Рукопись митрополита Зосимы как памятник русской средневековой культуры

Во второй половине ХV в. на Руси происходили значительные события, на долгое время предопределившие пути ее социально-политического развития. Именно в этот период русской истории закладывались духовные и политические основания государственности Московской Руси. Отсюда становится ясным, почему это время отмечено весьма острой полемикой по тем или иным религиозным и политическим вопросам, что привело в дальнейшем к возникновению новгородско-московской ереси (или ереси «жидовская мудрствующих»). Сущность этого еретического движения, политические и религиозные воззрения еретиков до сих пор во многом не ясны.

Особую роль в еретическом движении играли игумен волоколамского монастыря Иосиф Волоцкий и митрополит русской православной церкви Зосима. Волоцкий игумен обвинял митрополита в «жидовстве» (полном отступничестве от всех норм христианской жизни). Действительные же взгляды Зосимы нам мало известны, поскольку исследователям говорят лишь об одном сочинении митрополита, известного под названием «Извещение о пасхалии», в котором высоким стилем восхваляется великий князь Иван III, а Москва называется «новым градом Константина».

Мне посчастливилось обратить внимание на рукопись Троицкого собрания под №122 (1829), принадлежащую митрополиту Зосиме. Рукопись эта как источник по новгородско-московской ереси не была до сих пор известна исследователям. Именно она обратила на себя внимание П. Флоренского, который изучал проблему Софии, Премудрости Божией.

Рукопись эта носит название «Сия святая Откровения Ивана Богослова и евангелиста Апокалипсис, да в ней служба толковая, да иных приписей без числа, мудрых без меры. А сия книга Зосимы митрополита всея Руси». Написанное в названии имя «Зосима» представляет собой подпись самого митрополита, которая своей весьма причудливой формой весьма отличается от сохранившихся до наших дней подписей других митрополитов — Геронтия и Симона, бывших современниками Зосимы. Помимо этого Зосима оставил свой автограф на 5 листе и в самом конце рукописи. Ясно, что митрополит, подписывая в разных местах свою книгу, обнаруживал тем самым особое отношение к сочинению рукописи.

Особый интерес для нас представляют выписки и толкования на правила соборов и отцов церкви о порядке причащения, молитв за усопших и осуждения церковных и монастырских стяжаний. Выписки эти следующие.

1. Против стяжаний. Ряд выписок из Иоанна Златоуста

Какая польза от милостыни, если от «елинаго изовлещи а другаго облещи»… «Мы ж бесисленаа похищающа творяще, мнимся умолити Бога…»

Этой же теме посвящено и послание св. Сидора Евсевию епископу:

«Слышу о тебе, отче, яко зижеши цорковь в Пилусе и хитростми украсих ея, а лукавству художеством и неправдами ззиидаеши и досадами, стонами убогих человек и нищих сей храм исполнен неправды, точью исполнена крови».

2. О молении за усопших

«Святаго Анастасьа Синайского, Дионисия Ареопагита, Иоанна Дамаскина, Афанасия Великого, из правил святых апостол, Григория Беседовника» и т.д. Основная их мысль заключается в подчеркивании того, что спасение человека от «конечного воздаяния» заключено в нынешней жизни, а не загробной. «Аще малаа и худаа согрешения умершего, приемлет некую пользу… Аще ли люто зело и тяжко согрешения, затвори Бог о нем. Обаче подобает нам пешися о своих душах во всем житие, а по смерти не надеятися прощены быти».

В статье Дионисия Ареопагита прямо подчеркнута мысль, что «праведных молитва в нынечно житии, а несть молитва по смерти».

Основная идея этих выписок состоит в повторяемых неоднократно во многих статьях слова: «И та возда комуждо противу делом его», или «Комуждо по делом его, пожнет всяк, что всеял».

3. О правилах причащения

Это подборка выписок о том, что причащения недостойны сребролюбцы, «лукавые» и т.д. Таких надобно отличать от причастия и не впускать в церкви.

4. Подборка правил, касающихся чистоты монашеской жизни

Общее требование их — полное отлучение от мира, отказ какого-либо личного стяжания, т.е. о выполнении норм общежительного типа монастыря.

Среди выписанных в рукописи правил есть одно, на которое я бы обратил особое внимание. Это правило Никона о милостынях. Речь в нем идет о том, что не стоит «печься о иманиех», собственно, что нестяжательные иноки должны «жить от своего рукоделия». Нестяжательным инокам обращены слова: «Не подобает милостыня в манастырь давать село». Если же клирик, подобные «лихвы истязуя» — «да извержется». «Не подобает от неправды милостыня творити, Бога немилостива творят, но и раздражают, яко аще церкви или манастырю зидают от неправды, тожго подлежит вечному осуждению».

Именно на это правило позже, в самый разгар спора о том владеть монастырям селами или нет, ссылался Вассиан Патрикеев — глава партии нестяжателей.

Таково в самых общих чертах содержание выписок из правил и статей отцов церкви. Общее их направление очевидно: чистота церковной жизни, осуждение монастырских стяжаний, праведные дела. Если рассматривать это содержание сквозь призму времени, следует отметить, что Иосиф Волоцкий был сторонником имущих прав монастырей.

Отсюда становиться ясным, что суть полемики между митрополитом Зосимой и Иосифом Волоцким определялась их отношением к церковному и монастырскому имуществу. Можно предположить, что митрополит Зосима был одним из основателей духовно-политического движения Руси, известно нам под названием «партии нестяжателей». Весьма маловероятным представляется его мнимое обращение в иудаизм, приписанное ему Иосифом Волоцким.

Добавить комментарий