Форма форм в учении Канта

[169]

В принципе, учение о форме форм выражено достаточно четко в философии Канта, но попробуем изложить его на другом языке и рассуждения пойдут приблизительно таким путем.

Формой мы назовем то, что «упорядочевает многообразное в явлении», то есть только оформленность внешнего мира позволяет нам соединять несколько предметов в одном созерцании. Качество принадлежит вещам-в-себе, а форма — человеку; вещь вне восприятия существует сама по себе, а в явлении предмет не может быть одинок. Теперь следует объяснить, как мы можем представить себе несколько различных форм. В форме мы объединяем качества, принадлежащие вещам-в-себе, но не можем соединить несколько предметов в одном созерцании. А, поскольку, такое явление имеет место в любом опыте, мы говорим о существовании особой формы для формы.

Мы не можем познать предмет вне его связи с другими, поэтому любое познание есть познание нескольких предметов, то есть нескольких форм. То, что мы не можем созерцать несколько форм одновременно, видно из картинки, на которой одной чертой изображены лицо и ваза. Человек видит или одну фигуру, или другую, но не обе вместе. Итак, в любом восприятии нам дано несколько предметов, и мы созерцаем их последовательно, значит, любое восприятие есть чередование форм.

То, что мы говорили об априорности формы, можно сказать и о форме формы. Она не выводима из опыта, потому что представление о связи чего-либо должно предшествовать самой связи. Ни одно созерцание не свободно от связи с другими, следовательно, представление о форме форм необходимо. Оно обладает всеобщностью по той же причине. Эта форма бесконечна, а значит, она есть созерцание, а не понятие.

Форма формы принадлежит не предметам и не внешнему созерцанию, но внутреннему чувству. Любая форма сама по себе появляется только в восприятии, и мы не можем говорить о форме вещей-в-себе. Но простая форма имеет место во внешнем восприятии и принадлежит к внешнему миру, так как в ней созерцаются вещи из окружающего мира, а не находящиеся в субъекте. Исследуемая нами форма целиком относится к внутреннему миру, так как в ней мы воспринимаем форму, принадлежащую нам, в еще одной форме.

Сочетание нескольких форм в одном созерцании возможно только путем чередования их, а, значит, во времени. это хорошо видно на примере вышеупомянутого изображения вазы и лица. Мы способны видеть или вазу, или лицо, но не обе фигуры вместе. Два образа воспринимаются последовательно, а не чередуются. Время есть форма формы.

Во времени мы воспринимаем формы предметов, а, значит в нем нет качества, нет объектов и субъекта, которые существуют во внешнем восприятии. [170] Форма не может быть объектом, потому что она находится во внутреннем, а не во внешнем мире. Время есть простое чередование форм. При этом не воспринимается качество вещей, которым принадлежат эти формы, так как для восприятия их требуется отсутствие времени.

Мы созерцаем не временные отношения, но предметы во временных отношениях, а именно в их одновременности или последовательности. Сами эти отношения, как и самость человека, появляются на логическом уровне, и в восприятии их еще нет.

Форма форм есть внутренняя форма чувства, так как в ней, и только в ней, возможно самосозерцание. Действительно, явление есть единственно возможное содержание любого восприятия. И, если, в самом явлении нет того, кому оно является, то, очевидно, мы можем судить о себе только по перечислению этих явлений. Все, что я знаю о себе, открыто мне в последовательности данных мне предметов.

Добавить комментарий