Магистральная эволюция романов Лоренса Стерна: от барокко к рококо

Творчество Лоренса Стерна — явление исключительное в английской литературе XVIII века: пожалуй, ни один из романистов этого периода не вызывал таких ожесточенных нападок и восторженных отзывов одновременно. Сейчас романы Л. Стерна, и в особенности «Тристрам Шенди», признаны произведениями этапными, переходными, стоящими на магистральных путях развития жанра и литературы. Они являются закономерным результатом развития романа XVII и XVIII веков, кульминацией, предельным выявлением их центральной закономерности, осознание и подчинение которой Стерном и определили ничем не скованную свободу его творчества, уникальность его произведений. В его романах подводятся итоги истории жанра этого периода — выявляется и осмысливается ее родовой и жанровый сюжеты. Загадка творчества Стерна проистекает, как нам кажется, в том числе из непонимания многообразия проявлений смеховой культуры Средневековья, которая через формализацию образов и «интимизацию» смысла трансформировалась (пройдя прециозный и авантюрно-бытовой романы) в «романтический гротеск» (термин М.М. Бахтина). В эпохах переходных — Барокко и Рококо — эпохах переосмысления предыдущих мировоззрений (Возрождения и Просвещения), карнавально гротескная форма служила для освящения вольности вымысла, позволяла сочетать разнородное и сближать далекое, помогала освобождению от господствующей точки зрения на мир, от всякой условности, от ходячих истин, от всего обычного, привычного, общепринятого, позволяла взглянуть на мир по-новому, почувствовать относительность всего существующего и возможность совершенно иного миропорядка. «Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена» и «Сентиментальное путешествие по Франции и Италии» Лоренса Стерна, густо насыщенные ироничным, комичным, гротескным и пародийным материалом (причем, речь идет не только о конкретном материале, но и о пародировании жанровом) — одни из самых великих рецепций предыдущих текстов жанра не только романа в целом, но воспитательного, авантюрного и философского романов в частности. Явление же это не только литературное: многочисленные факты доказывают, что перед нами карнавализация всего образа мышления, дерзкая, сыгранная в огромных масштабах, но при этом «романтический гротеск» отличает утонченная камерность.

Работая на материале литературы XVII века, в частности, используя, перерабатывая и пародируя опыт испанского плутовского романа, французского прециозного романа и бытоописательного романа «низового» Барокко, Стерн использует: а) линеарный сюжет, но в то же время «скачкообразность» повествования, подчеркивание нескольких планов повествования (влияние А. Фюретьера), «приключения сознания» героя; б) безудержный вымысел, описание невероятных приключений, возвышенные до неправдоподобия поступки и чувства (в ироничном модусе), образы бытовой эротики; в) прием параллельного монтажа эпизодов (влияние Ш. Сореля); отступления, персонификацию читателя, подчеркивание «созданности» произведения (до этого авторы романов старались замаскировать «литературность» произведений); в) прием пародийности (пародия на прециозные романы за счет нарочито возвышенного языка), полемичность повествования. Литература Барокко дает о себе знать и как искусство диссонанса — своеобразное выражение принципа «discordia concors» — антитеза рационализма и иррационализма, трагического и комического, что, наряду с огромным вниманием к деталям (орнаментализм), поистине является кредо автора «Тристрама Шенди».

В последнее время, как пишет Н.Т. Пахсарьян, неуклонно идет реабилитация литературного рококо, сложного по своему определению, как в русском, так и в зарубежном литературоведении, а вместе с ним и авторов того периода. Переходный характер культуры рококо рождается в «период кризиса европейского сознания» (Пахсарьян Н.Т. Проблемы поэтики французского романа рококо // Проблемы становления и развития зарубежного романа от Возрождения до Просвещения. Днепропетровск, 1986. С.98), подготовленного изменениями и разочарованиями в общественной мысли, и, следовательно, характеризуется уходом в сферу частных интересов индивидуума. Кроме этого, художественную систему Рококо и, вместе с ней, поэтику Стерна характеризуют: а) «метонимия» (сведение полноты жизни к интимности — «мнения» (лирическая форма) превалируют над «жизнью» (эпическая форма); б) игра реальности и вымысла ведет к рефлексии автора о способе повествования и персонификации специфичного образа читателя, конгениального автору; в) естественность композиции — по словам Уоткинза, «Стерн — первый реальный импрессионист среди английских романистов» (Цит. по: Tristram Shandy. The Games of Pleasure L., 1973. P. 95.) (предвосхищение «потока сознания»); г) мимолетность в темах — обыкновенные герои и ситуации, частные интересы, проблема личности и общества решается в пользу первого и, может быть, даже задана изначально (в противовес Классицизму); д) гедонистическое отношение к жизни; е) игровое начало, которое проступает в «сеансе связи» между рассказчиком, автором и читателем (диалогичность), в манере повествования, «технике иронического намека» (Пахсарьян Н.Т. Указ. соч. С.99.), незавершенности произведений (на композиционном уровне выражение игры со Смертью, а также в тонкой эротической игривости тематики, соотношении «лица» и «маски» персонажа рококо, которые не антиномично противопоставлены, а рождают двойственность и реализуются друг через друга; игра также является неотъемлемой частью комичного, которое замешено на пародии, одном из дериватов маски.

Как справедливо отмечает R. Lanham в книге «The Games of Pleasure», Л. Стерн воспринимает литературный жанр как игру, поэтому о методе романов этого автора говорить очень сложно. Справедлива мысль, что Стерна можно причислять к рококо и сентиментализму одновременно: что создатель сентиментально-юмористического романа относится к тем явлениям, которые вбирают в себя тенденции двух или более литературных направлений, обладающие некоей «смешанной» поэтикой, так называемым «универсальным методом» (Н.Т. Пахсарьян). Соединение чувствительности и иронии, каноничности и пародии, меланхолии и игры, слезливости и скептико-юмористической тональности являются выражением достигнутого Стерном своеобразного равновесия между поэтикой романа Барокко, рококо и сентиментализма.

Комментарии

Добавить комментарий