Источники му‘тазилитской литературы по материалам второго собрания А.С.Фирковича.

[39]

Калам, а вместе с ним и му‘тазилизм, достигнув высшей точки своего развития при Аббасидах в X–XII вв., стал сбрасывать научные обороты, некогда мощное идеологическое движение переживало стадию острого кризиса, сопровождавшегося резким падением уровня его влияния и усилением роли «ортодоксального» ислама. Однако это положение дел имело под собой внятные исторические основания. В 1017 г. халиф ал-Кадир издал рескрипт, предписывающий последователям му‘тазилизма отказаться от своего учения и положить конец любым философско-теологическим спорам. Вышеупомянутым халифом был выпущен документ, получивший название «Кадиритский символ веры». По сути, этот документ представлял собою краткое изложение мусульманских догматов, основанных на Коране. Согласно ему, всякий кто придерживался му‘тазилитских взглядов, объявлялся еретиком и безбожником.

Му‘тазилизм как форма свободного волеизъявления, дискурс калама был сохранен в шиитских сектах Йемена, Ирака и Ирана. Вместе с тем, большая часть му‘тазилитской литературы была обречена на уничтожение, по словам семитолога А.Я.Борисова, «со стороны ортодоксов» [Борисов 2002: 219]. Только малая её часть уцелела благодаря трем известным путям, и, одному ранее неизвестному пути, открытому А.Я.Борисовым [Старкова 2002: 3–13], погибшим в годы блокады Ленинграда [Крачковский 1958: 169]. Так, уцелевшие остатки некогда мощного идеологического му‘тазилитского движения сохранились в памятниках зайдитской литературы 1, чуть позже открытых в 1950-х гг.[40] в ходе научных экспедиций египетскими учеными в Йемене 2. Вторым источником му‘тазилитской литературы, согласно шведскому ученому Хенрику Самуэлю Нюбергу, являются частные собрания мусульманских ученых, часто, по своему характеру имеющих полемический характер [Nyberg 1925: 10]. Эти авторы не всегда пренебрегали му‘тазилитским знаниями в силу ценных и полезных сведений, которые они заключал в себе. Соответственно этому они приводились мусульманскими богословами-ортодоксами в неизменном виде. Третьим источником, вслед за Х.С.Нюбергом, А.Я.Борисов отмечает несколько единичных памятников му‘тазилизма, спасшиеся совершенно случайно. Наконец, четвертым, важным для нас источником уцелевшей му‘тазилитской письменности является старая арабоязычная литература восточных караимов (евреев Востока), который был открыт вышеупомянутым талантливым ученым семитологом и иранистом Андреем Яковлевичем Борисовы в 30-х годах XX в. в Рукописном отделе Государственной Публичной библиотеки им. М.Е.Салтыкова-Щедрина г.Ленинграда.

К трем ранее известным источникам по истории му‘тазилитской догматики А.Я.Борисов присоединяет еще четвертый — библиотеку караимов. Выступив с докладами о му‘тазилитских рукописях на I (1936 г.) и II (1937 г.) сессиях арабистов Советского Союза, он обнаружил во Втором собрании А.С.Фирковича 13 фрагментов рукописей сочинений авторитетов му‘тазилизма, в общей сложности около 1100 листов арабского текста, переписанные караимами примерн в конце XI в.н.э. в Северной Африке. В статье А.Я.Борисова «Об открытых в Ленинграде му‘тазилитских рукописях и их значении для[41] истории мусульманской мысли» намечена историческая линия развития му‘тазилилизма, которая завершается перечнем новых рукописных источников, обнаруженных в Ленинграде [Борисов 2002: 238–250]. В сущности, он был первым, кто изучил и описал данное собрание. Имеются отдельные исследования относительно восточных рукописей Рукописного фонда РНБ им.М.Е.Салтыкова-Щедрина, но отдельного специального отечественного труда о му‘тазилитских рукописях из собрания А.С.Фирковича так и не вышло. Только лишь известно, что в первой четверти XX века с собранием рукописей А.С.Фирковича работал знаменитый исламовед В.В.Бартольд. Однако у В.В.Бартольда мы нигде не встречаем упоминаний о вышеупомянутом собрании рукописей.

Непосредственное воздействие му‘тазилитской философии был оказано на ближневосточную средневековую философскую письменность караимов, которая в большей степени испытала на себе ее влияние, чем на труды раббанитов. Основными представителями караимской письменности по философии являются Абу Йусуф Йа‘ку ал-Киркисани, Абу-л-Фадл Сахл ат-Тустари, Абу Йа‘куб Йусуф алБасир и Абу-л-Фарадж Фуркан. Их труды представляют, в своей основе, по словам А.Я.Борисова, «лишенные оригинальности свод позднему‘тазилитских воззрений» [Борисов 2002: 219]. Сообразно этому караимские философы и ученые рассматривали современное им учение му‘тазилитов как имеющее актуальное значение в общественно жизни халифата. Многие из них, изучая и переписывая для себя основные му‘тазилитские трактаты, писали еврейскими буквами, некоторые из них только арабскими, при этом все они писали на арабском языке. Таким образом, му‘тазилитские сочинения были и сохранены и благодаря активной деятельности караимов. Эти сочинения дошли до нашего времени. Нередко они представлены во фрагментах, не полностью утраченные списки рукописей, не всегда в хорошем состоянии, тем не менее, в конечном счете, уцелевшие в караимских генизах Палестины и Египта, ставших приютом му‘тазилитских памятников. Как раз из этих гениз составлялись основные коллекции еврейских, еврейско-арабских арабско-еврейских рукописей в Лондоне, Берлине, Иерусалиме и Санкт-Петербурге. В частности, знаменитая богатейшая коллекция восточных рукописей (на древнееврейском, самаритянском, караимском, арабском,[42] турецком и др. языках), собранная крымским хахамом (главой) караимов, путешественником, археологом и педагогом Авраамом Самуиловичем Фирковичем (1787–1874) во время его поездок по Востоку и хранящаяся в настоящее время в Российской национальной библиотеки им.М.Е.Салтыкова-Щедрина.

Во Втором собрании Фирковича А.Я.Борисов обнаружил 13 фрагментов рукописей сочинений известных му‘тазилитских авторов (№№ 100, 103, 104, 105, 111); в общей сложности эти фрагменты занимают около 1100 листов арабского текста. Среди них он отметил и ряд отрывков (около 10) меньшей величины — по несколько листов каждый [Борисов 2002: 220]. На сегодняшний день насчитывается 39 дополненных фрагментов, достаточно подробно описанных [Schmidtke 2007: 377–462]. Известно, что в первой четверти XX века с собранием рукописей А.С.Фирковича работал исламовед В.В.Бартольд. На обложке одной рукописи, по словам А.Я.Борисова, была выполнена им приписка: «Часть сочинения (листы сильно пострадали) по вопросам ислам и мусульманского права и благочестия. Автор, вероятно, Ибн Кудам ал-Макдиси; есть ссылка на его более раннее сочинение , ср. Брок. I, 398, м.б. ?» [Борисов 2002: 234] 3. Все обнаруженные фрагменты написаны на старой восточной бумаге: крупны квадратным еврейским письмом и беглым насхом, самым распространенным, обыденным письмом на Ближнем Востоке, как правило, абсолютно лишенным диакритических точек. Большая часть фрагментов повреждена тлением и жучком. Рукописи были отреставрированы в середине 80-х годах XX в. Плохая сохранность и мало разборчивый почерк насх рукописей дают нам представление о том, что перед нами, по все видимости, поспешно выполненные записи, скорее всего, черновики. В рукописях встречаются записи на полях, зачеркнутые слова и строки,[43] исправления переписчиков и читателей. Что касается структурных подразделений фрагментов, то, как правило, они имеют две формы: фасл (глава) и калам (рассуждение), маса’ил (вопрос) и джаваб (ответ).

Из обнаруженных му‘тазилитских фрагментов единственны датированный относится к концу XI в., остальные, вероятней всего, были переписаны в том же столетии в Северной Африке. Таким образом, это позволяет сделать вывод о том, что му‘тазилитские фрагменты из коллекции А.С.Фирковича содержат сочинения более древней и прославленной школы му‘тазилитов — басрийской. В то врем как литературная традиция поздней багдадской школы му‘тазилитов перешла к зайдитам, йеменским сектам. Представление о предмета дискуссий между басрийской и багдадской школами дал известны му‘тазилит Абу Рашид ан-Найсабури (ум. 1024) в своем трактате алМаса’ил фи-л-хилаф байна-л-басрийин ва-л-багдадийин (О разногласия му‘тазилитских школ Багдада и Басры) [ан-Найсабури 1979].

Однако в ленинградском собрании рукописей мы не находим сочинений ранних представителей басрийской школы. Между тем, среди рассматриваемых му‘тазилитских фрагментов были обнаружен трактаты последователей басрийской школы му‘тазилитов второй половины X и первой половины XI вв. Практически в каждом фрагмент цитируется кади-л-кудат (верховный судья, главный судья) ‘Абд алДжаббар 4. Следует упомянуть, что позднейшие му‘тазилиты, цитируя[44] кадия ‘Абд ал-Джаббара, называют его всегда по одному титулу, без присоединения имени 5. знаменитых авторитетов этой школы. В коллекции найдены фрагменты трактатов Абу ‘Али ал-Джубба’и Китаб алИнсан? 6 и Абу-л-Хасана ‘Абд ал-Джаббара Китаб ал-Мугни фи абва ал-таухид ва-л-‘адл (Свод о положениях поборников справедливости единобожия), 281 л. [Firk. аrab. 104, 105 (лл. 14–92) у Шмидтке II Firk. Yevr.-arab. I 1104 & Firk. аrab. 28; также см.: ‘Абд ал-Джаббар. Китаб ал-Мугни фи абваб ал-таухид ва-л-‘адл (Свод о положениях поборников справедливости и единобожия). T. I-XVI. Каир: Вахба, 1962–1966.] 7, Китаб ал-Мухит би-т-таклиф 8, Усул ал-хамса (Пять принципов) 9.

В тексте рукописи Китаб ал-мухит имеются ссылки на два других сочинения ‘Абд ал-Джаббара: 1. ал-Китаб ал-Мугни или ал-Мугни; 2. Китаб ад-дава‘и ва-с-савариф 10. Насколько известно, оба произведе[45]ния не сохранились. Необходимо сказать, что А.Я.Борисовым был установлено подлинное авторство ал-Мухит, ибо по недоразумению исследователей (П.Франкл, М.Штейншнейдер) данное произведение было внесено в список трудов караимского писателя XI в. н. э. Аб Йа‘куба Йусуфа ал-Басира (ум. 1040) [Борисов 1935: 273]. Второй фрагмент рукописи коллекции А.С.Фирковича, принадлежащей перу ‘Аб ал-Джаббара, заключает в себе часть сочинения, название которого А.Я.Борисову установить не удалось 11. В настоящее время, как был обнаружено, фрагмент рукописи мусульманского кадия из Рея принадлежит вышеназванной его работе ал-Мухит [Schmidtke 2007: 396], [Firk. arab. 90].

Как было сказано выше, ‘Абд ал-Джаббар привлек к своей школ многочисленных талантливых и одаренных учеников, написавших фундаментальные труды по философии позднего му‘тазилизма. Среди его учеников в Рейе был Абу-л-Хусайн Мухаммад ибн ‘Али ибн ат-Таййи ал-Басри (ум. 1044–1045), на первых порах трудившийся в должност врача. Абу-л-Хусайн ал-Басри принадлежал к ханафитскому толку 12.
[46]

Несмотря на то, что его взгляды, как правило, презирались школой ал-Бахшамиййа, в конечном счете, он был признан в качестве основателя поздней школы му‘тазилитской мысли.

Поздние му‘тазилитские источники дают нам скудную информацию о конкретных местах (моментах) той критики Абу-л-Хусайна алБасри традиционного учения ал-Бахшамиййа, вызвавшей такую остру реакцию в этой школе. Некоторый свет пролил его современник, караимский теолог Абу Йа‘куб Йусуф ал-Басир (ум. 1040), находивший, что эта неприязнь была сокрыта в ранних противоречиях, в частности, в полемическом опровержении Абу-л-Хусайна доказательства существования Бога [Ancori 1957: 72]. Как отмечалось выше, еврейская философско-религиозная мысль уже давно была открытой для влияния му‘тазилитского калама. С приходом школы ал-Бахшамиййа в Багда в X веке, она получила общественное признание, так что некоторые иракские еврейские ученые были тесно связаны с преподаванием этого учения. Среди раббанитов, открыто принявших учение ал-Бахшамийй в своих сочинениях был Самуел бен Хофни Гаон (ум. 1013) глава Йешива Сура в Багдаде [Sclare 1996:]. Караим Йусуф ал-Басир, молодой современник Самуела бен Хофни, по всей видимости, также приобрел свои знания в области му‘тазилитского калама в Ираке и принес их с собой в Иерусалим, став ведущим караимским богословом и авторитетны писателем начала XI века. В любом случае, ал-Басир хорошо известен как деятельный и предприимчивый последователь (сторонник) теологического учения кади ‘Абд ал-Джаббара. Именно исходя из проблематик ал-Бахшамиййа учеников ‘Абд ал-Джаббара, ал-Басир отстаивает тради[47]ционное му‘тазилитское доказательство существования Бога, выступа против аргументов Абу-л-Хусайна ал-Басри, и, подчеркивая несуразны последствия, которые, как он утверждает, вытекают из них.

Как было установлено, три больших фрагмента разных копий (списков) Абу-л-Хусайна ал-Басри трактата Китаб Тасаффух ал-адилл (Испытание доказательств) сохранились в коллекции А.С.Фирковича 13. Один из них, написанный арабским рукописным шрифтом, содержи треть работы и имеет запись (отметку) на первом листе на древнееврейском языке о том, что трактат был составлен за счет благочестивого пожертвования Йашара (Сахла), сына «вазира» Хеседа (ал-Фадла) атТустари, для его потомков 14. Второй фрагмент также написан арабскими буквами, рукою Абу-л-Хасана ‘Али ибн Сулаймана ал-Мукаддас [II Firk. arab. 103], караимского филолога родом из Иерусалима, который был тесно связан с Сахлом ибн ал-Фадлом. Последнего он считал своим учителем. Сахл ибн ал-Фадл ат-Тустари, ведущий караимский богослов в Египте, очевидно, был заинтересован в продвижении изучения теологии Абу-л-Хусайна ал-Басри в караимской общине 15. Наконец, третий недатированный фрагмент, выполненный еврейскими буквами, возможно, был написан примерно в одно и то же время с двумя первыми 16.

Самым примечательным фрагментом из му‘тазилитских рукописей Второго собрания Фирковича является датированная рукопись на араб[48]ском языке. Фрагмент принадлежит перу известного шиитского деятеля аш-Шарифа ал-Муртады (966/967–1044) 17. Умер он в своем доме в Багдаде в 1044 г. 18 Надпись из колофона гласит: «Книга “Сокровище сведущего и разумение наставленного” завершена аш-Шарифом ал-Джалиле ал-Муртадой (да будет доволен им Аллах!) и переписана с копии дл себя ‘Али ибн Сулайманом в Фустате (Египет) в месяце раджабе 472 г. по х. [1083 г. н. э.]. Хвала Богу за Его милости, и Его для меня достаточно, и на Него одного я уповаю» [II Firk. arab. № 111: 154б]. Текст называется Китаб захират ал-‘алим ва-басират ал-мута‘аллим — «Сокровище сведущего и разумение наставленного». В ходе исследований датированной рукописи, принадлежащей перу ал-Шарифа ал-Муртады, и переписанной ‘Али ибн Сулайманом, было установлено, что она был составлена раньше обнаруженных двух более поздних персидских списков, изданных в Куме Ахмадом ал-Хусайни в 1990 г. [аш-Шариф алМуртада 1990].

Исследование обнаруженной рукописи ал-Муртады Китаб захират имеет большое значение для изучения позднего му‘тазилизма. В списке сочинений ал-Муртады, приведенном К.Брокельманном Х.Халифой, наименование Китаб захират отсутствует. Именно поэто[49]му эта рукопись вызывает исследовательский интерес и представляет собой уникум 19. Структурное подразделение сочинения имеет названия фасл (раздел) и калам (рассуждение), каждый из них имеет свое самостоятельное название.

Как уже говорилось, сочинение было переписано известным средневековым караимским переписчиком и писателем — ‘Али ибн Сулайманом ал-Мукаддаси. Достоверно известно, что копия была закончен в Египте в 1083 г.н.э. Вероятно, ‘Али б. Сулайман сделал копию трактата Китаб захират ал-Муртады в одной из общедоступных библиотек при мечети или медресе, где существовала традиционно устойчива практика, при которой частным лицам разрешалось переписывать дл себя безвозмездно те или иные сочинения из этих библиотек [Акимушкин 1984: 20].

Ряд других фрагментов занимают гносеологические проблемы 20. Особое место в них занимают рассмотрение таких проблем, как существование создателя, свобода воли человека, теодицея и мораль (алкалам ал-‘адл). Встречаются имена Абу ‘Али, Абу Хашима, Абу ‘Аб Аллаха; каждое упоминание имени предваряется почтительным обращением — шайхуна (наш учитель). В некоторых рукописях имена Аб ‘Али ал-Джубба’и и Абу Хашима имеют интересные аббревиатуры: первый обозначается как одиночный айн, второй как одиночный круглый ха[50] [Firk. аrab.: 238]. Надо особо отметить, что обнаруженные материал включают в себя многочисленные ссылки на трактаты и цитаты из н дошедших до нас сочинений таких известных му‘тазилитских авторов, как Абу ‘Али ал-Джубба’и, Абу Хашим, ал-Джахиз, ан-Наззам, ал-Басри, ал-‘Аллаф, ал-Му‘тамираи др. Иногда имеются только ссылки на произведения: Китаб ат-та‘дил ва-т-таджвир Абу ‘Али ал-Джубба’и; Китаб накд ат-тадж Ибн ар-Раванди; ал-Китаб ал-джами‘, Китаб алинсан, Накд китаб Аббад, Накд ал-абваб, ал-Багдадийат Абу Хашима; Накд китаб ал-хатир ли-ибн ар-Раванди ал-Басри. По сути, фрагмент принадлежат тому времени, когда основные му‘тазилитские сочинения были написаны, — эпохе обострившихся идейных противоречий. Учение му‘тазилитов переживало острый кризис, не найдя поддержки, главным образом, у верхушки власти, оно постепенно вырождалось в своего рода моралистический ригоризм.

Между тем, второе собрание арабских рукописей А.С.Фиркович по количеству му‘тазилитских фрагментов является самым крупным на сегодняшний день. Вновь обретённые идеи мутакаллимов, оживаю в сознании современных мусульман — в сознании людей, религиозно мыслящих и не могущих порвать с верой, но в то же время, ощущающих потребность в трансформации установлений ислама, сложившихся многие века назад. Сообразно этому, му‘тазилитские фрагменты, найденные А.Я.Борисовым в ленинградском восточном рукописном фонде, содержат ценнейшие материалы по истории философии му‘тазилитског калама, их изучение в значительной степени позволили бы расширить дополнить наши представления к уже имеющимся источникам — к сочинениям ан-Найсабури, ал-Багдади, ‘Абд ал-Джаббара, аз-Замахшар и др., а также углубить наши познания в области теологии и этики ислама, натурфилософии.

Примечания
  • [1] Зайдиты выступали как религиозно-политическая группировка. Они признавали имамат Зайда ибн ‘Али (погиб в 740 г.). В вопросах догматики для зайдитов характерно почти полное принятие теологической системы му‘тазилитов. Зайдиты приняли и усвоили му‘тазилитские догматы об отвержении антропоморфизма, об отрицании предопределения и о свободе воли [Петрушевски 1966: 246].
  • [2] Результаты научной экспедиции были опубликованы Халилем Йахьей Нами в его докладах ал-Ба‘са ал-мисриййа ли-тасвир ал-махтутат ал-‘арабиййа фи билад ал-Йаман — Египетская научная экспедиция по описанию арабских рукописей в Йемене (Каир, 1952) и Ка’има би-л-махтутат ал-‘арабиййа ал-мусаввара би-л-микрауфилм мин ал-Джумхуриййа ал-‘арабиййа ал-Йаманиййа — Каталог микрофильмокопий арабских рукописей Арабской Республики Йемена (Каир, 1967) [Roper 1994].
  • [3] В настоящий момент на обложке рукописи II Firk.arab. № 111 приписки Бартольда нет. Возможно, это связано с реставрационными работами над рукописью, которые проходили в 1985 году. В отделе рукописей РНБ не оказалось подробных описаний о реставрационной работе, поэтому куда подевалась старая обложка с припиской В.В.Бартольда неизвестно. Следовательно, обложка рукописи «неродная». Каталог описания восточных рукописей был составлен В.В.Лебедевым под редакцией А.Б.Халидова.
  • [4] Абу-л-Хасан ‘Абд ал-Джаббар ибн Ахмад ибн ‘Абд ал-Джаббар ал-Хамадан происходил из селения Асадабад. В начале своей духовной деятельности бы активным поборником аш‘аритского калама, затем оставив его, он перешел н сторону му‘тазилитов, присоединившись к басрийской школе ал-Джубба’ийа. Основателем этой школы был отчим и учитель ал-Аш‘ари — лидер басрийских му‘тазилитов Абу ‘Али ал-Джубба’и, как было сказано выше, фрагмент сочинения которого (Китаб ал-Инсан?) был предположительно найден в коллекции А.С.Фирковича. Существует общее мнение, что трактаты ал-Джубба’и не сохранились. В целом его воззрения протекали в общем русле му‘тазилитской философии, особо стоит выделить его концепцию извечности (кидам) Бога ка Его реальной сущности (хакика) [Ислам. Энциклопедический словарь 1991: 68]. Широкую популярность учение ал-Джубба’ийа получило благодаря сын ал-Джубба’и, Абу Хашиму ‘Абд ас-Саламу, основателю «значительнейшего и поздних му‘тазилитских толков» [Борисов 2002: 222], ал-Бахшамиййа.
  • [5] II Firk. herb. arab. Ms. № 4814: ва кала кади-л-кудат фи-л-Мугни — «и сказа кадий кадиев в ал-Мугни (имеется в виду одна из книг этого автора, до нас н дошедшая)» [Борисов 1935: 275].
  • [6] Firk. аrab. 394. Двусторонний лист 14,7×10,3 см, 7 строчек на листе. Фрагмент является частью введения трактата о человеке, составленном в форме са’ил (вопроса). Начало отсутствует. По предположительной версии С. Шмидтке фрагмент может являться частью сочинения Абу ‘Али ал-Джубба’и Китаб ал-Инса [Schmidtke 2007: 451–452].
  • [7] Firk. аrab. 104, Firk. аrab. 105 (лл. 14-92) у Шмидтке II Firk. Yevr.-arab. I 1104 & Firk. аrab. 28. Так же см.: ‘Абд ал-Джаббар. Китаб ал-Мугни фи абваб ал-таухи ва-л-‘адл (Свод о положениях поборников справедливости и единобожия). T. I–XVI. Каир: Вахба, 1962–1966.
  • [8] II Firk. hebr. arab. I 3033, 30 л., 14×18 см, [у Борисова]; крупное квадратное еврейское письмо, 21 строка на странице; рукопись в удовлетворительном состоянии, некоторые листы повреждены. Firk. аrab. 90, 3104, Firk. hebr. arab. II 1224, 2363, 2370, II Firk. hebr. arab. II 2366. У Хаджжи Халифы — № 11569 Мухи ал-кади, фрагменты которой, в извлечениях (ал-Маджму‘) Хасана ибн Ахмад ибн Маттавайхи (XII–XIII вв. н. э.), хранятся в Берлине (Ahlwardt № 5149 — у Брокелманна ошибочно указан № 5150 [Brockelman: 419].
  • [9] Firk. аrab. 259. Также см.: [‘Абд ал-Джаббар 1965].
  • [10] По всей видимости, творческое наследие кадия ‘Абд ал-Джаббара было более чем значительным. Об этом говорят фантастические цифры рукописных листов всех его сочинений — 400 тысяч. В 970 г. н. э. убежденный последователь му‘тазилитских взглядов вазир ас-Сахиб Абу-л-Касим Исма‘ил Ибн ‘Аббад (ум. 995) при Бувайхидов пригласил ‘Абд ал-Джаббара из Багдада в Рей, где последний был уполномочен званием кади-л-кудат на территории владения Му‘айад ад-Даула. За свою чуть более полувековую деятельность в Рейе, при поддержке своего опекуна, ‘Абд ал-Джаббар основал значительную школу с большим количеством её последователей и приверженцев. Таким образом, возрождение му‘тазилизма в X веке позволило расширить границы его влияния на северо-восточные области халифата, что позволило му‘тазилизму просуществовать еще несколько столетий [Борисов 2002: 222]. В ту пору, его трактат пользовались невероятным успехом, а сам он был признан как выдающийся теолог калама своего времени. Всё же их постигла та же участь му‘тазилитской литературы, подвергшейся уничтожению. В настоящее время известны несколько его трактатов: 1. Танзих ал-кур’ан ‘ан ал-мата‘ин (Очищение Коран от поношений), изданный в 1326 г. х. (1908 г. н. э.); 2. ал-Китаб ал-мухит бит-таклиф, или ал-Мухит (Книга, содержащая все то, что возлагается [на верующего]), трактат сохранился благодаря эксцерптам (ал-маджму‘) ученика ‘Аб ал-Джаббара — Абу Мухаммаду ал-Хасану ибн Ахмаду ибн Маттавайхи. Тру сохранился в одной рукописи Берлинской библиотеки [Ahlwardt 1892].
  • [11] II Firk. hebr. arab. nova Ms. № 1224a, 67 л., 14×17,5 (см. [Борисов]); крупное квадратное еврейское письмо, 20 строк на странице, рукопись в хорошем состоянии [Firk. arab. 90, 92 л.].
  • [12] Вероятно, он был воспитан в духе му‘тазилитского вероучения. Он был отправлен в Багдад для подготовки к медицинской карьере, однако, изучение медицины вовлекло его в исследование философских наук. Подвязавшись в качестве студента к ‘Абд ал-Джаббару, он стал подвергать сомнению и критик некоторые взгляды своего учителя во время занятий, тогда как учитель с невозмутимостью принимал его критические замечания. Большинство других его учеников были возмущены столь откровенной неосмотрительностью ал-Басри подозревали его в корыстных побуждениях, стремлением получить личную выгоду путем критики их уважаемого учителя. Последователь ‘Абд ал-Джаббар ал-Хаким ал-Джушами (ум. 1101) позже напишет, что Абу-л-Хусайн подвергся остракизму со стороны его коллег-философов за то, что он запятнал философию не надлежащими аргументами [Ибн ал-Муртада1961: 119]. Op. cit.: [Madelung, Schmidtke 2006: 1].
  • [13] Абу-л-Хусайн ал-Басри Китаб Тасаффух ал-адилла ( cм.: II Firk. hebr. arab. 4814 еврейскими буквами, II Firk. arab. 655 и II Firk. arab. 103). Китаб Тасаффу ал-адилла были изданы В.Маделунгом и С.Шмидтке в Висбадене в 2006 г.
  • [14] II Firk. arab. 655 л. 1 а. Абу Наср ал-Фадл ибн Сахл ат-Тустари на самом дел не был вазиром, но как только любимая мать и казначей халифа ал-Мустансир стали сильными соперниками вазира Абу-л-Бараката ал-Джарджара’и, он осуществил его падение. Он был замучен до смерти в 1048–1049 гг. н. э.
  • [15] Однако богословское учение самого Сахла ат-Тустари еще подробно не был изучено, ни одна из его работ не была опубликована. Краткие выдержки трех, отчасти сохранившихся, его произведений, отражавших его одобрение богословских взглядов Абу-л-Хусайна против изучения школы кади ‘Абд ал-Джаббар были изданы и переведены В.Маделунгом и С.Шмидтке [Madelung, Schmidtk 2006: 61–90]; [Schwarb 2006: 61–105].
  • [16] II Firk. hebr. arab. I 4814. Рукопись была переписана с арабского оригинала несколько иной редакции, чем II Firk. arab. 103.
  • [17] Полное имя автора рукописи — аш-Шариф ал-Муртада Абу-л-Касим ‘Ал б. Тахир Аби ‘Али ал-Хусайн б. Муса б. Мухаммад б. Ибрахим б. Муса ал-Кази б. Джа’фар ас-Садик б. Мухаммад ал-Бакир б. ‘Али Зайн ал-‘Абидин б. ал-Хусaй б. ‘Али б. Аби Талиб. Родился и умер в Багдаде, в районе Карха. Биографы ашШарифа ал-Муртады, называют его адибом (воспитанный, просвещенный), т есть образованным человеком, имеющим широкие познания в разных отраслях науки [Мухйи ад-Дин 1957: 5]. Благодаря своим знаниям и авторитету среди шиитов, он удостоился чести носить двух почетных прозваний: зу-л-Мадждайн (обладатель двух слав) и ‘алам ал-Худа (знающий верный путь) [Madelung 1982: 791].
  • [18] Будучи знаменитым теологом-имамитом, грамматиком, толкователем, филологом, писателем и поэтом, ал-Муртада и его младший брат аш-Шариф ар-Рад (970–1016) были благородного происхождения, они являлись прямыми потомками ‘Али б. Аби Талиба Абу-л-Хасана ал-Муртады (ум. 21 января 661) — четвертого праведного халифа. Про таких людей арабы говорили: аш-шараф насаб — «благородство заложено в крови». Их отец — аш-Шариф зу-л-манаки ал-Хусайн б. Муса ал-Мусави — был известным накибом — хусайнидом [Каххала 1961: 81–82].
  • [19] В настоящее время рукопись хранится под шифром II Firk. arab. № 111, Ms. № 21(Ф. 946, опись № 4, часть 4), размер листа 14,5×11,5, текстовое поле 12,5–13,5×10; 16-19 строк на листе; бумага старая восточная, почерк насх. Данна рукопись ранее была известна под следующим шифром: II Firk.arab. № 11, Ms. № 21. Рукопись частично имеет диакритические знаки, которые немногочисленны и размещены не систематично, но чаще всего диакритические точки пропущены. Что касается знаков огласовки, то они совершенно отсутствуют. К сожалению, рукопись не сохранилась целиком. Многие листы значительно повреждены. Окончательная нумерация листов была сделана в условиях реставрации.
  • [20] Firk. hebr. arab. Ms. № 1104, 131 л., 14×17,5 см [у Борисова]; небрежный насх, лишенный диакритических точек, некоторые листы повреждены, неаккуратно выполнены записи, строки перечеркнуты, начало и конец рукописи отсутствуют. Также несколько глав двух вышеупомянутых фрагментов II Firk.arab. № 111, Ms. № 21 (II Firk.arab. № 11, [у Борисова]); (II Firk. hebr. arab. nova Ms. 1224а, [у Борисова]).

Литература
  • [1] Firk. arab. — Архив РНБ им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. II собрание А.С.Фирковича. Собрание арабских рукописей.
  • [2] II Firk. arab. № 111. — аш-Шариф ал-Муртада. Китаб захира ал-‘алим в басират ал-мута‘аллим. Л. 154. [51]
  • [3] II Firk. hebr. arab. — Архив РНБ им. М.Е.Салтыкова-Щедрина. А.С.Фиркович, Второе собрание. Еврейско-арабские рукописи. Новая серия.
  • [4] ‘Абд ал-Джаббар 1965 — ‘Абд ал-Джаббар. Шарх ал-усул ал-хамса (Разъяснение пяти принципов). Каир: Вахба, 1965.
  • [5] Акимушкин 1984 — Акимушкин О.Ф. Заметки о персидской рукописно книге и ее создателях // Очерки истории культуры средневекового Ирана. Письменность и литература. Культура народов Востока. Материал и исследования. М., 1984. С. 8–57.
  • [6] ан-Найсабури 1979 — ан-Найсабури. ал-Маса’ил фи-л-хилаф байна-лбасрийин ва-л-багдадийин (О разногласиях му‘тазилитских школ Багдада и Басры. Бейрут, 1979.
  • [7] аш-Шариф ал-Муртада 1990 — аш-Шариф ал-Муртада. аз-Захират ф ‘илм ал-калам (Сокровище в науке калам) / Под ред. А. ал-Хусайни. Кум, 1990.
  • [8] Борисов 1935 — Борисов А.Я. Заметки о литературном наследии Юсуф аль-Басира // Известия Академии наук СССР. М., 1935. C. 273–285.
  • [9] Борисов 2002 — Борисов А.Я. Мутазилитские рукописи Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде // Православный Палестинский сборник. Выпуск 99 (36). А.Я. Борисов. Материалы и исследования по истории неоплатонизма на средневековом Востоке. СПб, 2002. С. 219–238.
  • [10] Борисов 2002 — Борисов А.Я. Об открытых в Ленинграде мутазилитски рукописях и их значении для истории мусульманской мысли // Православный Палестинский сборник. Выпуск 99 (36). СПб, 2002. С. 238–250.
  • [11] Ибн ал-Муртада 1961 — Ибн ал-Муртада. Табакат ал-Му‘тазила / Под ред. С.Дивальд-Вильцера. Висбаден, 1961. С. 119.
  • [12] Ислам. 1991 — Ислам. Энциклопедический словарь. М., 1991.
  • [13] Каххала 1961 — Каххала О. Му‘джам ал-му‘аллифин (Словарь авторов). В 14 т. Дамаск, 1957–1961. Т. 7. 1961.
  • [14] Крачковский 1958 — Крачковский И.Ю. Арабистика в СССР // Крачковский И.Ю. Избранные сочинения. Т. V. М.; Л., 1958.
  • [15] Мухйи ад-Дин 1957 — Мухйи ад-Дин ‘А. Адаб ал-Муртада: мин сиратих ва-асарихи. Багдад, 1957.
  • [16] Петрушевский 1966 — Петрушевский И.П. Ислам в Иране в VII–XV вв. Л., 1966.[52]
  • [17] Старкова 2002 — Старкова К.Б. А.Я.Борисов и его труды по истории средневековой философии на Ближнем Востоке // Православный Палестинский сборник. Выпуск 99 (36). СПб, 2002. С. 3–13.
  • [18] Ahlwardt 1892 — Ahlwardt W. Verzechniss der arabischen Handschriften. Berlin, 1892. № 5149
  • [19] Ancori 1957 — Ancori Z. Ibn al-Hiti and the Chronology of Joseph al-Basir // Journal of Jewish Studies. VIII, 1957. P. 71–81.
  • [20] Brockelman — Brockelman C. Geschichte der Arabischen Litteratur. I. Band. Weimar. Verlag von Emil Felber. 1897–1898; II. Band, 1902; Erster Supplementband. Leiden. E.J. Brill. 1936; Zweiter Supplementband. Leiden, E.J. Brill, 1937–1938.
  • [21] Madelung 1982 — Madelung W. ‘Alam-al-Hoda//Encyclopaedia Iranica. Vol. 1. 1982. P. 791–795.
  • [22] Madelung, Schmidtke 2006 — Madelung W., Schmidtke S. Rational Theolog in Interfaith Communication: Abu-l-Husayn al-Basri’s Mutazili Theolog among the karaites in the Fatimid Age. Brill, Leiden-Boston. 2006.
  • [23] Nyberg 1925 — Le livre de Triomphe et de la Réfutation d’ibn-ér-Rawend l’Hérétique, par Abou l-Hosein Abderrahim ibn Mohammed ibn Osman elKhayyat. Ed. H.S. Nyberg. Cairo, 1925.
  • [24] Roper 1994 — Roper G. World Survey of Islamic Manuscripts. III. London, 1994. P. 645ff.
  • [25] Schmidtke 2007 — Schmidtke S. Mu‘tazili Manuscripts in the Abraham Firkovitc Collection, St. Petersburg. A Descriptive Catalogue // A Common Rationality. Mu‘tazilism in Islam and Judaism. Eds. Camilla Adang, Sabin Schmidtke & David Sklare. Würzburg: Ergon, 2007. P. 377–462.
  • [26] Schwarb 2006 — Schwarb G. Sahl b. al-Faḍl al-Tustarо’s Kitвb al-Оmв’ // Ginze Qedem 2, 2006. P. 61–105.
  • [27] Sclare 1996 — Sclare D. Samuel Ben Hofni and his Cultural World: Texts an Studies. Leiden, 1996.

Добавить комментарий