Развитие процесса мировой социалистической революции

[44]

В знаменательном 2000 году исполняется 25 лет со времени кончины советского философа, доцента Ленинградского университета, [45] блестящего лектора-марксиста Валерия Антоновича Почепко. Столько же лет прошло и со времени выхода в свет его последнего заметного труда: книги о ленинском понимании основного содержания мирового процесса.

Весьма значительно то обстоятельство, что родная для ученого кафедра исторического материализма (ныне — кафедра социальной философии и философии истории) решила почтить его память обсуждением основных моментов творчества своего ветерана в условиях временного отступления мировой социалистической революции в ее российской цитадели и кризисного изменения глобальной формы этого процесса.

В советской литературе начала 70-х годов было всесторонне показано, что объективным источником эпохального характера всех исторических типов социальной революции является конкретно-историческое действие открытого К. Марксом закона соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил. В частности, М.А. Селезнев в своей фундаментальной монографии показал, что межформационная форма действия этого закона обуславливает социальную революцию в широком смысле понятия, а внутриформационная — его узкий смысл. В первом случае имеется в виду «эпоха социальной революции» определенного исторического типа, а во втором — «социально-политическая революция» 1.

Эпохальный подход к характеристике сущности социальной революции помогает понять исторические рамки социалистической революции. В сущности, это революция, где главной движущей силой является пролетариат, рабочий класс. Эпоха социальной революции пролетариата начинается с периода формирования — в ходе промышленной революции — класса, который становится главной производительной силой капиталистического способа производства. Однако, по мере становления глобальной капиталистической формации и неизбежной многоукладности мирового хозяйства (при господстве государственно-монополистического капитализма) к рабочему классу начинают присоединяться — объективным ходом социально-экономической практики — крестьянство и мелкотоварные [46] производители. Эпоха социальной революции пролетариата со времени Великой Октябрьской социалистической революции приобретает характер мирового социально-революционного процесса, в котором главное содержание может характеризоваться как «второй этап мировой социалистической революции» 2.

С точки зрения материалистической диалектики всякая революция — это системное изменение внутренней структуры явления, скачок с одной эволюционной стадии развития системы на другую. Соответственно социальная революция рассматривается в марксизме как системное изменение качества естественно-исторического процесса в определенную эпоху. Поскольку в цивилизованном обществе основные социальные процессы управляются централизованной властью, социальные революции включают упорядочение коренных социальных изменений с помощью политических революций. «Каждая революция, — писал Маркс, — разрушает старое общество, и постольку она социальна. Каждая революция низвергает старую власть, и постольку она имеет политический характер» 3.

Системный подход к материалистическому пониманию цивилизации позволяет считать, что в общеисторическом плане социальные революции включают качественные изменения в материальной, социальной, политической и духовной сферах общественной жизни определенной формации. Однако, если речь идет о социальной революции «в рамках национального государства», то «в ней можно выделить, — пишет И.И. Шевчук, — три важнейших структурных элемента:

  1. политический переворот (политическая революция);
  2. качественные преобразования экономических отношений (экономическая революция);
  3. культурно-идеологические преобразования (культурная революция)» 4.

Сопоставляя позицию марксизма и точки зрения П. Сорокина, А. Тойнби, А. Токвиля, Р. Дарендорфа на сущность социальной революции, указанный автор констатирует объективную противоречивость, сложность взаимосвязи объективного и субъективного моментов революционного процесса. Это обстоятельство обусловливает [47] бытие и взаимопереходы «основных (самостоятельных) исторических типов социальной революции и переходных (несамостоятельных) форм социальных революций…» 5. Переходные формы характерны для современности, и это означает, что в переплетении качеств этого переходного состояния общества доминирующая роль «более высокого типа социальной революции» обнаружится только «в конце переходного процесса», когда полностью реализуются движущие силы, которые «…борются за коренные интересы подавляющей части социального организма, а устанавливаемый ими тип общественных отношений является более прогрессивным в аспекте общественно-исторического развития» 6.

Применяя это положение к осмыслению современного этапа мирового революционного процесса, можно утверждать, что в многообразии социал-демократических, национально-демократических, социалистических и буржуазно-демократических переходных форм социальной революции все более четко обнаруживается доминирование социалистического типа революционных преобразований.

В этом аспекте подтверждается правота и теоретическая обоснованность прогноза В.А. Почепко относительно революции социалистического типа как наиболее перспективного ядра мирового революционного процесса в XX и XXI веках.

Свою дань памяти этого замечательного человека я вижу в том, чтобы рассмотреть базовое содержание идей его книги в свете нового этапа мирового революционного процесса, который мы переживаем с 80-х годов и который охватит, по крайней мере, первые десятилетия XXI века. Творческое содержание книги В.А. Почепко занимает определенное место в научно-философской теории мировой социалистической революции и во многом сохраняет свою перспективную актуальность.

Фундаментальным исследованием ленинского вклада в развитие марксистской теории социальной революции явилась книга ветерана Великой Отечественной войны, активного участника и теоретика мирового революционного процесса, советского патриота Валерия Антоновича Почепко, опубликованная незадолго до его [48] кончины в 1975 году 7. Основное достоинство философской методологии, породившей концепцию этой книги, в диалектическом понимании тождества категорий «мировая социалистическая революция» и «мировой революционный процесс». При этом автор избежал свойственного Л.Д. Троцкому и левацким «революционерам» метафизического, узко идеологизированного понимания сущности и задач мировой социальной революции («перманентная революция»).

Последовательное марксистско-ленинское понимание эпохальности пространственно-временного континуума социальной революции наполняет научным содержанием популярное в XX в. понятие «мировой революционный процесс». В трактовке В.А. Почепко это содержание — плод конкретно-исторического подхода к общественному процессу глобального масштаба, «…ибо в марксистском понимании этот «процесс» и «революция» связаны лишь с коренным преобразованием мира… на социалистических началах» 8.

В.А. Почепко предлагает и обосновывает оригинальную периодизацию мировой социалистической революции как эпохального исторического процесса: истоки — вторая половина XIX века; начало — Великий Октябрь в России и развитие Советского Союза; второй этап — победа прогрессивных сил во второй мировой войне и их развитие в послевоенное десятилетие; «третий, современный, этап мирового революционного процесса (мировой социалистической революции)» — с середины 50-х годов XX века 9.

Преждевременная смерть талантливого представителя отечественной социальной философии оборвала творческий процесс осмысления судьбы социалистической революции в XX веке. Продолжая концептуальную линию диалектико-логических суждений В.А. Почепко применительно к событиям конца века, можно полагать, что с середины 80-х годов начинается четвертый этап современного мирового революционного процесса. Его противоречивое содержание составляют, с одной стороны, стабилизация господства государственно-монополистического капитализма с помощью [49] экономического освоения достижений научно-технической революции, его временная победа в глобальном соревновании с государственным социализмом и, с другой стороны, сохранение и наращивание успехов социалистической революции в ряде стран Азии, Латинской Америки, Африки, активизация антикапиталистического движения народов, глобальная регенерация мировой системы социализма.

Новым, надформационным фактором социалистического вектора развития мирового революционного процесса является возникновение и углубление со второй половины XX века глобального социально-экологического кризиса, захватывающего самые корни цивилизации и общественного прогресса человечества. Нарастающее действие этого фактора ставит принципиально новые проблемы перед социальной философией вообще и перед научной теорией социальной революции в особенности (ср.: Ф. Сен-Марк о «социализации природы» и В.И. Вернадский о научном понимании ноосферы). Это глобальный вызов революционным силам человечества на XXI век и, вероятно, на первую половину III тысячелетия.

В книге В.А. Почепко делается шаг вперед при социально-философском анализе мирового революционного процесса в том отношении, что автор системно показывает ленинские достижения в развитии теории социалистической революции. Он сосредоточивает внимание на проблеме действия законов этой революции в современную эпоху, особенно в «той части ленинского наследия», которая связана с обоснованием мирового масштаба социалистической революции, с условиями победы и путями ее развития» 10. Делается это в 3 и 4 главах книги в традиции, свойственной советским публикациям 60-80-х годов, с обильным цитированием партийных документов и поверхностной критикой буржуазно-реформистских идей.

Однако, социальная закономерность понимается автором в «слабой версии», как причинная обусловленность, историческая необходимость направленности, характера развития системных качественных изменений общественной жизни. Конкретно же имеется в виду лишь действие закона неравномерности развития капитализма как основы многообразия форм и неоднозначности темпов революционных преобразований. Остался в стороне всеобщий закон обобществления труда и производства, который открыли К. Маркс [50] и Ф. Энгельс и методологически начал использовать при познании геополитических процессов В.И. Ленин. Правда, одновременно В.А. Почепко по достоинству оценивает, одним из первых в нашей социально-философской литературе, стратегический смысл ленинской идеи о решающей роли союза России, Индии и Китая в глобализации социалистических преобразований общества 11.

Как многим работам того времени, книге В.А. Почепко присущи некоторые априорные тезисы, которые затем превратились в методологические догмы: «окончательная победа» социализма в СССР, абсолютное лидерство системы социализма, «неоспоримое превосходство социализма» в экономическом и научно-техническом соревновании двух мировых систем и т.п. Правда, он обратил внимание на ленинское предупреждение 12 о возможности временных поражений «революции пролетариата», о тяжелых жертвах революционного процесса и «отсиживании в осажденной крепости», о революционных преобразованиях как движении по опасным горным тропам и т.п.

Но мог ли философ-обществовед начала 70-х годов догадаться или теоретически понять, что верхушка правящей в СССР коммунистической партии до того закоснеет в догматизме с помощью московских идеологов, что не сумеет заметить, как в оплоте мировой социалистической революции производственные отношения трагически отстают от мирового уровня развития производительных сил? Мог ли философ, действующий в Ленинграде как одном из центров новейшей научно-технологической революции, предположить, что оттолкнувшие коммунистов от власти «демократы» опустят передовую советскую науку до уровня научно-технического прогресса в России середины XIX века?!

Беззаветная уверенность В.А. Почепко и других коммунистов в торжестве дела мировой социалистической революции в СССР, системы социализма в мире не смогла, к сожалению, предотвратить нарастание контрреволюционного процесса в самом очаге современной социальной революции. Добившись в 80-90-х годах победы в «холодной войне» против наступления социализма и ликвидировав руками «коммунистических» чиновников-предателей [51] Советский Союз как оплот социализма, мировая контрреволюция начала гнать «демократическую волну» в странах социализма, чтобы «захлестнуть» ею все очаги мирового революционного процесса.

Однако, объективные изменения, происшедшие в мире под влиянием развивавшегося после 1917 года мирового революционного процесса, приобрели уже глобальный характер. Мировой процесс нарастания социалистической революции вступил в четвертый этап своего исторического развития. Особенности этого этапа в том, во-первых, что борьба революционных сил за глобальное укоренение основ социализма приобрела национально-патриотическую форму и что, во-вторых, эта борьба дополняется развертыванием в зоне влияния мировой контрреволюции процесса «первой глобальной революции» (А. Кинг, Б. Шнейдер). Видимо, ход мировой социалистической революции приобретает такую историческую форму, что победить она может сначала в группе стран различных регионов на основе глобального противостояния многополярного мира имперскому гегемонизму США. Борьба различных наций — государств за сохранение или обретение социалистического суверенитета оборачивается приближением мирового революционного процесса к глобальному завершению. В этом видится объективное содержание начавшейся борьбы народов против капиталистической формы «глобализации», за установление социально справедливого мирового порядка.

Ныне в отечественной литературе по-новому аргументируется и развивается фундаментальное марксистское положение о том, что исторический процесс есть единство формационных и социально-революционных стадий общественного развития. В связи с этим подчеркивается, в частности, что «двухукладность, а то и многоукладность общественной жизни — это существенная черта общественно-экономической революции как объективной стадии всемирно-исторического процесса» 13.

Теория прогресса общественно-экономических революций в ходе развития цивилизации, как показал А.М. Селезнев, помогает понять многоэшелонный характер становления капиталистической формации и соответственно разнотипность пути стран различной [52] цивилизационной зрелости к социалистической революции 14. Для современной эпохи глобального общественного развития подобная многоэшелонность обогащается и таким процессом, как путь ускоренного включения регионов «рентной формации» (В.П. Илюшечкин) в глобальное формирование всемирной цивилизации.

Процесс превращения рентной формации на Западе и Востоке в капиталистическую занял обширный период всемирной истории с рубежа XV-XVI веков до середины XX века 15. Глобализация и социалистическое по характеру углубление революционного процесса с этого времени (вторая половина XX века) идет под мощным воздействием современной революции в производительных силах — научно-технологического переворота, сравнимого по своим будущим социальным последствиям только с ролью неолитической и промышленной революций. «Особенность переживаемого человечеством нового технологического переворота, — считает А.М. Селезнев, — состоит в том, что он потребовал большей экономической свободы» 16. По логике марксистской теории социальной революции этот факт означает новую стадию в глобальном обострении противоречия между новым качеством производительных сил и старым (капиталистическим) качеством производственных отношений.

Таким образом, мы видим ныне подтверждение истинности и развитие ленинских идей относительно мирового революционного процесса, его социалистической сути уже на цивилизованном уровне. Основное содержание работ советских философов по теории социальной революции востребуется жизнью на этапе глобализации общественного развития человечества.

Примечания
  • [1] Селезнев М.А. Социальная революция (Методологические проблемы). М., 1971. С. 232-241.
  • [2] Там же. С. 304.
  • [3] Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 1. С. 448.
  • [4] Шевчук И.И. Вариант лекции на тему «Эволюционное и революционное в общественном развитии» // Философия и общество. 2000. № 3. С. 169.
  • [5] Там же. С. 176.
  • [6] Там же. С. 179.
  • [7] Почепко В.А. Ленин и проблема мирового революционного процесса. Л., 1975.
  • [8] Там же. С. 5.
  • [9] Там же. С. 9-12.
  • [10] Там же. С. 12.
  • [11] Там же. С. 78-94.
  • [12] Там же. С. 11.
  • [13] Шевчук И.И. Вариант лекции на тему «Эволюционное и революционное в общественном развитии». С. 123.
  • [14] Селезнев М.А. Соотношение понятий «социальная революция» и «формация». С. 124-134.
  • [15] Там же. С. 139.
  • [16] Там же.

Комментарии

Развитие процесса мировой социалистической революции

Аватар пользователя Романенко Игорь Владимирович
Романенко Игорь...
пятница, 15.04.2005 18:04

Как ученик Виктора Дмитриевича хочу сказать, что его работа не утратила атуальности. Действительно, основываясь на теории длинных циклов Кондратьева Н.Д., необходимо готовить общество к эволюционным переменам 2009 года (напомним, что 1913 год - это год расцвета царского самодержавия; + 24 = 1937 - это отрицание царизма, расцвет сталинского режима; + 24 = 1961 - отмена сталинизма (31.10.1961); + 24 = 1985 - горбачевская перестройка, возрождение частной собственной; + 24 = 2009... Какими должны быть сферы общественной жизни к 2009 году? В каком направлении их необходимо менять? Именно об этом статья.

Добавить комментарий