Собственность работников и российские реформы

Фундаментальные перемены, происходящие в жизни человечества на пороге XXI в., выдвигают на первый план в общественном производстве фактор личности работника. Его профессиональная подготовка, заинтересованность в труде в сочетании с высочайшим технологическим уровнем — становятся главными факторами экономического роста. Возникает вопрос, как развить творческий потенциал личности работника, как задействовать его в полную меру, какие для этого нужны условия? Понятно, что с помощью традиционной системы наемного труда сделать это весьма проблематично. Но это в значительной степени удается сделать там, где участники производственного процесса совмещают в одном лице и работника и собственника.

Собственность работников в коллективном управлении в настоящее время получила значительное развитие в странах с рыночной экономикой. Только в США число предприятий, где собственность полностью или частично принадлежит работникам, достигло одиннадцати тысяч, в них занят каждый восьмой рабочий и служащий. Есть подобные предприятия и в нашей стране, хотя их статус до сих пор не оформлен законодательно. Статистические данные за последние годы убедительно показывают, что даже в условиях инфляции и экономического спада, предприятия, выкупленные их работниками и преобразованные затем в акционерные общества закрытого типа или товарищества с ограниченной ответственностью, демонстрируют более высокую выживаемость и адаптацию к рыночным условиям и, что особенно важно, вкладывают значительные собственные финансовые средства в развитие производства.

Специалисты отмечают, что наряду с улучшением экономических показателей деятельности подобных предприятий, вызывают несомненный интерес и социальные аспекты данного явления. Они, на наш взгляд, заключаются в следующем: а) собственность работников выступает эффективным средством преодоления отчуждения человека от средств производства и результатов его труда; б) распределение по потребительской стоимости рабочей силы на предприятиях с собственностью работников позволяет в значительной степени реализовать принцип социальной справедливости; в) возможность получать доход и понимать свое благосостояние не только за счет своей заработной платы, но и за счет владения долей акционерного капитала создает работникам условия для их социальной защищенности даже и после ухода с рынка рабочей силы; г) собственность работников позволяет использовать результаты творческой деятельности работников (интеллектуальную собственность) в интересах повышения их благосостояния и развития; д) создает условия для развития производственной демократии.

Однако, несмотря на эти очевидные преимущества, в вопросах приватизации проблема собственности работников в России продолжает оставаться самой социально острой. Госкомимущество неоднократно выступало против этой формы собственности, утверждая, что предприятия с собственностью работников неспособны к развитию, поскольку работники-собственники заинтересованы направлять полученную прибыль на увеличение зарплаты и выплату дивидендов, т.е. на проедание. Следует отметить, что процесс проедания — это общая болезнь предприятий любых форм собственности. Успешно заработанное проедается и на частных, и на государственных предприятиях. Проедание заработанного связано не с формой собственности, а с общеэкономической ситуацией. Когда она стабильна, ни один разумный предприниматель такого не допустит. Он будет думать о завтрашнем дне.

Практика подтверждает, что сегодня государству намного надежнее получать деньги из средств, поступивших от производителей, арендующих предприятие или взявших его в кредит. Получение же акций предприятий, большинство которых нерентабельно, дает возможность лишь полюбоваться ими.

Одним из самых распространенных аргументов противников собственности работников является утверждение о том, что якобы она противоречит рынку, мешает полнокровному функционированию товарно-денежных отношений. Эти обвинения идут от непонимания ее сущности, принципиального отличия от неделимой собственности колхозов. Поэтому и утверждают, что собственность работников не дает импульсов к эффективной работе, высокопроизводительному труду, мешает активному использованию товарно-денежных отношений. Одним из недостатков этой формы собственности считают то, что она якобы не способствует развитию научно-технического прогресса, сдерживает технологические нововведения. Утверждается, что внедрение трудосберегающих технологий на предприятиях с собственностью работников тормозится тем, что ведет к необходимости увольнения работников-собственников.

Следует отметить, что технический прогресс отнюдь не тождествен сокращению численности работающих: это разные вещи. Что же касается самого технического прогресса, то именно собственность работников способна создать мощные мотивационные стимулы у работников интеллектуального труда, без участия которых никакой технический прогресс невозможен. Разработчику компьютеров не задашь ритм работы с помощью конвейера, а работу ученого не проконтролирует никакой надсмотрщик. Единственное, с помощью чего можно обеспечить высокопроизводительный труд подобных категорий работников — это создать условия, при которых они будут иметь высокую трудовую мотивацию. Именно собственность работников и создает такие условия. Вот почему работники-собственники больше всех заинтересованы в развитии научно-технического прогресса, так как прибыль от его внедрения идет на улучшение их благосостояния.

Противники собственности работников в качестве одного из аргументов против этой формы собственности высказывают мнение о неэффективности самоуправления, присущего этой форме собственности, и той роли, которую рядовые рабочие или инженеры могут сыграть, будучи избранными в органы управления предприятия, например, в совет директоров. Работники-собственники отдают себе отчет о том, что управление — дело профессиональное. На подготовку менеджера в среднем уходит 10-15 лет. Поэтому, например, американские рабочие, являющиеся акционерами, в свои советы директоров выбирают, в основном, руководителей, а не рабочих. Однако те немногие рабочие, которых избирают в совет директоров, вносят существенный вклад в идущие там дискуссии. Они сообщают такую информацию, которой совет, как правило, не имел.

Из статьи в статью кочует высказывание о том, что югославский опыт якобы показал неэффективность коллективной собственности работников. В действительности рабочие и служащие в Югославии никогда не были собственниками. Юридическое право на собственность оставалось у государства, а на предприятиях вводились лишь элементы самоуправления. Соответственно у работников практически не было стимулов вкладывать деньги в свои предприятия. Поэтому, когда при обсуждении путей реформирования нашей экономики противники предприятий с собственностью работников ссылаются на неудавшийся опыт югославских самоуправляющихся предприятий, то это звучит, по меньшей мере, не вполне корректно.

Таким образом, рассмотренные нами аргументы противников собственности работников, являются несостоятельными ни с научной, ни с практической точек зрения и имеют цель не допустить создания в России широкого слоя собственников из числа работников наемного труда.

Добавить комментарий