Свобода и тоталитарность «виртуального города»

[16]

Сегодня мы наблюдаем медленное исчезновение городов, поскольку киберпространство уничтожает основы традиционного городского планирования и строительства, создавая новый тип городов — «городов, не прикрепленных к месту».

Порой приходится сталкиваться с целыми «виртуальными государствами», активно влияющими на политическую жизнь. Об одном из таких государств и о его политическом весе в 1997 году мне рассказал Иван Новак — основатель организации “Neue Slowenische Kunst”: «В 1984 году мы решили сделать нечто ранее недоступное, собрав всех единомышленников в неформальную организацию “Neue Slowenische Kunst” — «Новая Словенская Культура». Это принесло результат. В то время, когда наша группа Laibach была запрещена на родине, другие группы использовали наши идеи. Иногда, нам удавалось проводить широкие театральные акции. Когда разрушились Берлинская стена, Советский Союз, Югославия — “NSK” не распалось. К этому времени мы решили создать свое виртуальное государство не имеющее территории и временных рамок. Мы выпустили символический паспорт и открыли посольства. Одно из них с 1992 года находится в Москве. Открывая посольства, мы стараемся прожить с теми людьми, на чьей земле находимся, пытаясь привлечь новых членов в государство “NSK”.

Чтобы вступить в виртуальное государство “NSK” надо заполнить анкету, ответив на несколько вопросов, прислать две фотографии и немного денег.

Результаты сербско-боснийской войны известны: около 3 миллионов беженцев, 300 тысяч убитых. До того как мировая общественность начала действовать, произошло много изнасилований. Все, что мы могли сделать, это приехать в Сараево, когда это стало возможным. Добирались зимой через горы. Там мы играли концерты и раздали 350 паспортов. Многие с паспортом “NSK” смогли покинуть Сараево — сделать то, что было невозможным с боснийским паспортом. Пересечение границы с паспортом “NSK” не всегда срабатывало, но в большинстве случаев удавалось, так как в нем стояла официальная итальянская печать».
[17]

Как видно из примера, целые «территории не прикрепленные к месту» оказывают уже сегодня значительное политическое влияние. В мировой сети Интернет уже сегодня существует множество подобных структур, да и сама глобальная система является таковой. Интернет становится наряду с привычными СМИ и рекламой мощным рычагом воздействующий на психологию человека начала XXI века. Характерным примером могут служить рекламные политические акции в сети.

В современной культуре происходит еще одно существенное изменение — создание мест без города. Прототипами такого строительства являются торговые центры и места развлечений типа Диснейленд.

Торговые комплексы разрушают социальную ткань городов, разоряя маленькие магазинчики и кафе, и предлагают новые, якобы публичные места, под своей крышей.

Для проектировщиков этих центров важным является то, что, с одной стороны, центры возникают как новые публичные места в американской (и не только) глубинке, а с другой, — законом эти места определены как частные, что ограничивает права посетителей заниматься деятельностью, не определенной руководством комплекса. Например, в частном торговом или развлекательном месте-городе нельзя по собственному желанию устраивать демонстрации, распространять листовки, подписывать петиции и т. д.

Свобода слова, таким образом, в торговом центре ограничена. Если же мы говорим об ограничении свободы слова, то это означает одно — в таком выдуманном виртуальном городе она отсутствует вовсе.

Такие новообразования начала XXI века, имеется в виду города не прикрепленные к месту, заявили о своем существовании не только на территории американского континента, но и в Старом свете. Так, в частности, в 1999 году выдвинут проект о сооружении недалеко от английского города Шеффилда гигантского Национального центра популярной музыки, представляющего соединенные между собой четыре огромных крытых «сковородки», включающих магазины, кафетерии, галереи, дискотечные площадки, репетиционные точки, кинотеатр и многое, многое другое.

Психология человека, оказавшегося в столь обширных «частных владениях», должна быть несколько иной, когда он живет обычной жизнью и подчиняется только законам «обычного» государства.

В рамках новых виртуальных структур можно говорить о совершенно иной политике, а именно об определенной политике продвижения «вверх по лестнице» для служащих, а также о беспрекословном выполнении требуемых правил для посетителей (что не всегда выполняется в обычной жизни).

Фактически, эти два условия ставят места без города в один ряд с тоталитарным государством и имеют следствием тоталитарную политику, от которой мы, казалось, так недавно отошли.

Добавить комментарий