Описание Райского сада у Иосифа Флавия

[100]

Иосиф Флавий был одним из тех античных авторов, который сумел соединить национальную историю со всемирно-историческим подходом к явлениям прошлого. Безусловными предшественниками Иосифа Флавия в этом отношении были Геродот, Полибий, Диодор Сицилийский, Помпей Трог, Николай Дамасский и другие. Но Иосиф Флавий имел выгодное отличие от этих авторов: в его распоряжении был еще более универсальный всемирно-исторический свод — Библия, трактующая историю мира от его сотворения Богом до времени эллинизма, частью истории которого представляются события истории еврейского народа.

Иосиф Флавий трактует необходимость приоритета универсального, всемирно-исторического взгляда на вещи: этот взгляд выражает именно приоритет Бога над миром, что и оправдывает приоритет общего над частным, всемирного над индивидуальным. Поэтому последовательность событий у Иосифа дана так, как это имеет место в Торе. Иосиф лишь в незначительной мере изменяет библейский текст, что можно было бы назвать авторским переводом. Иосиф не пытается быть оригинальным в передаче библейского текста. Он даже оправдывается, почему «наша книга, по заглавию своему посвященная вопросу о законах и исторических деяниях, настолько подробно занимается вопросами естествознания» (Ant. Jud. Praef. 4). Речь идет о сообщениях Библии о первых днях творения, о начале истории мира.

Перейдя к творению человека Богом, Иосиф Флавий ссылается на Моисея: «После описания седьмого дня, Моисей переходит на почву естественноисторическую, рассказывая о сотворении человека следующее: «Господь Бог сотворил человека, взяв для этого прах от земли и соединив с ним дух и душу. Этот человек получил название Адама, так как человек был сотворен из красной глины» (Ant. Jud. I,1). Особенно интересен естественноисторический взгляд Иосифа Флавия, когда он начинает рассказывать о пребывании Адама и Евы в Эдемском саду. Согласно Иосифу, этот сад насажен Богом и занимает значительную часть всей земли. Естественноисторический взгляд, таким образом, переходит в всемирно-исторический, выраженный у Иосифа более резко, чем в Торе: «Далее Моисей рассказывает, что Господь Бог устроил на Востоке сад и насадил в нем всевозможных растений, среди последних находилось также одно дерево жизни, а другое — познания, по которому можно было бы узнать, что такое [101] добро, и что такое зло. Этот сад был орошаем рекою, которая обтекает вокруг всей земли (подчеркнуто нами — Ю.М.) и распадается на четыре рукава: Фиссон…течет по направлению к Индии и впадает в море, называется Гангом. Евфрат и Тигр текут в Красное море, причем Евфрат назван Фором,…Тигр же — Тиглатом…Река же Геон, протекающая через Египет, означает “текущий к нам с востока”. Греки называют его Нилом» (Ant. Jud. I, 1, 3). Иосиф ничего не говорит о Севере и Юге, а так же о Западе, но при наличии термина Восток эти понятия подразумеваются, поскольку Господь, решив изгнать Адама и Еву из рая, «выселил их в другое место». Об этом же свидетельствуют и последующие упоминания о странствиях Каина «по всей земле», в ходе которых Каин обошел «большую часть земли» (Ant. Jud. I, 2, 1-2).

Иосиф Флавий был одним из самых популярных авторов средневековья. Это произошло потому, что уровень осведомленности автора, использующего для нужд своего повествования Библию, и уровень осведомленности читателя совпадали. Две его работы «Иудейские древности» и «Иудейская война», компилировались множеством историков. «Иудейские Древности» вместе с «Иудейской войной» рисуют картину, отразившую взгляды Иосифа Флавия на всемирную историю, начиная от сотворения мира и заканчивая временем правления римлян. Иосиф Флавий наследует универсальный историзм Библии. Единство Бога диктует и единство истории с началом и завершением. От естественноисторического повествования о райском саде и сотворении человека, Иосиф переходит к всемирной истории человечества.

Описание Рая Иосиф старается сделать рациональным, соответствующим античной традиции. Для Иосифа Флавия Рай имеет свою географию и временную протяженность (он существовал до потопа). В контексте своей всемирной истории он создал также историю Рая. При этом он всячески осуждает зелотов, связывавших победу над Римом с мессианским веком, т.н. раем на земле. Рай для Иосифа был в прошлом и он не видит для него возможности в настоящем.

Работы Иосифа создали приемлемую альтернативу греко-римской языческой историографии, сопоставимую по уровню исторического анализа с ее лучшими образцами. Явная теологическая окраска произведений Иосифа также была привлекательной для средневековых авторов. Множество средневековых историков являлись богословами. Они ориентировали свои труды теологически, поэтому их невозможно понять, отсекая теологию. Соответствие методов исторического исследования Иосифа Флавия нормам античной историографии сделало его посредником между историческими традициями Античности и Средневековья.

Добавить комментарий