другая стратегия предполагает использование кинематографического текста для демонстрации возможностей той или иной методологической концепции при анализе художественного произведения. В данном случае в качестве материала для демонстрации могут быть использованы не только шедевры массового кинематографа, но и образчики массовой культуры. Например, для анализа кинематографического текста применима методология философского психоанализа, инвариантного к форме представления текста. Конечно же, психоаналитическая интерпретация существенно осложняется как наличием нескольких знаковых рядов (сюжетного, визуального, текстуального), так и комплексным характером их взаимопроникновения. Но поскольку данная практика осуществляется не с целью лечения, но лишь в демонстрационных целях, от аналитика требуется лишь умение [51] следовать общим методологическим схемам философского и, прежде всего, лингвистического психоанализа. Кинофильм, в особенности ориентированный на массового зрителя, построен на исчислимом наборе моделей восприятия и решает ряд задач, вписывающихся в контекст идеологических стереотипов массовой культуры. Поэтому он представляет собой почти идеальный материал для анализа мифов современной культуры, а структуралистская методология Р. Барта как нельзя лучше подходит для подобного анализа и отлично демонстрирует свои возможности при ее приложении к изучению функционирования «риторики образа». В рамках данной стратегии возможно использование не только художественного, но и документально публицистического киноматериала, зачастую также несущего значительную идеологическую нагрузку и в то же время скрывающего свои идеологемы средствами экранной риторики.

Кроме того, кинематографический материал может служить иллюстрацией при анализе отдельных, относительно узких философских вопросов. При этом возможны как сравнительные интерпретации рассмотрения одной проблемы у различных авторов, так и менее сложные примеры их постановки и решения в рамках творчества одного из авторов. Например, проблема идентификации тела по-разному рассматривается в фильмах П. Гринуэя и П. Альмодовара, также и религиозные построения А. Тарковского и К. Кесьлевского весьма различаются между собой.

Несмотря на значительные технические сложности, общая методика применения кинематографического материала в учебном процессе подобна использованию научной литературы. Как это ни парадоксально, организация коллективного просмотра киноматериала оказывается наименее эффективной с методической точки зрения в силу необходимости затрат значительного количества учебного времени. Поэтому данные просмотры могут осуществляться либо организованно, но во внеучебное время, либо самостоятельно студентами, при том условии, что значительное их количество имеет в своем распоряжении необходимую видеоаппаратуру. Кроме того, появление видеофильмов в цифровом формате делает кинематографический материал все более доступным для индивидуального просмотра. Учебные занятия должны быть посвящены разбору просмотренного киноматериала (что, однако, требует демонстрации отдельных фрагментов), выдаче рекомендаций на дальнейшие просмотры, контролю самостоятельной работы. Задача преподавателя — не просто ознакомить студентов с шедеврами киноискусства или с творчеством отдельных режиссеров, но вписать данный иллюстративный материал в культурологический или философский контекст.
Работа выполнена в рамках гранта, поддержанного РГНФ (проект № 02-03-18250а)

Добавить комментарий