Жанр «созерцания» в немецкой лирике XVII века

[190]

Жанр «созерцаний» возникает в немецкой литературе в XVII веке — в эпоху барокко, — трансформируется на протяжении всей ее истории вплоть до ХХ века и является выражением немецкого национального поэтического самосознания. Он тесно связан с зарождением немецкой национальной поэтической традиции и представляет собой одну из поэтико-философских структур, демонстрирующих ее преемственность, а, следовательно, выступает как момент самоидентичности национальной литературы. «Созерцания» на протяжении своего существования обладали довольно аморфной, но, тем не менее, узнаваемой структурой.

Процесс вызревания жанра непоследователен и противоречив. XVII век — это время поэтик, в которых наряду с другими теоретическим проблемами уделяется серьезное внимание и теории жанров. Для немецкой литературы роль основополагающей поэтики сыграла «Книга о немецкой поэзии» Мартина Опица («Das Buch von der deutschen Poeterey»). Жанры, которые Опиц стремится перенести на немецкую почву, входят в традиционный арсенал античной поэзии и европейского классицизма и не являются органичными для становящейся немецкой литературы. Ориентируясь на книгу Опица, немецкие поэты в XVII веке используют этот жанровый репертуар и создают основной корпус светской поэзии на родном языке.

Вместе с тем, за рамками жанровой классификации остается обширный поток лирики, более близкой немецкому национальному сознанию и характеризующейся такими качествами как динамичность, аморфность, размытость. По сути, именно эти жанры мы и воспринимаем как барочные. Впервые на существование группы лирических жанров, неподдающихся жесткой аристотелевской, то есть классицистической регламентации, обратил внимание в XVI веке Гай Юлий Цезарь Скалигер (см.: Литературные манифесты западноевропейских классицистов. С. 69).
[191]

Процесс становления жанрового сознания можно проследить на паратекстуальном уровне, т.е. на уровне смысловых отношений текстов и заголовков. Выделение жанра из единого потока немецкой барочной лирики было ознаменовано прежде всего появлением особого единого жанрового обозначения «Betrachtungen» (созерцания). Этому предшествовал длительный латентный период отбора, кристаллизации и установления постоянного набора композиционных и сюжетных элементов, который также был непосредственно связан с подбором адекватного жанрового обозначения. На первом этапе бессознательно ощущаемое единство медитативной тональности стихотворений созерцательного типа выразилось в тенденции выносить в заголовок какое-либо абстрактно-философское понятие, предполагающее дискуссию/размышление (“Auf die Vergänglichkeit”, “Menschliches Elende”, “Ewigkeit”, “Das Leben des Menschen” и др.). На втором этапе особую структурообразующую роль начинает играть эмблема. Из привычного орнаментального средства образности она перерастает в функционально значимый жанровый элемент, что различным образом отразилось в заголовках (“Ebenbild unseres Lebens”). Иногда в название стихотворения выносится сам эмблематический образ, что позволяет рассматривать текст стихотворения как развернутую вербальную эмблему: заголовок выступает в роли надписи (inscriptio), а текст имеет двучастную структуру — эмблематическое изображение, охватывающее, как правило, первую строфу или четверостишье, и подпись (subscriptio — последующий текст). (“An die Sterne”, “Brennendes Herz”, “Das Mühlrad”, “Die dunkle Wolke”, “Der Spiegel der Welt” и др.).

Для поздних представителей барокко (К. Вейзе, К. Вернике) значимым становится присутствие в заголовках стихотворений понятия Gedanken (думы, мысли. Начало традиции «Дум» было положено знаменитым хрестоматийным стихотворением Пауля Флеминга “Gedanken über die Zeit”). Это обозначение указывает теперь не на тему, а на характер изложения, на вид текста (напр.: “Gedanken bei Antretung des fünfzigsten Jahres”, “Gedanken zur Abendzeit bei Licht”, “Gute Gedanken, wenn man eine Treppe hinaufsteigt” и др.).

Наиболее адекватным обозначение жанра становится тем не менее Betrachtungen (напр.: “Unvermutete Betrachtung des hereinbrechenden Alters”, “Betrachtung der Zeit”, “Betrachtung der Ewigkeit” и др.). Оно объединяет в себе как указание на медитативный характер лирического текста, так и — во внутренней форме слова (Tracht: одежда) — идею опредмечивания («одевания») абстракции, создания ее пластического образа.

В целом в «созерцаниях» можно наблюдать трехчастную композиционную модель: эмблематическая репрезентация заданного абстрактного философского понятия; рассуждение/размышление по его поводу; резюме (мораль, наставление), а основными характеристиками жанра являются: 1) эмблема, в определенной мере связанная с обозначением жанра “Betrachtungen”; 2) элементы молитвы (традиционные формулы [192] обращения к Богу, восхваления Бога). В ранних образцах «созерцаний» они завершают текст стихотворения, занимая последние строки или четверостишье, например, в стихотворении Иоганна Риста “Betrachtung der Ewigkeit”:

Herr Jesu, wenn es dir gefällt,
Eil’ich zu dir ins Himmelszelt.


(Tränen, 111),


а в поздних — пронизывают всю ткань стихотворений. Для созерцаний ХХ в. характерна демонстративная, подчеркнутая десакрализация жанра; 3) центральное философское понятие или абстрактная мысль, выполняющая смысло- и текстообразующую функцию и определяющая медитативную настроенность текста; 4) с одной стороны, традиционное преобладание библейской, теософской тематики («созерцание» это зачастую моление-хвала, моление-просьба), с другой стороны, наставительный, дидактический характер; 5) использование в различных вариациях сонетной и эпиграмматической формы. Синтетичность жанра «созерцаний» проявляется в его способности вступать во взаимодействия с другими жанрами. Он может вмещать в себя инородные жанровые формы, как это происходит, например, в цикле К.Р. фон Грайффенберг, где компилируются эмблема, сонет, молитва и прозаический текст, или в цикле А. фон Платена, некоторые «созерцания» которого могут включать в себя жанровые разновидности духовной песни — «Morgen- und Abendlied». Однако, с другой стороны, жанр «созерцаний» сам может совмещаться с какой-нибудь жанровой формой.

Особенностью жанрообразовательного процесса, который проходят «созерцания» является то, что за этим жанром нет внелитературного функционального прошлого, если не считать сферы университетских и гимназических «диспутаций», в которых подобные «рассуждения» все же по внутренней сути имели характер скорее литературно-риторического упражнения на заданную тему, чем общественного действа. «Созерцания» складываются внутри литературы — как риторическая задача, вбирая и синтетически ассимилируя как отдельные существующие жанры, так и жанровые элементы.

Структура «созерцаний» многих барочных поэтов, оставаясь на протяжении долгого времени чрезвычайно аморфной и неопределенной, к концу XVII века оформилась, тем не менее, в достаточно устойчивую жанровую модель. Такой канонической моделью жанра «созерцаний» явился поэтический цикл Катарины Регины фон Грайффенберг «Благоговейные созерцания» (“Andächtige Betrachtungen”, 1668-1694), в котором объединяется и оформляется весь предшествующий опыт «созерцательной» поэзии.

Поэтический цикл Грайффенберг далеко не однороден, а представляет собой своеобразную иерархическую систему. «Созерцания» построены по принципу жанра (а точнее, жанров) в жанре. Каждое отдельное «созерцание» Грайффенберг включает в себя несколько т. н. первичных жанров, принадлежащих разным литературным родам и даже видам искусства (сонет, прозаический отрывок, молитва, эмблема). Границы между этими [193] первичными жанрами, соответствующие частям «созерцания», очень прозрачна. Каждая часть, хотя и связана тематически с остальными, существует обособленно и независимо. Например, эмблема у Грайффенберг сообразна своей изначальной изобразительно-письменной природе. Она представлена как отдельный и самостоятельный жанр, входящий в состав «созерцания», а не как элемент, пронизывающий и связывающий различные структурные уровни и смысловые слои текста, как это происходит в ранних образцах «созерцаний».

О том, что «созерцания» не становятся безвозвратно «достоянием истории», свидетельствуют многие стихотворения романтиков и постромантических поэтов XIX века (Новалис, Брентано, Платен и др.). Трансформации этого жанра можно наблюдать и в ХХ веке. Интересны в этом отношении, например, жанрово-неопределенные лирико-прозаические “Betrachtungen” Франца Кафки.

Добавить комментарий