Смерть и бессмертие человека в русской религиозной философии

Русской религиозной философии свойственны два понимания жизни и смерти. Во-первых, жизнь понимается как земная, конкретная, как жизнь в истории и во времени, во-вторых, как жизнь вечная, праведная, настоящая. Судьба человека, поиск смысла жизни связаны с осознанием этих двух граней его бытия. Понимание человека как его собственного бытия, как его жизни входит в русскую философию с учением славянофилов. Живая свободная воля человека, по учению А.С. 
Хомякова, должна реализовать себя в деятельности, главным стремлением которой является стремление к идеалу или к счастью. Переживание счастья свидетельствует о явлении человеку смысла жизни. Смысл же жизни задан объективно, определен метафизическим отношением человека и сущего. Таким образом, человеческая жизнь, сам человек есть единство и различие двух миров: метафизического и феноменального. Их отношение Хомяков традиционно понимает через событие грехопадения и впервые делает акцент на проблеме свободы человека. Хомяков утверждает, что «человек ни в какое мгновение своего существования не является как сущий, но только как стремящийся быть. Это-то стремление к составляет внутреннюю жизнь человека, остановка стремления есть внутренняя смерть» 1.

Проблема свободы и бессмертия человека стала доминирующей в России в конце ХIХ века. Итог свободы и необходимости, как она традиционно рассматривалось в западной культурной традиции, в России стала идеей свободы и спасения, противопоставлением истинной свободной жизни - жизни неистинной, как умиранию. Понимание земной жизни как бытия к смерти было свойственно и западной философии. Русскую мысль отличает убежденность в том, что смерть «должна онтологически обоснована в творении. Иными словами, в боговоплощении и богочеловечстве должно быть дано место … смерти» 2.

Земная жизнь потеряла бы смысл, если бы не был совершен Божественный акт Искупления, смерть Богочеловека, соединяющая в себе смерть человека и умирание Бога, со-умирание единосущной Троицы 3. Благодаря акту Искупления грань смерти оказывается проходимой для верующей любви, становится возможным победить смерть.

Идея победы над смертью волнует многих русских философов. Н.Ф. Федоров мыслит устранение смерти из мира как дело человеческого духа, как торжество человеческой воли, овладевшей законами бытия и покорившей природу. В.С. Соловьев убежден, что определенность жизни в смерти человека зависит от его свободной воли, что «власть судьбы над человеком… обусловлена извнутри деятельным и личным соучастием человека» 4. Человеку дана нравственная сила, он может победить зло в своей душе, может стать поистине сверхчеловеком, который «должен быть прежде всего и в особенности победителем смерти, то есть освобожденным (освободившимся?) от существенных условий, делающих смерть необходимою, и, следовательно, исполнить те условия, при которых возможно или вовсе не умирать, или, умерши, воскреснуть» 5.

Русская философия утверждает необходимость онтологического восхождения человека, нравственного выбора, поиска в себе «внутреннего человека», который «таится на будущее» 6. Это возможно для каждого индивидуального человека благодаря присущему ему стремлению к совершенству, благодаря тому, что борьба добра и зла свершаются только в глубине человеческой души, благодаря участию человека в созидании мира. «Не спасение мира - главный вопрос личный - как мне строить свою жизнь, чтобы приобщиться к началу, в котором залог спасения мира» 7. Победа над смертью невозможна в пределах единичного существования, но путь к ней возможен только как индивидуальный, путь, которым «идут и будут идти многие, на благо всем» 8.

Русской религиозной философией смерть рассматривается как индивидуальный опыт, необходимый человеческой душе для приобщения к вечности. В обыденном сознании нет места принятию смерти, люди видят смерть как нестерпимое противоречие, из феноменального мира, в котором человек живет и в котором строит свою судьбу «конец представляется каким-то внешним, нежданным, насильственным актом» 9. Но в жизни истинной, праведной, духовной смерть представляется не «минусом мироздания», не темным и страшным путем в небытие, а освобождением от тяготы мира, путем к подлинной свободе, к божественному откровению и грядущему воскресению.

С.Н. Булгаков, имевший собственный опыт переживания смерти, утверждает, что смерть каждого человека есть в то же время смерть Христова. Так понятая смерть есть благо, врата бессмертия, «благодатное и радостное событие в софиении мира» 10. Так понятая смерть не бывает безвременной, она есть судьба человека, единство высшего добра и высшего разума, «независимого от нас по существу, но воплощающегося в нашей жизни только через нашу собственную волю» 11. Таким образом, смерть и бессмертие человека понимаются русской философией как его судьба, через смерть достигается бессмертие, постижение своей индивидуальности в единении с Христом.

Примечания
  • [1] Хомяков А.С. Собр. соч.: В 5 тт. Т.I. М., 1911. С.278.

  • [2] Булгаков С. Софиология смерти. // Вестн. РХД. 1979. С.20.

  • [3] См. там же. С.26-27.

  • [4] Соловьев В.С. Философия искусства и литературная критика. М.,1991. С.272.

  • [5] Там же. С.382.

  • [6] Впервые эта идея была высказана Г. Сковородой, который на различении внутреннего и внешнего построил свою антропологию, позже, в софийном идеализме Вл. Соловьева эта идея получила свое полное развитие.

  • [7] Франк С. Смысл жизни. // Вопросы философии. 1990, №6, С.82.

  • [8] Соловьев В.С. Указ. соч. С.383.

  • [9] Булгаков С.Н. Свет невечерний. М., 1994. С.350.

  • [10] Булгаков С.Н. Софиология смерти. С.30.

  • [11] Соловьев В.С. Указ. соч. С.300.

Добавить комментарий