Культурологические проблемы исследования арабской литературы путешествий на примере произведения ан-Набулуси «Истина и иносказание о путешествии в Сирию, Египет и Хиджаз»

[21]

Литературное произведение всегда имеет автора. Оно обязательно содержит в себе коды своей культуры и особенности времени, в которое оно было написано, в нем сполна проявилась личность автора — носителя той или иной культуры и идеологии. Произведение написано определенным языком, на определенные темы и обращено к определенному читателю. Все эти и многие другие параметры переданы именно в той форме, которая характерна для времени создания произведения. Они показательны именно для той культуры, и, следовательно, могут подробно о ней рассказать.

При исследовании текста, принадлежащего другой культуре, можно выделить два блока культурологических вопросов, изучение которых поможет лучше понять само произведение, а через него автора и культуру, к которой он принадлежит. Первый блок содержит в себе положения, касающиеся взаимоотношений автора с произведением, автора с читателем и читателя с произведением. Вот некоторые из возможных вопросов, относящихся к данной области:

— Кто он, «идеальный читатель» [Эко 2007: 45]Эко 2007: 45? К какому читателю обращается автор?

— Понимание читателем произведения.

— Жанр произведения как источник информации о бытовой и интеллектуальной жизни общества иной культуры.

[22]

— Язык произведения и его литературный стиль.

Описанные выше и многие другие вопросы представляют собой один из способов исследования культуры через текст. Другой блок содержит перечень проблем — ловушек, с которыми читатель или исследователь может столкнуться при изучении текста иной культуры. Данные вопросы связаны с тем, что текст иной культуры написан именно на том языке, который понятен представителям именно этой культуры, и использует именно ту логику, которая очевидна для представителей этой культуры [Смирнов 2010: 22]. Это следующие проблемы:

— Разная логика мышления у инологичных культур.

— Различный способ мышления у автора с одной стороны и читателя или исследователя с другой.

— Различные религиозные воззрения автора и исследователя.

— Различные родные языки для автора и читателя/исследователя.

Различия культур автора и читателя/исследователя могут стать серьезной преградой на пути понимания задумки автора текста. Текст есть выражение личности его создателя. В любом жанре литературного произведения направление исследования выбирает сам автор, ориентируясь на то, что ему ближе и понятнее. С другой стороны читатель так же понимает произведение автора по-своему, он неизбежно будет пропускать все сказанное автором через свой жизненный опыт, свои личные эмоции, и, таким образом, ручаться за результат понимания идеи автора ни сам создатель произведения, ни даже его читатель не сможет. Но то, как понял произведение читатель, его личная субъективная интерпретация, которая касается только его самого. Нам важно увидеть того читателя, который присутствует в тексте и является носителем культуры, к которой относится текст. Совсем другое дело, как произведение понял исследователь, претендующий не просто на прочтение текста, но и его понимание, интерпретацию, комментирование. Как личность автора видна в его произведении, так и личность исследователя неизбежно присутствует в его исследовании. По этой причине перечисленные выше проблемы-ловушки приобретают еще большее значение, так как неизменно повлияют на то, как исследователь поймет и интерпретирует текст. Безусловно, исследователь должен стремиться к объективности, но что может быть той константой для автора и исследователя, кото-

[23]

рая будет пониматься ими одинаково? На данный момент представляется, что исследование, в той же мере что и само произведение, является субъективной оценкой, и только исследование проблемы с разных сторон позволит избежать узкой субъективности и подстраивания идей автора под субъективное мнение исследователя, под его личные взгляды и убеждения. То, как исследователь изучает проблему, в той же мере характеризует и его собственную культуру, общество и время.

Исследование описанных выше культурологических проблем было произведено на основе произведения арабского автора ‘Абд ал-Гани ан-Набулуси (1640–1730) «ал-Хакика ва-л-маджаз фи рихлат аш-Шам ва Миср ва-л-Хиджаз» («Истина и иносказание о путешествии в Сирию, Египет и Хиджаз»). Данное произведение относиться к жанру путешествий рихла. Путешествие совершено в 1693 году и длилось 377 дней [ан-Набулуси 1989: 11]. Цель путешествия — хадж в Мекку, по путипутешественник посетил старинные города, деревни и поселения.

Особенность данного произведения связана с личностью автора и его деятельностью — он популярный уважаемый в своей среде суфий. Религиозные воззрения автора, мистический взгляд на окружающую действительность кардинально повлияли на то, какие места он избирал для посещения, на что обращал внимание и что описывал в своем труде, и, конечно, на какого читателя он ориентировался, в чем он видел цель своего путешествия и цель своего произведения. Данная особенность выделяет это сочинение из ряда произведений жанра путешествий и переводит его в жанр мистического путешествия.

В сочинении ан-Набулуси отсутствует какое-либо описание увиденных мест, облика городов, архитектуры, обычаев местных жителей и их внешнего облика, быта и правителей. В каждом городе или деревне автор всегда повествует о каком-либо праведном человеке или религиозном деятеле, который связан с местом, и, если такого человека уже нет в живых, то он рассказывает о его гробнице: где она находится и кто похоронен рядом. То, что автор уделил внимание именно этим местам, и именно их описал в своем произведении, имеет свое объяснение и связано с религиозными воззрениями автора-суфия.

В суфизме крайне важную роль играют взаимоотношения между учителем и учеником [Майер 2001: 97]. Учитель помогает ученику

[24]

пройти сложный путь познания Бога, который уже имеет подобный опыт и является наставником и помощником для своих учеников или последователей. Связь учителя и ученика с Богом осуществляется через духовную генеалогию, силсила, то есть цепь учителей и умерших мастеров, которую суфийские шейхи возводят к Пророку [Эрнст 2002: 71]. Через общение с живыми и посещение могил умерших происходит процесс передачи мистического опыта, где главное — цепь преемственности, которая ведется через живых к умершим и через которую происходит «общение» учителей с учениками [Тримингэм 1989: 37].

Ан-Набулуси, будучи известным и уважаемым суфием, является шайхом, для своих учеников, «воспитание» которых он проводит, в том числе, и посредством своих литературных произведений. Читатели для ан-Набулуси потенциально являются его учениками, и именно эти ученики, постигающие опыт наставника в познании Бога, и являются для ан-Набулуси «образцовыми читателями». Целью написания произведения для ан-Набулуси было не увидеть новые города и новых жителей, а знакомство и общение с благочестивыми людьми или посещение могил праведников, через которое путешественник, а затем и читатели его произведения, получают благословение и опыт познания Бога и мира.

Литература
  • [1] Ан-Набулуси 1989 — ‘Абд ал-Гани ан-Набулуси. Ал-Хакика ва-л-маджаз фи рихлат аш-Шам ва Миср ва-л-Хиджаз. Дамаск.: Дар ал-Ма‘рифа, 1989.
  • [2] Майер 2001 — Майр Ф. Учитель и ученик в ордене Накшбандиййа // Суфизм в центральной Азии / Сост. и отв. редактор А.А.Хисматуллин. СПб.: Изд-во филолог. фак-та С.-Петерб. ун-та, 2001. С.94–114.
  • [3] Тримингэм 1989 — Тримингэм Дж.С. Суфийские ордены в исламе. М.: Наука, 1989.
  • [4] Эрнст 2002 — Эрнст К. Суфизм. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2002.
  • [5] Эко 2007 — ]Эко У.[/i]. Шесть прогулок в литературных лесах. М.: Симпозиум, 2007.

Добавить комментарий