Лингвофилософия В.С.Соловьева

[6]

Учение о языке В.С. Соловьёва возникло на основе цельной и стройной системы философии всеединства. В контексте философии всеединства Соловьёв наметил качественно новое направление в русской философии языка — онтологическое, которое значительно обогатило и дополнило религиозную философию новыми метафизическими проблемами и темами.

Соловьёв во второй части своей «Теоретической философии» в качестве непреложного фактора, подтверждающего достоверность человеческого разума, рассматривает язык. Он подчеркивает, что «решительно все, о чем только мы можем говорить, обладает достоверностью» 1. Язык призван засвидетельствовать непосредственную, самоочевидную достоверность данных сознания независимо от метафизической природы представляемых им объектов и субъектов. Слово, в понимании Соловьёва, есть достоверное знание о переживаемых человеком психических состояниях и их логическом значении. Существенным моментом воплощения знания является не только его достоверность, но всеобщность значения, т.е. возможность его приложения как к данному психическому факту, так и ко всем другим фактам подобного рода. Возможность распространения значения на другие подобные факты достигается за счет способности логического мышления выходить за пределы психических состояний, в сферу трансцендентного.

Язык при этом указывает не только на достоверность полученных знаний, но и является онтологической основой логического мышления, поскольку оно, как считает Соловьёв, «не может начинаться вполне с себя самого без всякой другой точки отправления» 2. Слово является необходимой материальной основой разворачивания мыслительной деятельности человека, способом выражения ее результатов. В то же время, считает философ, «слово создает своему содержанию новое единство, не бывшее в наличности непосредственного сознания» 3, упраздняет отдельность ощущений и оставляет общее и постоянное в обозначаемом. Слово придает мышлению форму всеобщности, что означает свободу от эмпирических условий субъективного психического процесса. «Слово есть собственная стихия логического мышления, которое без слов также невозможно, как воздух без кислорода и вода без водорода» 4. Все это, в конечном счете, позволяет мыслить не только о предмете, но и о самом мышлении, что позволяет снять все возражения, выдвигаемые против существования гносеологии.
[7]

В понимании природы слова Соловьёв демонстрирует помимо философских интуиций и блестящего логического анализа основательное владение достижениями современного ему языкознания, хотя его подход целиком строится в аспекте синхронического изучения языка. Под влиянием Платона он полагает, что воспоминания упраздняют фактор времени в процессе логического мышления. Основные положения, раскрывающие понимание Соловьёвым природы слова, заключаются в следующем: «1) слово существует как психический факт; 2) всякому слову сверх фактического присутствия его в наличном сознании присуще универсальное значение; 3) слово получает свой психический материал посредством памяти, т.е. посредством особого психического факта, состоящего в реакции чего-то сверхвременного против непрерывной смены наличных состояний сознания; 4) предполагая факт памяти, слово само предполагается мышлением, которое без слов не может быть соединением определенных и всеобщих элементов, т.е. не может иметь логического значения; 5)…слово, поднимаясь… над сосуществованием дробных явлений, собирает разрозненное в такое единство, которое всегда шире всякой данной наличности и всегда открыто для новой» 5.

Всесторонний анализ данных положений свидетельствует, что для учения о языке В.С. Соловьёва характерен антипсихологизм, стремление преодолеть гносеологический субъективизм и придать познанию максимально объективное содержание. Философ убежден, что познание осуществляется в слове и через слово, в котором мышление получает свое бытие. Мысль неразрывно связана со словом, опирается на язык, который благодаря указанию на достоверность обозначаемого им, способствует наделению истины метафизической сущностью, а не только гносеологической. Онтологизация процесса познания в русской религиозной философии была обусловлена самобытным пониманием природы слова. Наконец следует отметить, что в контексте философии всеединства язык превращается в средство реализации синтеза философии, теологии и науки. Его способность выражать не только результаты работы разума человека, но и его переживания и другие психические состояния, делает его универсальным средством выражения цельного знания о мире и Боге.

Примечания
  • [1] Соловьёв В.С. Достоверность разума // Соловьёв В.С. Соч.: В 2 т. М., 1990. Т.1. С.798.
  • [2] Там же. С.807.
  • [3] Там же. С.810.
  • [4] Там же.
  • [5] Там же. С. 811-812.

Добавить комментарий