Наукоучение - философия общечеловеческого единства

[200]

Рассматриваемая тема научно-практической конференции заинтересовала нас тем, что она до некоторой степени созвучна основополагающей идее классической философии и современного наукоучения как философии научного познания: достоверное общее знание — основа разумного бытия человека в природе и обществе 1. Таким образом, с позиций наукоучения тема конференции имеет непреходящее и «глобальное» значение, ибо это обращение разума к текущему уровню развития человеческого сознания. Может ли разумное общее знание о мире, общепризнанным олицетворением которого выступает философия, стать руководством к действию каждого отдельного человека в его бытии, и, в конечном счете, быть важнейшей духовной составляющей прогресса человеческой культуры?
[201]

Еще одним стимулом для нас принять участие в работе конференции выступило указание на ее практическую направленность. Тем самым была подчеркнута актуальность решения поставленных перед философами задач в свете готовности общества к внедрению результатов их решения в жизнь. И, наконец, научный статус конференции предполагает, что обсуждение на ней проблем познания будет носить характер логических рассуждений. Последнее означает, что решение этих проблем будет проходить не иначе как в рамках общей методологии научного познания, а это прямое поле деятельности современного наукоучения 2. Однако данная теория познания в отличие от традиционного философского мышления по иному рассматривает и решает научные проблемы. Поясним сказанное.

В свете определяющего бытия формы знания в процессе познания 3 анализ познаваемого явления с позиций наукоучения необходимо начинается с определения его общей логической формы. Обусловленная единством методологии и логики учения, эта процедура соотнесения явления с общей формой научного знания не представляет собой проблемы познания. При однозначности научных понятий всякое явление, определенное научными понятиями, есть научное понятие, достоверное и окончательное знание 4.

Отсюда единственная проблема теоретического познания с позиций наукоучения состоит в определении полной (конкретной) логической формы явления 5, а ее определение завершает собой процесс философского познания явления как переход от общей формы бытия к отдельной 6. Далее полученная форма знания интерпретируется (по содержанию) в соответствии с принципами сложности и причинности явлений 7. Но это уже практика философского знания.
[202]

Таким образом, благодаря единству методологии и логики познания наукоучение не испытывает проблем в определении познаваемого явления. Напротив, традиционный философский подход к познаваемому явлению почти всегда порождает проблему познания.

Согласно известному определению, проблема — это противоречивая ситуация, выступающая в виде противоположных позиций в объяснении какого-либо явления и требующая адекватной теории для ее разрешения. Из не менее известного определения логического (разумного) мышления следует, что, осмысливая некое явление, разумный человек может высказать о нем только одно из противоположных представлений: истинное или ложное, третьего не дано. И значит, из противоположных представлений о явлении, определяющих его как проблему философского познания, одно представление необходимо истинное, и проблема состоит только в том, что не известно какое из двух именно. Если не считать за решение проблемы его угадывание, то проблема познания будет существовать до тех пор, пока не будут найдены ориентиры для причинно обусловленного (логического) выбора представлений.

Таким образом, любая проблема познания в традиционном, обыденном понимании этого слова есть колебание сознания человека в выборе одного их двух путей познания. Иначе говоря (словами наукоучения), любая проблема познания обусловлена не сложностью познаваемого бытия, а сложностью субъекта познания, наличием разных представлений об одном и том же бытии. Колебание сознания указывает не на отсутствие истинного пути в возможных вариантах действий, а на избыточности представлений, притом, что стихийный выбор между направлениями познания не устраивает. Отсюда адекватная теория, необходимая для решения проблем познания (в обыденном смысле этого слова) представляется единственной в своем роде теорией познания, которая может дать сознанию однозначные (как разумные) ориентиры для (правильного) выбора одного действия по отношению к познаваемому явлению из множества возможных. В этом случае можно было бы говорить о безусловной ценности такой философии, о возможности формировании на ее основе сознания адекватного (достоверного, однозначно соответствующего) познаваемому явлению.

В свете этих представлений о сущности проблемы научного познания тема конференции, как нам кажется, приобретает особое звучание. Какая философия сегодня нужна обществу, чтобы она смогла быть основой интеграции разрозненного бытия человеческого разума в единый разум человечества? [203] Или иначе, каким должен быть критерий формирования философского знания о мире, чтобы оно действительно стало не только общим знанием о мире отдельного человека, но также и общим (единым) взглядом на мир всех людей, разделенных сегодня национальными границами и иными условностями человеческой культуры?

В свете такого понимания общего знания человека о мире, в истории человечества (и философии) возникло направление философской мысли, названное позднее наукоучением, где достоверность знаний о мире является критерием (аксиологический норматив) бытия философского знания. Это представление философа о сущности философии (т.е. того, чем он занимается) как о разумном, истинном познании бытия. И значит, такой философией сразу и, прежде всего, отметаются представления об истине как о преходящем бытии, тем самым, различая все человеческие знания даже в историческом плане, только по одному качеству знания — достоверности. Последнее понимается как бытие разума, или истинно научное («наученное») сознание, которое проявляется в единстве знания и действия человека, и приводит к воплощению отдельных целей человека в реальности.

Отсюда истина есть общее бытие разума или, что то же, общее бытие отдельных достоверных знаний человека о мире, а понятия «истинное» и «достоверное» необходимо характеризуют одно качественное отношение к бытию разумного знания. Отсюда же, достоверность выступает признаком общего содержания научного знания 8, характеризуя все остальные представления человека о бытии как ненаучные. При понимании указанного тождества между достоверным и научным знаниями уже не составляет труда составить правильное представление о соотношении научного и философского знаний. При полагании философии разумным знанием, она необходимо попадает в сферу достоверного знания, являясь, таким образом, по содержанию частью научного знания. Формируя общую методологию и логику научного познания, философия становится определяющей (достоверность представлений) частью научного знания, выступая общей формой процесса научного познания.

Как полноценная (истинная) теория познания наукоучение содержит в качестве своего основоположения и критерия достоверности всех своих построений общий методологический принцип научных представлений — [204] единство формы и содержания явления 9. Данное основоположение позволило решить труднейшую проблему философского познания — осмыслить единым образом все явления бытия — как познаваемый объект, так и процесс его познания. В результате этого достижения философия впервые в своей истории с момента упоминания о ней как о науке, получила реальные очертания теории познания — возможность высказывать истинные знания о бытии, опережая эмпирическое познание и делая его попросту ненужным.

Определив на основе общего принципа познания форму общего научного (философского) знания (в том числе методологии и логики познания) 10, философия в (форме наукоучения) обрела все атрибуты самостоятельной науки. Принцип достоверности познания приложенный к определению самого наукоучения как явлению научного знания, характеризует его со стороны (общей) формы знания как философию науки, со стороны (отдельного) содержания знания как когнитивную науку или научную философию 11.

Приложенный к определению процесса общего научного познания, принцип достоверности характеризует сферу философских представлений. Так, философскому обсуждению подлежат только отдельные аспекты методологии и логики в процессе формировании логической схемы отдельного явления. И если явление осмыслено разумом в единстве методологии и логики, то проблема познания тем самым уже получила свое философское решение. Иначе говоря, истинное философское знание с позиций наукоучения столь же определенно (однозначно) как математическое знание. Если внести что-то свое в таблицу умножения можно, только переврав ее, то, думается, не менее очевидно, что при различии общих представлений философов об одном и том же бытии общего (одного) представления о бытии просто нет.
[205]

Вследствие данного выше представления об истине, наукоучение (как философия, олицетворяющая собой это представление) противопоставляет себя всем иным концепциям философии, в которых достоверность познания не является основополагающим (основным) вопросом теории. Будучи построена на единстве аксиологии и гносеологии, методология наукоучения разительно отличается от практики обычного философствования как гносеологии, идущей от онтологии. И при зависимости логики от методологии познания 12, используемые в наукоучении понятия обыденного языка, необходимо приобретают только одно, логически непротиворечивое значение (как соответствующее одному бытию истины). Часто это выражается в существенном изменении обыденных представлений о мире 13 и проблеме адекватного понимания учения философами «со стороны».

Отсюда возникает парадоксальность одновременного бытия наукоучения в ряду с другими философскими концепциями. Наукоучение — это философия, которая хотя и основана на общепринятом среди философов положении достоверного знания (принцип единства формы и содержания явления 14), но в свете сказанного выше, коренным образом отличается от обыденного способа мышления. Извечный вопрос человечества «Что делать?» наукоучение принципиально предваряет вопросом «Как делать?», сразу переводя разговор из практики познания конкретного бытия в сферу сугубо теоретических, схематических представлений о бытии.

Мы отдаем себе отчет, что в силу высокой сложности абстракций общего знания, современное наукоучение может рассматриваться неподготовленным сознанием в лучшем случае как отдельная проблема философского познания, которой можно не уделять особого внимания, в худшем (при полном непонимании логических оснований учения) — как догматизм. Однако, как следует из представленных выше положений, наукоучение — это не отдельная тема или некий второстепенный вопрос философского познания, это вся философия, это общее учение о [206] достоверном знании и достоверном познании, учение о том, чем и как пристало заниматься философу как разумному человеку. Современное наукоучение — это тотальное учение (разум обо всем разумном и все разумное о разуме), и пропагандируя наукоучение, мы исходим из того, что трудности изучения данной теории познания с лихвой окупаются ясностью представлений о явлениях действительности. Напротив, рассуждения о бытии, не основанные на знании положений наукоучения, почти всегда «скатываются» в логические противоречия, которые методологией учения довольно легко может быть обнаружены и доказаны.

Определив форму общего научного знания 15 наукоучение завершило тысячелетнее блуждание философии в поиске своего места в системе общественных наук. Представ общей теорией научного познания, (научная) философия ознаменовала своим явлением начало новой эры теоретического познания бытия. Обладая критерием теоретического знания, философия сегодняшнего дня (в форме современного наукоучения) — это метафизика в прямом смысле этого слова, знание не «после физики», а «выше физики», выше естественнонаучных представлений о мире по достоверности, по научной значимости. В этой связи философия истинного познания необходимо будет получать все большее распространение среди истинных ученых.

Как достоверное философское знание, наукоучение уже сегодня объединяет мыслителей в сфере разумного знания. То, насколько быстро и полно наукоучение как общая теория познания, станет общей формой мышления ученых с исторически различной философской культурой, может служить ответом на вопрос о возможности формирования на основе общего знания единства исторически различных культур человечества.

Примечания
  • [1] Наукоучение — философия третьего тысячелетия. Доклад секции РФО «Наукоучение» на III Российском философском конгрессе. Ростов-на-Дону. 2002 г. // Вестник РФО. 2004. №1. С.132-138.
  • [2] Там же.
  • [3] См.: Киссель В.Л. Наукоучение как философия научного познания // Философские исследования. 2001. №1. С.73-92; Киссель В.Л. Наукоучение. Общие принципы логики и методологии научного познания. Семиотика науки // Философские исследования. 2002. №2. С.114-127; Киссель В.Л. Наукоучение. Научное знание, общие положения // Философские исследования. 2003. №2. С.204-222.
  • [4] Киссель В.Л. О сущности научных понятий // Вестник РФО. 2003. №4. С.105-106.
  • [5] Киссель В.Л. Наукоучение. Научное знание, общие положения // Философские исследования. 2003. №2. С.204-222.
  • [6] Наукоучение — философия третьего тысячелетия. Доклад секции РФО «Наукоучение» на III Российском философском конгрессе. Ростов-на-Дону. 2002 г. // Вестник РФО. 2004. №1. С.132-138.
  • [7] Киссель В.Л. Наукоучение. Общие принципы логики и методологии научного познания. Семиотика науки // Философские исследования. 2002. №2. С.114-127.
  • [8] Киссель В.Л. Наукоучение как философия научного познания // Философские исследования. 2001. №1. С.73-92.
  • [9] Там же.
  • [10] См.: Киссель В.Л. Наукоучение как философия научного познания // Философские исследования. 2001. №1. С.73-92; Киссель В.Л. Наукоучение. Общие принципы логики и методологии научного познания. Семиотика науки // Философские исследования. 2002. №2. С.114-127; Киссель В.Л. Наукоучение. Научное знание, общие положения // Философские исследования. 2003. №2. С.204-222.
  • [11] Наукоучение — философия третьего тысячелетия. Доклад секции РФО «Наукоучение» на III Российском философском конгрессе. Ростов-на-Дону. 2002 г. // Вестник РФО. 2004. №1. С.132-138.
  • [12] Киссель В.Л. Наукоучение. Общие принципы логики и методологии научного познания. Семиотика науки // Философские исследования. 2002. №2. С.114-127.
  • [13] Киссель В.Л. Наукоучение. Научное знание, общие положения // Философские исследования. 2003. №2. С.204-222.
  • [14] Киссель В.Л. Наукоучение. Общие принципы логики и методологии научного познания. Семиотика науки // Философские исследования. 2002. №2. С.114-127.
  • [15] См.: Киссель В.Л. Наукоучение как философия научного познания // Философские исследования. 2001. №1. С.73-92; Киссель В.Л. Наукоучение. Общие принципы логики и методологии научного познания. Семиотика науки // Философские исследования. 2002. №2. С.114-127; Киссель В.Л. Наукоучение. Научное знание, общие положения // Философские исследования. 2003. №2. С.204-222.

Добавить комментарий