Человек в мире «маркетинговой» культуры

[211]

Хорошо известно, что ХХ веке в мире, окружающем человека, происходит смена актуальных предметов, понятий, смыслов и ценностей. С началом глобальной технократизации жизни развитие культура начинает во многом подчиняться законам различных механических систем. Вследствие этого жизнь зачастую утрачивает свои настоящие, живые качества, а формирующаяся и все более обретающая тотальный характер массовая культура способствует превращению человека в робота, в элемент «мертвой» жизни. Глобальная смена аксиологических ориентиров во всех дискурсивных практиках — одна из сквозных тем философии культуры уже почти закончившегося ХХ столетия.

Описание и изучение проблемы смены ценностей и смысловых ориентаций человека, общества и культуры занимает одно из центральных мест в наследии одного из крупнейших клиницистов современной эпохи Эриха Фромма. Собственно говоря, во всех своих основных работах он так или иначе возвращается к этой теме. По его мнению, общество, формуемое современной культурой, больно. Одной из главных характеристик такого «нездорового» общества философ считает «рыночную», или «маркетинговую» ориентацию культуры.

Под «маркетинговой ориентацией» Фромм подразумевает нацеленность людей на продажу и обмен своих качеств для достижения успеха и признания их другими людьми. Человеческие и личностные качества сами по себе в обществе потребления не имеют никакой ценности: «Что представляет собой «социальный характер», соответствующий требованиям капитализма ХХ столетия? Ему нужны люди, которые легко взаимодействуют в больших группах, стремятся потреблять все больше и больше, чьи вкусы стандартизированы, легко поддаются влиянию и чьи реакции легко предвидеть» (Э. Фромм «Здоровое общество»).

По мнению Э. Фромма, вследствие того, что человек воспринимает себя и других людей как товар, с помощью которого можно совершить выгодную сделку на рынке, меняются и отношения между людьми. Поскольку утрачиваются понятие и опыт глубокого и настоящего общения — «экзистенциальное собеседования» — возникает парадокс: с одной стороны, — человек ощущает себя одиноким, с другой — он постоянно и очень интенсивно вступает в «поверхностный» («маркетинговый») контакт с другими людьми. Даже такая интимно-экзистенциальное качество как «Любовь» теперь также означает достижение признания и успеха. Рынок формирует наиболее «котируемые» характеристики партнера; человек стремится соответствовать диктуемым образцам-шаблонам, фиксируемым — предлагаемым и тиражируемым — в массовой культуре. Но между этими требованиями, экзистенциальными и рыночными, возникает разрыв, они противоречат [212] друг другу: на работе требуется жесткость, в семье — нежность; в обществе необходимо соблюдать правила этикета, с близкими — быть искренним. Подразумевается, что в человеке одновременно должны существовать и развиваться несовместимые качества: «… и только тот факт, что он не очень серьезно воспринимает их (образцы поведения — авт.), спасает его от сумасшествия» (Э. Фромм «Мужчина и женщина»). И как следствие, подлинные, человеческие и экзистенциальные, качества мужчин и женщин остаются нераскрытыми, нереализованными.

Э. Фромм не раз указывал, что культуре «маркетинговых» отношениях неизбежно появляется скука, потому что они искусственны, и люди в них не способны к плодотворному творческому сотрудничеству. Из этой скуки люди чаще всего видят два выхода:

  1. пользоваться тем, что предлагает современная массовая культура, заполняя внутреннюю пустоту в отношениях внешним времяпрепровождением — полуавтоматическим действием-перемещением;
  2. искать «более подходящего» партнера (бесконечные поиск и смены).

Однако, ни первый, ни второй выход не разрешают проблему человека, не дают ему внутреннюю уверенность в верности совершаемых действий. Немаловажно, что оба варианта разрешения проблемы санкционируются и рекламируются культурным стандартом как норм.

Поскольку деформированный человек пуст изнутри, ему скучно с самим собой, а гармоничные отношения с другими людьми невозможны в принципе, такой вывод делает Фромм. Поэтому предоставляемые культурой способы достижения «экзистенциальной полноты» изначально оказываются фиктивными.

Таким образом, навязываемые «рыночные» культурные стандарты и ценности и, как следствие, неизбежная потеря индивидуальности ведут к превращению человеческих взаимоотношений в искусственные, непродуктивные и быстро иссыхающие. Человек, приобретая ложные ценности и поощряемые качества, постепенно полностью подменяет ими подлинные, что ведет его в смысловой тупик. Как результат воздействия такой «маркетинговой» культуры: дальнейшее развитие для человека становится невозможным.

Только продуктивная ориентация культуры на подлинные экзистенциальные потребности человека (среди таковых — потребность в общении, в любви, в укорененности и пр.) может быть выходом из создавшегося положения, утверждает Эрих Фромм. Только таким образом можно «оздоровить» больное общество.

Добавить комментарий