Культурное пространство России в соотношении виртуального и действительного

[67]

Перед каждым человеком, осознает он это или нет, но стоит вопрос: В каком мире он живет? — реальном, действительном или воображаемом, придуманном, иллюзорном. В связи с ответом на этот вопрос индивид так или иначе определяет свое поведение, свои поступки (как поступать), свои социальные роли или роль. Тем более, что велика дистанцированность между его идеалом, ориентациями, намерениями и жизненным устройством. Что в свою очередь влечет постановку другого вопроса: идеал или жизненное устройство является иллюзорным или фактическим, или оба они (идеал и жизнеустройство) находятся в придуманном или в действительном мире? А в каком из двух миров: иллюзорном или реальном каждый человек предпочел бы находиться, существовать, да и само существование — реально или иллюзорно?

В этом ключе выстраивается соотношение — в мироосмыслении, постижении сущности бытия — воображения и воображаемого, что не одно и то же, далеко неоднозначно. Тем более, что человек может вообразить и воображает что угодно и нет предела как воображению, так и воображаемому. Воображение — важная человеческая характеристика, необходимая для умственной деятельности, полета мысли и фантазии; развития творческого начала, формирования представлений, концепций, в том числе в культуре как возделываемой индивидом (индивидами) действительности.

Личностям, пребывающим в высших сферах мира «горнего» (идеального, возвышенного, духовно-нравственного), а потому творческим (не приемлющим механический, послушно-исполнительский труд, отдающим предпочтение умственной, осмысленной деятельности) присуще воображение, связанное с соответствующим отстранением, отчуждением от повседневной действительности.

Людям, находящимся в мире «дольнем» (заземленном, плотском, материально-бытовом, отупляющем), — этим духовным мещанам, сплоченной посредственности, важнейшими характеристиками которых остаются дилетантизм и агрессивное невежество, свойственно воображаемое; они довольны жизнью и собой, может быть не столько жизнью, но собой особенно, принимая тем самым желаемое за действительное и твердо в этом уверены, как и в любых своих категорично-схематичных суждениях.

В социуме, также и в российском разные уровни человеческой культуры, преобладание духовных мещан над аристократами духа обеспечивают торжество грез, придуманного, иллюзорного. Отсюда одна из трагедий России: она постоянно живет между утопиями (чаще лживыми и пустыми) и повседневной реальностью со склонностью к господству иллюзорного. Такое положение определяет замедленное продвижение страны во всех сферах человеческой жизнедеятельности, общественного и государственно-политического бытия, ее цивилизационное отставание от решения актуальных [68] проблем, насущных требований современной жизни, что компенсируется опьяняющими мессианскими вожделениями, уверенностью в богоизбранности России, убежденностью в отечественном планетарном превосходстве. Так что воображаемое, иллюзорное недопустимы в политике, идеологии, практической деятельности власти на разных ее уровнях. Здесь иллюзии, грезы опасны — это утопии, которые погружают страну в массу экспериментов, обрекают население на бесконечные «хождения по мукам», ведущие к очередным миражам, а не к желаемому «светлому будущему», царствию Божиему на грешной российской земле. Тем более, что на Отечественных просторах в массовой психологии, обыденном сознании верх берет не критический, а мифический тип мышления, поэтому сочиняются и циркулируют бесконечные мифы, стереотипы мышления, присутствуют однотипность мышления, плоскостное, схематичное мировосприятие.

На стыке, в конфликте воображения и воображаемого происходит домысливание для создания подлинной картины мира, бытия; или опасных для каждого индивида, человеческого общества в целом очернительства, ярлыков, наговоров, бытовой заземленности, черного пиара — по нынешней терминологии.

В культуре в соотношении воображения и воображаемого возникает одна из возможностей отражения мира, оригинального восприятия реального, а вернее желаемого, субъективного его видения. Тем более, не только отражения жизни, человеческих отношений, разных сторон бытия, но и конструирование нового миропорядка, обновленных отношений между индивидами, духовного возвышения и гармоничного совершенствования каждого человека; или деструкция всей межличностной коммуникации, взаимопонимания, закат и сумерки, даже сумеречное состояние, социальная патология, шизофрения человечества и всего окружающего его мира. Но что представляет названное выше желаемое? — желаемое, выдаваемое за действительное или желаемое в действительности, реальной жизни.

В культуре нередко, скорее чаще наличиствует несуществующее в действительной жизни: пение в опере и оперетте вместо традиционной разговорной речи в человеческом общении, сценическая феерия, театральные постановки. Литераторы далеко не всегда летописцы, их творения подчас необязательно автобиографичны, но их замыслы, воплощенные в художественные произведения, особенно Мастеров русской литературы формировали идейно-политические, морально-нравственные, эстетические и т.д. убеждения, систему общественных ценностей, становившихся мировоззрением целого поколения, если не нескольких поколений, определявших их жизненные позиции и устройство бытия, даже новый миропорядок.

Россия грезит; по иному, духовно-творчески грезят ее Мастера, отметающие детали повседневности и выявляющие сущность бытия.

И созидают культурное пространство страны, памятники, произведения мирового значения, особенно по религиозно-духовно-нравственной тематике. Здесь наглядно просматривается благотворное соотношение виртуального [69] и духовного в формировании культурного пространства. Без воображения, осмысливаемого на высокой духовно-нравственной ступени невозможно познание глубины и ее воспроизведение в живописи, скульптуре, музыке, литературе и т.д.

Весьма сложным в Отечественной культуре был реализм, в том числе критический реализм, строившийся по типу европейского рационалистического стандарта. Но в каком состоянии российские Мастера имели наилучшие достижения: когда задействовали свое воображение или в реальном состоянии как возможно действительном, но воспринимаемом скучным, однообразным, стандартным, однотипным.

Полет мысли присущ человеку творческому, то есть человеку как духу, смотрящему со стороны или сверху на реалии жизни и на себя как индивида, индивида оригинального, пусть даже не понятного, не понимаемого, не воспринимаемого, не признаваемого в массовой психологии и обыденном сознании, существующими по принципу «как все». Такая личность как олицетворенная индивидуальность видит вперед. И благодаря этому культура выступает предсказательницей грядущего страны, как ближайшего, так и отдаленного ее будущего. А ответ на вопрос: Что ждет Россию? ищите в творчестве произведениях Отечественных Мастеров.

Добавить комментарий