Дважды декану и другу, Ю.Н. Солонину

[8]

Более трудной задачи передо мной не стояло никогда. В лаконичном жанре, не повторяясь и не перекликаясь с соседями по сборнику поздравить дорогого мне человека Юрия Никифоровича Солонина с его юбилеем. С чего начать?

С перечисления профессиональных и научных заслуг? С рубежей и жизненных ступеней, пройденных легко и не очень, с радостью и огорчениями? Обо всем этом расскажут коллеги по философскому факультету, соратники по научному и профессиональному цеху.

Присоединяясь к ним всецело и искренне, я возьму на себя смелость поделиться ощущением, которое у меня вызывает не просто профессор, декан, крупный ученый, а человек, которого я называют другом.

Наше знакомство с ним началось в начале 80-х, когда доцент Солонин был направлен для укрепления философской мысли в журналистскую студенческую среду. К философской мысли, скажу честно, мы, студенты журфака, относились прохладно, а вот к новому лектору — совсем не так. В нем было удивительное сочетание блестящей университетской эрудиции и легкости ума, он не был обременен традиционным академизмом и превосходством над будущими тружениками пера, в массе своей лишенными способностей к постижению философских глубин.

Мы тогда бурно обсуждали появление нового преподавателя, совершенно не вписывающегося в академическую среду по обаянию, легкости общения, либеральности сознания, и даже, прошу прощения, по форме одежды.

И сегодня, когда выпускники журфака многих поколений собираются вместе, в перечне наиболее ярких и любимых преподавателей они всегда называют Ю.Н. Солонина. А с журфаком у нашего юбиляра связано очень много (надеюсь, только очень хорошего, Юрий Никифорович?).

По жизни факультета журналистики он прошелся как секретарь партийного бюро, заведующий кафедрой зарубежной журналистики и, конечно же декан. В нашем небольшом коллективе работало много талантливых, одаренных, профессионально состоявшихся людей. Но у Юрий Никифоровича Солонина место особое. Он привнес в нашу среду логичность и стройность научной мысли, фундаментальность знаний, новый, свежий взгляд на журналистскую науку и практику. Вспоминая это время (середина 80-х) Юрий Никифорович смеется над собой. «Я ведь ничего не понимал в этих ваших типографских терминах». Думаю, что это лукавство, Юрий Никифорович, потому что именно с того времени вы сохранили уважение к нашей профессии, обостренное ее понимание. Отчасти поэтому вас любят и уважают профессионалы журналисты, видят в вас интересного собеседника, авторитетного эксперта в различных областях общественной жизни. Ваша работа у нас определила и сегодняшний вектор отношений между двумя факультетами — [9] философским и факультетом журналистики. У нас есть общие дела и проекты, единое понимание университетской жизни и ее проблем, многих наших коллег объединяет личная дружба, мы просто любим и хотим помогать друг другу. Спасибо вам за это.

Не знаю, хотели бы вы когда-нибудь быть лидером и руководителем крупного подразделения. На первый взгляд ваша уникальная способность к научному труду, отсутствие амбициозности и руководящего честолюбия говорят о том, что по натуре вы прежде всего ученый. Но вместе с тем это не помешало вам также успешно решать серьезные управленческие задачи, терпеливо и уверенно нести на своих плечах ворох хозяйственных, административных и человеческих проблем в это нелегкое время.

Талантливый человек талантлив во всем. И вы убедительно доказали и доказываете способность быть классным руководителем, у которого есть не только опыт и знание, но и обостренное чувство справедливости, вера в общественные идеалы и отдельного человека.

Развитие и состояние философского факультета сегодня свидетельствует о том, что он является одной из ведущих российских философских и политологических школ, признан его международный авторитет. Вы инициируете и поддерживаете научную мысль, способствуете поддержанию и развитию науки, что является системообразующим фактором существования университета вне зависимости от экономического, политического и иного состояния страны.

Яркое подтверждение этому — проведение 1-го философского конгресса, одного из самых значимых научных событий в жизни СПбГУ за последние несколько лет.

Несмотря на здоровую иронию в оценке реальной российской жизни, вы видите общественное предназначение науки, ее важность для судьбы российского государства и нашего университета.

Большая часть вашей жизни связана с университетом, я знаю как вы любите и цените его, переживаете за его будущее, радуетесь удачам.

Но ведь и университет нельзя представить без Солонина, потому что в противном случае наша альма-матер была бы лишена серьезного консолидирующего начала, взвешенных решений и советов, потрясающего умения найти «золотую середину» в проблемных ситуациях.

А ваш искрометный юмор, острый ум, парадоксальность оценок заставляют слушателей хохотать до упаду. Иногда мне хочется записывать ваши изречения, но я не делаю этого, потому что понимаю, что они не иссякнут никогда.

Лично я вам благодарна за очень многое в жизни. За щедрость идей и мыслей, которые вы умеете дарить всякому, кто обращается за помощью.

За уважение к людям, терпимость к различным точкам зрения, способность найти компромисс и согласие. За критичное отношение к собственным заслугам, к регалиям и почестям. Правильно говорят, что первое [10] впечатление о человеке самое точное. И за двадцать лет нашего знакомства вы все остались таким же необычным и ярким в делах, поступках и даже в одежде. Это говорит о том, что вы свободны человек, который любит людей и любим ими.

Добавить комментарий