Философия солипсизма Даниэля Чепко

[187]

Художественный способ стиховой структуры немецкого поэта XVII века Даниэля Чепко неординарен, он наводит на мысль о противоборстве [188] лирического «я» со своим внутренним субъектом, где оно пытается найти путь к подлинному познанию субъективного мира души, доминанты истинного «я», что толкает его к такой строфико-семантической организации стиховой ткани, в которой главную роль играет некая крайняя форма субъективного идеализма — солипсизм, «гносеологическим основанием которого служит абсолютизация ощущения как источника познания» (Философский словарь / Под ред. Л.А. Фролова. М., 1991. С. 13).

Современные учёные-философы приходят к мнению, что «возникновение солипсизма было детерминировано развитием картезианства, т.е. что существование внешнего мира не является очевидным и бесспорным, а предстаёт как чрезвычайно сложный вопрос для философского анализа» (Юров С.В. Дж. Беркли и проблема солипсизма // Вопр. философии. М., 1997. № 6. С. 152). Иллюзия и действительность, духовное и материальное не могут быть до конца познаны человеком за всю историю его существования. В человеке находятся, по мнению Декарта, две «сотворённые Богом и резко отличающиеся друг от друга субстанции: одна протяжённая (телесная) субстанция, а другая мыслящая (духовная)» (История философии: Учеб. Пособие для вузов. М., 1997. С. 168). Итак, всё в бытии делится надвое. Разум — центральная магистраль перенесения человека во времени, где он «Homo sapiens» и противоречащая себе тень — «двойной человек» (Р. Декарт). Так возникла точка зрения, что «чувственно воспринимаемый мир в действительности является лишь иллюзией человеческого сознания <…> и с этой т. з. другие люди, как и чувственно воспринимаемый в целом, есть содержание индивидуального «я».

Известно, что доктрину субъективного идеализма сформулировал Дж. Беркли. Однако наш анализ — это выявление позиций художественной философии солипсизма в поэзии Д. Чепко, где разум посредством эмотивности (эмпирики), дуализма в смысле Р. Декарта приводит единичного субъекта к полному самопознанию себя (solus + ipse) своего «я» (ego), своего моноцентризма.

Действительность и иллюзия, иллюзорность мировосприятия барокко владела Д. Чепко, поэзия которого — «чёрная жемчужина» барокко с ясными просветами сиюминутной неиллюзорной реальности. Его поэзия метафизична (Бог, свобода, бессмертие). Рассмотрим, какую роль отводит поэт-метафизик единичному субъекту. Нам кажется, что «он (субъект — О.Д.) надиндивидуален в такой мере, в какой сам (ipse) творящий есть не просто индивидуальный человек в его субъективности, и не безлично — общий носитель сознания, он есть индивидуально-человеческое выражение действующего в нём сверхчеловеческого духа» (Философия / Под ред. В.Д. Губина. М., 1996. С. 311). Рассмотрим стихотворение Д. Чепко: «Unglück prüfet das Gemüte (von der Tugend)». 1, 2 строфы могут быть представлены как «имманентные зеркала» человеческих ощущений: Je mehr du würze reibst, je lieblicher sich schmeckt, // Je mehr du feuer störst, je weiter er sich steckt // Чем больше пряность трёшь, милей она на вкус, // чем больше пламя жмёшь, [189] сильней его укус // (Пер. наш — О.Д.). Из приведенных (1, 2 стр.) видно, что автор контекстуально вносит личн. мест. du, прототип духа, своё отображение перед мнимым взором, и сравнительные элементы (je … je / чем … тем — О.Д.). Перед нами материальные элементы 1 части строк до запятой и производное от них, что субстанционально сублимируют из первых духовность, их нарицательную видимость, т.е. постоянно действующую логическую схему политической «солиптичности» обыденного, — что далее ведёт к постулату закономерности метадвижения вечности (3, 4 стр.): Je mehr das schift beschwert, je sicherer es geht, // Je mehr der baum gepresst, je ruhiger er steht // Чем больше в судне груз, корабль идёт точней, // Чем больше древо бьёшь, стоит оно мощней // Д. Чепко усиливает сознание «я» эволюционирующими элементами (монадами) стремительной поверхности и вертикальной, где дерево есть воплощение неразгаданных величин земли (объём) и сферической пространственности неба, т.е. Д. Чепко предполагает, что в ходе такого объективирующего размышления субъект усматривает некоторое содержание, интуитивно приходит к некоторым идеям об «истинно сущем» (esse). Но идеи имеют своим материалом именно человеческий, в смысле — личный субъективный, опыт. Однако в данном положении «эти противоположности (субъект/объект — О.Д.) образуют сферу поэтической идеи» (Казин А.Л. Философия искусства в русской и европейской духовной традиции. СПб., 2000. С. 64-65). Je mehr man eisen braucht, je mehr blinkt es herfür, // je man silber schmelzt, je mehr glänzt seine zier // Чем больше лить металл, тем больше он искрит, // Чем выше среброплав, тем больше он блестит // (5, 6 стр.). Произведение мысленного взора обоюдно интегрированно, ибо крепость железа и (диаметральность) коррозия — это константы индивидуального познания человека, которые идентично откладываются в индивидуальном сознании, что, в свою очередь, внимает голосу ощущений; таковые мы наблюдаем в 6-ти строфах стиха Д. Чепко. Выводом к ним являются 7 и 8 стр.: So ist die Tugend auch, je mehr man sie will neiden, // je mächtiger sie wird und stärkt sich durch ihr leiden // И добродетель всё ж, чем больше зависть к ней, // могущественней вид, страданий рок сильней (Palm Hermann. Betraege zur Geschichte der deutschen Literatur XVI und XVII Jahrhunderts / Von H. Palm mit einer Bildn. von M. Opitz: Zentralantiquariat der DDR, 1972. S. 302. Fotomech. Nen. dr. Der Originalausgabe. Breslau, 1881. S. 293-294). Итак, (die Tugend: зд. конт. добродетель) высокая нравственность — венец самопонимания и своего духовного и материального — гармония солипсизма, — нравственность, которую поэт представил лого-иерархией денотатов (построфно), т.е. художественным кодексом своего иллюзорно-действительного восприятия, что в его воображении и разуме неизменно. Притом и серебро — образ, чувственным прозрением ума трансформирующая в идею о некоем противоречивым, но в «идеальном свете», до конца не постижимом человеческим сознанием (представление о свете и тусклости серебра): субстанция: свет (серебра человека); тусклость (тень человека) (Р. Декарт). Но художественная [190] философия солипсизма в поэзии Д. Чепко, на материале стихотворения, имманентна. Поэт разграничил стихотворение на две части (см. лекс. ед. единицы выше, напр. 5 стр. 1 ч. eisen = 2 ч. blinkt и т.д.), что есть продукт познающего мышления, заложенных в двух «полушариях» художественного мира поэта, прототип две разделённые части стиха); их взаимоподдержка (как света и тени — О.Д.) вызывает у поэта определённую образность и свой вымысел, который рождает solus и ipse, и впоследствии правильная конвергентность строфически мыслимых семантем.

Д. Чепко художественно-графически продемонстрировал игру неотделимых звеньев, составляющих субъективное сознание в духе Esse est percipi.

Добавить комментарий