Естественные и мегамашинные ритмы социума

(на пути из Москвы в Петушки)

[64]

Хаос — это тот порядок, который был до сотворения мира.
Ст.-Е. Лец

Пространство, время и ритм, измеримые в неких «объективных» шкалах, как абстрактные понятия функционируют в современной массовой культуре в опрощенном виде, и не часто подвергаются строгой оценке со стороны тех, кто их пытается использовать в теоретической работе и социальной практике: доминирует представление о Вселенной в описании Ньютона-Лапласа. Мир имперского функционера-идеолога в любую эпоху также предстает как предельно упорядоченная машина, механическое устройство, существующее в «абсолютных», заданных Богом, изотропных пространстве и времени. Функционирование мира и социума должно происходить в неких координатах, заданных равномерными и симметричными шкалами, и позитивная задача человечества — прочертить эти координаты в прошлое и будущее на возможно большее расстояние. Успех тоталитарных идеологий и мифов в ХХ веке обеспечен был именно опрощенным пониманием рациональности и предсказуемости социума, существующего в «четко расчерченном» мире. [65] Тоталитарные мифы предлагали в качестве позитивных целей механическое машиноподобие и строгую ритмическую организацию процессов во времени — взамен малопредсказуемого хаоса «субъективности» и «стихии эгоистичных интересов». Вспомним хотя бы хрестоматийную фразу классика о том, что коммунизм — это учет и контроль.

В подобных схемах рассуждений обычно (практически всегда) остается неотрефлексированным такое обстоятельство, как искусственность, условность, конвенциональность всех тех линейных шкал и мер, которые налагаются исследователем (или конструктором) на объекты и процессы, в том числе — процессы социальные.

В технике и электронике колебательные процессы принято подразделять на гармонические, релаксационные и стохастические (случайные). Гармонические колебания отличаются высокой повторяемостью во времени: их спектральная полоса приближается к линии. Стохастические процессы имеют максимальную ширину спектральной полосы с примерно равной мощностью во всем исследуемом диапазоне. Релаксационные колебания занимают промежуточное положение между гармоническими и чисто стохастическими: спектральная полоса широкая, но на спектральном распределении можно установить максимумы, они легко синхронизируются внешними ритмическими воздействиями.

Заметим, что в СССР жестким гармоническим ритмам не только приписывался некий сакральный смысл (празднования юбилейных дат, введение нового летоисчисления с 1917 года, топонимические казусы «Завод имени Пятидесятилетия (!) Комсомола»… Пятилетний гармонический ритм определял скорость освоения технических инноваций!

Последующий лизис марксистско-ленинской идеологии сопровождался выходом на поверхность иных идей — о существовании неких жестких «космических» ритмов, которыми детерминирован процесс исторических перемен в мире и в России. Насколько убедительна эта мистика чисел пифагорейского толка? Безвреден ли этот миф?

Теоретические и практические работы по конструированию систем авторегуляции и разработка исходных идей кибернетики привели Н. Винера к формулированию проблем потенциальной и практической вычислимости поведения систем с разным уровнем [66] сложности. Поведение примитивных авторегуляторных систем, хоть и с трудом, но удавалось довольно точно описать в изотропных пространственных и временных координатах. Но начиная с определенного уровня сложности ценность подобных описаний и прогнозов в «лапласовском духе» быстро приближалась к нулю (Н. Винер об этом писал еще в 1957 году, русский перевод вышел в 1960). Тем не менее, в СССР «архетипическая» (для номенклатурной элиты) идея тотального и «объективного» планирования и контроля, вооруженного вычислительными системами, оставалась актуальной еще сорок лет.

Л. Мэмфорд сформулировал представление о «мегамашине» — социальной организации, поддерживающей разделение труда, где человек оказывается деталью, которая выполняет заданную, упорядоченную извне последовательность действий. Условная ритмическая организация процессов в социальной группе была простейшим вариантом временной синхронизации кооперативных действий, совершаемых индивидами. Песня гребцов на галере или «Дубинушка» русских батраков — примеры такой упорядоченности с использованием жестко задаваемого извне искусственного гармонического ритма.

В современном естествознании Л. Пастер первым ограничил область, в которой действует постулат об абсолютной симметрии пространства, где функционирует живое. Н.И. Вернадский уже прямо писал о существовании для всех биологических объектов особой («неизотропной», нелинейной) метрики и пространства и времени.

Собственные ритмические процессы в живых организмах и социумах — это в своем большинстве релаксационные колебания в их контурах регуляции. Реальные биологические и социальные авторегуляторы имеют существенно нелинейные и асимметричные характеристики. Параметры (частота, амплитуда, их устойчивость) релаксационных колебаний в контурах авторегуляции определены естественной (имманентной) метрикой фазового пространства состояний системы, и эта метрика задается пороговыми значениями чувствительности у действующих систем регуляции. Иначе говоря, имманентные (естественные) осцилляторы, задающие пространственные и временные ритмы живого объекта и социума, принадлежат к классу релаксационных (нелинейных). И наоборот, появление [67] и доминирование гармонических осцилляторов в биологических и социальных процессах — патологическое явление, знак снижения адаптивности, предвестник разрушительного резонанса.

Два медицинских примера:

Ритм сердечных сокращений у здорового человека не является жестко стабилизированным, и интервалы R-R на электрокардиограмме в оптимальном состоянии организма не совпадают между собой; уменьшение дисперсии R-R интервала — признак и следствие того, что авторегуляторы высшего уровня (наиболее совершенные и чувствительные к патологическим отклонениям) не оказывают регуляторных воздействий на деятельность сердца. Поэтому «ригидный ритм» сокращений сердца — весьма грозный патологический симптом.

Эпилептический приступ адекватно описывается как автоколебательный резонансный процесс на собственной частоте очага эпилептической активности. Ритмическим воздействием на органы чувств с частотой, равной или кратной собственной частоте очага, легко можно спровоцировать наступление такого приступа.

Соответственно, подавление патологических резонансов (на собственных частотах мозга или метабиологической системы) выступает необходимым условием сохранения этой системы в меняющемся окружении.

Для древних вариантов мегамашины гармоническим осциллятором в механизме, построенном с жесткой логикой подчинения высшей власти, был астрономический календарь. Но чем точнее выдерживаются жесткие принудительные ритмы, тем выше вероятность патологических резонансных процессов.

Мегамашины, выстроенные по примеру лапласовского демона, оказались недолговечными в меняющемся мире. Адаптивность подобных систем возможна только за счет «люфтов» в передачах. Но если число передач с люфтами и соответствующими фазовыми задержками в контурах регуляции превысит некий порог, то система переходит в малоустойчивое состояние, обычно завершающееся молниеносным распадом. Причиной такого распада можно считать не только формирование положительных обратных связей на определенных частотах. Важнее — появление частотного резонанса между искусственным гармоническим осциллятором и значительным числом релаксационных осцилляторов, переходящих [68] в режим внешней синхронизации на одной общей частоте. Попытки увеличивать «жесткость» системы, уменьшая величину «люфтов» в ней, или вводить дополнительные гармонические осцилляторы — редко повышают шансы на выживание. Ситуация будет напоминать «синергетический» натурный эксперимент XIX в. одного английского механика-дилетанта, когда тот соединил между собой оси стрелок у нескольких часов различных систем. После запуска в ход такой «усовершенствованной» системы, жестко синхронизированные часовые механизмы выходили из строя один за другим, и уцелел только самый мощный и прочный.

Подобное происходит на наших глазах и в России с конца ХХ века.

Комментарии

Естественные и мегамашинные ритмы социума

Аватар пользователя Михаил Павлов
Михаил Павлов
четверг, 13.01.2005 11:01

Мысль автора понятна: жесткие принудительные методы управления,навязываемые обществу ведут к росту вероятности патологических процессов. Но, во-первых, надо сказать о преимуществах жестких схем управления, которые заставляют обращаться к ним вновь и вновь, во-вторых, надо вскрыть механизм этих вероятных патологий, показать их неизбежность. Привлечение к этой проблеме механических аналогий представляется притянутым за уши. Релаксационные колебания могут иметь очень жесткий ритм. Их широкий спектр объясняется не нарушениями ритма, а формой импульсов сигнала, которые при разложении в ряд дают целый набор гармоник. Представляется слабо обоснованным и переход от жестких схем управления к колебательным режимам и резонансу. Отсутствие убедительности этих аналогий делает главную мысль статьи бездоказательной. Сначала надо показать пусть на описательном уровне механизмы формирования патологий в обществе, а затем переходить к аналогиям из научных дисциплин.

Добавить комментарий