Гендерный подход и равноправие в межличностных отношениях

[249]

Гендерный подход как теоретическое направление в общественных науках возникло как оппозиция традиционным исследованиям отношений между полами. Основная идея, на которой базировались последние, касалась убежденности в необходимости и целесообразности дифференциации ролей, статусов, позиций мужчин и женщин в публичной и приватной сферах жизнедеятельности. Гендерный подход, разрабатываемый как критика данных исследовательских установок при изучении межполовых отношений, ориентирован на анализ систем доминирования и провозглашает идею равноправия независимо от половой принадлежности. Перспективность гендерного подхода как новой научной парадигмы становится все более очевидной не только для представителей научного знания, но и для представителей массового, обыденного сознания, поскольку в рамках гендерного подхода межполовые отношения анализируются с позиций власти и доминирования, не только на уровне общественных отношений (в таких сферах жизнедеятельности, как политическая, экономическая), но и на уровне психологических отношений — в сфере межличностного взаимодействия. Межличностные отношения понимаются как субъективно переживаемые взаимосвязи между людьми, объективно проявляющиеся в характере и способах взаимных влияний, оказываемых людьми друг на друга 1.

Гендерный аспект межличностных отношений в основном предполагает анализ отношений между представителями разного пола. Все многообразие содержательных характеристик межполовых отношений можно свести к двум альтернативным моделям: партнерской и доминантно-зависимой модели отношений.

Первая модель — партнерские отношения — характеризуется следующим: это отношения двух равноправных субъектов, каждый их которых обладает собственной ценностью. Несмотря на наличие индивидуализированных целей, каждый принимает во внимание цели и интересы другого. Главным в таких отношениях является согласование позиций и устремлений между партнерами. Субъекты имеют свои цели, но готовы к взаимным уступкам, общение строится на равных, партнера [250] выслушивают, не прерывая, не оценивают преждевременно и поспешно его суждения и поступки, не навязывают советов. Общение отличается уважительностью и корректностью, умением поставить себя на место своего партнера, вникнуть в его проблемы и ситуацию. При этом такая готовность исходит со стороны не только одного партнера, а каждого из них.

Противоположная модель — доминантно-зависимая модель отношений — не предполагает равноправия позиций. В этом случае один субъект отношений побуждает другого подчиниться себе и принять цели, не согласующиеся с собственными устремлениями и целями. В этой системе отношений мужчины чаще занимают доминирующую позицию, а женщины — зависимую. Доминантная позиция включает такие проявления в поведении, как: уверенность в себе, независимость, властность, демонстрация собственной значимости, умение настоять на своем. Такой человек стремится к соперничеству, ему присуще презрение к слабости и выражена потребность в силе ради нее самой. В общении он редко поддерживает собеседника, как правило, использует инструментальный стиль вербальной коммуникации, часто игнорирует точку зрения собеседника, стремится найти понимание только своих проблем, принижает значимость партнера (например: «Ты говоришь глупости!»), невнимательно слушая, спешит дать ему советы, оценить его действия, побуждает к немедленному и необдуманному действию.

Женщины в большей мере ориентированы на партнерскую систему взаимодействия, а мужчины на — систему доминирования. Это объясняется тем, что существующие в обществе нормативные представления о мужественности ориентируют на проявление таких особенностей поведения, как активность, напористость, целеустремленность, сила, выраженный волевой потенциал, уверенность в себе, умение добиться своих целей, настоять на своем, для чего допускается проявление агрессивности и директивности. Представления же о женственности поощряют проявлять в отношениях с другими людьми уступчивость, мягкость, деликатность, скромность, застенчивость, отзывчивость, умение понять и простить другого, жертвенность и заботливость.

Таким образом, видим, что традиционные гендерные представления побуждают мужчин и женщин, как субъектов межполового взаимодействия, формировать такую модель поведения, при которой отношения характеризуются несимметричностью, проявляющуюся в том, что один субъект властвует над другим и стремится уподобить чувства или действия другого своим планам, замыслам и желаниям. Традиционные представления о мужественности-женственности побуждают мужчин проявлять доминантную позицию в межличностных отношениях, [251] а женщин — зависимую, и такое соотношение позиций обусловлено всем предшествующим опытом полоролевой социализации.

Гендерный подход как научная теория при анализе психологических аспектов гендерных отношений доказывает необоснованность и нецелесообразность сложившихся традиционных, неравноправных моделей поведения в ситуациях межполового взаимодействия. Принятие позиции, что биологический пол не является первопричиной психологических характеристик поведения, социальных ролей и позиций, позволяет по-новому реконструировать сложившуюся систему отношений, навязанную системой полоролевых представлений, дает возможность мужчинам и женщинам по-новому оценить свои возможности и притязания, определить перспективы жизнетворчества, активизировать личностные ресурсы для выбора субъективных стратегий самореализации и оптимизации межличностных отношений.

В повседневной жизни не так просто сразу выделить существенные характеристики той или иной модели отношений, наиболее явно они проявляются в поведении людей в ситуации межличностного конфликта. В психологической литературе описаны продуктивные и непродуктивные способы поведения в конфликтной ситуации 2. К продуктивным способам относятся такие типы поведения как: сотрудничество и компромисс, а к непродуктивным — соперничество, приспособление и избегание.

Субъекты, которые строят свои межличностные отношения преимущественно в соответствии с доминантно-зависимой моделью отношений, при разрешении конфликтной ситуации, как правило, используют непродуктивные способы. Участник взаимодействия, реализующий доминантную позицию в отношениях, наиболее часто использует поведение по типу соперничества: любое возникшее между людьми противоречие интерпретируется в терминах борьбы, в которой необходимо одержать победу. При этом выражена ориентация исключительно на свои собственные интересы при пренебрежении интересами и желаниями партнера. Участник конфликта использует все доступные ему средства, чтобы добиться своего, получить максимум желаемого и утвердиться в своем превосходстве над партнером. Ориентация на собственные цели может реализовываться в жестком поведении — напористости, использовании жестких аргументов, выставлении ультимативных [252] требований, эмоциональном давлении на партнера и др.; однако участник конфликта может прибегнуть и к «мягким», манипулятивным формам воздействия на партнера, которому трудно противостоять. При внешнем различии в конкретном поведении эти формы отличает исключительная ориентация на достижение собственных целей и игнорирование целей партнера 3.

Второй участник доминантно-зависимой модели отношений, как правило, подчиняется подавляющей позиции, реализуя тактику поведения — приспособление. В основе поведенческой уступчивости лежит готовность пренебречь, поступиться своими интересами и целями. Иногда такое приспособление может иметь обоснованный, рациональный характер, например, когда предмет конфликта является не слишком значимым для человека или когда шансы добиться своего не велики. В тех же случаях, когда уступчивость ничем не оправдана, она расценивается, как неспособность отстаивать свои интересы, как неконструктивный подход к разрешению конфликта.

Возможна еще одна тактика поведения, в которой отражается зависимое поведение, это — уход от решения проблемы, тактика избегания. Проявляется это поведение в игнорировании проблемы, ее «откладывании», нежелание вступать во взаимодействие по поводу возникших разногласий 4.

При реализации партнерской модели отношений, основными способами при разрешении межличностных противоречий выступают сотрудничество и компромисс. Главным при этом является диалогическая позиция партнеров. «Понятие диалога употребляется как собирательное для обозначения тактик, используемых с целью поиска оптимальной альтернативы решения проблемы или выработки интегративного решения, объединяющего противостоящие позиции, или компромисса, их примиряющего» 5. Такая переговорная тактика поведения в конфликтной ситуации ведет к тому, что взаимодействие из противоречивого становится согласованным, основанном на общем интересе («Мы вместе должны решить эту проблему»).

Для проверки гипотезы о том, что традиционные нормативные маскулинные и фемининные характеристики личности и способы поведения [253] находят отражение в непродуктивных тактиках поведения в ситуации межличностных конфликтов, было проведено психологическое исследование. Участниками исследования были старшеклассники, всего 120 человек (60 юношей и 60 девушек).

Предполагалось, что выраженные маскулинные черты будут способствовать использованию соперничающего типа поведения, а выраженные фемининные черты будут порождать такие типы поведения при разрешении межличностных противоречий, как приспособление и избегание. Для выявления степени выраженности маскулинных и фемининных черт в структуре личности был использован «Опросник маскулинности-фемининности» Сандры Бэм 6. Для определения типичных способов поведения в конфликтной ситуации применялся «Опросник поведения в конфликте» Томаса 7.

Результаты распределения испытуемых в зависимости от степени выраженности в структуре личности маскулинных и/или фемининных качеств приведены в таблице 1.

Процентное соотношение маскулинных, фемининных, андрогинных юношей и девушек

Пол

Маскулинные качеств личности

Фемнинные качества личности

Андрогинные качества личности

Юноши

41%

7%

52%

Девушки

17%

39%

44%

Из таблицы видно, что и среди юношей, и среди девушек встречаются представители разных типов личности. Маскулинный тип характеризуется наибольшей выраженностью таких свойств и качеств личности, как: независимость, напористость, властность, склонность защищать свои взгляды, честолюбие, способность к лидерству, склонность к риску, аналитичный склад мышления, вера в себя, самодостаточность. Фемининному типу личности в большей мере присущи такие качества [254] как: скромность, нежность, преданность, застенчивость, сострадание, умение сочувствовать, способность утешить, теплота, сердечность, мягкость, доверчивость и любовь к детям. Хочется подчеркнуть, что маскулинные и фемининные качества личности в значительной мере обусловлены социальным контекстом при формировании и развитии, то есть имеют социокультурную детерминацию, так как являются отражением нормативных представлений, имеющих широкое распространение в обществе. Андрогинному типу личности примерно в равной степени присущи и маскулинные и фемининные качества личности. Видимо, представители этого типа личности воспитывались в ситуации менее жестких нормативных требований, связанных с полоспецифичным поведением.

Приведенные в таблице 1 данные наглядно показывают, что наиболее распространенным является анадрогинный тип личности, среди юношей представители андрогинного типа составляют 52%, а среди девушек 44%.

Для определения соотношения типа личности и выраженности тех типичных способов поведения, которые присущи личности в ситуации конфликтного межличностного взаимодействия было проведен сравнительный анализ данных, отражающих особенности поведения в конфликтной ситуации в зависимости от типа личности (рисунки 1 и 2).

Из рисунка 1 видно, что маскулинные юноши более, чем в три раза чаще, чем фемининные девушки, используют сопернический тип поведения, а девушки примерно в два раза чаще, чем юноши, используют такие типы поведения, как избегание и приспособление (различия статистически достоверны, р<0,05). Соперничество, [255] приспособление и избегание не относятся к продуктивным способам поведения в ситуации конфликтного взаимодействия, такие типы поведения не способствуют конструктивному разрешению проблем и разногласий, не стимулируют личностный рост и развитие межличностных отношений. Можно сделать вывод, что ярко выраженный маскулинный и фемининный типы личности провоцируют построение межличностных отношений в рамках доминантно-зависимой модели. Маскулинные мужчины ориентированы на позицию доминирования в отношениях, а женщины — на систему зависимости и подчинения.

Теперь обратимся к результатам исследования, представленные на рисунке 2.

На рисунке видно, что андрогинные юноши и девушки при разрешении конфликтов чаще всего используют такие способы, сотрудничество и компромисс, то есть продуктивные типы поведения в конфликте. Непродуктивные способы разрешения противоречий (соперничество, приспособление и избегание) встречаются в их поведении в среднем в два раза реже, чем продуктивные. Кроме того, важно отметить, что не существует различий между частотой использования того, или иного типа поведения андрогинными юношами и андрогинными девушками (те небольшие различия, которые существуют, статистически не достоверны). Таким образом, можно прийти к заключению, что личности андрогинного типа (в отличие от маскулинного и фемининного типов личности), независимо от пола, в своем поведении реализуют партнерскую модель межличностных отношений.

Многие современные психологи связывают будущее человека с партнерским стилем отношений и взаимодействия. Доминирование, борьба за власть могут привести общество к краху. Гендерный подход помогает прогрессивно мыслящим психологам развивать универсальную человеческую психологию, опирающуюся на партнерский стиль взаимодействия.

Примечания
  • [1] Психология. Словарь / Под ред. А.В. Петровского. М.,1990.
  • [2] Гришина Н.В. Психологическая работа с конфликтами: три вида диалога // Психологические проблемы самореализации личности / Под ред. Л.А. Головей, Л.А. Коростылевой. Вып.3. СПб.,1999. С.4.
  • [3] Психология. Учебник / Под ред. А.А. Крылова. М.,1998.
  • [4] Гришина Н.В. Психологическая работа с конфликтами: три вида диалога // Психологические проблемы самореализации личности / Под ред. Л.А. Головей, Л.А. Коростылевой. Вып.3. СПб.,1999. С.61-75.
  • [5] Там же. С.66.
  • [6] Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. СПб.,2000.
  • [7] Лучшие психологические тесты / Отв.ред. А.Ф. Кудряшов. Петрозаводск, 1992.

Добавить комментарий