К вопросу о значении деяний IV Вселенского (Халкидонского) собора для поместных Церквей Востока

[11]

Созывая в 451 г. в Халкидоне IV Вселенский собор, император Маркиан (450 — 457 гг.) был совершенно уверен, что таким способом он прекратит всякие споры. 28 правило создало авторитет этому собору, утвердив преимущества Константинопольской кафедры и обязав, таким образом, всех влиятельных епископов столицы империи быть приверженцами соборных определений. Ни на одном из соборов вопросы не решались столь осмотрительно, с приложением стольких забот, чтобы уважить всякое заявление и построить вырабатываемые положения на крепкой основе разумного религиозного убеждения. И собор этот, будучи многочисленнее всех предшествовавших, согласно принял догматическое определение. «Наконец исполнилось то, что было начато нами с величайшими молитвами и стараниями, и любопрение о законе православных христиан устранено; наконец найдено врачевство против злокозненного забуждения, и несогласные мысли народов пришли к согласию и единомыслию. Ибо из разных областей, по нашему повелению, собрались в город Халкидон почтенные епископы, и ясным определением научили, что должно соблюдать относительно богопочтения. Итак, пусть прекратится невежественная распря. Ибо поистине нечестивец и святотатец тот, кто после решения стольких епископов, предоставляет что-нибудь собственному мнению для исследования. Очевидно, крайнее безумие  — среди дня искать вымышленного света. Кто, после найденной истины, доискивается чего-нибудь дальше, тот ищет лжи» 1. Авторитет данного собора устанавливался тем, что «Наше величество, желая установить чистую святость кафолической веры православных христиан для всех очевидною и несомненною, дабы людям сообщено было большее благочестие по отношению к Божеству, повелело собраться в городе Халкидоне великому собору епископов, [12] сошедшихся почти из всех областей; и там, после рассмотрения в течение многих дней, он нашел истинное и неподдельное в вере христианской. Ибо онимногими молитвами и прошениями умоляли Бога не скрывать от них чистой и полной истины. Они последовали постановлениям святых отцов, именно тем, которые составлены 318 святейшими епископами в Никее, равным образом и тем, которые определили 150 (отцов), собиравшихся в этом царствующем городе (Константинополе — А.К.), и тем, которые определены прежде в Эфесе, когда вождями истины были блаженной памяти Целестин (епископ) римский, и Кирилл, епископ александрийский: в то время запрещено было и заблуждение Нестория, по осуждении самого виновника его. Когда они были правильно и багоговейно исследованы в Халкидоне, Евтихий, утверждавший очень много непозволительного, вместе с его защищением себя, был низвергнут, дабы не дать возможности к дальнейшему обману людей. Итак, когда благоговейно и верно постановлено то, что признается основанием достопочитаемой веры православных, так что не осталось уже никакого сомнения для тех, которые имеют обыкновение клеветать на Бога, — величайшим указом нашего величества утверждая святый собор, напоминаем всем прекратить рассуждения о богопочтении; потому что ни тот, ни другой не мог бы открыть столько тайн, когда даже столько святых иереев, с величайшим трудом и великими молитвами, не смогли бы успеть в изыскании истины, если бы не руководил Бог, как должно веровать» 2.

Однако желаемое выдавалось здесь за действительное. Те, кто потом были названы приверженцами монофизитского учения, отвергли этот собор, сочтя несторианскими по духу и букве все его вероопределения. Но и те, кого считали несторианами, также не приняли его. Обосновывали они свое неприятие следующим образом 3: «Несмотря на то, что собравшиеся в Халкидоне были облечены полномочиями восстановить истинную веру, однако, они отошли весьма далеко от правой веры. Из — за их слабой фразеологии они «поставили» для многих камень преткновения. Тем не менее на свой лад они сохранили правую веру исповеданием двух природ, но своим определением об одной qnoma (hypostasis) они, похоже, соблазнили слабые умы. В итоге такого поворота событий возникло противоречи, ибо определением «один qnoma» они повредили исповедание «двух природ», в то время как двумя природами они опровергли и отвергли «один qnoma». Таким образом, они оказались на перепутье, поколебались и отвернулись от блаженных рядов православных, хотя и не примкнули к сборищу еретиков; они одновременно разрушали и [13] возводили, не имея твердого основания под ногами. Я не знаю, на чьей стороне мы их должны числить, ибо их терминология не может быть принята, и об этом свидетельствуют и само Естество, и Писание. Ведь в этих определениях многие “qnomе” могут быть даже в одной «природе», но невозможное и неслыханное дело, чтобы многие природы были в одном “qnoma” 4».

Что же касается монофизитов, то принятый на Хакидонском соборе Никео — Царьградкий символ веры содержится, к примеру, в Часослове Коптской Церкви 5. Этот символ св. Афанасия, патриарха Александрийского, былпереведен на арабский язык, но, хотя и помещен н в северианском часослове египетских иаковитов (коптов), тем не менее как не освященный древним преданиемникогда не упоминается ни в церквах, ни в домах. Мало того, у зачинателя коптской церковной историографии Севера ибн аль-Мукаффы (Х в.) в его «Истории патриархов Коптской (Александрийской) Церкви», в главе XII (жизнеописание Диоскора) дана следующая оценка Халкидонского собора: «После святого патриарха Кирилла, ушедшего на покой (т. е. умершего — А.К.), Диоскор стал патриархом на престоле Александрии. Он претерпел жестокое гонение за православную веру от рук императора Маркиана и его жены; и они изгнали его с его престола по пристрастному деянию собора Халкидонского, и его раболепию воле императора и его жены. По этой причине члены того собора и все последователи их извращенного вероучения именуются мелькитами, ибо ониследуют мнению императора и его жены, провозгласивших и восстановивших учение Нестория» 6.

Cпустя примерно четыреста лет после Севера ибн аль-Мукаффы, зачинатель мировой коптологии, арабский историк Таки-ад-Дин аль-Макризи (XV в.) в своей «Краткой истории коптов» дает следующую оценку деяний IV Вселенского собора: «Четвертый собор христиан имел место в городе Халкидоне; и причиной этого стало следующее. Диоскор, патриарх Александрийский, сказал, что Мессия был единой сущности из двух сущностей, единым Лицом из двух Лиц, единой природы из двух природ и единой воли из двух воль; тогда как мысль Маркиана, который был тогда кесарем Рума (т. е. Византии — А. К.), и людей его царства, состояла в том, что Мессия был из двух сущностей, двух природ и двух воль в одном Лице. Когда епископы увидели, какова была мысль кесаря, они испугались и согласились с ней — за исключением Диоскора и шести епископов, которые не согласились с кесарем. Тогда некоторые епископы, [враждебные Диоскору и его последователям] написали [14] кесарю письмо, в котором умоляли его отстранить Диоскора в знак согласия с этим [письмом]. Но когда они отправили ему (т. е. Диоскору — А. К.) свое послание, он изложил в ответ свою собственную веру и анафематствовал их всех и всех тех, кто отступил от нее.

Тогда кесарь Маркиан сильно разгневался и захотел убить его, но ему посоветовали, что лучше послать за ним и устроить прение. Тогда он приказал ему прийти и собрал здесь также шестьсот тридцать четыре епископа, которые вместе с патриархами увещевали Диоскора согласиться с мнением кесаря и таким образом сохранить свое высокое звание, но он помолился за кесаря и затем сказал им: «Кесарь не должен исследовать столь тонкий вопрос; его занятие есть дела империи и управление ею; но он должен позволить священству рассмотреть правую веру, ибо оно знает Писания и не имеет предпочтения к какому-либо предмету, но следует только вере». […] Из-за этого синода было разделение христиан и появились Мелькиты [то есть, Царские] течение кесаря Маркиана, и яковиты, единомышленники Диоскора и это произошло в 193 году эры Диоклетиана» 7.

В заключение следует сказать, что отцы IV Вселенского собора хотели пройти между крайностями монофизитского и несторианского уклонов «царским путем» и, по возможности, примирить оба эти уклона с учением Вселенской Церкви. Насколько это им удалось, и насколько точно были поняты они своими противниками, видно из представленных выше свидетельств.

Примечания
  • [1] Из указа императоров Валентина и Маркиана, в котором запрещаются рассуждения о предметах христианской веры перед народом // Деяния Вселенских соборов. СПб. 1994, т. 3, с. 169.
  • [2] см. Указ благочестивейшего и христолюбивого императора Маркиана, изданный в Константинополе после Халкидонского собора, утверждающий деяния его // там же, с. 170.
  • [3] Цит. по С. Брок. Христология Церкви Востока // Вестник древней истории. N 2, 1995., c. 41.
  • [4] см. преосв. Порфирий (Успенский). Вероучение, богосужение и правила церковного благочиния египетских христиан (коптов). СПб. 1856, с.
  • [5] см. Graffin R. — Nay F. History of the Patriarchs of Coptic Church of Alexandria. T. 1. pp. 179-180/443-444. Paris. 1907.
  • [6] цит. по A short history of the Copts // Original documents of the Coptic Church. 3. transl. Malan S.C. London. 1873; pp. 56-59.
  • [7]

Добавить комментарий