Трансформация образа трикстера в представлениях обских угров после христианизации

Влияние христианской церкви на обских угров до XVI века проходило косвенно через посредство зырян. Но уже в XVII веке посредством массового заселения Сибири русскими крестьянами христианская церковь нашла прямой путь для влияния на мировоззрение местного населения. Две религии — старая местная и новая христианская — переплетаются между собой, и можно говорить о религиозном синкретизме у обских угров после христианизации. По приказу Петра I 1710 следовало разрушать изображения идолов, крещеным прощать их налоговые долги и дарить кафтаны, рубахи и хлеб, а строптивых наказывать смертью. Можно сказать, что 1720 году практически везде среди обских угров было установлено христианство.

Исследователи Северо-Западной Сибири в конце XIX — начале ХХ вв. писали, что аборигены, официально считаясь православными христианами, в действительности оставались язычниками. Элементы христианства проявлялись как во внешней культовой атрибутике (ношение крестов, наличие икон), так и во внутреннем, духовном мире обских угров (сложился пантеон богов, православные святые соотносились с языческими божествами). (См.: Мавлютова Г.Ш. Миссионерская деятельность русской православной церкви в Северо-Западной Сибири в XIX — начале ХХ веков: Автореф. дис. на соиск. учен. степени канд. ист. наук. — Тюмень, 1999. — С. 21.) За два с лишним века, прошедших с начала христианизации, традиционные воззрения затейливо переплелись с некоторыми элементами христианства: бог Торум ассоциировался со св. Николаем, ханты так его и называли Микола-Торум, хантыйская богиня Анки-Пугос стала восприниматься как Богородица.

С приходом христианства у хантов и манси постепенно сложилось мнение, что покойника в Нижнем мире ожидают страдание, наказание за зло, совершенное на этом свете, появилось представление и о небе как прибежище умерших. Хотя первоначально Нижний мир представлялся точно таким же, как земной, только безрадостнее и темнее.

Если раньше все несчастные случаи считались результатом колдовства шамана, то под влиянием христианства их начали толковать и как наказание божье. По существу, христианские понятия о боге и грехе оказались схожими с древними представлениями обских угров о сверхъестественной сути болезней и неизбежности наказания за нарушение обета. Изменения произошли в том, что место сверхъестественной силы у них стал занимать бог, а место старых запретов — грех.

В силу религиозного синкретизма у обских угров происходит трансформация образа трикстера в мифах этих народов. Под влиянием христианства Мир-сусне-хума стали отождествлять с Николаем-чудотворцем или Христом. В новых социально-экономических условиях, сформировавшихся после присоединения России к Сибири, выросли и развились сказки, в которых Эква-пырись приобретает черты «низкого» героя (по терминологии Е.Н. Мелетинского). Он — бедняк, купеческий или царский работник, плохо одет, у него новое имя Ванька и уничижительный признак — сопливый нос, но по сообразительности, уму и находчивости он превосходит всех остальных и, как водится, выходит победителем в любой ситуации. Герой защищает бедняков, одурачивая и побеждая хитростью или смекалкой богача Усынг-отыра, шамана, русского богатыря, купца, царя, попа и т.д. Герой долго не взрослеет, у него парша, он «неправильно» выполняет работу: запрягает коня задом наперед, вырывает деревья с корнями.

В позднейших сказках русского происхождения Эква-пырисю приписываются имя и поступки Иванушки-дурачка. Вероятно, появление такого героя, в фольклоре обских угров объясняется, с одной стороны, внутренними процессами развития (появление социально обездоленной личности), а с другой — иноэтническим влиянием или прямым заимствованием.

В таких сказках видна аналогия Эква-пырися с русским скоморохом, который по своим поведенческим характеристикам является трикстером. Он, как и скоморох дурачит окружающих, постоянно их обманывая. Скоморохи самые настоящие перевертыши, а Эква-пырись им в этом ни сколько не уступает. Угорский фольклор знает превращения Золотого князя (один из эпитетов Эква-пырися) в лиственницу, затем — синицу и, наконец, — в невидимое существо Мастэр. Скоморохи на Руси считались обманщиками и плутами. Ремесло скоморохов способствовало развитию в них не только ловкости, находчивости, догадливости, хитрости, но вместе с тем и алчности к наживе. Точно такие же характеристики присущи Эква-пырисю. Взять хотя бы то, что он постоянно обманывает свою бабушку.

Но трансформация Мир-сусне-хума происходит не так явно как трансформация Куль-отыра, в характеристике которого преобладают отрицательные качества. Куль-отыр под воздействием христианского вероучения наделяется демоническими чертами и превращается в черта. Наглядный пример такого превращения Куль-отыра в черта представляет собой миф «О подземных духах», записанный в сер. XX века В.М. Кулемзиным. Этот миф содержит рассказ о происхождении черта и создании Нижнего мира. Но как явно видно из записей аутентичных мифов именно Куль-отыр поссорившись с Торумом, уходит под землю через отверстие, оставленное посохом Торума. Так же из этих мифов следует, что Куль-отыр является хозяином Нижнего мира — мира мертвых.

Стоит разобраться, почему же Куль-отыр превращается именно в черта. Дело в том, что среди православного многочисленного необразованного населения России вера в дьявола была зачастую сильнее, чем вера в Бога. А если взять во внимание тот факт, что в Сибирь переселялись в основном крестьяне, которые были в некотором роде посредниками, пролагавшими путь и готовившими почву для официального крещения, сами слабо знали Библию. Хотя, верования русского крестьянина не были библейской религией, но он мог передать некоторые сведения, по крайней мере, о боге, управляющим ходом истории и судьбами людей, о божьей матери и многочисленных святых. Для русского человека неотъемлемой частью повседневной жизни были представления о нечистой силе (злых духах, чертях и т.п.), которая принадлежала к потустороннему отрицательному миру. Черты же Куль-отыра как нельзя лучше вписываются в эту систему представлений.

Образ черта дохристианского происхождения, в славянской мифологии это злой дух. Вообще в языческих представлениях черт не плохой, он иной, так как находится за чертой жизни и смерти, он такой же аутсайдер, как и трикстер. Черт, как и трикстер, находится в пространстве отдельном от людей и от богов. Черт отличается способностью к оборотничеству: он превращается в черную кошку, собаку, свинью, змея, чаще — человека, странника, младенца, кузнеца, мельника. Черт в народных верованиях постоянно вмешивается в жизнь людей, причиняет мелкие неприятности, принуждают к неоправданным поступкам, насылает морок, заставляет плутать пьяных, провоцирует на преступление, самоубийство, соблазняет женщин, пытается заполучить душу человека (Мифы народов мира. Энциклопедия (в 2 томах). — М., 1994. — Т. 2. С. 625) Черти могут насылать непогоду, метель, сами превращаются в вихрь, срывающий крыши, приносящий болезни, уносящий проклятых детей — это разрушительные мотивы у черта.

По своей сути, черт и Куль-отыр идентичны, поэтому происходит даже не трансформация, а наслоение представлений ввиду схожести характеристик этих персонажей.

Добавить комментарий