«Взорванная» толерантность

[44]

11 сентября 2001 года стало не только днем, когда были уничтожены здания ВТЦ в Нью-Йорке, символы доминирования США в мире, но и днем подрыва толерантности. Начал складываться новый порядок в мире, в рамках которого вопрос о толерантности должен быть переосмыслен.

Толерантность в США — особом государстве, сложившемся из переселенцев со всего света — формировалась так, как она формируется в иммигрантском обществе. Это особое общество, составленное из людей, рискнувших покинуть свою родину по экономическим, политическим или религиозным причинам и ищущих новую свободную жизнь. Поэтому государство США строит внешний каркас страны, оставляя общим язык первой волны эмиграции, правовые и политические принципы Великобритании, но в отношении всего разнородного человеческого материала держится нейтрально. Государство терпимо ко всем и независимо в выборе собственных целей. «Важно то, что государство оставляет за собой право рассматривать всех граждан как индивидуумов, а не как членов тех или иных групп. Поэтому объектами терпимости являются индивидуальные поступки и решения, … толерантность приобретает совершенно децентрализованный характер: все должны терпеть всех» 1.

Тем не менее, длительный ассимиляционный процесс привел к культурному оскудению индивидуумов и, по свидетельствам некоторых американских исследователей, американцев объединяет небольшой набор общих характеристик: язык, знакомство с бейсболом и баскетболом, принадлежность к единой культуре потребления. Последние годы активно обсуждается американскими деятелями образования, политологами и учеными проблема мультикультурализма. Несмотря на это остается общим признание слабости культурных ассоциаций и групп в США, не выраженности культурной идентичности личности, главным для которой являются не общинные, а индивидуальные формы существования.

События 11 сентября существенно изменили американцев: произошла интеграция нации в результате общей трагедии и перед лицом общей [45]
угрозы, сплочение вокруг президента, претендующего на роль спасителя и подлинного лидера страны. Снижение критичности по отношению к правительству, расширение его полномочий, согласие на ущемление многих личных свобод (тайны переписки, переговоров и другие вмешательства в частную жизнь), атмосфера подозрительности, страха, неуверенности, создание внешнего врага, усиление пропаганды — все это формирует знакомые черты нетерпимого общества.

В международных отношениях отчетливо произошел сдвиг в сторону силовых методов, постоянно декларируемая война с террористами ведется лишь с его последствиями, с его функционерами, без выяснения его глубинных причин. Разделение мира на государства- «источники» терроризма и государства- «борцы» с терроризмом вновь свидетельствует об утрате глобального равновесия.

Между тем закономерен вопрос: что могло быть целью столь ужасающего по масштабам и форме осуществления террористического акта 11 сентября? Это, безусловно, манифестация протеста и нетерпимости, но нетерпимости к чему?

Нетерпимость, как впервые заметный исторический феномен, проявилась в виде борьбы за истину (религиозную истину иудеев, а затем ранних христиан), в дальнейшем она разворачивалась как борьба за власть (борьба католической церкви за духовную и светскую власть в Европе). Новое время, как период фундаментальных культурных преобразований, в русле, как Возрождения, так и Реформации, поставило и разработало вопрос о толерантности. Толерантность как принцип внутригосударственных отношений был утвержден не только и не столько благодаря активности «апостолов толерантности» (Эр. Роттердамского, Дж. Локка, П. Бейля и других), сколько в результате создания экономики капитализма, оформления буржуазии как лидирующего социального субъекта, либерально-демократической формы правления и юридическо-правовой системы. Вопрос об истине в межконфессиональном споре стал решаться на уровне личного выбора при последовательном проведении принципа отделения государства от церкви, вопрос о власти переместился из области идеологии в область сугубо политическую и финансовую. Проблема толерантности вышла на уровень межгосударственных отношений. Она предполагает создание таких взаимоотношений, которые гарантировали бы сохранение мира как разнородного целого.
[46]

Тенденция глобализации, казалось бы, призвана решить эту проблему. Однако, глобализация проявляется в жестком экономическом принуждении, инициирующую роль в котором играют страны — экономические лидеры. Такой вариант объединения мира, сопровождающийся унификацией не только экономической, но и культурной, производится в ущерб национальной и региональной специфике. Протестные антиглобалистские выступления ярко об этом свидетельствуют. Нежелание слышать голос меньшинства мог обернуться событиями 11 сентября. Таким образом, нетерпимость США в современном мире грозит глобальными последствиями, что требует пересмотра основ международных отношений и крайне осторожного применения силы.

Примечания
  • [1] М. Уолцер. О терпимости. М., 2000. С.48.

Добавить комментарий