Социально-философские аспекты анализа архетипических функций дома

Ставя перед собой задачу поиска и исследования не только фундаментальных принципов, но и предельных оснований социальности, мы неминуемо пройдем путем актуализации и тематизации Дома, как одного из таких оснований.

Сущностно верно отнесение Дома к проблемам достойным именно социально-философского анализа, углубленного всестороннего его рассмотрения.

Очевидна неполнота анализа социального пространства-времени, если из поля исследования выпадает важная его составляющая единица — Дом.

Идея Дома — есть идея значимая в системе координат оседлого человечества. Центр и зерно оседлого существования, со всеми его конкретными нормативами — жилище, собственность, брак, наследство и т.д. — все это Дом. Все эти конкретные нормативы произрастают из специфики сухопутного существования и особенно из земледелия. Фундаментальный правовой институт, собственность — Dominium — получил свое название от Дома, «Domus». Это очевидно и известно всем юристам. Более того, немецкое слово «Bauer» (paganus, крестьянин) происходит не непосредственно из слова «Ackerbau» (пахота), но от слова «Bau», «Gebaude», «aedificium», т.е. «здание», «постройка», «дом». Оно означало изначально человека, владевшего домом.

Собственно, цивилизованная социальность предполагает, прежде всего, оседлость, высокую культуру освоенного пространства. Противоположной фундаментальной стратегией социума выступает номадизм, в системе которого основоположным архетипом является Дорога.

Представляется необходимым выявить и рассмотреть универсальные, неизбывные функции дома, которые остаются присущими этому понятию, несмотря на любые исторические, религиозные, социальные изменения. На наш взгляд целесообразно выделить следующие функции Дома: жизнеобеспечивающую и спасительную; защитную; нормативно-этическую; социально-консолидирующую; смыслообразующую; идентификационную; исцеляющую и обновляющую (восстанавливающую); сберегающую и эстетически умиротворяющую.

Что собой представляет функция жизнеобеспечивающая и спасительная?

Дом видится как спасительный островок среди непредсказуемости внешнего мира. Прочность, предполагая стабильность, несет в себе момент безопасности. Убежденность дополняется чувством, которое лежит в основе храмостроительства. Храм — Дом Бога, собирающего и хранящего под своим кровом всех единоверцев. «Итак, всякого, кто слушает слова Мои сии, и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот, и он не упал, потому что основан был на камне. А всякий, кто слушает слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое» 1.

У защитной функции Дома свои особенности. Прежде всего следует иметь ввиду, что борьба за существование «вне дома» означает нескончаемый поединок с окружающим миром. Дома же человек

чувствует себя в безопасности, среди своих близких, он имеет возможность отдохнуть в своём уютном уголке. Атмосфера любви и доброжелательства смягчает жесткость жизненных требований. Однако защитная функция Дома проявляется не только в поддержании физической стабильности социума, Не менее важно поддерживать психическую стабильность социума. Социум окунается в привычный психический мир своего Дома (даже если он на данный момент напряженный) и тем самым происходит «снятие» психических нагрузок, полученных вне Дома.

Специфическую роль выполняет смыслообразующая функции Дома.

Дом задает ракурс видения окружающей социальной реальности, культурную призму, сквозь которую осуществляется ее восприятие. Действительно Дом выступает в роли того пространственно-временного континиума, который как в зеркале отражает внешний мир или противостоит ему своим — домашним порядком. В этом смысле Дом может придавать адекватный или иной смысл окружающей действительности.

Не менее своеобразная роль у функции идентификации Дома.

Дом выполняет существенную роль в процессах идентификации, наделяя домочадцев стабильными и непреходящими чертами их облика.

Само понятие «домочадцы» указывает на эту идентифицирующую функцию дома и задает путь его осмысления — все мы чада того или иного дома. В русских фамилиях Иванов, Петров, скрыт ответ на вопрос: из какого семейства-дома ты вышел — из Ивановых (Дом Ивана), Петровых (Дом Петра).

Однако, идентифицурующая способность Дома имеет пределы, оговариваемые ситуацией внедомашней — ситуацией когда не всему свое время и место, иными же словами существуют предметы и субъекты, не охватываемые (не ограниченные)домашним бытием. Речь идет о бездомности как таковой, и о ее видах: маргинальных типах и стратегии «гражданина мира», например.

Космополиты — так же бездомны, как и любой другой человек без постоянного места жительства. Диоген был первым, кто назвал себя космополитом 2. Ход рассуждений Диогена, в результате которых он пришел к положительности для себя такого определения сводился к следующему: вся земля должна служить отечеством, ибо все принадлежит мудрому. Вообще сама потребность человека — жить в Доме, в семье, по мнению киников — суть лишь дурная привычка, мнимая потребность. Соответственно ложными объявлялись нравственные потребности любви, дружбы, чувства семейной привязанности, любви к отечеству. Требование жизни в Доме, объяснялось киниками лишь ссылками на нежность человеческого тела, требующего защиты от холода и сырости, но если лягушки, живущие в болоте обладают еще более нежным телом, нежели наше, то бочки с лихвой достаточно.

Внедомашнее существование следует приписать и так называемым маргиналам, тем кто существует на меже, «на краю» (маргинал — от лат. margo — край) 3 (сам этот термин говорит не в пользу Дома, но в пользу номадного перехода границ). Эти люди не ощущают себя частицей какого-либо места или сообщества. Им чуждо чувство Дома, равно, как и ответственность перед другими. Они предпочитают расширяющееся пространство своего движения месту, с которым отождествляли бы себя, и людям, за которых несли бы ответственность.

Бесспорно, неприкаенность и непривязанность коррелирует с независимостью личности, ее свободой от давления и жесткой регламентацией со стороны всевозможного рода авторитетов.

Идея же Почвы, идея первенства пребывающего Материнского Лона-Дома над преходящими отдельными порождениями, прежде всего внушает сыновнее почтение к тому, что творили, что почитали, чем жили отцы и предки. В этой идее заключена вечная правда спасительного консерватизма.

Однако, несмотря на приведенные выше исключения, нет нужды в выведении специального доказательства в чрезвычайной важности функции идентификации. Более того, Дом как идентифицирующая система выступает первичным моментом в разворачивающемся пространстве дальнейших идентификаций. Наконец, идентификация как отождествление с той или иной человеческой общностью ведет к прояснению своего места в мировом целом.

Особая роль принадлежит исцеляющей и обновляющей (восстанавливающей) функции Дома.

Как доказывают многочисленные исследования по истории и теории архитектуры, смысл и содержание дому способно задавать не только населяющие его жильцы, но и сами стены дома, его внутренняя организация (пространство интерьера), место его локализации — все то, что насыщает место трудноуловимым, но отчетливо воспринимаемым «духом места». Более того, у законченного произведения есть «душа» еще до того, как оно занято людьми. Таким образом, пространство дома пронизано градиентами взаимосвязей и взаимной зависимости.

Интуитивное искусство обустройства жилища «Функ Сой» практиковалось в Древнем Китае на протяжении тысячелетий. Для китайцев, здания — одушевленные предметы, излучающие энергетическое поле, и лежащую в основе всех вещей энергию, называемую «чи». Таким образом, огромное значение придавалось размещению китайских жилищ в физическом пространстве, а также расстановке мебели внутри них.

Искусство обустройства жилища практиковали многие культуры, с теми или иными различиями, но все эти практики сходятся в том, что размещение в пространстве имеет важное значение.

Философствующий архитектор Кристофер Дэй не без оснований утверждает существование архитектуры, которая в состоянии или разрушать физическое и душевное здоровье или укреплять его: «Есть места, вроде уширения коридора, где модно посидеть у окна, и там, сами собой создаются условия приглашающие к общению, и есть места, подобные кабине лифта, где такое едва ли возможно. Есть формы вроде круглого стола, объединяющие людей, и есть иные, вроде прямых коридоров и длинных залов, которые этому препятствуют» 4.

Для Дэнис Линн и ее последователей, дом является развивающейся энергией, обладающей сознанием. Так исследовательница указывает на то, что «у него есть сущность, с которой вы можете общаться: как живой организм, он может исцелять вас и вашу семью, если вы понимаете и уважаете его жизнь. Вы можете так взаимодействовать со своим жизненным пространством, чтобы создавать равновесие и гармонию со всей окружающей вас энергией» 5.

Архитектурная психология исследует бредовые требования к местам, где нам хорошо, где мы можем ощущать себя «дома» или общаться с легкость и тому подобное. В целом, однако, нам редко нужно заглядывать в специальную литературу, чтобы оценить то или иное пространство на степень его приемлемости к уютному и благому проживанию.

Говоря об ответственности архитектора при постройке дома, мы не должны упускать из виду обоюдную взаимозависимость, населяющие дом люди способны изменить и облик дома, и его душу. Мы ответственны за свой Дом. Дом превращает в истинный не комфортабельность, а интимность культурной духовности.

Дом способен питать, поддерживать и уравновешивать душу человека, равно как и обрекать ее на голодание, и подавлять, и извращать. В.Подорога, анализируя творчество Ф.М.Достоевского, заметил, что преступают границу сплошь и рядом люди неустроенные, лишенные дома, в идеальном смысле этого слова, но живущие в не-домах, только претворившихся домом: «Все персонажи, на которых возложена миссия «преступать», сплошь и рядом пребывают внутри сплющенного, деформированного пространства, в неких выжидательных, кумулятивных пунктах, это — «углы», «каюты». «гробы», «шкафы», «комнатенки», «норы» — сравнения часто используемые Достоевским для описания пристанищ его героев. Именно в этих пунктах проживания скапливается энергия своеволия» 6. Здесь ближайшее внешнее окружение — интерьер комнаты — действует как ограничивающее движение препятствие.

Важной является сберегающая функция Дома.

Для Дома как рода и семьи — это сбережение и трансляция опыта, навыков, обычаев и ценностей предшествующих поколений. Для дома как жилище — это надежность предметов обихода. Сберегающая функция Дома к тому же обеспечивает существование и поддержание самой идеи Дома как наиболее оптимальной системы жизнеобеспечения социума в природной среде. Наконец, сберегающая функция Дома способствует генерированию идеи о важности и роли вышеупомянутых функций в стабильности и процветании Дома. Она же постоянно «сигналит» социуму о «болезнях» Дома.

Эстетически умиротворяющая функция Дома проявляется как бы в двух направлениях. Одно из них связано с развитием у социума чувства красоты и эстетического мышления по отношению к Дому. Другое направление обуславливает ориентацию социума на поиски и утверждение таких отношений в Доме, которые бы создавали атмосферу спокойствия, неагрессивности, развивали «мышление ненасилия» в решении домашних и внешних проблем. Собственно это и есть ориентация на реализацию идеи Ф.М.Достоевского (в системе Дома) «красота спасёт мир!»

Выделенные архетипически функции Дома явно показывают их гуманистическую, оптимистическую и гармонизирующую направленность. Проблема состоит в том, что сами по себе функции Дома не обеспечивают соблюдение тех реальных нормативов, которые в них заложены социумом на чувственном и логическом уровнях познания.

Примечания
  • [1] См.: Евангелие от Матфея 7. С.24-27.
  • [2] См.: Трубецкой С.Н. Мораль киников // Курс истории древней философии.-М., 1997.- С.309.
  • [3] См.: Попова И.П. Маргинальность. Социологический анализ. Учебное пособие.-М., 1996.
  • [4] См.: Дэй К. Места, где обитает душа: Архитектура и среда как лечебное средство.-М., 1994.- С.23.
  • [5] См.: Линн Д. Священное пространство: как обустроить мир вокруг себя.- М., 1998.- С.7.
  • [6] См.: Подорога В. Человек без кожи // Ad Marginem’93.-М., 1994.- С.83.
    Работа выполнена в рамках проекта, поддержанного Министерством образования РФ, грант № Г00-1.1-97.

Добавить комментарий