Роль социальной работы и социального работника в трансформационном постсоветском обществе

[122] Общество на протяжении своего существования переживает трансформации, только разными темпами. Даже общества традиционного типа, правда, очень медленно и еле заметными темпами, но все-таки меняются. А начиная с Нового времени, когда капиталистические экономические отношения и свободное предпринимательство твердо укрепились на Западе, ускорились изменения, происходящиеся в обществе. Социальная среда, социальные ситуации, в которых приходиться работать и жить индивидам, усложняются в силу изменений и затруднительна адаптация к ним. Быстро устаревают выработанные индивидом навыки и, чтобы адаптироваться к измененной среде, ему перманентно приходиться выискивать и осваивать новые навыки, новые методы решения проблемных жизненных ситуаций. Чем быстро изменяется общество, вместе с происходящимися в нем научно-техническими или информационно-технологическими революциями, тем более неопределенностью и беспредельностью сталкивается индивид, который не способен отрегулировать ситуации без преодоления, и что «наиболее сложное, с чем приходится сталкиваться, это, так сказать, «метаперемены» — изменение самого способа, которым осуществляется [123] смена ситуаций» 1. Именно сегодня «постоянная и непрерывная технологическая революция превращает обретенные знания и усвоенные привычки «из блага в обузу» и быстро сокращает срок жизни полезных навыков, которые — как правильно отметил З. Бауман — нередко теряют свою применимость и полезность за более короткий срок, нежеле тот, что требуется на их усвоение» 2.

Еще более усложняется и усугубляется положение индивида, который вместе с глубокими изменениями, происходящимися в мире, переживает все трудности и невзгоды качественной трансформации своего общества. Что касается современных постсоветских обществ, то они, пребывая уже достаточно длительное время в условиях глубочайшей трансформации, так же как и другие в подобных ситуациях, не могут не испытывать дисфункциональные напряжения. Таким образом, постсоветские общества находятся в аномичном состоянии, что подразумевает разлад общественной и моральной регуляции. Но ситуацию «усугубляет еще и то, что трансформация общества происходит на фоне криминализации общества. Криминализация общества — эта такая форма аномии, когда стирается сама возможность различия социально позитивного и негативного поведения, «действия» 3. Преступный социальный мир уже не находится на социальной обочине, он — на авансцене общественной жизни, оказывает существенное воздействие на все ее грани. Разрушаются позитивные социализирующие возможности общества, ускоряется подготовка резерва преступного мира, что обусловляет все большее вовлечение в антисоциальные действия молодежи, подростков. происходит атомизация, индивидуализация обществ, теряется чувство коллективногщ единства и, соответсвенно, надежда социальной солидарности, поддержки и самой «помощи». Большинство людей остается один перед сложными проблемами. Если раньше государству кое как «удавалось» социальное обеспечение граждан, защита их социальных прав, обеспечение [124] занятостью, то сегодня, хотя постсоветские граждане приобрели свободу, оказались одиноки при решении сложных пробле, для чего у большинства из них не оказалось ни опыта, ни умения.

Нам понадобился этот анализ глубокой трансформации, происходящейся в современном обществе и, в частности, в постсоветском пространстве для того, чтобы показать роль социальной работы и социального работника, который органически объединяет в себе как «работу», так и «помощь», помогает личностям, индивидам решать в свою пользу стоящие перед ними социальные проблемы. Кроме этого, социальная работа является механизмом социального контроля, который способен защищать и реабилитировать социальные нормы и ценности, определяющие нормальные взаимоотношения человека и общества и успешно преодалеть даже положение криминализированной аномии.

В современном западном обществе почти не существует такой сферы социальных отношений, где не функционировали бы более или менее успешно институты социальной работы и социальных работников. Социальный труд представляет собой слишком гетерогенную рабочую сферу и поле. Он включает в себя: социальную политику, социальное планирование, социальную помощь, воспитание и просвещение, социальную терапию, спасение души и организованную самопомощь. Часто считают невозможным точное очерчение поля и сферы социальной работы. Напр. немецкий исследователь Регине Гильдемейстер, не претензуя на полноту и всеохватываемость, по альфавиту перечисляет обычные и самые распространенные 46 названий рабочей сферы социальной работы. Среди них встречаются такие, как: посредничество при усыновлении ребенка; помощь и пособничество безработным; помощь больных СПИДом; помощь вынужденно перемещенных лиц; борьба против наркомании и распространения наркотиков, консультация насчет брака, создания семьи и образа жизни; социальная работа на улице; контроль каналов опекунства.

Как отмечалось выше, этот список неполный. но все таки вырисовывается, что в современных развитых западных странах почти невозможно найти какую нибудь сферу человеческих отношений, [125] в которую социальный работник не смог бы вмешаться и оказать содействие или помощь. Естественно, это вмешательство имеет и положительные и отрицательные стороны, на что обращал внимание французский философ Мишель Фуко, считая эту службу еще одним проявлением и институтом власти для тотальной слежки и контроля.

По мнению М. Фуко «социальная работа является частью более крупного механизма, механизма надзора-исправления, столетие за столетием непрестанно охватывающего новые области. Наблюдать за индивидами, их исправлять (в обоих смыслах этого слова) означает наказывать и воспитывать их» 4. Да, социальная работа является определенным механизмом социального контроля и власти, который способствует сохранению статус-кво, но это — не главная его цель и назначение; это, в первую очередь, помощь индивиду или группе, которая сама не способна восстановить нарушенное равновесие и снять напряжение, изменить ситуацию, отрегулировать ее соответственно своей цели.

Социальная работа и социальный работник выполняют роль посредника, медиатора между индивидом и социальными институтами, особенно тогда, когда индивид сам не способен выработать новые привычки и навыки, удовлетворить возросшие потребности измененной социальной среды, выискивать индивидуальные и социальные ресурсы и, соответственно, избежать социальную дисфункцию.

Таким образом, генеральной целью социальной службы является:

  1. Выработка, усиление и развитие в индивиде навыков решения стоящих перед ним проблем;
  2. Поощрение гуманных и эффективных операций социальной системы, которые обеспечивают людей ресурсами и обслуживанием.
  3. Связывание индивидов с теми системами, которые могут обеспечить их ресурсами и обслуживанием.

[126]

Исходя из этого социальная работа, в первую очередь, направлена на индивида, который часто оказывается в невыгодной, проблемной, безвыходной жизненной ситуации. Профессиональный социальный работник может содействовать индивиду в осознании проблемы, в поисках путей и средств ее решения. Социальная работа является специальным, односторонним видом помощи. В повседневной жизни мы привыкли к мысли, что «помощь» — двухсторонняя. «В принципе, в контексте каждодневного действия, в «помощи» заложена суть ответного сослуживания, двухсторонности. Но социальная работа — такая «организованная помощь», которая не требует от адресата ответных действий» 5.

Поэтому социальная работа — не благотворительность, а организованная помощь государства, социальных или общественных организаций с целью укрепления солидарности, чтобы социальные отношения не приняли такие уродливые формы, которые вызывают отчуждение индивидов от общества и вырывание их из социального контекста. Нас, в первую очередь, интересует социальный труд и социальные службы не как механизмы власти, а как ориентированная на индивида организованная помощь. Именно хорошо организованные социальные службы способны сегодня оказать помощь рядовым гражданам постсоветских стран, которые больше не способны, в силу происходящих в этих обществах глубоких трансформаций, адаптироваться к новым экономическим, политическим и социальным реалиям.

На примере Грузии можно сказать, что власть бросает на произвол судьбы дело социального обеспечения граждан. Под предлогом борьбы против коррупции и быстрого проведения радикальных реформ, тысячи граждан остались без работы и функций. Крупный бизнес слаб, а что касается малого и среднего бизнеса, они представлены лишь торговлей; Власть много говорит о содействии малому и среднему бизнесу, но реально дело обстоит наоборот. Большинство оставшихся без работы людей не может взяться даже за малый бизнес. Получение кредита — для использования его [127] в качестве начального капитала — наталкивается на труднопреодолимые барьеры. Несмотря на то, что уже 15 лет, как мы утверждаем рыночную экономику, большинству людей нелегко разобраться в новой ситуации. У них нет не только начального капитала, но и навыков эффективной организации бизнеса.

Ослабление политического надзора со стороны государства способствовало усилению многих дисфункционных антисоциальних явлений: катастрофические масштабы приняли наркомания, проституция, ограбления, мошенничество. Упразднен институт участковых инспекторов, ослабла роль школы и, что печальней всего, социализирующая роль самой семьи. Развелось много бродяг, несовершеннолетних преступников, проституток, попрошаек, катастрофически падает рождаемость, а на этом фоне растет число разводов, также велико число людей, состоящих во внебрачных связях, число одиноких матерей и многое другое.

Разрешение стоящих перед индивидом таких проблем невозможно только в надежде на благотворительость (тем более тогда, когда не очень крепка традиция благотворительности и самих творителей этого блага не очень-то много). Здесь решающее слово принадлежит хорошо организованной помощи, или социальным службам и профессиональным социальным работникам.

Примечания
  • [1] Бауман З. Индивидулизированное общество / Пер. с англ. под ред. Иноземцева В.Л. М.: Логос, 2002. С.172.
  • [2] Там же. С. 165.
  • [3] Фуко М. Интеллектуалы и власть: избранные политические статьи, выступления и интервью. Часть 2 / Пер. с франц. М.: Праксис, 2005. C. 26.
  • [4] Gildemeister R. Soziologie der Sozialarbeit // Einfuhrung in Praxisfelder der Soziologie. 2.erweiterte und verbesserte Auflage. Opladen. 1997. H. 62.
  • [5]

Добавить комментарий